ISSN 2079-6617 (Print)
ISSN 2309-9828 (Online)
Количественные и качественные индикаторы формирования антиципации у спортсменов-борцов

Количественные и качественные индикаторы формирования антиципации у спортсменов-борцов

Скачать в формате PDF

Поступила: 26.07.2015

Принята к публикации: 02.08.2015

Дата публикации в журнале: 30.08.2015

Страницы: 25-32

DOI: 10.11621/npj.2015.0203

Ключевые слова: антиципация; спортсмен; вольная борьба; психофизиологическая оценка; спортивные тренировки

Доступно в on-line версии с: 30.08.2015

Для цитирования статьи:

Исаев А.В., Исайчев С.А. Количественные и качественные индикаторы формирования антиципации у спортсменов-борцов. // Национальный психологический журнал 2015. № 2. c.25-32. doi: 10.11621/npj.2015.0203

Скопировано в буфер обмена

Скопировать
Номер 2, 2015

Исаев Алексей Вячеславович Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова

Исайчев С.А. Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова

Аннотация

Фундаментальные исследования феномена антиципации, поиск новых методических подходов к изучению ее механизмов и процессов формирования являются актуальными задачами современной психологии. Особый интерес проблема антиципации имеет в спортивной деятельности, где вероятностный прогноз развития наличной ситуации имеет решающее значение для победы.

В статье представлены результаты апробации методики формирования навыка антиципации у спортсменов-борцов. Основной задачей исследования был поиск психофизиологических и поведенческих индикаторов, позволяющих количественно и качественно оценить степень развития антиципации. Процедура формирования навыка была основана на подкреплении правильного выбора поведения в смоделированной ситуации принятия решения в условиях множественного выбора. Стимулами выступали видеозаписи смоделированных ситуаций проведения приемов вольной борьбы. Параллельно проводилась регистрация глазодвигательной активности и регистрация многоканальной электроэнцефалограммы (ЭЭГ).

Результаты исследования показали эффективность предложенной методики. После прохождения тренингов снижается количество ошибок и время принятия решения при выборе ответа. Экспертная оценка по основным квалификационным факторам показала их достоверное увеличение у членов экспериментальной группы. На психофизиологическом уровне наблюдается редукция глазодвигательной активности при выборе правильных ответов, сокращается количество фиксаций и реверсивных саккад на тексте вопросов и ответов. Анализ параметров ЭЭГ показал постепенное снижение индекса активации мозга во время анализа моделируемых ситуаций и динамическое перемещение максимумов активности из лобных отделов в височные и затылочные области по мере прохождения серии тренингов.

Способность человека определять надвигающиеся или прогнозиро­вать будущие события и действо­вать с упреждением во времени обеспечи­вает важное конкурентное преимущество, как в обыденной жизни, так и в професси­ональной сфере (Фадеев, 1982).

В психологической науке при описа­нии психических процессов, связанных с прогнозированием будущего, как пра­вило, используется такой термин как «ан­тиципация», введенный в психологию еще В. Вундтом (Борисова, 2000). Поми­мо этого, в качестве синонима данно­го термина часто употребляются такие выражения как «вероятностное прогно­зирование» (Фейгенберг, 1978; Анохин, 1998; Брушлинский, 1996), «прогности­ческая способность» (Бернштейн, 1997; Регуш, 1997), «предвосхищение» (Веккер, 1981). К числу феноменов предвосхище­ния будущего может быть причислена установка, понимаемая как готовность действовать в некоторой ситуации определенным образом (Асмолов, 1996).

В отечественной психологии поня­тие антиципации трактуется, как спо­собность действовать и принимать те или иные решения с определенным вре­менно-пространственным упреждением в отношении ожидаемых будущих собы­тий (Ломов, 1980).

Процесс антиципации является мно­гофункциональным механизмом психи­ческой организации человека и имеет универсальное значение для всех форм человеческой деятельности. В основе данного феномена лежат интегральные механизмы работы мозга, а, с точки зре­ния функционирования психических процессов, – их системность.

