ISSN 2079-6617 (Print)
ISSN 2309-9828 (Online)
Ru | En
РПО
Факультет психологии МГУ имени М.В. Ломоносова
Главная RSS Поиск
Приглашение к публикации

ГлавнаяВсе статьи журналаНомера

Т.А. Серебрякова, И.А. Конева,Л.Э. Эмпирический подход к изучению гендерных особенностей представлений о родительстве. // Национальный психологический журнал. – 2019. – № 2(34). – С. 99-109

Автор(ы): Серебрякова Т.А.; Конева И.А.; Семенова Л.Э.; Семенова В. Э.;

Аннотация

Актуальность (контекст) тематики статьи. Для эффективного формирования и реализации роли родителя особое значение имеет система представлений субъекта о самом феномене «родительство» и его специфических особенностях, а также комплекс личностных характеристик, ориентированных на эффективную реализацию родительских функций как женщинами (матерями), так и мужчинами (отцами).

Цель данной публикации – описание проведения и результатов пилотажного экспериментального исследования, ориентированного на изучение особенностей представлений мужчин и женщин о родительстве. В качестве его основной гипотезы мы выдвинули предположение о существовании гендерных особенностей представлений о родительстве, проявляющихся в разнице позиций мужчин и женщин в отношении реализуемых родительских ролей и функций в отношении своих детей. Мы считаем, что женщины ориентированы на личностные взаимоотношения с ребенком и эмоционально окрашенное отношение к нему, а для мужчин типичны преимущественно активные способы проявления родительства. 

Описание хода исследования На первом этапе – этапе теоретического осмысления проблемы нами был осуществлен анализ работ зарубежных и отечественных психологов, ориентированных на разработку проблем, связанных с психологией родительства (А. Адлера, Э. Бадинтера, Д. Винникота, М. Марконса, М. Мид, Д. Пейнз, С. Фанти, Э. Эриксона; Т.В. Андреевой, К.Н. Белогай, Н.Н. Васягиной, А.И. Захарова, О.А. Карабановой, С.Ю. Мещеряковой, Р.В. Овчаровой, В.А. Рамих, Ю.А. Токаревой, Г.Г. Филипповой, Л.Б. Шнейдер и др.). Второй этап нашего исследования был ориентирован на изучение гендерной специфики представлений о родительстве.

Результаты исследования Проанализировав существующие подходы к пониманию феномена «родительство» мы определили его как сложное личностное образование, включающее в себя систему положительных аффективных проявлений субъекта по отношению к детям, проявляющихся в процессе его взаимодействия с ребенком и оказывающих позитивное влияние на всестороннее и гармоничное развитие и воспитание детей. Данные исследования показали наличие у респондентов гендерной спецификаи преставлений о родительстве. В частности, выявлены различия преставлений мужчин и женщин об«идеальном родителе» и своих родительских ролях. 

ВыводыПроведенное нами исследование доказало наличие гендерных особенностей в представлениях о родительстве. Оптимизировать уровень и содержание данных представлений поможет специально разработанная программа психологического сопровождения семьи.

Страницы: 99-109
Поступила: 18.12.2018
Принята к публикации: 06.04.2019
DOI: 10.11621/npj.2019.0213

Разделы журнала: Психология семейного воспитания;

Ключевые слова: личность; ценностная культура личности; родительство; гендерные различия; семейное воспитание;

PDF: /pdf/npj-no34-2019/npj_no34_2019_099-109.pdf

Доступно в on-line версии с 30.01.2019

Введение

В статье отражены результаты эмпирического исследования гендерной специфики представлений о родительстве. Наше обращение к данной проблеме обусловлено теми изменениями в системе ценностей современных людей, их ориентацией на карьеру и профессиональную самореализацию, которые произошли в последние десятилетия (МА. Барг, Ю.Г. Буртин, В.А. Кутырев, В. Мурашов, В.Н. Шилов и др.). Отдавая предпочтение личной свободе, материальной обеспеченности, успеху в профессии, партнерским отношениям, наши современники не стремятся обременять себя родительскими обязательствами. Вместе с тем, именно семья, а конкретно, родители, оказывают максимальное воздействие на ребенка, обеспечивая его полноценное развитие и воспитание (Л.М. Аболин, Н.А. Бердяев, Л.И Божович, Л.С. Выготский, В.Н. Мясищев, С.Л. Рубинштейн, К.Д. Ушинский и т.д.).

