ISSN 2079-6617 (Print)
ISSN 2309-9828 (Online)
Ru | En
РПО
Факультет психологии МГУ имени М.В. Ломоносова
Главная RSS Поиск
Приглашение к публикации

ГлавнаяВсе статьи журналаНомера

Психология личности

Публикации

Фильтр
Ru:
DOI Number:
  

Айламазьян А.М. Движение и становление личности. // Национальный психологический журнал. – 2017. – № 2(26). – С. 73-84.

В статье обсуждается роль движения в процессе становления личности, рассматривается его значение как механизма формирования личности. Отмечается, что проблематика движения занимала центральное место в отечественной психологии. Однако впоследствии движение стало рассматриваться преимущественно как исполнительный акт при реализации деятельности. Роль движения в формировании личности может меняться в зависимости от уровня, которое оно занимает в иерархической структуре деятельности, а также от вида движения, его характера, способа построения. В определенных условиях движение может выражать отношение субъекта к окружающему миру, людям.

Многие зарубежные и отечественные психологи указывают на особое место позно-тонического компонента моторики, позы в личностной регуляции. Поза человека отражает его личностные установки, систему отношений, но, прежде всего, эмоциональное отношение или эмоциональную оценку наличной ситуации, заинтересованность в выполняемых действиях. Овладение тоническим уровнем управления моторикой лежит в основе становления эмоциональной регуляции, а достижение способности владения собственной позой является важным этапом формирования личности человека.

Позно-тоническая регуляция моторики у человека носит качественно иной характер, нежели у животных, это связано с тем, что перед человеком стоит задача овладения своей позой, произвольного удержания тела в той или иной позиции. Показано, что поддержание вертикальной позы требует постоянной активности на произвольном и непроизвольном уровне психической регуляции. Овладение позой неустойчивого равновесия означает становление «Я» человека и является последним этапом этого становления. Способ, которым человек решает двигательную задачу поддержания вертикального положения тела, отражает его определенную личностную стратегию или установку.

Поступила: 14.03.2017
Принята к публикации: 27.03.2017
Страницы: 73-84
DOI: 10.11621/npj.2017.0208
Ключевые слова: движение; личность; саморегуляция; психомоторика; моторные типы личности; установки; поза; тонус; равновесие; построение движения; концепция Н.А. Бернштейна;
Автор(ы): Айламазьян А.М.;

Доступно в on-line версии с 28.06.2017

Каминская Н.А. Психологиеские средства формирования личностью образа своего внешнего облика: качественное исследование. // Национальный психологический журнал. – 2017. – № 1(25). – С. 72-83.

Статья посвящена анализу характеристик образа тела, формирующих отношение личности к своему внешнему облику, описание которых недостаточно представлено в психологической литературе. Процесс создания непротиворечивого образа физического «Я» и поддержания положительной эмоциональной оценки своего тела рассматривается через идею присвоения личностью компонентов своего внешнего облика, происходящего на протяжение всего жизненного пути. Он понимается как особая психологическая задача, адресуемая личности как интегративному образованию, сохраняющему и поддерживающему собственную целостность. Гипотезами исследования выступили предположения, согласно которым положительное отношение к своему внешнему облику обеспечивается актуализацией процессов смыслового и символического опосредствования его физических и экспрессивных особенностей и, наоборот, отрицательное отношение к своему облику свидетельствует о недостаточности подобных процессов.

Были рассмотрены следующие характеристики образа тела: эмоциональная оценка и характер работы над телом, внутренние средства поддержания положительного отношения к своему внешнему облику, а также более широкий контекст личностных показателей: особенности мотивационно-потребностной сферы, самоотношения, психологической защиты, общая гармоничность, интегрированность личностной структуры. Продемонстрированы расхождения между осознаваемым и неосознаваемым отношением к внешнему облику испытуемых. Получены значимые корреляции между неинтегрированностью личностной организации и непринятием своего внешнего облика и между наличием сверхзначимой группы потребностей и негативной оценкой испытуемыми своего внешнего облика. Выявлено, что испытуемые, принимающие свой облик, характеризуются большей представленностью систем опосредствования как средств присвоения в структуре образа физического «Я», чем испытуемые, не принимающие свой физический облик.

Поступила: 23.10.2016
Принята к публикации: 22.02.2017
Страницы: 72-83
DOI: 10.11621/npj.2017.0109
Ключевые слова: телесность; физическое «Я»; образ тела; образ внешности; искажения образа тела; телесно-ориентированная психотерапия; присвоение; интеграция; клинический метод; качественные исследования;
Автор(ы): Каминская Н. А.;

Доступно в on-line версии с 30.03.2017

Капустин С.А. Вклад У. Джемса в представления о личности как психологической реальности. // Национальный психологический журнал. – 2017. – № 1(25). – С. 64-71.

В современной психологии насчитывается не один десяток теорий личности. Однако среди психологов до сих пор нет единого понимания личности как психологической реальности, прежде всего, нет универсальной трактовки феноменов, которые специалисты получают в процессе наблюдения за деятельностью субъекта и ее результатами, которые обозначаются термином «личность». Авторы различных теорий имеют дело с разрозненными феноменами и фактами, часто не сопоставимыми друг с другом. Это делает невозможным их сравнительный анализ по критерию адекватности, предназначенному для оценки степени соответствия научной теории той психологической реальности, для объяснения которой она разрабатывается.