В настоящее время весьма актуальны­ми проблемами являются как фундамен­тальные теоретические исследования антиципации, так и методические аспек­ты ее практического применения в раз­личных сферах деятельности. В данной работе представлена возможная технология метода направленного формиро­вания и развития процесса антиципации в спортивной сфере. У спортсменов ве­роятностное прогнозирование строится в процессе их профессионального роста с учетом не только частоты события, но и степени сформированности функцио­нальных систем, в содержании которых отражен специфический спортивный опыт. Степень их сформированности и эффективности для решения специ­фических задач, отражается на качестве профессиональной деятельности спор­тсменов – дает значительное преимуще­ство перед другими менее подготовлен­ными соперниками, позволяет быстрее принимать правильное решение.

Существенными и необходимыми компонентами процесса принятия реше­ния являются результаты прогноза. Про­гноз позволяет сделать активность целе­направленной и саморегулируемой.

Существует большое количество дан­ных относительно мозгового субстра­та процесса принятия решений, полу­ченных в результате изучения животных (Sugrue et al., 2005, Gimcher, 2003), и людей (Klucharev et al., 2008, Plassmann et al., 2008). Как уже говорилось выше, раз­ные формы процесса принятия решения определяются работой относительно не­зависимых систем головного мозга. Так, активность в латеральной области стри­атума (dorsolateral striatum) связывают с поведением, базирующемся на автома­тизмах. А лобные области коры и меди­альная область стриатума (dorsomedial striatum) контролируют целенаправленное поведение.

Принятие решения невозможно без процессов предвосхищения результа­тов будущих событий, так как они явля­ются наиболее существенными фактора­ми, определяющими выбор альтернатив. Следовательно, эти два процесса пра­ктически неразделимы и во многом схо­жи. Можно также предположить, что и нервный субстрат, обеспечивающий их работу, также будет очень сходен.

Исходя из этого, можно сделать вывод, что практическую значимость в изуче­нии феномена антиципации имеет поиск способов развития и выстраивания каче­ственных функциональных систем, кото­рые участвовали бы в прогнозировании результатов конкретной спортивной деятельности. Причем особенно важно проследить в динамике этапы формирования этой системы и найти объективные ин­дикаторы степени ее эффективности.

Основной задачей настоящего ис­следования был поиск психофизиоло­гических характеристик, позволяющих количественно и качественно оценить степень развития навыка антиципации у борцов вольного стиля. Для ее реше­ния нами была разработана экспери­ментальная методика, целью которой являлось направленное формирование навыка антиципации с одновременной регистрацией комплекса психофизио­логических показателей.

Гипотезой данного исследования яв­ляется предположение о том, что в ос­нове формирования эффективной си­стемы прогноза поведения соперника лежит опыт правильного выбора поведенческого акта из набора возможных актов, приводящих к успеху.

В методическом плане процедура формирования навыка антиципации основана на подкреплении правильно­го выбора поведения, на моделировании ситуации принятия правильного реше­ния в условиях множественного выбора. В качестве стимулов выступают видеоза­писи смоделированных ситуаций проведения конкретных приемов вольной борьбы. После оценки ситуации, при­нятия решения и выбора ответа из трех возможных дается информация о пра­вильном решении.

Оценку эффективности формирова­ния навыка антиципации можно дать с помощью набора качественных и коли­чественных показателей или индикато­ров поведения спортсмена в данных эк­спериментальных условиях. Выявить эти индикаторы и их связь с возможными психофизиологическими механизмами, реализующими процессы оценки ситуа­ции и выбора решения, позволит анализ динамики процесса формирования на­выка антиципации. В частности, предпо­лагается, что в процессе формирования эффективной функциональной системы, позволяющей спортсменам предвосхи­щать действия соперников, будут наблю­даться следующие феномены:

  1. снижение количества ошибок при определении будущих действий бор­цов и уменьшение времени реакции при выборе ответа;

  2. редукция глазодвигательной активно­сти при выборе ответов, сокращение времени фиксации на тексте вопро­сов и ответов;

  3. снижение мощности индекса актива­ции мозга в момент анализа моделиру­емой ситуации и принятия решения;

  4. изменение активности мозговых структур во время принятия решения о возможных действиях виртуального соперника в моделируемой ситуации.

