ISSN 2079-6617 (Print)
ISSN 2309-9828 (Online)
Ru | En
РПО
Факультет психологии МГУ имени М.В. Ломоносова
Главная RSS Поиск
Приглашение к публикации

ГлавнаяВсе статьи журналаНомера

Молчанов С.В., Войскунский А.Е., Маркина О.С., Бородина А.С. Особенности когнитив- ной переработки социальной информации подростками с разным уровнем морального развития // Националь- ный психологический журнал. – 2019. – № 4(36). 3–11. С.

Автор(ы): Молчанов Сергей Владимирович; Войскунский Александр Евгеньевич; Маркина Ольга Сергеевна; Бородина Анна Сергеевна

Аннотация

Актуальность исследования определена значением информационной социализации для морального развитияподростков, в частности, ролью способов когнитивной переработки социальной информации (КПИ) для развития морального сознания.

Целью исследования стало изучение взаимосвязи уровня морального развития подростков и КПИ интернет-сети. Гипотеза исследования: особенности моральной чувствительности и уровень развития моральных суждений подростков обуславливают их преимущественную ориентировку на различные этапы когнитивной переработки социальной информации в сети интернета.

Описание хода исследования В исследовании были использованы следующие методы: методика «Справедливость – Забота», направленная на определение уровня развития моральных суждений (С.В. Молчанов), авторская методика выявления уровня моральной чувствительности, методика когнитивных способов оценивания социальной информации из сети интернета, разработанная на основе модели Крика и Доджа, «Шкала базисных убеждений Янофф-Бульман» (в модификации М.А. Падуна и А.В. Котельниковой). В исследовании приняли участие 208 подростков в возрасте 13–18 лет (48% юношей и 52% девушек). На основе кластерного анализа по уровню развития моральных суждений и показателям моральной чувствительности были выделены две группы: с высоким уровнем развития моральных суждений и высокой моральной чувствительностью и с низким уровнем развития моральных суждений и неоднородной моральной чувствительностью.

Результаты исследования. Показано, что моральная чувствительность определяет характер осознания морального содержания проблемных ситуаций. Для подростков с высоким уровнем морального развития характерна выраженная вера в справедливость окружающего мира и переживание ценности и значимости собственного Я. Выявлены различия когнитивной переработки социальной информации. Подростки с высоким уровнем морального развития более ориентированы на выбор ответного поведения с учетом его возможных последствий и оценки самоэффективности в процессе социального взаимодействия в интернет-пространстве. Подростки с низким уровнем морального развития более фокусированы на интерпретационном этапе анализа социальной информации, где задачей становится понимание морального содержания ситуации и выделение морального конфликта.

Выводы. Перспективой дальнейшего исследования должно стать изучение функциональной связи уровня моральных суждений и моральной чувствительности подростков в детерминации способов когнитивной переработки социальной информации и содержательный анализ представлений подростков о моральной регуляции в обществе в зависимости от уровня развития моральных суждений и продуктивности когнитивных способов переработки социальной информации в сети интернета.

Страницы: 3-11

Поступила: 18.11.2019

Принята к публикации: 04.12.2019

DOI Number: 10.11621/npj.2019.0401

Разделы журнала: Психология виртуальной реальности

Ключевые слова: моральное развитие; моральная чувствительность; информационная социализация; когнитивная переработка информации; подростковый возраст; Интернет

PDF: /pdf/npj-no36-2019/npj_no36_2019_003-011.pdf

Доступно в on-line версии с 31.12.2019

Введение в проблему

Моральное развитие современных рос­сийских подростков реализуется в мире сложных, часто амбивалентных и проти­воречивых образцов морального поведе­ния. Многообразие моделей морального поведения, обусловленное мульти-культу­ральностью, мульти-религиозностью, разнообразием социокультурных и эконо­мических различий слоев современного российского общества порождает широ­кую вариативность этических эталонов. Анализ среды, задающей образцы для под­ражания, показывает изменение каналов передачи информации – происходит повышение значения дистантных форм по­знания и коммуникации, что значительно трансформирует образ жизни и характер общения подростков. Информационное сообщество задает новые формы комму­никации, специфика которых начинает находить отражение и в содержании са­мого взаимодействия, в том числе и мо­ральных норм, используемых в интернет- общении (Войскунский, 2014).