Для прояснения вопроса о психологической реальности личности мы сочли полезным обратиться к анализу трудов Уильяма Джемса. С нашей точки зрения, именно им была проделана наиболее тщательная работа по выявлению базовых феноменов и фактов, которые должны обозначаться термином «личность». Результаты этого исследования позволили нам сделать следующие выводы. С точки зрения У. Джемса, психологическая реальность личности включает в себя в качестве основополагающего феномен Я человека, а также неразрывно связанный с ним факт иерархически организованной мотивационной направленности, которая формируется при его сознательном участии и самоопределении.

Показано, что эти представления У. Джемса выдержали проверку временем, они оказались востребованы целым рядом известных теоретиков личности особенно теми, для которых сознание является предметом научной психологии. Непрекращающийся интерес теоретиков личности к работам У. Джемса свидетельствует о его значительном вкладе в представления о личности как психологической реальности.

Поступила: 07.01.2017
Принята к публикации: 15.02.2017
Страницы: 64-71
DOI: 10.11621/npj.2017.0108
Ключевые слова: теория личности У. Джемса; психологическая реальность личности; Я; мотивационная направленность; сознательное самоопределение;
Автор(ы): Капустин С. А. ;

Доступно в on-line версии с 30.03.2017

Щебетенко С.А. Установки на черты личности как предиктор активности «друзей» пользователя социальной сети «Вконтакте». // Национальный психологический журнал. – 2016. – № 4(24). – С. 34-44.

Рассматривается значение установок на черты личности при общении в социальной сети «Вконтакте». В начале исследования предполагалось, что данные установки могут влиять на то, как другие пользователи («друзья») проявляют себя при виртуальном взаимодействии. В исследовании, в котором приняли участие 1030 человек, изучалась роль метакогнитивной разновидности характерных адаптаций как ключевого элемента пятифакторной теории личности. Наряду с установками на черты исследовались и другие метакогнитивные характерные адаптации: диспозициональная эффективность, отраженная черта, отраженная установка на черту. 

Установлено, что экстраверсия является наиболее сильным среди черт личности предиктором поведения в социальной сети. Важно, что этот факт получен не в связи с самоотчетными данными, а в связи с фактическим поведением. При этом речь идет о поведении других людей («друзей») в отношении данного пользователя. Было также установлено, что число «лайков» (положительных оценок) портретов пользователя увеличивалось при положительных установках на каждую из пяти черт личности: экстраверсию, доброжелательность, добросовестность, эмоциональную стабильность и открытость опыту. При этом эффекты самих черт личности на «лайки» элиминировались установками на соответствующие черты. Автор высказывает предположение о том, что роль установок на черты (в отличие от черт) заключается в селекции индивидом определенного социального окружения, соответствующего данной установке. Это, в свою очередь, может влиять на поведение других людей в отношении индивида, что и было продемонстрировано в исследовании.

Поступила: 02.10.2015
Принята к публикации: 16.02.2016
Страницы: 34-44
DOI: 10.11621/npj.2016.0404
Ключевые слова: черты личности; пятифакторная теория личности; характерные адаптации; метакогниции; социальные установки; социальные сети;
Автор(ы): Щебетенко Сергей Александрович;

Доступно в on-line версии с 30.12.2016

Лэнгле А. Почему мы страдаем? Понимание, обхождение и обработка страдания с точки зрения экзистенциального анализа. // Национальный психологический журнал. – 2016. – № 4(24). – С. 23-33.

Описана экзистенциально-аналитическая модель, в которой содержания страдания перечислены и структурированы. Данная модель показывает, от чего мы в принципе страдаем, когда страдаем. Страдание многообразно в своих «как» и «отчего». Автор освещает особенности различных форм страдания в соответствии с их классификацией в экзистенциально-аналитической антропологии и раскрывает сущность страдания. В рамках экзистенциального анализа выдвигается тезис о том, что переживание воспринимается как наполненное страданием тогда, когда подвергаются угрозе или повреждаются фундаментальные структуры экзистенции, и рассматриваются особенности содержания этих структур. Значительное внимание уделяется вопросу соотношения страдания человека и потери им смысла жизни, разбирается, что стоит за чувством бессмысленности в страдании. Страдание и боль в полной мере или отчасти представляют угрозу для самой нашей жизни и ставят под вопрос нашу любовь к ней. Чтобы этого избежать, необходимо обратиться к широким возможностям Person и, черпая силу из ее источников, достойно встречать разрушительные факторы и бездны экзистенции. 

Говорится об активности, которая делает возможным пошаговое обхождение со страданием. Предлагается модель пошагового преодоления страдания, делающая возможным преодоление стагнации в состоянии страдания, возвращение в мир и в жизнь Модель предполагает практические шаги. Эти шаги применимы при всех формах страдания. Они являются основой для обретения внутреннего мира. Так мы можем целенаправленно работать над страданием и предупредить возникновение душевного заболевания (например, депрессии, истерии, зависимости, посттравматического стрессового расстройства и пр.).

Поступила: 20.08.2016
Принята к публикации: 14.10.2016
Страницы: 23-33
DOI: 10.11621/npj.2016.0403
Ключевые слова: экзистенциальный анализ; фундаментальные мотивации; логотерапия; страдание; боль;
Автор(ы): Лэнгле Альфрид;

Доступно в on-line версии с 30.12.2016

Иванников В.А. Уроки исследований воли. // Национальный психологический журнал. – 2016. – № 3(23). – С. 59-63.