Проводя исследование, мы делали ак­цент на поиске психофизиологических поведенческих характеристик, позво­ляющих количественно и качественно оценить степень развития навыка анти­ципации у борцов вольного стиля.

Выборку исследования состави­ли спортсмены-студенты (юноши), ко­торые учились на разных факультетах МГУ имени М.В. Ломоносова, занимались в центральной секции по вольной борьбе и имели различный стаж занятий (1-3 лет) и (3-5 лет). Общее количество участни­ков эксперимента – 24 студента в возрасте 18-21 год. Из них 8 человек составили экспериментальную группу, 8 человек – контрольную группу и 8 человек – вспомогательную группу (стаж 3-5 лет).

Запись психологических показателей производилась с помощью следующей аппаратуры:

  1. Eye Tracker RED 500 (фокус внимания, диаметр зрачка, саккадические движе­ния, задержка взгляда);

  2. Энцефалограф (Brain Products 256 ка­налов).

Отрезки ЭЭГ, отражающие актив­ность мозга в момент выбора отве­та, были обработаны методом Loretta (Low Resolution Brain Electromagnetic Tomography) с целью выявления мозго­вых структур, которые могли бы являть­ся коррелятами развития навыка анти­ципации.

Методика проведения исследования

Исследование состояло из несколь­ких этапов:

1. Диагностический тренинг № 1.

Видеоряд данного тренинга состоит из 14 цветных роликов. Прохождение тренинга совмещается со снятием с ис­пытуемого ЭЭГ. Производится подсчет правильных ответов, фиксируется вре­мя реакции.

2. Первый тренировочный этап.

Данный этап представляет собой се­рию обучающих тренингов (3-4). На них испытуемому демонстрировался первый вариант обучающих видеороликов. На каждом тренинге предъявлялся видеоряд из 18 черно-белых роликов. На них были показаны базовые приемы вольной борь­бы. Ведется подсчет правильных ответов испытуемого. Задача этого этапа – об­учить испытуемых правильно определять развитие событий в представленных си­туациях (научиться предвосхищать пове­дение борцов на экране).

3. Диагностический тренинг № 2.

Это промежуточный тренинг. Процеду­ра его проведения такая же, как и первого диагностического тренинга. Предъявляет­ся тот же самый видеоряд из 14 цветных роликов, снимается ЭЭГ, ведется подсчет правильных ответов и времени реакции.

4. Второй тренировочный этап.

Этот этап, как и первый, состоит из се­рия обучающих тренингов. Так же предъ­являются видеоряды из 18 черно-белых роликов, но они по своему содержанию отличаются от видеороликов первого тренировочного этапа. Ведется подсчет правильных ответов испытуемого.

5. Контрольный тренинг № 3.

До и после прохождения экспери­ментальной методики спортсмены эк­спериментальной группы подвергались экспертной оценке специалистов, состо­ящих из трех тренеров-преподавателей по вольной борьбе, которые фиксирова­ли уровень подготовки функциональной системы испытуемых. После проведения методики были проведены учебно-тре­нировочные схватки спортсменов контр­ольной и экспериментальной группы со спортсменами вспомогательной группы, которой была дана установка выполнить 10 базовых приемов вольной борьбы. Во время схватки специалистами подсчи­тывалось количество предвосхищающих действий спортсменов эксперименталь­ной и контрольной групп.

Согласно нашей гипотезе, при успеш­ном освоении методики спортсменами экспериментальной группы они должны показать лучшие результаты при выпол­нении предвосхищающих действий, чем спортсмены контрольной группы.

Для выявления психофизиологиче­ских механизмов антиципации, про­водился анализ энцефалограмм, в ходе которого выявлялась динамика измене­ний активности мозга в период с пер­вого по третий контрольные тренинги по каждому испытуемому. Был проведен спектральный анализ каждой записи на участках «остановка видеоролика – зри­тельная фиксация на ответе» (рис. 1.) и последовательное сравнение каждо­го такого отрезка из первой записи ЭЭГ с аналогичными отрезками ЭЭГ второ­го и третьего контрольного тренингов. Также нами измерялось время реакции на участках «остановка видеоролика – зрительная фиксация на ответе».