Для современной молодежи процес­сы социализации и индивидуализации посредством интернет-ресурсов и соци­альных сетей становятся приоритетны­ми, по сравнению с влиянием печатных и телевизионных источников информа­ции, включая традиционные СМИ (Бе­линская, Тихомандрицкая, 2013; Вой­скунский, 2017; Марцинковская, 2012). Как известно, существуют определенные виды онлайн-рисков при использовании интернета. К ним относятся контент­ные, коммуникационные, потребитель­ские, технические риски. Рассматривая роль онлайн-рисков в моральном разви­тии, следует, в первую очередь, выделить контентные и коммуникационные риски как наиболее важные в потенциальном генезисе аморального поведения. Бо­лее половины подростков сталкивалась с контентными рисками, около трети – с коммуникационными (Солдатова, Рас­сказова, 2014; Soldatova, Rasskazova, 2014) Контентные риски связаны со столкнове­нием с информацией, содержащей про­тивозаконную, неэтичную и вредонос­ную информацию, коммуникационные риски – с участием в кибербуллинге, не­законных контактах и т.п. Представляет­ся, что контентные и коммуникативные риски в совокупности могут оказывать воздействие на характер морального раз­вития подростков – знакомство с проти­воречащим моральным нормам и про­тивоправным контентом с последующей его реализацией в отношениях порожда­ет риски десоциализации и искажения представлений о социальных и мораль­ных нормах взаимодействия.

В подростковой среде происходит зна­чительная популяризация блогов, включа­ющих текстовой и визуальный контент, в которых происходит обсуждение важ­ных политических, социальных, экономи­ческих и межличностных тем. Возрастает посещаемость интернет-ресурсов, предлагающих не только развлекательный кон­тент, но и темы, представляющие социаль­ный интерес: вопросы отношений между полами, гетеро- и гомосексуальные отно­шения, особенности сексуальных отноше­ний, вопросы моно- и полигамии, различ­ных форм семейного функционирования и пр. Появляются интернет-герои, мнение которых становится для подростков бо­лее значимым, чем социальная и полити­ческая позиция литературных персона­жей, исторических деятелей и т.п. Личная активность при создании контента в интернет-пространстве и социальных се­тях часто оказывается сфокусированной на создании условий повышения собственной популярности – намеренно вы­бираются темы и точки зрения, вызыва­ющие сильные эмоциональные реакции как положительной, так и остро отрица­тельной окраски (хайпы и хейты). Стрем­ление к популярности как к желаемому личностному ресурсу начинает опреде­лять уже не только содержание предлага­емого и просматриваемого контента, но и постепенное встраивание жизненной по­зиции подростка в этот контент. Мнения, взгляды, идеи, в том числе идущие вразрез с моральными установками – все, что обеспечивает популярность, из пустой де­кларации трансформируется в реальную основу ценностно-смыслового самоопре­деления подростков (Молчанов, 2007). Это обстоятельство придает особую ак­туальность проблеме когнитивной переработки социальной информации интер­нет-среды.

Многообразие теоретических подхо­дов к оценке морального развития обусловлено широким спектром условий и факторов, определяющих как ход и на­правление морального развития, так и его содержание. Реализуемые людьми в по­ведении социальные и моральные нор­мы оказываются весьма вариативны и на уровне индивидуальных различий, и на уровне личности, действующей в различ­ных социальных ситуациях. В условиях разнообразия и вариативности морально­го поведения представляется обоснован­ным выделение двух базовых принципов, лежащих в основе морального действия: принципа справедливости и принципа за­боты (Молчанов, 2007). Моральную ори­ентацию на справедливость или заботу необходимо рассматривать шире, чем мо­ральные суждения в отношении справед­ливости и заботы. Моральная ориентация предполагает определенный тип воспри­ятия и конструирования жизненных мо­ральных ситуаций на основе формулиро­вания моральных суждений – объяснений своего и чужого поведения с дальнейшей оценкой правильности поведения в мо­ральной дилемме (Fisher and Tronto, 1990; Juujarvi, 2003; Lyons, 1983, 1988; Noddings, 1984). Однако понимание моральной ориентации на заботу в межличностных отношениях в философии и психологии подменялось моралью ответственности и взаимоотношений, а моральная ориен­тация на справедливость – моралью прав и обязанностей. Вместе с тем, исследова­ние собственно моральной ориентации на заботу предполагает более широкий контекст, чем мораль ответственности и взаимоотношений. Оно включает ис­следование роли эмпатии и симпатии в моральном поведении (Hoffman, 2000), изучение генезиса просоциального пове­дения (Eisenberg, 1986).

