ISSN 2079-6617 (Print)
ISSN 2309-9828 (Online)
Ru | En
РПО
Факультет психологии МГУ имени М.В. Ломоносова
Главная RSS Поиск
Приглашение к публикации

ГлавнаяАвторы

Нуркова Вероника Валерьевна

Нуркова В.В.

Профессор, доктор психологических наук
Москва, Россия.

Публикации

Нуркова В.В. Культурное развитие эмпатии-отождествления и эмпатии-моделирования // Национальный психологический журнал. 2020. № 4 (40). С. 3-17. doi: 10.11621/npj.2020.0401

Актуальность. Статья развивает концепцию своеобразия функций, структуры и генезиса эмпатии-ото- ждествления (ЭО) и эмпатии-моделирования (ЭМ). ЭО рассматривается как сложившийся в антропогенезе психологический инструмент организации совместной деятельности типа моноролевой коалиции и заключается в способности к присвоению эмоциональных состояний другого человека. ЭМ представляет собой культурную технологию поддержания совместной деятельности типа полиролевой координации, что требует от субъекта деятельности способности к созданию и удержанию в сознании динамичной репрезентации психического состояния другого человека при сохранении аутентичности осознавания своего психического состояния. Поэтому необходимым видится развернутый анализ своеобразных идеальных форм и сообразных им систем культурных средств при становлении обеих форм эмпатии как высших психических функций.

Целью статьи является экспликация качественного своеобразия ЭО и ЭМ как высших психических функций в отношении социальной ситуации их развития и арсенала задающих содержание и траекторию этого развития идеальных форм, культурных средств и технологий.

Описание хода исследования. С позиций культурно-эволюционного и деятельностного подходов проведен концептуальный анализ литературы, релевантной коннотативному полю предложенных конструктов ЭО (аффективная эмпатия, эмоциональное заражение, эмоциональная мимикрия, имитация) и ЭМ (теория психического, обыденная психология, ментализация, эмоциональный интеллект) с точки зрения культурной детерминации их развития в онтогенезе.

Результаты исследования. Обосновано, что ЭО формируется в процессе диадического совместного переживания ребенком со взрослым различных психических состояний, которые взрослый означивает сначала в наглядном плане, а затем в вербальном. Дальнейшее развитие ЭО происходит в игровой деятельности, вклю- чающей воображение. ЭО редко достигает уровня полной произвольной регуляции и нуждается в опоре на внешние культурные средства. ЭМ производна от диалогической природы мышления человека. В онтогенезе ЭМ формируется по двум сходящимся линиям. С одной стороны, овладение ментальным лексиконом служит основой «эмоциональной грамотности», а, с другой, ЭМ является результатом интериоризации специфической социально-коммуникативной позиции — автономинации взрослого как ментального агента в третьем лице. Особую значимость для развития ЭМ имеет сюжетно-ролевая игра с субъективным «одушевлением» игрушки. В старшем возрасте в качестве культурных практик развития ЭМ выступают различные формы драматизации, в частности, театральная деятельность.

Выводы. ЭО и ЭМ имеют различные источники, движущие силы, идеальные формы и социо-культурные технологии формирования. Своеобразие линий культурной детерминации развития ЭО и ЭМ связано с различием их функциональной роли в организации совместной деятельности.

Поступила: 20.07.2020

Принята к публикации: 06.08.2020

Страницы: 3-17

DOI: 10.11621/npj.2020.0401

Автор(ы): Нуркова Вероника Валерьевна

Разделы журнала: Методология; Методика

Доступно в on-line версии с 30.10.2020

Нуркова В.В., Гофман А.А. Намеренное забывание: современное состояние и перспективы исследований. // Национальный психологический журнал. – 2018. – №3(31). – С. 117-128

Актуальность (контекст) тематики статьи. Классическая психология долгое время рассматривала забывание как негативный процесс сбоя запоминания и извлечения, а не как отдельный психический процесс, имеющий собственную специфику. Первые исследования намеренного целенаправленного забывания были проведены только в конце 1960-х гг. Поэтому нам представляется актуальным представить анализ имеющих место методик исследования целенаправленного забывания.