Рисунок 1. Момент остановки видеоролика. Ситуация выбора правильного ответа.

Таким образом, если методика оказыва­ет положительный эффект на формирова­ние навыка антиципации, время реакции у каждого испытуемого должно уменьшать­ся по мере прохождения методики.

Полученные результаты и их обсу­ждение

В результате прохождения тренин­гов у всех испытуемых наблюдалось уве­личение числа правильных ответов при определении возможных действий со­перника (табл. 1).


Испытуемый №

Контрольные тренинги

I

II

III

1

6

11

10

2

7

10

11

3

7

12

13

4

10

11

10

5

9

11

12

6

8

9

10

7

6

11

14

8

5

6

12


Таблица 1. Количество правильных ответов испытуемых на контрольных тренингах.

Данная тенденция хорошо видна на рис. 2.


Рисунок. 2. Среднегрупповые данные (бал­лы) положительной динамики количества правильных ответов спортсменов-борцов контрольной группы (n=8).

На диаграмме видно, что в случае успешного освоения методики, идет и процесс формирования навыка антици­пации, что отражается на количестве пра­вильных ответов у испытуемых (n=8). Так, при первом контрольном тренинге сред­ний групповой балл правильных ответов был 7, на конечном этапе – тренировке количество правильных ответов увеличи­лось до 11 баллов. Статистический ана­лиз по критерию Вилкоксона показал так­же достоверные различия между первым и третьим контрольным срезом.

Изучение показателя времени выбо­ра ответа испытуемых выявил три тен­денции:

  1. Увеличение времени реакции от пер­вого контрольного тренинга к третье­му примерно в 1,5-2 раза (у четырех испытуемых);

  2. На первом тренинге наблюдается са­мое низкое время реакции. Оно увели­чивается ко второй встрече примерно в 1,5 раза и снижается (но остается выше исходного) к третьему тренингу (у двух испытуемых);

  3. Снижение времени реакции от пер­вой тренинга к третьему от 1,5 до 3 раз (у двух испытуемых).

Выявилась также следующая тенден­ция – время реакции, необходимой для правильного ответа, увеличивается от первого до второго контрольного тре­нинга примерно в 1,5 раза, а затем снижается. Время реакции на втором тре­нировочном этапе было меньше, чем на первом. Это можно объяснить следую­щим образом: на первом тренинге ис­пытуемые сталкиваются с новой для них ситуацией, поэтому тратят достаточно много времени на выбор ответа. Во вто­ром контрольном тренинге время реак­ции больше возможно потому, что идет процесс подстройки и оптимизации уже имеющейся функциональной системы.

Время реакции, после которой после­довал неправильный ответ, было изна­чально выше, чем в ситуации с правиль­ными ответами. От первого ко второму контрольному тренингу время увеличивалось.

По данным, полученным в результа­те измерения времени реакции, нель­зя сделать какой-то однозначный вывод. У некоторых испытуемых имелись общие тенденции в изменениях количества вре­мени, затрачиваемого на выбор ответа. В частности, время реакции обычно увеличивалось на первом контрольном тре­нинге и уменьшалось – на втором. Такая тенденция характерна как для правиль­ных, так и для неправильных ответов. Эту закономерность можно проинтерпрети­ровать следующим образом. На первой и второй встрече у испытуемого еще сформирована адекватная ответная реакция, а на следующем этапе он уже имеет представление о содержании демонстрируе­мых ему видеороликов. Это знание еще не систематизировано, поэтому для вы­бора правильного ответа испытуемому требуется больше времени, чем в первом случае. На окончательном этапе трениро­вок борцов время уменьшается по причи­не лучшей систематизации накопленно­го опыта спортсменами (Исаев, 2015).

