ISSN 2079-6617 (Print)
ISSN 2309-9828 (Online)
Ru | En
РПО
Факультет психологии МГУ имени М.В. Ломоносова
Главная RSS Поиск
Приглашение к публикации

ГлавнаяВсе статьи журналаНомера

Когнитивная психология

Публикации

Фильтр
Ru:
DOI Number:
  

Корнеев А.А., Ломакин Д.И. Запоминание и воспроизведение последовательности движений младшими школьниками и подростками: возрастные особенности допускаемых ошибок. // Национальный психологический журнал. – 2018. – №3(31). – С. 129-138

Актуальность (контекст) тематики статьи. Известно, что при переходе от младшего школьного к подростковому возрасту происходит улучшение рабочей памяти, прежде всего, ее объема. Однако недостаточно исследована специфика изменений репрезентации серийной информации в рабочей памяти в этот возрастной период, которая может объяснить механизмы этого улучшения.

Цель. В данной работе предпринимается попытка исследования этого вопроса с помощью анализа особенностей запоминания и отсроченного двигательного воспроизведения серийных последовательностей, заданных зрительным образцом. Исследование проводилось в двух возрастных группах: детей 9–11 лет и подростков 14 лет. Нами проверялись ряд гипотез, направленных на изучение особенностей рабочей памяти детей и подростков.

Описание хода исследования. В исследовании приняли участие младшие школьники – 32 человека в возрасте 10.4±0.75 лет и подростки – 25 человек в возрасте 14.6±0.3 лет. Задачей испытуемых было отсроченное воспроизведение на графическом планшете ломанных кривых разной длины (от 4 до 6 элементов), предъявляемых разными способами (либо статически в виде рисунка, либо динамически – с помощью движущегося, но не оставляющего следа курсора).

Результаты исследования. Анализировались ошибки, допускаемые испытуемыми разных возрастов в различных экспериментальных условиях. Было выделено три типа ошибок: грубые искажения стимулов, добавление или пропуск элементов последовательности и нарушение пропорций стимульной траектории. Статистический анализ показал, что число ошибок у детей 9–11 лет и подростков, в целом, различается незначимо (p=0.1), однако есть значимое взаимодействие возраста и режима предъявления (p=0.017). Возрастные различия заметны при динамическом предъявлении стимула и практически отсутствуют в статическом режиме. Анализ ошибок разного типа показал значимые различия между возрастными группами только в отношении ошибок усложнения и упрощения траекторий (p=0.041).

Выводы. На основании полученных данных можно говорить о том, что у подростков увеличивается объем удерживаемой в рабочей памяти серийной информации и повышение точности ее репрезентации в более сложной ситуации динамического предъявления. При этом в силу ограниченных способностей подростков точность воспроизведения (и репрезентации) у них снижается при усложнении задачи. Меньшее число ошибок добавления или пропуска элементов в старшей группе может быть связано с развитием управляющих функций в подростковом возрасте.

Поступила: 20.01.2018
Принята к публикации: 12.02.2018
Страницы: 129-138
DOI: 10.11621/npj.2018.0312
Ключевые слова: рабочая память; серийные движения; графические движения; подростки; младшие школьники; внутренняя репрезентация;
Автор(ы): Корнеев А. А.; Ломакин Д. И.;

Доступно в on-line версии с 30.09.2018

Нуркова В.В., Гофман А.А. Намеренное забывание: современное состояние и перспективы исследований. // Национальный психологический журнал. – 2018. – №3(31). – С. 117-128

Актуальность (контекст) тематики статьи. Классическая психология долгое время рассматривала забывание как негативный процесс сбоя запоминания и извлечения, а не как отдельный психический процесс, имеющий собственную специфику. Первые исследования намеренного целенаправленного забывания были проведены только в конце 1960-х гг. Поэтому нам представляется актуальным представить анализ имеющих место методик исследования целенаправленного забывания.

Цель. Дать обоснованный анализ исследований намеренного забывания в современной когнитивной психологии и обосновать положение о том, что продуктивное развитие проблематики намеренного забывания должно быть связано с приоритетным вниманием к регулирующей функции мнемической цели и ее структуре. Выдвигается гипотеза о том, что специфическая операция мнемического действия забывания заключается в активном размыкании сформированных в процессе запоминания содержательных связей между составляющими мнемосхему элементами.