В работе анализируются уроки, которые психология может вывести для себя из истории исследований воли. Понятие воли, как и понятия «разум» и «чувство», были введены в античной психологии в качестве теоретических конструктов. Два последних понятия были заменены со временем на ряд более частных понятий, обозначающих различные психические процессы. Понятие воли дошло в неизменном виде до XX столетия, потеряв первоначальное содержание. Воля понималась как самостоятельный психический процесс непонятной природы, поэтому К. Левин даже предложил исключить это понятие из психологии. Первый урок в истории понятия «воля» заключается в необходимости анализа способа введения понятия и изменения его содержания в ходе развития науки. Эта необходимость объясняется тем, что основные понятия психологии вводились в науку не для обозначения реальностей, а для их объяснения (как теоретические конструкты). При этом надо учитывать возможность дифференциации первичных понятий (например, разум – восприятие, представление, воображение, мышление). В отечественной психологии понятие воли активно использовалось до конца 1970-х годов, воля понималась, как способность человека преодолевать внешние и внутренние препятствия. Природа этой способности оставалась загадкой. Только анализ способа введения этого понятия в науку и порождения волевого действия позволил сформулировать задачу выявления механизмов порождения такого действия. Второй урок – помнить, что решение проблемы всегда требует выхода за ее пределы и «снятие» путем замены на решаемую задачу (например, замена проблемы понимания природы воли на задачу порождения волевого действия на основе восполнения дефицита побуждения к нему). Третий урок – о необходимости согласовывать новое содержание понятий с содержанием всего ряда (системы) понятий этой отрасли науки.

Поступила: 03.09.2016
Принята к публикации: 12.09.2016
Страницы: 59-63
DOI: 10.11621/npj.2016.0308
Ключевые слова: воля; психические процессы; история психологии; волевое действие; механизмы воли;
Автор(ы): Иванников В.А.;

Доступно в on-line версии с 30.11.2016

Бреслав Г.М. Ревность в любовных отношениях в среднем возрасте: спасение или разрушение? // Национальный психологический журнал. – 2016. – № 2(22). – С. 38-49.

Последние десятилетия психология все смелее проникает в сферу наиболее социально важных и долговременных психических явлений – чувств. Вслед за изучением партнерской или романтической любви предметом серьезных научных исследований стала ревность. В оценке значения этого чувства одним из центральных является вопрос о роли ревности в любовных отношениях, который весьма по-разному интерпретируется в популярной и научной литературе. Чаще всего такие отношения изучаются в ранней взрослости, но эти данные носят противоречивый характер в силу кратковременного и неоднозначного опыта партнерских отношений в молодости.

Мы решили рассмотреть более длительные супружеские (партнерские) отношения, что позволяет проверить гипотезу о связи между ревностью и любовью в среднем возрасте и дает возможность прояснить роль ревности в любовных отношениях не только в молодые, но и в более зрелые годы. Анализируется связь этих чувств с таким важным фактором партнерских отношений и удовлетворенности взаимоотношениями, как сексуальная удовлетворенность. Результаты данного исследования указывают на наличие положительной связи между ревностью и любовью лишь у мужчин среднего возраста (35–45 лет), но не у женщин, что позволяет предполагать существенные половые различия в проявлениях ревности в длительных супружеских (партнерских) отношениях. При этом чувства ревности и любви значимо связаны с сексуальной удовлетворенностью у обоих полов при более выраженном проявлении у мужчин. Данные факты представляют известную прикладную ценность, прежде всего, для семейного консультирования и психотерапии. Но они нуждаются в более тщательной проверке и изучении разных возрастных групп с учетом длительности и характера партнерских отношений, а также степени взаимности, личных инвестиций, ожиданий, социальной толерантности, наличия или отсутствия общих или приемных детей и т.п.

Поступила: 28.04.2016
Принята к публикации: 20.05.2016
Страницы: 38-49
DOI: 10.11621/npj.2016.0204
Ключевые слова: ревность; любовь; партнерские взаимоотношения; неверность; сексуальная удовлетворенность;
Автор(ы): Бреслав Г.М.;

Доступно в on-line версии с 30.08.2016

Погожина И.Н. Детерминация развития структур логического мышления сквозь призму постнеклассической парадигмы. // Национальный психологический журнал. – 2015. – № 4(20). – С. 13-22.

Цель работы – анализ функционирования и развития познавательных процессов в целом, и логического мышления в частности, как открытых неравновесных саморазвивающихся систем, поведение которых определяется сложными взаимосвязями между внешними и внутренними детерминантами. Три группы факторов, описание которых должна включать в себя любая постнеклассическая детерминационная модель, обосновали ряд исследовательских задач. Среди них: изучение внутренних закономерностей функционирования и развития содержания (состава и структуры) познавательных психических процессов как целостной системы, описание ее равновесных (относительно стабильных) и неравновесных состояний; исследование взаимосвязи внешних и внутренних детерминант, динамических и статистических типов причинных связей в процессе функционирования и развития познавательных процессов в равновесных и неравновесных фазах; исследование влияния внешних детерминант и описание механизмов изменения структурной организации познавательной системы при переводе ее на новый уровень развития.

Эти задачи уточняют и усложняют традиционный взгляд на взаимосвязи обучения и развития, при котором развитие психических процессов рассматривалось как однозначно детерминированное исключительно извне (обучение) или изнутри (собственно развитие). Становится возможным детальное описание механизмов работы в так называемой «зоне ближайшего развития».