Важным компонентом морального по­ведения в современных подходах к пони­манию морального развития признается моральная чувствительность (сензитив­ность) – понятие, предложенное в концепции Дж. Реста. Необходимость в мо­ральном выборе возникает в ситуации, когда происходит столкновение целей, планов, желаний и ожиданий различных людей. Важной составляющей морально­го поступка является чувствительность к желаниям, потребностям и правам дру­гих людей, особенно в ситуации, когда они противоположны твоим собствен­ным интересам (Hoffman, 1987). До вы­бора действия в ситуации моральной ди­леммы человек должен почувствовать необходимость выбора действий и быть способным адекватно интерпретировать ситуацию, т.е. ориентироваться в услови­ях ситуации и быть к ним чувствителен. Эта чувствительность может проявляться в рефлексии о последствиях своих потен­циальных и реальных действий для дру­гих людей. Моральная чувствительность определяется Дж. Рестом как осознание человеком того, как его действия могут по­влиять на других людей (Rest, 1986; 1994). Это «осознание» в модели автора включа­ет в себя следующее: знание о том, кто яв­ляется участником ситуации морально­го выбора, конструирование возможных вариантов поведения в указанной ситуа­ции, представление о том, какое влияние предпринятые действия окажут на разных участников ситуации, и как последние могут реагировать на последствия. Мораль­ная чувствительность, таким образом, выступает как процесс осознания мораль­ного содержания проблемных ситуаций. Д. Нарваез предположил, что моральное восприятие организует стимульную ин­формацию таким образом, чтобы она мо­гла восприниматься осознанно (Narvaez, 1998). А поскольку когнитивные схемы восприятия индивидуальны, то возможно расхождение в восприятии морального содержания проблемной ситуации вслед­ствие разночтений и искажения ее смысла у участников (Narvaez, 2001). Важно пом­нить о том, что условия функционирова­ния моральной чувствительности могут варьировать. Есть моральные ситуации, которые требуют немедленного решения здесь и теперь с минимальным количе­ством условий, например, ребенок, кото­рый может попасть под колеса автомоби­ля, играя на оживленной проезжей части. А есть ситуации, решение которых затраги­вает большое число людей, действующих в разных социальных контекстах и усло­виях, например, вопрос легальности абор­тов (Narvaez, Rest, 1995).

Моральная чувствительность как ин­терпретация ситуации основывается на когнитивно-эмоциональном единст­ве психики, когда когнитивная оценка субъектом ситуации во многом опреде­ляется характером эмоций и чувств, пе­реживаемых им по отношению к участ­никам ситуации. Дж. Рест подчеркивает роль дистресса и эмпатии в ориентировке при оценке ситуации. Переживаемые эмо­ции могут носить неконтролируемый ха­рактер, активизироваться автоматически и с трудом поддаваться вербализации. На­пример, если мы испытываем симпатию к жертве, мы более расположены прийти к ней на помощь. И, наоборот, отвращение или страх, испытываемые по отношению к участнику моральной ситуации, могут повлечь отрицание его прав. Эмоциональ­ное впечатление может повлиять на про­цесс ориентировки в ситуации. Понятие «моральная чувствительность» стало ши­роко использоваться при анализе осо­бенностей поведения представителей так называемых «помогающих» профессий – в первую очередь, медицинских работни­ков разного уровня: от медсестер до вра­чей. Существуют различные диагностиче­ские средства анализа уровня моральной чувствительности. Например, в исследованиях М. Бебе (Bebeau, 2002) предлага­ется анализировать процесс ориентиров­ки в моральном содержании ситуации не на основе вербального рассказа, а после предъявления ситуации в форме видеосю­жета или аудиозаписи.