Для сравнительного анализа резуль­татов движений глаз (времени задер­жек, фиксаций, количества повторных возвращений в зону интереса (Area of Interest), числа фиксаций и взглядов и др.) по каждому испытуемому было вы­брано три экспериментальные ситуации:

  1. неправильный ответ на всех трех контрольных тренингах;

  2. правильный ответ на всех трех контр­ольных тренингах;

  3. неправильный ответ на первом и пра­вильные ответы на втором и третьем контрольных тренингах.

В результате удалось выделить следу­ющие характерные особенности для ка­ждой рассматриваемой ситуации.

В первой ситуации, если спортсмену не удавалось найти правильный ответ за все три тренинга, у него не наблюда­лось значительного изменения в харак­тере движений глаз во время принятия решения. Примерно на одном, достаточ­но высоком уровне остается время, ко­торое тратится спортсменом на прочте­ние текста вариантов ответов, а также количество фиксаций и повторных про­чтений. Отмечено снижение время рассмотрения атлетов.

Во второй ситуации от тренинга к тренингу значительно сокращалось время задержки взгляда спортсмена на тексте и на самом правильном варианте ответа. Время рассмотрения атлетов увеличивалось, но в целом оставалось ниже, чем в ситуации неправильных ответов. Значительно сокращалось число фик­саций, повторных визитов и количества взглядов на все зоны интереса от перво­го к третьему тренингу.

В третьей ситуации испытуемые допу­скали ошибку в выборе ответа на первом контрольном тренинге, затем им удалось это исправить. На первом тре­нинге на ответ тратилось не очень много времени, но наблюдалось большое число фиксаций и повторных взглядов в обла­сти с текстом неверного ответа. На вто­рой встрече спортсмен выбирал правиль­ный ответ, но анализ ситуации и текста вопросов в этом случае занимали гораздо большее количество времени. После нахождения верного ответа наблюдалось сокращение времени исследования ситу­ации, уменьшение числа фиксаций и по­вторных визитов взгляда.

Динамика изменения характера дви­жений глаз во всех случаях очень сход­на с динамикой времени реакции. Опи­раясь на рассмотренный в литературном обзоре материал относительно исследо­вания феномена антиципации (Сурков, 1982; Ломов, 1991; Bogacz, 2007; Klucharev, Smidts, Fernandez, 2008) можно предположить, что в процессе обучения у испытуе­мого происходит формирование функци­ональной системы, в которой отражается накопленный спортсменом опыт. А дви­жения глаз, время реакции и динамика изменения этих параметров могут рассма­триваться как корреляты становления и оптимизации данной системы.

На первом тренинге спортсмен стал­кивался с новой непривычной для себя ситуацией. Функциональная система реа­гирования еще плохо сформирована, ча­сто на этом этапе он допускает ошибки в выборе правильного ответа. На втором тренинге испытуемый оказывался уже в знакомой для себя ситуации, но его зна­ния о содержании видеороликов еще не систематизировано. Поэтому, для выбора правильного ответа ему требуется боль­ше времени, чем в первом случае. На по­следней же встрече время уменьшалось по причине лучшей систематизации на­копленного опыта (Бернштейн, 1997).

Анализ спектральных параметров ЭЭГ показал, что у большинства спор­тсменов-борцов тренинги приводят к существенному сокращению стрессо­вого напряжения во время анализа моделируемых ситуаций, о чем говорит по­вышение значения индекса активации от тренинга к тренингу.

В результате анализа данных, получен­ных в результате расчета индекса акти­вации по каждому испытуемому, удалось выявить следующие общие тенденции.

На этапе «Начало видео – Выбор ответа – Окончание видео» значения индекса ак­тивации сначала возрастает, а затем снова снижается. Соответственно активность го­ловного мозга выше в момент просмотра начала и окончания видео-ролика. Можно предположить, что именно в эти момен­ты происходит активный анализ модели­руемой ситуации и, соответственно, воз­растает стрессовое напряжение. На этапе выбора ответа напряжение немного сни­жается. Такая закономерность прослежи­вается во всех ситуациях: 1) правильный ответ во всех тренингах; 2) неправильный ответ во всех тренингах; 3) неправильный ответ в первом – правильный во втором и третьем тренинге.