В результате теоретико-аналитической работы все три группы исследовательских задач конкретизированы в контексте развития логического мышления. Сформулирована гипотеза о том, что содержание объектов и знаний о них, задаваемое культурно-социальной средой и передаваемое обучением, может являться внешней причиной формирования и развития содержания мышления индивида (его состава и структуры) и инициировать процессы самоорганизации элементов системы логического мышления субъекта в соответствии с потенциальными возможностями ее саморазвития. Предложена процедура экспериментальной проверки эффективности работы предлагаемой детерминационной модели на материале развития операциональной системы логического мышления дошкольников.

Поступила: 27.05.2015
Принята к публикации: 20.06.2015
Страницы: 13-22
DOI: 10.11621/npj.2015.0402
Ключевые слова: самоорганизующиеся и саморазвивающиеся системы; постнеклассическая детерминационная модель; развитие познавательных структур; развитие логического мышления; обучение; развитие ;
Автор(ы): Погожина И.Н. ;

Доступно в on-line версии с 31.12.2015

Бороздина. Л.В. Концепция личности и характера, основанная на теории деятельности А.Н. Леонтьева. // Национальный психологический журнал. – 2015. – № 4(20). – С. 3-12.

Цель статьи – представление концепции личности и характера, построенной на основе теории деятельности А.Н. Леонтьева. Во вступительной части работы приведена краткая история характерологии, анализ которой обнаруживает очевидную неопределенность в понимании предметов психологии характера и личности, их прямое (характер) или косвенное (личность) сведение к психической индивидуальности субъекта. Однако конкретное наполнение этой индивидуальности оказывается настолько широким и разнообразным, что характерология начинает терять свои ясные очертания, личность же не находит сколько-нибудь общепринятого определения. С позиции излагаемой концепции личность рассматривается как структура жизненных смыслов, характер – в качестве инструментального уровня, принимающего к исполнению жизненные смыслы индивидуума и реализующего их в человеческих поступках. Показана неидентичность двух исследуемых образований, их различия по назначению в человеческой психике, содержанию, единицам строения, общей конструкции и генезису. На материале этнической психологии даны примеры реализации единого для разных народов смыслового образования с помощью неодинаковых характерологических приемов, и напротив, обслуживание одним поступком или их стереотипом нескольких смысловых образований. В заключение обсуждаются вопросы соотношения личности и характера, а также источник их формирования.

Поступила: 08.06.2015
Принята к публикации: 20.06.2015
Страницы: 3-12
DOI: 10.11621/npj.2015.0401
Ключевые слова: личность; характер; личностный смысл; жизненный смысл; поступок; этнопсихология;
Автор(ы): Бороздина Л.В. ;

Доступно в on-line версии с 31.12.2015

Собкин В.С., Лыкова Т.А. Взаимосвязь эмоционального интеллекта и личностных особенностей (по материалам обследования студентов театрального колледжа). // Национальный психологический журнал. – 2015. – № 2(18). – С. 56-65.

Статья продолжает цикл исследований авторов, посвященный изучению личностного и профессионального становления студентов-актеров, которые проводятся с 2010 г. на базе Московского театрального колледжа под руководством народного артиста СССР О.П. Табакова. В ней представлены результаты изучения особенностей эмоционального интеллекта и его взаимосвязей с личностными особенностями у студентов-актеров. Результаты получены с помощью методики диагностики эмоционального интеллекта MSCEIT и опросника Р. Кеттела 16 PF. Общую выборку обследованных составили 66 человек.

Гипотеза исследования предполагала наличие содержательных взаимосвязей между показателями эмоционального интеллекта и личностными характеристиками, фиксирующими волевые и эмоциональные свойства личности актера. Анализ результатов, полученных с помощью теста MSCEIT, выявил, что две шкалы, составляющие домен опытного эмоционального интеллекта, высоко коррелируют между собой, что свидетельствует о связи между способностью к идентификации эмоций и способностью к использованию эмоций для принятия решений.

Доказано, что опытный эмоциональный интеллект у студентов-актеров не связан с личностными характеристиками. Тест Кеттелла показал, что шкалы, составляющие домен стратегического эмоционального интеллекта, положительно связаны с личностными характеристиками. Обнаружена связь между шкалой общего интеллекта теста Кеттелла (В) и показателем теста MSCEIT «понимание и анализ эмоций». Шкала теста Кеттелла I (чувствительность) положительно связана с показателем эмоционального интеллекта «управление эмоциями».

Поступила: 16.05.2015
Принята к публикации: 02.06.2015
Страницы: 56-65
DOI: 10.11621/npj.2015.0206
Ключевые слова: актерская одаренность; личностные характеристики ; эмоциональный интеллект; тест MSCEIT; профессиональный отбор;
Автор(ы): Собкин В.С.; Лыкова Т.А.;

Доступно в on-line версии с 30.08.2015

Битюцкая Е.В., Баханова Е.А., Корнеев А.А. Моделирование процесса совладания с трудной жизненной ситуацией. // Национальный психологический журнал. – 2015. – № 2(18). – С. 41-55.