Проведение исследования

В предыдущем исследовании нами была выявлена взаимосвязь между типами когнитивной переработки информации в сети интернета и особенностями мо­рального сознания и представлений под­ростков о моральной регуляции отноше­ний в обществе. Высокая эффективность когнитивной переработки информа­ции в интернете сочетается с предпоч­тением моральных суждений посткон­венционального уровня (Л. Кольберг), готовностью признать моральную ответ­ственность в ситуации нарушения мо­ральной нормы и чувствительностью к моральному содержанию межличност­ного взаимодействия. Низкая эффек­тивность когнитивной переработки ин­формации в интернет-сети коррелирует с высокой значимостью моральных суждений преконвенционального уровня, гетерогенностью морального сознания, низкой готовностью к признанию мо­ральной ответственности при нарушении моральной нормы (Молчанов и др., 2018). Вместе с тем, значение такого параметра морального развития, как моральная чувствительность, для когнитивной перера­ботки социальной информации в сети ин­тернета исследовано не было.

Целью нашего нового исследования стало изучение особенностей способов когнитивной переработки информации подростками с разным уровнем мораль­ного развития. Мы предположили, что особенности моральной чувствитель­ности и уровень развития моральных суждений подростков обуславливают преимущественную ориентировку на различные этапы когнитивной перера­ботки социальной информации в сети интернета.

Выборка исследования. В исследова­нии приняли участие 213 подростков в возрасте 13 от до 18 лет. Из них 102 ис­пытуемых (47.9 %) – юноши и 111 респон­дентов (52. 1%) – девушки. Сбор данных проходил в общеобразовательных школах города Москвы в групповой форме.

Методики исследования. В качестве методик исследования были использо­ваны:

  1. Методика «Справедливость – Забота» направленная на определение уровня развития морального сознания в рам­ках двух подходах: Л. Кольберга (прин­цип справедливости) и К. Гиллиган (принцип заботы).

  2. Авторская методика выявления уровня моральной чувствительности, включа­ющая в себя четыре подшкалы: пред­ставления о том, как организовывать межличностное взаимодействие; пред­ставления о том, как оказывать по­мощь; чувствительность к моральным конфликтам и моральное значение, придаваемое собственной деятельнос­ти. Методика разработана на основа­нии исследовании D. Nora и коллег (Nora et al., 2017).

  3. Авторская методика когнитивных спо­собов оценивания социальной инфор­мации из сети интернета, разработан­ная на основе модели Крика и Доджа (Crick, Dodge, 1994), включающая такие шкалы, как: восприятие информации (включая декодирование), интерпре­тация информации, прояснение целей, построение возможных ответных дей­ствий, решение о действии, реализация действия.

  4. «Шкала базисных убеждений Янофф- Бульман» (в модификации М.А. Падуна и А.В. Котельниковой), направленная на исследование когнитивно-эмоцио­нальных имплицитных представлений о мире. В этом опроснике посредством пяти субшкал операционализована когнитивная модель мира, включаю­щая в себя набор представлений лич­ности об окружающем мире, собствен­ном «Я» и способах взаимодействия «Я» с миром. Выделяются субшкалы: 1) до­брожелательность окружающего мира; 2) справедливость окружающего мира; 3) образ Я; 4) вера в удачу; 5) уверен­ность в контроле над жизнью.

Результаты

Нами был проведен кластерный ана­лиз особенностей морального развития подростков. В основу кластерного ана­лиза были положены результаты мето­дик «Справедливость – забота» и «Моральная чувствительность». Были выделены 4 кластера, выражающие особенности морального развития. Первый кластер вклю­чал 41 испытуемого, второй – 66, третий – 17, четвертый – 84 подростка. В целом кластерный анализ позволил описать 208 человек из 213. Полученные результаты представлены в таблице 1.