Описание хода исследования. Описываются две наиболее распространенные экспериментальные процедуры индукции эффекта снижения уровня воспроизведения стимульного материала после инструкции «забыть»: метод-элементов (the item method) и лист-метод (the list method). Полученные результаты рассматриваются относительно четырех типов интерпретации эффекта намеренного забывания: стремления испытуемых соответствовать ожиданиям экспериментатора, избирательного кодированием и избирательной обработки материала, механизма активного «сдерживания воспроизведения» (retrieval inhibition) и уничтожения мнемического следа. Рассматривается введенное в работах П.И. Зинченко понятие мнемического действия и концепция мнемосхемы как программы последующего воспроизведения В.Я. Ляудис.

Результаты исследования. Результаты исследований позволяют предположить, что, пытаясь выполнить неадекватный мнемосхеме запрос, испытуемый вынужденно реализует дополнительную операцию, которую, по нашему мнению, можно отнести к потенциальным операциям забывания. Развитие данной гипотезы заключается в теоретическом описании операций, подвергающих деконструкции сложившиеся мнемосхемы, с последующей эмпирической проверкой их амнезогенной эффективности. Такой подход перспективен для продуктивного развития проблематики намеренного забывания.

Выводы. Особенности функционирования процессов кодирования и обработки мнемического материала, специфика извлечения, а также механизм сдерживания воспроизведения в той или иной степени играют роль в формировании эффекта намеренного забывания. Учитывая тот факт, что мнемический след может угасать с течением времени или по другим причинам, забывание видится нам как многофакторный процесс. Перспективы развития данной предметной области, на наш взгляд, заключаются, в первую очередь, в пристальном внимании к конструкту мнемической цели.

Поступила: 26.03.2018
Принята к публикации: 12.04.2018
Страницы: 117-128
DOI: 10.11621/npj.2018.0311
Ключевые слова: намеренное забывание; сдерживание воспроизведения; мнемическая цель; мнемическое действие; мнемосхема;
Автор(ы): Нуркова Вероника Валерьевна; Гофман Алёна Алексеевна;

Доступно в on-line версии с 30.09.2018

Н.Н. Волкова, А.Н. Гусев Когнитивные стили и различение громкости тональных сигналов: дифференциально-психологический анализ. // Национальный психологический журнал. – 2018. – № 1(29). – С. 106-116.

Актуальность работы обусловлена необходимостью изучения роли различных высокоуровневых психологических механизмов регуляции сенсорно-перцептивных процессов, протекающих в условиях перцептивной неопределенности.

Цель. Целью настоящего исследования было изучение роли когнитивных стилей как важных индивидуально-психологических детерминант решения околопороговой и пороговой сенсорных задач по различению громкости тональных сигналов.

Описание хода исследования. В исследовании приняли участие 90 человек. В качестве стимульного фактора рассматривался уровень сложности выполняемой задачи, заданный величиной межстимульной разницы (2 или 1 дБ в околопороговой и пороговой задачах, соответственно), а в качестве индивидуально-психологических факторов – пять когнитивных стилей (усиление-ослабление, сглаживание-заострение, гибкость-ригидность познавательного контроля, диапазон эквивалентности, фокусирующий-сканирующий контроль).

Результаты исследования. Мы обнаружили значимые и квази-значимые (0,05<p<0,1) эффекты как отдельных когнитивных стилей, так и их совместного влияния. Указанные эффекты варьировали в зависимости от уровня сложности выполняемой задачи.

На величину сенсорной чувствительности в пороговой задаче оказали влияние когнитивные стили «усиление-ослабление» (p=0,008) и «сглаживание-заострение» (p=0,044), а также их сочетание (p=0,042), в околопороговой задаче – только сочетание этих стилей (p=0,047). «Гибкость-ригидность познавательного контроля» (p=0,042), а также сочетание «усиления-ослабления» и «сглаживания-заострения» влияли на величину (p=0,073) и стабильность (p=0,083) вариационного ряда (ВР) в пороговой задаче. Субъективная уверенность в околопороговой задаче зависела от таких когнитивных стилей, как «гибкость-ригидность познавательного контроля» (p=0,081), «диапазон эквивалентности» (p=0,043); в пороговой задаче – от когнитивных стилей «фокусирующий-сканирующий контроль» (p=0,021), «гибкость-ригидность познавательного контроля» (p=0,071), «диапазон эквивалентности» (p=0,018), а также сочетания двух последних (p=0,052). Полученные результаты соотносились с результатами выполнения задач по обнаружению зрительного паттерна.