Статья посвящена психологическому анализу процесса совладания с трудной жизненной ситуацией, которая воспринимается как безвыходная. Представлены результаты эмпирического исследования, выполненного на выборке, состоящей из 736 взрослых испытуемых. На основании первичного качественного анализа описаний трудных жизненных ситуаций выделены наиболее существенные признаки субъективной безвыходности. К ним относятся неподконтрольность и непонятность ситуации, отрицательные эмоции, актуализация избегания и отсутствие усилий, направленных на изменение положения. Операционализация этих признаков открыла возможность для построения моделей. Использовались два вида моделирования: структурное и имитационное. С помощью путевого анализа проверены связи между компонентами безвыходности. Показано, что предложенная модель достаточно хорошо соответствует полученным эмпирическим данным. Субъективная безвыходность представлена как комплекс взаимосвязанных и последовательных оценок, эмоциональных переживаний, способов реагирования. Посредством метода системной динамики проанализировано протекание процесса переживания безвыходности, которое характеризуется цикличностью, воспроизводимостью, ухудшением существующего положения. Итоговая модель описывает причины усиления субъективной безвыходности и факторы, способствующие выходу из проблемной ситуации.

Поступила: 24.07.2015
Принята к публикации: 16.08.2015
Страницы: 41-55
DOI: 10.11621/npj.2015.0205
Ключевые слова: трудная жизненная ситуация; субъективная безвыходность; копинг; когнитивная оценка; когнитивные модели; путевой анализ; системная динамика;
Автор(ы): Битюцкая Е. В. ; Баханова Елена Александровна; Корнеев А. А.;

Доступно в on-line версии с 30.08.2015

Барабанщикова В.В., Климова О.А. Представления о вовлеченности в работу и трудоголизме в современных психологических исследованиях. // Национальный психологический журнал. – 2015. – № 1(17). – С. 52-60.

В статье представлен анализ основных подходов к пониманию современного состояния проблемы феноменов вовлеченности в работу и трудоголизма, субъективных и объективных причин их развития и возможных способов диагностики. Вовлеченность в работу характеризуется рядом черт, отличающих этот феномен от феномена трудоголизма. Последствия чрезмерной вовлеченности в работу через механизмы накопления неблагоприятных эффектов переживаемых сотрудником ФС могут трансформироваться в развитие феномена трудоголизма. На современном этапе развития науки и общества констатируется дефицит изученности феномена трудоголизма, однако, несомненно, эта проблема является актуальной во всех сферах психологической науки в связи с тем, что научная концептуализация и операционализация феномена трудоголизма была начата сравнительно недавно – в 70-х годах прошлого столетия (Oates, 1968; Clark, 2014). Основной сложностью изучения данного феномена являются (1) трудность его разграничения с благоприятным паттерном рабочего поведения, получившим название «вовлеченность в работу» (Schaufelli,2012), и (2) двоякость сформированного в обществе отношения к собственно феномену трудоголизма: при очевидных негативных последствиях для психологического благополучия и профессионального здоровья работника нельзя не отметить традиционные социально одобряемые последствия трудоголизма в виде регулярных добровольных переработок сотрудников, склонных к трудоголизму, на благо организации. Проведенный анализ исследований по проблеме трудоголизма и вовлеченности в работу позволяет говорить о том, что до сих пор в психологической науке не существует единого принятого взгляда как на сущность этих феноменов, причины и механизмы их развития, так и на разработку обобщенной системы диагностики, профилактики и коррекции проявлений и последствий трудоголизма, и системы диагностики и поддержания вовлеченности в работу сотрудников организаций.

Поступила: 06.02.2015
Принята к публикации: 12.02.2015
Страницы: 52-60
DOI: 10.11621/npj.2015.0106
Ключевые слова: вовлеченность в работу; трудоголизм; продуктивная деятельность; профессиональные деформации;
Автор(ы): Барабанщикова В.В. ; Климова О. А.;

Доступно в on-line версии с 30.03.2015

Первичко Е.И. Стратегии регуляции эмоций: процессуальная модель Дж. Гросса и культурно-деятельностный подход. // Национальный психологический журнал. – 2015. – № 1(17). – С. 39-51.

Часть II. Культурно-деятельностный подход к проблеме стратегий и механизмов регуляции эмоций Первая часть статьи опубликована в №4, 2014 «Национального психологического журнала».

В первой части данной статьи была аргументирована целесообразность разработки структурно-динамической модели регуляции эмоций в теоретико- методологических рамках культурно-деятельностной парадигмы, с построением психологически обоснованной типологии стратегий регуляции эмоций в норме и патологии и выделением психологических механизмов, обеспечивающих возможность регуляции эмоций. Этот вывод был сделан по результатам анализа основных концепций и парадигм, в которых ставится и изучается проблема регуляции эмоций: психоаналитического и когнитивного подходов, концепций эмоционального развития и эмоционального интеллекта, культурно-деятельностного подхода. Была рассмотрена процессуальная модель регуляции эмоций Дж. Гросса, с выделением стратегий регуляции эмоций и оценкой их эффективности. Проанализированы возможности и ограничения модели. На основании обзора исследований был сформулирован вывод, что при имеющемся описании широкого спектра регуляторных стратегий остаётся открытым вопрос о психологических механизмах их становления, а также выбора субъектом при решении конкретных задач.

Введено авторское определение регуляции эмоций, согласно которому она понимается как совокупность психических процессов, психологических механизмов и регуляторных стратегий, которые использует человек для сохранения способности к продуктивной деятельности в ситуации эмоциональной нагрузки; для обеспечения оптимального контроля над побуждениями и эмоциями; для поддержания эмоционального возбуждения на оптимальном для него уровне. Во второй части публикации приводится общее описание стратегий регуляции эмоций, с обоснованием подхода к их типологизации, а также психологических механизмов регуляции эмоций, положенных в основу этой типологизации, – основных элементов структурно-динамической модели регуляции эмоций. Показана теоретико-методологическая обоснованность и эмпирическая продуктивность рассмотрения в качестве центральных механизмов регуляции эмоций знаково-символического опосредствования и личностной рефлексии. Представлен разработанный диагностический комплекс, использование которого позволяет эмпирически выделять и идентифицировать как широкий спектр стратегий регуляции эмоций, так и психологические механизмы, используемые субъектом при решении задачи эмоционального контроля и защиты в эмоциогенных ситуациях.