Табл. 1. Параметры морального развития

Стадии и параметры морального развития

Кластер

1

2

3

4

1 стадия – власть и авторитет

2,5

2,3

2,0

2,2

2 стадия – инструментальный обмен

2,7

2,5

1,9

2,4

3 стадия – социальная конформность

2,9

3,1

2,2

2,6

4 стадия – социальный закон и порядок

3,2

2,7

2,3

2,6

5 стадия – социальный контракт

4,0

4,0

3,5

3,3

6 стадия – универсальные этические ценности

3,7

3,8

3,0

3,2

1. Ориентация на себя, на свои интересы

2,8

2,7

2,4

3,0

2. Ориентация на хорошее мнение о себе

3,6

3,8

2,9

2,9

3. Рефлексивная эмпатическая ориентация

3,9

3,7

3,3

3,1

4. Учет интериоризованных ценностей,

3,7

3,6

2,6

2,7

5. Сознательный учет интериоризованных ценностей

3,4

3,4

2,7

2,8

Межличностное взаимодействие

4,9

5,4

3,4

4,6

Представление о том как оказывать помощь

4,0

4,1

3,1

3,4

Моральный конфликт

4,3

4,9

3,0

4,1

Моральное значение

3,4

5,6

2,2

4,4

Испытуемые первого кластера де­монстрируют высокий уровень согласия с утверждениями, характеризующими стадии конвенционального и постконвен­ционального уровня морального развития в рамках и принципа справедливости, и принципа заботы. Отметим, что для этой группы подростков характерны до­статочно высокие показатели моральной чувствительности, за исключением спо­собности к идентификации значения мо­ральной дилеммы, а также высокие значения моральных суждений в отношении принципа справедливости и принципа заботы. Обозначим эту группу как группу с хорошим уровнем морального развития.

Для подростков второго кластера ха­рактерна наибольшая выраженность моральной чувствительности по шка­лам: особенности межличностного вза­имодействия; представления о том, как оказывать помощь; наличие морально­го конфликта, особенности морального значения ситуации, а также высокие зна­чения утверждений постконвенциональ­ного уровня (5 и 6 стадии периодизации Л. Кольберга) и значения самоуважения в рамках модели Н. Айзенберг. Обозна­чим эту группу как группу с высоким уровнем морального развития.

Для третьего кластера характерны са­мая низкая степень согласия с мораль­ными суждениями, относящимися к вы­соким уровням морального развития в отношении и принципа справедливо­сти, и принципа заботы, а также низкий уровень выраженности моральной чув­ствительности, особенно ярко проявля­ющийся в отношении способности к вы­делению морального значения ситуации межличностного взаимодействия. Третий кластер – группа с низким уровнем мо­рального развития.

Четвертый кластер объединяет под­ростков с низкой степенью согласия с моральными утверждениями, относя­щимися к высоким уровням морального развития и значительным разбросом по­казателей моральной чувствительности. Так, при низком уровне развития представлений о стратегии и способах ока­зания помощи для респондентов этой группы характерна достаточно высокая чувствительность к особенностям меж­личностного взаимодействия, выделению морального конфликта и его значе­ния. Рассмотрим их как группу умеренно низкого уровня морального развития.

Как видно из приведенных выше дан­ных, первые два кластера включают в себя подростков с более высоким уровнем мо­рального развития. Два остальных со­ставили испытуемые с низким уровнем морального развития. В дальнейшем ана­лиз данных будет проведен с выделени­ем двух групп подростков: первой груп­пы, состоящей из подростков с высоким уровнем морального развития (1 и 2 кла­стеры), и группы респондентов с низ­ким уровнем морального развития (3 и 4 кластеры). Отметим, что для подростков с высоким уровнем морального разви­тия характерна выраженная вера в спра­ведливость окружающего мира (крите­рий Манна-Уитни здесь и далее, р=0.01) и ощущение ценности и значимости соб­ственного Я (р=0.05), о чем свидетельст­вуют результаты, полученные по «Шкале базовых убеждений Янофф-Бульман». Со­цио-демографический анализ обнаружил, что среди подростков с более высоким уровнем морального развития больше де­вушек (61% девушек и 39% юношей), чем в группе с более низким уровнем (56% юношей и 44% девушек). Подростки с бо­лее высоким уровнем морального разви­тия чаще проживают в полных семьях, нежели их сверстники из второй груп­пы (соответственно 88% и 80% выборки). В семьях подростков с более высоким уровнем морального развития чаще, чем в семьях подростков второй группы, присутствуют сиблинги (82% и 71%), а сами респонденты чаще оказываются средними или младшими сиблингами в семье (45% и 30%). Можно предположить, что необ­ходимость координации своих интересов и действий с сиблингами способству­ет ориентации на выполнение мораль­ных норм и правил, вследствие необхо­димости децентрации и учета интересов сверстника в семье.