Опираясь на анализ работ зарубежных и отечественных исследователей в области социальной психологии, психологии семьи и психологии родительства (А. Адлера, Э. Бадинтера, Д. Винникота, М. Марконса, М. Мид, Д. Пейнз, С. Фанти, Э. Эриксона; С.Ю. Абдуллиной, Т.В. Андреевой, К.Н. Белогай, Н.Н. Васягиной, А.Г. Долгих, Е.И. Захаровой, О.А. Карабановой, С.Ю. Мещеряковой, Р.В. Овчаровой, В.А. Рамих, Ю.А. Токаревой, Г.Г. Филипповой, Л.Б. Шнейдер и др.), мы рассматриваем родительство как сложное интегративное личностное образование, включающее в себя систему позитивных аффективных проявлений субъекта по отношению к детям, проявляющихся в процессе его взаимодействия с ребенком и оказывающих эффективное воздействие на всестороннее и гармоничное развитие и воспитание детей. Основой полноценной реализации родительства мы склонны считать сформированные у субъекта (вне зависимости от его гендерной принадлежности) представления о родительстве как о социальной функции «родитель» и как о его социальной роли.

Цель данной публикации – описание проведения и результатов пилотажного исследования, направленного на изучение особенностей представлений женщин и мужчин о родительстве.

Ход исследования

Структурно наше исследование представлено двумя взаимосвязанными этапами.

Первый этап 

Первый этап – этап теоретического осмысления проблемы был ориентирован на анализ зарубежных и отечественных исследований в области интересующей нас проблематики – «родительства».

Проанализировав исследования и обобщив подходы представителей разных областей человекознания к изучению феномена «родительтво» (А.И. Антонова, А.Н. Ганичевой, С.И. Голод, И.Н. Гребенниковой, Т.А. Гурко, О.Л. Зверевой, Л.М. Панковой, Л.Ф. Спириной, А.Г. Харчева и др.), мы сделали вывод о том, что родительство рассматривается как синтез ценностных и морально-нравственных характеристик человека (философский подход), как специфическая модель поведения субъекта, обусловленная, в первую очередь, культурными особенностями общества (культурологический подход), как стабильное эмоционально-насыщенное и позитивно окрашенное общение и взаимодействие между родителем и ребенком (социологический подход), как обеспечение всех необходимых условий для социокультурного развития ребенка как одного из основных факторов его обучения и воспитания (педагогический подход) и, наконец, как интегральное социально-психологическое личностное образование, включающее в себя совокупность знаний о себе, как о родителе, привычек и убеждений, реализуемых в поведенческих проявлениях, ориентированных на ребенка (психологический подход).

Ориентируясь на позиции междисциплинарного подхода,  под феноменом «родительство» мы понимаем сложное интегративное образование, представленное спектром позитивно окрашенных аффективных проявлений родителей по отношению к своим детям (при этом основным чувством мы считаем любовь родителей к своим детям) и систематизированных представлений о специфике их воспитания.

Опираясь на результаты исследований ученых (С.Ю. Абдуллиной, Т.П. Авдуловой, К.Н. Белогай, А.Г. Долгих, Е.И. Захаровой, И.Н. Земзюлиной, С.Ю. Мещеряковой, О.Г. Прохоровой, О.К. Трухачевой, Г.Г. Филипповой, Т.Ю. Ярыгиной и др.), мы также считаем, что особое значение для эффективной реализации субъектом своей социальной роли «родитель» имеет его готовность к родительству.

Вместе с тем, как полагают многие исследователи (и тому есть неоспоримые статистические подтверждения), произошедшие в последние десятилетия социокультурные, политические и экономические трансформации в обществе явились причиной многочисленных и разнообразных по своему характеру проблем в области родительства:

  • как отмечают С.Ю. Девятых, Н.А. Демчук, Н.А. Зелевская, И.С. Кон, Р.А. Лопин, Р.В. Овчарова, В.А. Рамих и др., произошла переориентация жизненных ролей мужчины и женщины и, как следствие, изменение социокультурных стереотипов маскулинности и феминности, трансформации не только социальных, но и гендерных, и индивидуальных стереотипов матери и отца (Демчук, 2008, С.7);
  • с точки зрения Н.А. Зелевской, сегодня имеет место снижение социальной значимости не только отцовства, но и материнства и, как следствие, ослабление родительского внимания к детям, «дефицит родительской любви» (Мошкова, 2003), низкий уровень как психолого-педагогической, так и родительской культуры матерей и отцов, неумение, а нередко, и нежелание заниматься воспитанием своих собственных детей;
  • Р.А. Лопин отмечает, что еще в советской России произошло «исключение мужского начала из семейного быта и замена его полным вмешательством государства в дела семьи … Государство стало третьим углом в семейном треугольнике, отчуждая женщину от мужчины – мужа – отца ... В результате мужчина был оттеснен из семейной жизни и утратил свою функцию» (Лопин, 2009, С .275);
  • О.В. Глезденева пишет, что у современных родителей исчезли многие функциональные обязанности, это объективно привело к изменению их отношения к детям, снижению потребности в них (в детях) как в фундаментальной ценности, что проявляется в осознанном отказе от родительства, в различных формах пренебрежения родительскими обязанностями, в увеличении масштабов социального сиротства и т.п. (Глезденева, 2007).