Общей динамики изменения мощно­сти индекса активации от первого тре­нинга ко второму и третьему у всех ис­пытуемых выявить не удалось. У части испытуемых наиболее хорошо прослеживается следующая закономерность изменения индекса активации в момент выбора ответа (принятия решения).

Значение индекса активации в ситуа­ции «неправильный ответ – правильный ответ» снижался от первого контрольно­го тренинга ко второму и рос от второ­го тренинга к третьему. Почти во всех случаях в третьем тренинге значение индекса активации выше, чем в первом. Соответственно, уровень напряжения возрастает во втором тренинге, когда ис­пытуемые впервые выбирали верный от­вет, и снижается в третьем. Это хорошо соотносится с гипотезой исследования и с данными анализа времени реакции и движения глаз. Такая же динамика име­ла место и в ситуации, когда все ответы были неправильными. В ситуации, когда ответы во всех трех встречах были пра­вильными, индекс активации возрастал от первой встрече к третьей, т.е. происходило постепенное снижение степени стрессового напряжения. Отмечалась тенденция к увеличению значения ин­декса активации в момент принятия ре­шения от первого тренинга ко второму и снижение его к третьему. Причем эта тенденция прослеживается во всех трех возможных ситуациях.

По данным, полученным в результа­те анализа Loretta, удалось выявить сле­дующую динамику активации мозговых структур от первого тренинга к третьему.

В первой встрече наибольшая актив­ность наблюдалась в лобной области коры (FrontalLobe). Постепенно активность пе­ремещалась в затылочные области коры и в 18 поле Бродмана. Можно предполо­жить, что во второй встрече испытуемый старался гораздо внимательнее прочитать варианты ответов, чтобы не допустить повторения ошибки. В последней встре­че наибольшая активность наблюдалась в 40 поле Бродмана (Brodmanarea 40) и Нижней Височной доле (Inferior Parietal Lobe). Соответственно, в третьей встре­че у испытуемого происходил активный критический анализ сложных професси­ональных навыков. В целом, эти резуль­таты достаточно хорошо сочетаются с известными на данный момент данными по мозговым механизмам принятия ре­шения (Klucharev, Smidts, Fernandez, 2008) и с результатами, полученными с помощью спектрального анализа этих же участков ЭЭГ.


Рисунок 3. Средние показатели факторов по всем испытуемым. A – скорость принятия решения и быстрота реакции, B –умение действовать в нестандартных ситуациях, С – умение предвидеть действие соперника, D – умение адекватно оценить соперника.

На основе экспертной оценки спор­тсменов были также выявлены положи­тельные данные о формировании навы­ка антиципации. Оценка проводилась по четырем качественным факторам спортивной подготовки до и после эк­сперимента: скорость принятия реше­ния и быстрота реакции, умение дей­ствовать в нестандартных ситуациях, умение предвидеть действие соперника и умение адекватно оценить соперника.

Испытуемые

ФАКТОРЫ

A

B

C

D

до

после

до

после

до

после

до

после

1

7

8,6

6,3

7,3

6,3

8

8,3

9

2

4,3

7

4,3

6,4

5,3

7

5,6

7

3

3,6

5

4

5

4

6

5

6,3

4

4,3

7,3

4,3

5,6

6

7,3

6,6

7

5

5

7

3,3

6,3

6

7,6

6,3

6,6

6

3,6

6,6

4,6

6

3

5,6

6,3

7

7

4,6

7

4

5,4

5,3

6,6

5,6

7,3

8

6

8

5,3

7

7

8,3

7,3

9

Таблица 2. Экспертная оценка специалистов.

В экспериментальной группе крите­рий знаковых рангов Вилкоксона вы­явил достоверные различия (0 ,041) в изменении средних показателей по ка­чественным факторам оценки спортивной подготовки.