Цель. Дать обоснованный анализ исследований намеренного забывания в современной когнитивной психологии и обосновать положение о том, что продуктивное развитие проблематики намеренного забывания должно быть связано с приоритетным вниманием к регулирующей функции мнемической цели и ее структуре. Выдвигается гипотеза о том, что специфическая операция мнемического действия забывания заключается в активном размыкании сформированных в процессе запоминания содержательных связей между составляющими мнемосхему элементами.

Описание хода исследования. Описываются две наиболее распространенные экспериментальные процедуры индукции эффекта снижения уровня воспроизведения стимульного материала после инструкции «забыть»: метод-элементов (the item method) и лист-метод (the list method). Полученные результаты рассматриваются относительно четырех типов интерпретации эффекта намеренного забывания: стремления испытуемых соответствовать ожиданиям экспериментатора, избирательного кодированием и избирательной обработки материала, механизма активного «сдерживания воспроизведения» (retrieval inhibition) и уничтожения мнемического следа. Рассматривается введенное в работах П.И. Зинченко понятие мнемического действия и концепция мнемосхемы как программы последующего воспроизведения В.Я. Ляудис.

Результаты исследования. Результаты исследований позволяют предположить, что, пытаясь выполнить неадекватный мнемосхеме запрос, испытуемый вынужденно реализует дополнительную операцию, которую, по нашему мнению, можно отнести к потенциальным операциям забывания. Развитие данной гипотезы заключается в теоретическом описании операций, подвергающих деконструкции сложившиеся мнемосхемы, с последующей эмпирической проверкой их амнезогенной эффективности. Такой подход перспективен для продуктивного развития проблематики намеренного забывания.

Выводы. Особенности функционирования процессов кодирования и обработки мнемического материала, специфика извлечения, а также механизм сдерживания воспроизведения в той или иной степени играют роль в формировании эффекта намеренного забывания. Учитывая тот факт, что мнемический след может угасать с течением времени или по другим причинам, забывание видится нам как многофакторный процесс. Перспективы развития данной предметной области, на наш взгляд, заключаются, в первую очередь, в пристальном внимании к конструкту мнемической цели.

Поступила: 26.03.2018

Принята к публикации: 12.04.2018

Страницы: 117-128

DOI: 10.11621/npj.2018.0311

Автор(ы): Нуркова Вероника Валерьевна; Гофман Алёна Алексеевна

Разделы журнала: Когнитивная психология

Ключевые слова: намеренное забывание; сдерживание воспроизведения; мнемическая цель; мнемическое действие; мнемосхема

Доступно в on-line версии с 30.09.2018

Нуркова В.В., Гофман А.А. Забывание: Проблема наличия следа памяти, его доступности и намеренного контроля. Часть 2. // Национальный психологический журнал. – 2016. – № 4(24). – С. 3-13.

В статье проводится анализ забывания как базового и преимущественно продуктивного мнемического процесса. Дифференцируются задачи постоянного и временного забывания зафиксированного в долговременной декларативной памяти материала. Указывается на методологические трудности исследования забывания в рамках психологии, заключающиеся в необходимости логического доказательства утверждения об отсутствии. Описываются два механизма забывания: трансформация мнемического следа и модуляция режима доступа к нему. Для первой формы забывания обсуждаются возможные механизмы уничтожения следа (угасание, ретроактивная и проактивная интерференция, а так же «катастрофическая» интерференция) и его трансформации, приводящие к формированию нового мнемического содержания.

Обосновывается теоретическая перспективность дальнейшего поиска путей лигитимизации механизма уничтожения следа для системы эпизодической памяти.