Выводы. Было продемонстрировано, что тип и уровень сложности задачи как важнейшие ситуационные детерминанты решения сенсорных задач в ситуации высокой перцептивной неопределенности опосредуют влияние индивидуально-психологических факторов на показатели сенсорного исполнения. Полученные результаты обсуждаются в рамках системно-деятельностного подхода в психофизике.

Поступила: 18.01.2018
Принята к публикации: 09.02.2018
Страницы: 106-116
DOI: 10.11621/npj.2018.0110
Ключевые слова: индивидуальные различия; психофизика; сенсорная задача; когнитивные стили; различение громкости сигналов;
Автор(ы): Волкова Н.Н.; Гусев А.Н.;

Доступно в on-line версии с 30.03.2018

Черкасова А.Н., Ковязина М.С., Муромцева Т.С. Влияние памяти на показатели дихотического прослушивания. // Национальный психологический журнал. – 2018. – № 1(29). – С. 88-97.

Актуальность (контекст) тематики статьи. В статье представлен обзор исследований, посвященных изучению функциональной асимметрии слухоречевого восприятия при дихотическом прослушивании. Рассматривается практическая проблема использования этой методики также для изучения других высших когнитивных функций: внимания, регуляторных функций. Анализируются переменные, влияющие на результаты дихотического прослушивания. Особое внимание уделяется памяти, так как она может «смазывать» показатели функциональной асимметрии в сфере слухоречевого восприятия.

Цель. Исследовать влияние памяти на результаты выполнения дихотического прослушивания.

Описание хода исследования. Использовались 4 варианта методики словесного дихотического прослушивания, в которых варьировались переменные (инструкция и количество стимульных дихотических пар в одной серии), определяющие степень влияния памяти на результат. Вычислялись коэффициент правого уха (КПУ), коэффициент продуктивности – общий (КПР), правого уха (КПРп), левого уха (КПРл) и коэффициент эффективности (КЭФ). Участвовали 80 здоровых человек в возрасте от 18 до 63 лет, которые случайным образом были разделены на 4 группы по 20 человек, и 7 пациентов с инсультом в возрасте от 27 до 75 лет.

Результаты исследования. Было показано, что рассматриваемые формулировки инструкций, предлагаемые участникам (на воспроизведение всех услышанных слов или на воспроизведение слов, услышанных наиболее отчетливо), не влияют на результаты выполнения методики. Количество дихотических пар в одной серии (1 или 4) – влияет (при сравнении по КПУ U=227, р<0,05, по КПР U=0, р<0,05, по КПРп U=2, p<0,05, по КПРл U=0, р<0,05, по КЭФ U=174,5, р<0,05). При предъявлении методики с одной дихотической парой отмечаются высокие показатели эффективности и продуктивности, а коэффициент правого уха стремится к нулю. Этот вариант не может быть использован в качестве инструмента для оценки функциональной асимметрии слухоречевого восприятия, как у здоровых людей 

Поступила: 26.11.2017
Принята к публикации: 03.12.2017
Страницы: 98-105
DOI: 10.11621/npj.2018.0109
Ключевые слова: дихотическое прослушивание; слухоречевое восприятие; функциональная асимметрия; память; инструкция; дихотическая пара; инсульт;
Автор(ы): Черкасова А.Н.; Ковязина М.С. ; Муромцева Т.С.;

Доступно в on-line версии с 30.03.2018

Алмазова О.В., Бухаленкова Д.А., Веракса А.Н. Произвольность в дошкольном возрасте: сравнительный анализ различных подходов и диагностического инструментария. // Национальный психологический журнал. – 2016. – № 4(24). – С. 14-22.