Проанализируем особенности спосо­бов когнитивной переработки социаль­ной информации у подростков, пред­ставляющих группы с высоким и низким уровнем морального развития (табл. 2).

Табл. 2. Особенности когнитивных способов переработки информации подростками с высоким и низким уровнем морального развития (в таблице представлены статистически значимые различия, критерий Манна-Уитни).

Когнитивные способы оценивания социальной информации)

Группа подростков с высоким уровнем морального развития (1 и 2 кластеры)

Группа подростков с низким уровнем мо­рального развития (3 и 4 кластеры)

Интерпретация социальной информации

21.27

22,21

Выбор действия на основе анализа его последствий

23.97

22,51

Сопоставим особенности когнитивных способов анализа социальной информа­ции в интернете подростками с разным уровнем морального развития. В отно­шении таких когнитивных операций пе­реработки информации, как восприятие проблемной ситуации на основе деко­дирования стимулов социального кон­такта, определение цели взаимодействия и реализации, репертуара возможных ре­акций, реализации действий и оценки их возможных последствий, существенных различий между группами не обнаруже­но. Выявленные различия относятся к ин­терпретации социальной информации и выбору способа поведения с учетом его возможных последствий и оценки само­эффективности.

Подростки с высоким уровнем мо­рального развития более ориентированы на выбор ответного поведения в процес­се социального взаимодействия в интер­нет-пространстве (р=0.01), в то время как подростки с низким уровнем морально­го развития более сфокусированы на интерпретационном этапе анализа соци­альной информации (р=0.05).

Обсуждение результатов

Результаты проведенного исследова­ния обнаруживают сложную картину свя­зи различных параметров морального развития подростков и продуктивности когнитивных способов переработки со­циальной информации в интернет-сети. При оценке морального развития мы учи­тывали два основных параметра: уровень развития моральных суждений соответст­венно двум типам моральной ориентации: на принцип заботы и на принцип справед­ливости и моральную чувствительность. В отношении уровня моральных суждений подростки, отнесенные к группе с низким уровнем морального развития, явно усту­пали группе с высоким уровнем развития, в отношении же моральной чувствитель­ности респонденты этой группы харак­теризовались неоднородностью. Ориен­тация на межличностное взаимодействие сочеталась с недостаточным понимани­ем стратегии и способов оказания помо­щи, трудностями выделения морального значения ситуации и самого морального конфликта. Это обстоятельство и стало, по нашему мнению, причиной выявлен­ных различий в продуктивности когни­тивных способов переработки информации. Большая степень сфокусированности подростков этой группы на этапе интерпретации связана с задачей выявления морального содержания ситуации взаи­модействия, которая в силу их недоста­точной моральной чувствительности тре­бует значительных усилий. Подростки с высоким уровнем развития моральной чувствительности и моральных суждений ориентированы на поиск решения мо­ральной дилеммы и выбор конкретного способа поведения на основе выделения морального конфликта и значения ситу­аций социального взаимодействия. Таким образом, для подростков с низким уров­нем морального развития центральной задачей становится понимание мораль­ного содержания социальной информа­ции и выделение морального конфликта, а для подростков с высоким уровнем мо­рального развития – выбор оптимального решения моральной дилеммы на основе представлений о моральных нормах регу­ляции социальных отношений.

Выводы

  1. Выявлены две группы подростков, раз­личающиеся уровнем развития мораль­ных суждений и особенностями мо­ральной чувствительности: с высоким уровнем развития моральных суждений и высокой моральной чувствительно­стью, и с низким уровнем моральных суждений и неоднородной моральной чувствительностью.