Для второй формы забывания рассматриваются пассивные явления ошибки доступа к существующему в памяти содержанию (эффект «на кончике языка», эффект «размера категории», эффект «веера») и активного сдерживания воспроизведения. Последнее представляет собой временное торможение конкурирующих семантически близких ответов в семантической памяти и мотивационно детерминированного подавления содержаний, несущих негативный личностный смысл в автобиографической памяти.

Анализируются экспериментальные процедуры и результаты исследований намеренного забывания, демонстрирующие вариативность путей актуализации активного сдерживания воспроизведения. В отличие от доминирующего в когнитивной психологии тезиса об универсальности механизмов забывания, предлагается гипотеза о том, что стратегии и тактики забывания могут варьировать для различных подсистем памяти, а так же в зависимости от характеристик деятельности, в рамках которой состоялось запоминание и осуществляется воспроизведение.

Поступила: 14.12.2016

Принята к публикации: 17.12.2016

Страницы: 3-13

DOI: 10.11621/npj.2016.0401

Автор(ы): Нуркова Вероника Валерьевна; Гофман Алёна Алексеевна

Разделы журнала: Когнитивная психология

Ключевые слова: забывание; проблема наличия следа памяти; проблема доступности следа памяти; уничтожение следа памяти; интерференция; сдерживание воспроизведения; направленное забывание

Доступно в on-line версии с 30.12.2016

Нуркова В.В., Гофман А.А. Забывание: проблема наличия следа памяти, его доступности и намеренного контроля. // Национальный психологический журнал. – 2016. – № 3(23). – С. 64-71

В статье проводится анализ забывания как базового и преимущественно продуктивного мнемического процесса. Дифференцируются задачи постоянного и временного забывания зафиксированного в долговременной декларативной памяти материала. Указывается на методологические трудности исследования забывания в рамках психологии, заключающиеся в необходимости логического доказательства утверждения об отсутствии. Описываются два механизма забывания: трансформация мнемического следа и модуляция режима доступа к нему. Для первой формы забывания обсуждаются возможные механизмы уничтожения следа (угасание, ретроактивная и проактивная интерференция, а также «катастрофическая» интерференция) и его трансформации, приводящие к формированию нового мнемического содержания. Обосновывается теоретическая перспективность дальнейшего поиска путей лигитимизации механизма уничтожения следа для системы эпизодической памяти. Для второй формы забывания рассматриваются пассивные явления ошибки доступа к существующему в памяти содержанию (эффект «на кончике языка», эффект «размера категории», эффект «веера») и активного сдерживания воспроизведения. Последнее представляет собой временное торможение конкурирующих семантически близких ответов в семантической памяти и мотивационно детерминированного подавления содержаний, несущих негативный личностный смысл в автобиографической памяти. Анализируются экспериментальные процедуры и результаты исследований намеренного забывания, демонстрирующие вариативность путей актуализации активного сдерживания воспроизведения. В отличие от доминирующего в когнитивной психологии тезиса об универсальности механизмов забывания, предлагается гипотеза о том, что стратегии и тактики забывания могут варьировать для различных подсистем памяти, а также в зависимости от характеристик деятельности, в рамках которой состоялось запоминание и осуществляется воспроизведение.

Поступила: 24.08.2016

Принята к публикации: 07.09.2016

Страницы: 64-71

DOI: 10.11621/npj.2016.0309

Автор(ы): Нуркова Вероника Валерьевна; Гофман Алёна Алексеевна

Разделы журнала: Прикладные исследования

Ключевые слова: забывание; проблема наличия следа памяти; проблема доступности следа памяти; уничтожение следа памяти; интерференция; сдерживание воспроизведения; направленное забывание

Доступно в on-line версии с 30.11.2016


О журнале Редакция Номера Авторы Для авторов Индексирование Контакты
Национальный психологический журнал, 2006 - 2021
CC BY-NC

Все права защищены. Использование графической и текстовой информации разрешается только с письменного согласия руководства МГУ имени М.В. Ломоносова.

Дизайн сайта | Веб-мастер