Описано три класса стратегий регуляции эмоций: когнитивно-неопосредованные, когнитивно-трансформирующие и коммуникативно-экспрессивные.

Поступила: 25.01.2015
Принята к публикации: 02.02.2015
Страницы: 39-51
DOI: 10.11621/npj.2015.0105
Ключевые слова: высшие психические функции (ВПФ); знаково-символическое опосредствование; рефлексия; регуляция эмоций; когнитивно-неопосредованные стратегии регуляции эмоций; когнитивно-трансформирующие стратегии регуляции эмоций; коммуникативно-экспрессивные стратегии регуляции эмоций;
Автор(ы): Первичко Е. И. ;

Доступно в on-line версии с 30.03.2015

Лэнгле Альфрид. Экзистенциально-аналитическое понимание эмоциональности: теория и практика. // Национальный психологический журнал. – 2015. – № 1(17). – С. 26-38.

В статье дается краткое введение в экзистенциальный анализ (ЭА), в сжатом виде описано, как развивался этот феноменологический подход, приведены его основные положения. Рассматривается эмоциональность, понимаемая как специфическое восприятие значимого для жизни. Эмоциональность играет существенную роль в экзистенциальном анализе антропологии и практики. Она является краеугольным камнем экзистенции и занимает свое место среди трех других экзистенциальных измерений в теории ЭА.

В статье дается феноменологическое описание четырех шагов процесса возникновения эмоций. Демонстрируется, как в ходе данного процесса стимулируется витальность, благодаря чему эмоции становятся значимыми для человека. Это основа экзистенциально-аналитической теории эмоций. Также объясняется важное для практики ЭА разделение чувств на чувствование (fühlen) и интуитивное чувствование (чутье) (spüren). Первое связано с жизнью человека и необходимо для обнаружения ценностей, второе – с аутентичностью и этикой. Рассматривается различие между аффектом и эмоцией. В экзистенции они выполняют разные функции. В последних трех параграфах рассказывается о формах эмоциональной дисфункции, о некоторых исследованиях в этой области и об основных элементах терапии эмоциональности и аффективности.

Поступила: 20.08.2014
Принята к публикации: 14.10.2014
Страницы: 26-38
DOI: 10.11621/npj.2015.0104
Ключевые слова: экзистенциальный анализ; теория эмоций; эмоциональность; аффективность; изменчивость; целостность жизни;
Автор(ы): Лэнгле Альфрид;

Доступно в on-line версии с 30.03.2015

Кутковая Е.С. Нарратив в исследовании идентичности. // Национальный психологический журнал. – 2014. – № 4(16). – С. 23-33.

В статье рассматривается понятие нарратива в применении к исследованию идентичности в социальной психологии. Ставится проблема отсутствия единства в понимании и применении этого понятия в исследованиях и делается попытка систематизации подходов к пониманию нарратива с точки зрения такого предмета исследования как идентичность. Нарратив – это понятие, которое начинают широко использовать различные психологи при исследовании личности, самовосприятия, способов коммуникации, при исследовании различных социальных практик и мотивов занятия этими практиками. Рассматриваются подходы к пониманию нарратива: нарратив как особый модус мышления (концепция Дж. Брунера), нарратив как метатеоретическая парадигма (концепция Т. Сарбина), нарратив как жизненная история, нарратив как структурное образование. Анализируются особенности понимания нарратива в каждом подходе, а также проблематика исследований. Выделяются признаки нарративности и критерии нарратива: во-первых, особая темпоральная структура, разворачивание нарратива во времени, а во-вторых, трансформация знаний, героя, автора, то есть изменения, достигнутые в нарративе. Ставится вопрос о единице нарратива. Рассматриваются особенности понимания нарратива в психологии, в частности дискурсивное понимание нарратива, взаимосвязь нарративов с социальным и культурным контекстом, а также функциональный подход к определению нарратива. Обсуждается потенциал нарратива как психологического конструкта в исследовании идентичности и два новых актуальных направления в методологии нарративного подхода, дополняющих наиболее традиционный подход анализа больших автобиографических нарративов. Во-первых, это анализ отдельных жизненных эпизодов (например, поворотных точек), а во-вторых, это анализ наррации, как особой дискурсивной практики, обусловленной как локальным контекстом, так и более широкими социальными нормами.

Поступила: 14.11.2014
Принята к публикации: 28.11.2014
Страницы: 23-33
DOI: 10.11621/npj.2014.0403
Ключевые слова: нарративный подход; идентичность; нарративная идентичность; нарративный подход;
Автор(ы): Кутковая Е.С.;

Первичко Е.И. Стратегии регуляции эмоций: процессуальная модель Дж. Гросса и культурно-деятельностный подход. // Национальный психологический журнал. – 2014. – № 4(16). – С. 13-22.