После экспертной оценки экспери­ментальная и контрольная группа про­вела учебно-тренировочные схватки со вспомогательной группой, которой была дана установка, выполнить десять ба­зовых приемов схватке с каждым спор­тсменом. Участники экспериментальной группы быстрее ориентировались в со­ревновательной ситуации и применили больше предвосхищающих действий, чем спортсмены контрольной группы.

Выводы

  1. Разработана методика формирования и развития навыка антиципации для борцов вольного стиля. Эффектив­ность тренировок по данной методи­ке подтверждается качественными и количественными изменениями в раз­витии способности предвосхищать действия соперника.

  2. Систематические тренинги приво­дят к снижению количества ошибок при определении возможных дейст­вий противника и постепенному сни­жению времени реакции на принятие решения и выбор правильного ответа.

  3. Анализ комплексных показателей движения глаз испытуемых показал, что во время прохождения тренин­гов происходит значительная редук­ция глазодвигательной активности при выборе правильных ответов, со­кращается количество фиксаций, повторных возвращений в зону интере­са (Area of Interest), числа фиксаций и взглядов, реверсивных саккад и вре­мя задержек и фиксаций на тексте во­просов и ответов.

  4. Анализ спектральных параметров ЭЭГ у большинства испытуемых показал постепенное снижение напряжения во время анализа моделируемых си­туаций от первого диагностическо­го тренинга к последнему. Это соот­носится с гипотезой исследования и может являться одним из корреля­тов развития навыка антиципации.

  5. Анализ данных ЭЭГ с помощью ме­тода Loretta показал, что на первых встречах наибольшая активность на­блюдается в лобных областях мозга, а к последнему тренингу она посте­пенно перемещается в затылочные и височные области, ответственные за критический анализ сложных про­фессиональных навыков.

  6. Экспертная оценка по основным ква­лификационным факторам показала их достоверное увеличение у испы­туемых экспериментальной группы. На учебно-тренировочных схват­ках спортсмены экспериментальной группы провели больше предвосхи­щающих действий, чем контрольная группа.

Исследование выполнено при поддержке гранта РГНФ, проект № 13-06-00218

Литература

Анохин П.К. Избранные труды: кибернетика функциональных систем / П.К. Анохин ; под ред. К.В. Судакова. – Москва : Медицина, 1998. – 400 с.

Асмолов А.Г. Деятельность и установка / А.Г. Асмолов // Культурно-историческая психология и конструирование миров. – Москва : Изд-во ин-та практ. психологии; Воронеж : Модэк, 1996. – С. 258-372.

Бернштейн Н.А. Очерки по физиологии движений и физиологии активности // Биомеханика и физиология движений / Н.А. Бернштейн. – Москва : Изд-во ин-та практ. психологии; Воронеж : Модэк, 1997. – С. 342-458.

Борисова И. В. Вундт / И. Борисова // Новая философская энциклопедия. Т. 1. – Москва, 2000.

Брушлинский А.В. Мышление и прогнозирование / А.В. Брушлинский // Субъект: мышление, учение, воображение. – Москва : Изд-во ин-та практ. психологии; Воронеж : Модэк, 1996. – С. 103-339.

Веккер Л.М. Психические процессы. Т. 3 / Л.М. Веккер. – Ленинград : Издательство ЛГУ, 1981. – 324 с.

Исаев А.В. Психофизиологические корреляты динамики развития навыка антиципации у борцов вольного стиля / А.В. Исаев, А.В. Ивличева, С.А. Исайчев // Шестая международная конференция по когнитивной науке. Тезисы докладов. – Калининград : 2014. – 307 с.

Исаев А.В. Теоретические подходы к антиципации в психологии и физиологии человека / А.В. Исаев, А.В. Ивличева, С.А. Исайчев // Мир науки, культуры, образования. – 2015. – Т. 49. – № 6. –С. 247-249.

Конопкин О.А. Функциональная структура саморегуляции деятельности и поведения / О.А. Конопкин // Психология личности в социалистическом обществе: активность и развитие личности. – Москва : Наука, 1989. – 183 с.

Ломов Б.Ф. Память и антиципация / Б.В. Ломов // Вопросы общей, педагогической и инженерной психологии. – Москва : Педагогика, 1991. – С. 73-81.