  2. Различия в когнитивной переработке социальной информации в сети интер­нета испытуемых обусловлены уровнем их моральной чувствительности. Под­ростки с низким уровнем сфокусиро­ваны на интерпретации – выделении морального конфликта, его содержа­ния и значения. Подростки с высоким уровнем развития ориентированы на выбор способа поведения в моральном конфликте с учетом его возможных по­следствий для участников.

Перспективой дальнейшего исследо­вания должно стать изучение функци­ональной связи уровня моральных су­ждений и моральной чувствительности подростков в детерминации способов когнитивной переработки социальной информации и содержательный анализ представлений подростков о моральной регуляции в обществе в зависимости от уровня развития моральных суждений и продуктивности когнитивных способов переработки социальной информации в сети интернета.

Информация о грантах и благодарностях

Работа выполнена при финансовой поддержке РФФИ проекта «Когнитив­ные способы переработки социальной информации из интернет-сети как фактор формирования представлений подростков о моральной регуляции от­ношений в современном информацион­ном обществе» № 18-013-01080.

Литература:

Белинская Е.П., Тихомандрицкая О.А. Проблемы социализации: история и современность. – Москва : МПСУ, 2013.

Войскунский А.Е. Социальная перцепция в социальных сетях // Вестник Московского университета. Серия 14. Психология. – 2014. – № 2. – С. 90–104.

Войскунский А.Е. Интернет как пространство познания: психологические аспекты // Современная зарубежная психология. – 2017. – № 4. – С. 72–86.

Марцинковская Т.Д. Информационная социализация в изменяющемся информационном пространстве [Электронный ресурс] // Психологические исследования. – 2012. – № 5(26). – С. 7. : [сайт]. URL: http://psystudy.ru/num/2012v5n26/766-martsinkovskaya26.html – (дата обращения 09.10.2019).

Молчанов С.В. Морально-ценностные ориентации как функция социальной ситуации развития в подростковом и юношеском возрасте // Культурно-историческая психология. – 2007. – № 1. – С. 73–80.

Молчанов С.В. Мораль справедливости и мораль заботы: зарубежные и отечественные подходы к моральному развитию // Вестник Московского университета. Серия 14. Психология. – 2011. – № 2. – C. 59–72.

Молчанов С.В. Алмазова О.В., Поскребышева Н.Н. Когнитивные способы переработки социальной информации из Интернет-сети в подростковом возрасте // Национальный психологический журнал. – 2018. – № 3(31). – С. 57–68. doi: 10.11621/npj.2018.0306

Молчанов С.В. Моральное самооправдание как миф «моральной свободы» личности // Национальный психологический журнал. – 2019. – № 3(35). – С. 60–70. doi: 10.11621/npj.2019.0307

Молчанов С.В., Алмазова О.В., Войскунский А.Е., Поскребышева Н.Н. Роль личностных особенностей подростков в переработке социальной информации в интернет-коммуникации // Национальный психологический журнал. – 2018. – № 4(32). – С. 3–15. doi: 10.11621/npj.2018.04001.

Солдатова Г.У., Рассказова Е.И. Безопасность подростков в Интернете: риски, совладание и родительская медиация // Национальный психологический журнал. – 2014. – № 3(15). – С. 39–51. doi: 10.11621/npj.2014.0305

Bebeau M.L. (2002). The Defining Issues Test and the Four Component Model: Contributions to professional education. Journal of Moral Education, 31(3), 271\–295. doi: 10.1080/0305724022000008115

Crick N.R., & Dodge K.A. (1994). A review and reformulation of social information-processing mechanisms in children’s social adjustment. Psychological Bulletin, 115, 74–101. doi: 10.1037/0033-2909.115.1.74

Dalla Nora C.R., Zoboli E., & Vieira M.M. (2017). Moral sensitivity in Primary Health Care nurses. Rev Bras Enferm [Internet], 70(2), 308–316. URL: https://www.pubfacts.com/detail/28403302/Moral-sensitivity-in-Primary-Health-Care-nurses.