Целями данной статьи являются: аргументация целесообразности разработки структурно-динамической модели регуляции эмоций, выполненной в теоретико-методологических рамках культурно-деятельностной парадигмы развития психики и способствующей созданию психологически обоснованной типологии стратегий регуляции эмоций в норме и патологии (часть 1), описание такой модели регуляции эмоций (часть 2). Вводится авторское определение регуляции эмоций, как совокупности психических процессов, психологических механизмов и регуляторных стратегий, которые используются человеком для сохранения способности к продуктивной деятельности в ситуации эмоциональной нагрузки, для обеспечения оптимального контроля над побуждениями и эмоциями, для поддержания эмоционального возбуждения на оптимальном для него уровне. 

В первой части статьи приведены основные концепции и парадигмы, в рамках которых изучается проблема регуляции эмоций: психоаналитический и когнитивный подходы, концепции эмоционального развития и эмоционального интеллекта, культурно-деятельностный подход. Рассматривается процессуальная модель регуляции эмоций Дж. Гросса с выделением стратегий регуляции эмоций и оценкой их эффективности, анализируются ее возможности и ограничения. На основании обзора исследований сформулирован вывод, что при имеющемся описании широкого спектра регуляторных стратегий остается открытым вопрос о психологических механизмах их использования. 

Во второй части статьи высказывается предположение о возможностях решения этого вопроса на основе построения структурно-динамической модели регуляции эмоций в рамках методологии культурно-деятельностного подхода к изучению психики и создания соответствующего данной теоретической парадигме комплексного методического подхода к экспериментальному исследованию проблемы регуляции эмоций.

Поступила: 28.11.2014
Принята к публикации: 28.11.2014
Страницы: 13-22
DOI: 10.11621/npj.2014.0402
Ключевые слова: регуляция эмоций; процессуальная модель регуляции эмоций; структурно-динамическая модель регуляции эмоций; стратегии регуляции эмоций; стратегия когнитивной переоценки; стратегия подавления экспрессии эмоций;
Автор(ы): Первичко Е. И. ;

Тхостов А.Ш., Рассказова Е.И., Емелин В.А. Психодиагностика субъективного восприятия своих идентификаций: применение модифицированной методики «Кто Я?». // Национальный психологический журнал. - 2014. - №2(14) - с. 60-71

Применение междисциплинарного подхода в исследованиях идентичности требует разработки методов, позволяющих изучать и сопоставить прогностические возможности критериев диагностики идентичности, предлагаемых в русле различных концепций. Цель данной работы – исследование стабильности и соотношения оценок своих идентификаций по разным критериям, а также их связи с субъективным благополучием, копинг-стратегиями и выраженностью психопатологической симптоматики у испытуемых без психических заболеваний. Методика «Кто Я?» М. Куна и Т. МакПартлэнда была дополнена количественной оценкой по шкале Лайкерта того, насколько каждая из идентификаций нравится (эмоциональная оценка), часто актуализируется (значимость), важна испытуемому (психологическая центральность) и признана другими (воспринимаемое социальное признание). На материале двух выборок: студентов- психологов (n1=82) и взрослых испытуемых (n2=50) были продемонстрированы достаточная согласованность оценок своих идентификаций по каждому из критериев, несводимость критериев друг к другу и возможность надежного расчета единого показателя согласованности/рассогласованности в оценках идентификаций. Положительная оценка, центральность и признанность своих идентификаций способствовали более частому выбору активных поведенческих и когнитивных стратегий совладания со стрессом, а дополнительный учет согласованности в оценках приводил к лучшему предсказанию склонности к позитивному переформулированию, обращения к религии и концентрации на эмоциях. Связь значимости идентификаций и депрессивности опосредствовалась их эмоциональной оценкой: частые мысли об идентификациях препятствовали депрессивности только у испытуемых с положительной эмоциональной оценкой идентичности. В целом применение количественной оценки позволяет дополнить качественный анализ идентификаций общими показателями субъективного переживания идентичности.

Поступила: 27.05.2014
Принята к публикации: 18.06.2014
Страницы: 60-71
DOI: 10.11621/npj.2014.0208
Ключевые слова: идентичность; субъективное восприятие идентификаций; значимость; воспринимаемое социальное признание; субъективное благополучие; депрессивность; копинг-стратегии;
Автор(ы): Тхостов А.Ш. ; Рассказова Е.И.; Емелин В.А.;

Шувалов А.В. Методологические аспекты психологического человекознания. // Национальный психологический журнал - 2014. - №3(15) - с.16-26.

Важной особенностью современного этапа развития системы гуманитарного знания является введение психологии в духовный контекст. Возрастает интерес научного сообщества к таким духовно-психологическим реалиям как субъектность, индивидуальность, личность, «духовное я», сознание, совесть, нравственность человека. Эти понятия объединяет то, что они не вмещаются в объективно ориентированные направления психологии, изучающие общие свойства и закономерности функционирования психики. Чтобы рассматривать их по существу, нужно дифференцировать разные по типу научности и по способу получения системы психологического знания.

В статье приведен историко-методологический обзор работ по проблеме человека в психологии. Выделены и проанализированы методологические установки психологического человекознания: теоцентрическая, социоцентрическая и персоноцентрическая. За каждой из них стоят определенные философско- мировоззренческие концепции, определяющие первооснову человеческого в человеке, которые были продуктивно восприняты психологией и позволили развернуть соответствующие направления исследований.

Соотнесение социоцентрического и персоноцентрического научных подходов позволило поднять вопрос о неисчерпанности теоцентрической методологии в отношении проблемы человека в психологии. Психологическая антропология представляет собой реализацию теоцентрической методологической установки на современном этапе развития рационального психологического знания.