Ломов Б.Ф. Антиципация в структуре деятельности / Б.В. Ломов, Е.Н. Сурков. – Москва : Наука, 1980. – 278 с.

Регуш Л.А. Психология прогнозирования: способность, ее развитие и диагностика / Л.А. Регуш. – Киев : Вища шк., 1997. – 88 с.

Савчук В.В. Семантическое поле понятия «прогнозирование» в контексте развития социально-гуманитарных наук / В.В. Савчук // Веснiк Брэсцкага унiверсiтэта. Сер. 3, Філалогія. Педагогіка. Псіхалогія. – 2012. – № 2. – С. 113-123.

Сергиенко Е.А. Генезис элементарных форм антиципации / Е.А. Сергиенко // Психологический журнал. – 1988. – Т. 9. – № 6. – С. 73-82.

Сергиенко Е.А. Антиципация в раннем онтогенезе человека / Е.А. Сергиенко. – Москва : Наука, 1992.

Сурков Е.Н. Антиципация в спорте / Е.Н. Сурков.– Москва : Физкультура и спорт, 1982. – 145 с.

Фадеев В.В. Возрастные особенности формирования прогноза в процессе регуляции деятельности : автореф. дис. … канд. психол. наук. – М., 1982.

Фейгенберг И.М. Вероятностное прогнозирование и преднастройка к движениям / И.М. Фейгенберг, В.А. Иванников. – Москва : Издательство МГУ, 1978. – 112 с.

Хачатрян С.Т. Индивидуально-тактическая подготовка вратарей на основ антиципации движений футболиста: дис. … канд. пед. наук. – Москва, 2000. – 106 с.

Arakelov G.G., Glebov V.V. Psychology future in development of neurosciences // Psychology in Russia: State of the Art. – 2010. – Т. 3. – 181-194.

Bogacz R. Optimal decision-making theories: linking neurobiology with behavior // Trends in Cognitive Scieces. – 2007. – № 11. – 118-125.

Сontributions in visual anticipation in fast ball sport // International Journal of Sport Psychology. – 39(2). – 100-130.

Deeck L., Spieth F., Lang W., Lang H. Cerebral potentials preceding and accompanying verbal and spatial tasks. // Eight Intern. Conf. on Event-Related Potentials of the Brain (EPIC VIII) Eds. J.W.Rohrbaugh et al.Stanford. – 1986. – p. 272-274.

Kamp Van der J., Rivas F., Doorn van H. Savelsbergh Ventral and dorsal. – G.J.P. – 2008.

Klucharev V., Hytonen K., Rijpkema M., Smidts A. and Fernandez G. Reinforcement learning signal predicts social conformity // Neuron. – 2009. – № 61. – 140-151.

Klucharev V., Smidts A., Fernandez G. Brain mechanisms of persuasion: how ‘expert power’ modulates memory // Soc. Cogn. Affect Neurosci. – 2008. – № 3. – 353-366.

Mori S., Ohtani Y., Imanaka K. Reaction times and anticipatory skills of karate athletes // Human Movement. – 2002. – Science 21. – 213-230.

Smeeton N.J., Huys R. Anticipation of Tennis Shot Direction from Whole-body Movement: The role of movement amplitude and dynamics. // Human Movement. – 2011. – Science 30. – 9.

Sugrue L.P., Corrado G.S., Newsome W.T. Choosing the greater of two goods: neural currencies for valuation and decision making // Nature Reviews Neuroscience. – 2005. – № 6. – 363-375.

Vaughan H.G. The motor potentials // Handbook of electroencephalography and clinical neurophysiology. Ed. A. Remond. –Amcterdam. – 1975. – vol. 8 – 86-91.
Для цитирования статьи:

Исаев А.В., Исайчев С.А.Количественные и качественные индикаторы формирования антиципации у спортсменов-борцов. // Национальный психологический журнал. 2015. № 2. c.25-32. doi: 10.11621/npj.2015.0203

Скопировано в буфер обмена

Скопировать