Большинство современных психологов, в сферу интересов которых попадает дошкольный возраст, указывают развитие регуляторных функций как одно из важнейших новообразований этого периода. В данной статье мы сопоставили два наиболее значимых и распространенных подхода к пониманию и диагностике развития произвольности в дошкольном возрасте: модель регуляторных функций «единство с разнообразием» А. Мияки и теория способностей Л.А. Венгера. В модели регуляторных функций рассматриваются три основных компонента регуляторных функций: рабочая память, гибкость внимания или переключение, сдерживающий контроль. В основе теории способностей лежит представление о культурных средствах (сенсорные эталоны, наглядные модели и др.), которые осваивается на протяжении дошкольного детства. В соответствии с обозначенными выше подходами нами были составлены два диагностических комплекса, направленных на диагностику развития произвольности в дошкольном возрасте. В исследовании приняли участие 48 детей в возрасте 5–6 лет, воспитанников старших групп детского сада г. Москвы (24 девочки и 24 мальчика). Результаты показали, что, несмотря на различные теоретические подходы к пониманию дошкольного развития и произвольности, в каждом из подходов изучается одна и та же реальность.

Были выделены наиболее показательные методики (по результатам которых можно предсказывать остальные результаты) – это методика «Inhibition» (субтест нейропсихологического диагностического комплекса методик NEPSY-II – Korkman et al., 2007) в случае модели А. Мияки, и методика «Схематизация» в рамках теории способностей Л.А. Венгера (Венгер, Холмовская, 1978).

Поступила: 25.11.2016
Принята к публикации: 03.12.2016
Страницы: 14-22
DOI: 10.11621/npj.2016.0402
Ключевые слова: дошкольный возраст; произвольность; регуляторные функции; интеллект; рабочая память;
Автор(ы): Алмазова Ольга Викторовна; Бухаленкова Дарья А.; Веракса А.Н.;

Доступно в on-line версии с 30.12.2016

Нуркова В.В., Гофман А.А. Забывание: Проблема наличия следа памяти, его доступности и намеренного контроля. Часть 2. // Национальный психологический журнал. – 2016. – № 4(24). – С. 3-13.

В статье проводится анализ забывания как базового и преимущественно продуктивного мнемического процесса. Дифференцируются задачи постоянного и временного забывания зафиксированного в долговременной декларативной памяти материала. Указывается на методологические трудности исследования забывания в рамках психологии, заключающиеся в необходимости логического доказательства утверждения об отсутствии. Описываются два механизма забывания: трансформация мнемического следа и модуляция режима доступа к нему. Для первой формы забывания обсуждаются возможные механизмы уничтожения следа (угасание, ретроактивная и проактивная интерференция, а так же «катастрофическая» интерференция) и его трансформации, приводящие к формированию нового мнемического содержания.

Обосновывается теоретическая перспективность дальнейшего поиска путей лигитимизации механизма уничтожения следа для системы эпизодической памяти.

Для второй формы забывания рассматриваются пассивные явления ошибки доступа к существующему в памяти содержанию (эффект «на кончике языка», эффект «размера категории», эффект «веера») и активного сдерживания воспроизведения. Последнее представляет собой временное торможение конкурирующих семантически близких ответов в семантической памяти и мотивационно детерминированного подавления содержаний, несущих негативный личностный смысл в автобиографической памяти.

Анализируются экспериментальные процедуры и результаты исследований намеренного забывания, демонстрирующие вариативность путей актуализации активного сдерживания воспроизведения. В отличие от доминирующего в когнитивной психологии тезиса об универсальности механизмов забывания, предлагается гипотеза о том, что стратегии и тактики забывания могут варьировать для различных подсистем памяти, а так же в зависимости от характеристик деятельности, в рамках которой состоялось запоминание и осуществляется воспроизведение.

Поступила: 14.12.2016
Принята к публикации: 17.12.2016
Страницы: 3-13
DOI: 10.11621/npj.2016.0401
Ключевые слова: забывание; проблема наличия следа памяти; проблема доступности следа памяти; уничтожение следа памяти; интерференция; сдерживание воспроизведения; направленное забывание;
Автор(ы): Нуркова Вероника Валерьевна; Гофман Алёна Алексеевна;

Доступно в on-line версии с 30.12.2016


О журнале Редакция Номера Авторы Для авторов Индексирование Контакты
Национальный психологический журнал, 2006 - 2019
CC BY-NC

Все права защищены. Использование графической и текстовой информации разрешается только с письменного согласия руководства МГУ имени М.В. Ломоносова.

Дизайн сайта | Веб-мастер