Психологическая антропология сложилась как новая методологическая платформа, наделенная значительным эвристическим потенциалом. Содержание психологической антропологии представляет собой описание явлений внутреннего мира человека, выявление оснований и условий развития субъективной реальности в онтогенезе. В статье определены базовые категории и сформулированы основные положения психологической антропологии. Обоснована новая интерпретация принципа развития в психологии. Представлены результаты структурно-содержательного анализа человеческой субъективности, выделены нормативные образы, предельные качества и запредельная форма бытия человека.

Поступила: 22.08.2014
Принята к публикации: 25.10.2014
Страницы: 16-26
DOI: 10.11621/npj.2014.0302
Ключевые слова: методология; человеческая сущность; личность; индивидуальность; психологическая антропология; субъективная реальность; принцип развития;
Автор(ы): Шувалов А.В.;

Братусь Б.С. Проблема возвращения категории «души» в научную психологию// Национальный психологический журнал - 2014. - №3(15) - с.5-15.

Употребление понятия души является, вот уже более ста лет запретным для научно-психологической литературы. Его давно заменили (вытеснили) понятия «психики», «сознания», «самооценки» и т.п. В статье поставлен вопрос о необходимости нового рассмотрения души, как фундаментального основания психической деятельности человека. Показана многомерность понятия души, прямая отнесенность к нему целого ряда традиционных разделов теоретической и прикладной психологии, таких как изучение мышления, памяти, восприятия, ощущений, эмоций и др. Обнаружено, что среди принятых значений понятия души (в статье их перечислено более десяти), только одно заведомо выпадает из требований научно-психологического рассмотрения, а именно понимание души как «духовной части существа человеческого». Делается принципиальный вывод, что душа как таковая никогда не уходила полностью из рассмотрения научной психологии, но, напротив, в большинстве своих проявлений оставалась в центре внимания ученых. Для того, чтобы развести компетенции психологии и теологии, предлагается разделение на «внутреннюю» и «внешнюю» стороны душевных проявлений. При таком делении внешняя сторона, целиком обращенная к материальному миру, практически, прямо и целиком отвечает требованиям, предъявляемым к предмету науки, тогда как сторона «внутренняя» связана с психологией лишь опосредствованно через соотнесение с той реальностью, которую принято обозначать как духовность, что помимо теологических интерпретаций может быть понята нравственно-философски как ценностно-смысловая сфера и уровень придельных умопостигаемых оснований бытия человека.

Такой подход позволил подойти к рассмотрению проблемы соотношения «духовного» и «личностного», установлены взаимоотношения психологии личности с обеими (религиозным и секулярным) подходами. Показано, что без учета методологического соотнесения с этими подходами личность как психологическая категория редуцируется до индивидуальных различий характера и мотивационно-волевых показателей.

Поступила: 14.11.2014
Принята к публикации: 20.11.2014
Страницы: 5-15
DOI: 10.11621/npj.2014.0300
Ключевые слова: личность; психика; душа; дух; методология науки; философия психологии; теология;
Автор(ы): Братусь Б. С. ;

Полякова О.Б. Категория и структура профессиональных деформаций// Национальный психологический журнал - 2014.- №1 -с.57-64.

В статье анализируется феномен «профессиональных деформаций», представляющий собой деструктивные изменения личности, возникающие после многолетнего выполнения одной и той же профессиональной деятельности. Это состояние не только негативно влияет на продуктивность этой деятельности, но и порождает у человека нежелательные качества, изменяющие его профессиональное поведение. Профессиональные деформации могут привести к изменению психической структуры и качеств личности (поведения, способов общения, стереотипов восприятия, характера, ценностных ориентаций и др.), они же являются одной из причин, препятствующей профессиональному развитию человека.

Рассмотрены различные концепции структуры профессиональных деформаций. Так, Э.Ф. Зеер классифицирует профессиональные деформации на основании четырех уровней их проявлений, А.К. Маркова – по основным тенденциям, А. Пайнс, И. Аронсон и А. Чиром понимают профессиональные деформации как одномерную конструкцию, Д.В. Дирендонк, В. Шауфели, X.Дж. Сиксма – как двухмерную конструкцию, Б. Пельман, Е. Хартман, К. Маслач, С. Джексон, а также Б.А. Фарбер выделяют три конструкта профессиональных деформаций, а Г.Х. Фирт, А. Мимс, И.Ф. Иваничи и Р.Л. Шваб представляют профессиональные деформации как четырехфакторную модель, где помимо эмоционального истощения и редуцированных профессиональных достижений рассматривается деперсонализация, связанная с работой, и деперсонализация, связанная с реципиентами.

Сделан вывод о том, что в отечественной и зарубежной психологии отсутствует единая точка зрения на структуру этого состояния.

Поступила: 17.01.2014
Принята к публикации: 25.02.2014
Страницы: 57-64
DOI: 10.11621/npj.2014.0106
Ключевые слова: выгорание; деперсонализация; профессиональные деформации; редукция личных достижений; эмоциональное и/или физическое истощение;
Автор(ы): Полякова О.Б.;


1 - 20 из 21
Начало | Пред. | 1 2 | След. | Конец
О журнале Редакция Номера Авторы Для авторов Индексирование Контакты
Национальный психологический журнал, 2006 - 2017
CC BY-NC

Все права защищены. Использование графической и текстовой информации разрешается только с письменного согласия руководства МГУ имени М.В. Ломоносова.

Дизайн сайта | Веб-мастер