Eisenberg, N. (1986). Altruistic emotion, cognition and behavior. Hillsdale, NJ: Erlbaum (accessed October 10, 2019). doi: 10.1590/0034-7167-2016-0453

Fisher, B., & Tronto, J., (1990). Towards a feminist theory of caring. In E.K.Abel & M.K. Nelson (Eds.), Circles of care. Work and identity in women’s lives, 35–62. Albany: SUNY Press.

Hoffman, M.L., (1987). The contribution of empathy to justice and moral judgment. In N.Eisenberg & J.Strayer (Eds.) Empathy and its development, Vol.1, 275–301. Hilllsdale: Erlbaum

Hoffman, M.L., (2000). Empathy and moral development: implications for caring and justice. NY: Cambridge University Press. doi: 10.1017/ CBO9780511805851

Juujarvi, S., (2003). The ethic of care and its development. Helsinki University Press.

Kulikova T.I., & Maliy D.V. (2015). The correlation between a passion for computer games and the school performance of younger schoolchildren. Psychology in Russia: State of the Art, 8(3), 124–136. doi: 10.11621/pir.2015.0310

Lemerise E. A., & Arsenio W. F. (2000). An integrated model of emotion processes and cognition in social information processing. Child Development, 71, 107–118. doi: 10.1111/1467-8624.00124

Lyons, N.P., (1983). Two perspectives: on self, relationship and morality. Harvard Educational Review, 53, 125–145. doi: 10.17763/ haer.53.2.h08w5m7v217j84t1

Lyons, N.P., (1988). Two perspectives: on self, relationship and morality. In C.Gilligan, J.V.Ward, J.M. Taylor & B. Bardige (Eds.), Mapping the moral domain. Cambridge, MA: Harvard University Press

Narvaez, D. (1998). The influence of moral schemas on the reconstruction of moral narratives in eighth graders and college students. Journal of Educational Psychology, 90, 13–24. doi: 10.1037/0022-0663.90.1.13

Narvaez D. & Rest J. (1995) The four components of acting morally. In W.M.Kurtines and J.L.Gewirtz (Eds.), Moral development. An introduction, 385–399. Allyn and Bacon published.

Noddings N., (1984). Caring, feminine approach to ethics and moral education. Berkley: University of California Press.

Rest J. (1986). Moral development: Advances in research and theory. New York: Praeger.

Rest, J., & Narvaez, D. (Eds.). (1994). Moral development in the professions: P Psychology and applied ethics. Hillsdale, NJ: Erlbaum. doi: 10.4324/9781410601162

Soldatova G.V., & Rasskazova E.I. (2014). Assessment of the digital competence in Russian adolescents and parents: Digital Competence Index. Psychology in Russia: State of the Art, 7(4), 65–74. doi: 10.11621/pir.2014.0406

Turkle Sh. (1996). Parallel lives: Working on identity in virtual space. Constructing the self in a mediated world. Inquiries in social construction. Grodin D., Lindlof T.R. (Eds.). Sage Publications, Inc, Thousand Oaks, CA, US, 156–175. doi: 10.4135/9781483327488.n10

Young, K.S. (1998). Internet addiction: The emergence of a new clinical disorder. CyberPsychology and Behavior,3(1), 237–244. doi: 10.1089/ cpb.1998.1.237.

Для цитирования статьи:

Молчанов С.В., Войскунский А.Е., Маркина О.С., Бородина А.С. Особенности когнитив- ной переработки социальной информации подростками с разным уровнем морального развития // Националь- ный психологический журнал. – 2019. – № 4(36). 3–11. С.

Molchanov S.V., Voiskounsky A.E., Markina O.S., Borodina A.S. (2019) Cognitive forms of processing social information in adolescents with different levels of moral development. National Psychological Journal, [Natsional’nyy psikhologicheskiy zhurnal], 12(4), 3–11

О журнале Редакция Номера Авторы Для авторов Индексирование Контакты
Национальный психологический журнал, 2006 - 2020
CC BY-NC

Все права защищены. Использование графической и текстовой информации разрешается только с письменного согласия руководства МГУ имени М.В. Ломоносова.

Дизайн сайта | Веб-мастер