В качестве подтверждения выводов ученых приведем данные статистики, согласно которым на 1 ноября 2018 года в федеральном банке данных о детях-сиротах их было зарегистрировано 47.224 человека. Если же проследить данные рождаемости в России, то можно однозначно говорить о тенденции к ее значительному снижению. Так, если в 1950 году рождаемость составляла 2,74 млн, то в 2017 году она составила 1,69 млн. Для улучшения демографической ситуации каждая семья, по подсчетам Росстата, должна иметь минимум по 2 ребенка. Результаты опроса показали, что лишь 8% респондентов хотят иметь 3-х детей и всего 4% – 4-х. Большинство же респондентов предпочтительным для себя считают иметь 1–2 детей.

Но что же такое «готовность к родительству»? Чем она характеризуется? Мы условно выделили 4 направления исследований:

  • психологическая готовность к родительству в целом (В.В. Абраменкова, А.И. Антонова, В.В. Бойко, В.И. Брутманаа, А.И. Захарова, С.Ю. Мещерякова, Р.В. Овчарова, В.А. Петровский, Н.Ю. Синягина, Г.Г. Филиппова, А.Г. Харчева, D. Bassin, E. Galinsky, M. Honey, M. Kaplan и др.);
  • готовность к материнству (Б. Бернс, А.Я. Варга, Н.Н. Васягин, Д.В. Винникотт, С.Ю. Мещеряков, М. Мид, Р.В. Овчаров, О.Е. Смирнов, А.С. Спиваковская, Н.А. Устинов, Г.Г. Филиппов, Ф. Хорват и др.);
  • специфика проявления психологической готовности к отцовству (Т.П. Авдулова, Т.В. Архиреева, А. Адлер, К.Н. Белогай, Ю.Б. Борисенко, К. Витакер, М.О. Ермихина, И. С. Кон, М. Лэм, Й. Лангмейер, З. Матейчек, Р.В. Овчарова, У.Ю. Севастьянова, А.С. Спиваковская, Ю.А. Токарева, О.К. Трухачева, Э. Фромм, К.Г. Юнг и др.);
  • факторы, механизмы и закономерности становления готовности к родительству (Ю.В. Борисенко, В.М. Вязоиченко, С.Ю. Девятых, Е.И. Захаров, О.В. Игнатов, А.В. Левченко, М.Е. Ланцбург, И.А. Меркуль, Р.В. Овчарова, Т.В. Павлова, Н.П. Фетискин и др.).

По мнению медиков, практически каждый мужчина и женщина, достигшие половой зрелости, могут стать родителями. Физиологически – да, поскольку способность к размножению и продолжению своего рода – это способность, данная человеку от природы. Однако физиологическая готовность организма к вынашиванию и рождению детей и психологическая готовность человека стать родителем, предполагающая не только желание, но и способность взять на себя ответственность за полноценную жизнь и здоровье ребенка, часто не совпадают (Сергиенко, 2013). Более того, переход мужчины к состоянию отцовства, а женщины – материнства, т.е. рождение у них ребенка – значимое событие в их семейной жизни. Однако, как свидетельствуют результаты исследований Т.П. Авдуловой, О.К. Трухачевой, Г.Г. Филипповой и других исследователей, важность этого события будущими родителями зачастую недооценивается.

Опираясь на исследования проблематики готовности к родительству, а также на работы Б.Г. Ананьева, А.В. Веденова, М.И. Дьяченко, С.Л. Рубинштейна и Д.Н. Узнадзе, раскрывающие сущность понятия «готовность» с позиций психологии личности и деятельностного подхода, мы делаем вывод о том, что под психологической готовностью к родительству надо понимать особое состояние направленности субъекта, проявляющееся в системе его устойчиво-позитивных установок и ценностей по отношению к своему ребенку, а также ожиданий и убеждений относительно себя как родителя, способного обеспечить все необходимые условия для эффективного развития и социализации малыша.

Учитывая, что и само родительство, и готовность к нему – сложные комплексные образования, предпринимаются попытки попытки выделить и изучить компонентные составляющие данных феноменов(С.П. Акутина, А.Я. Варга, В.Н. Дружинин, А.Н. Елизаров, М.О. Ермихина, А.С. Спиваковская, Л.Б. Шнейдер, Э.Г. Эйдемиллера и др.) 

С.П. Акутина, А.Я. Варга, Е.И. Захарова в структуре родительства выделяют три компонента: эмоциональный, когнитивный и поведенческий. К когнитивной составляющей родительства следует относить убеждения и ценностные ориентации супругов в вопросах воспитания детей. Эмоциональный компонент родительства – это не что иное, как эмоции и чувства, которые переживают родители по отношению к своим детям. Поведенческая составляющая родительства – это направленность личности на реализацию ее ценностных ориентаций и целевых установок в отношении детей (Акутина, 2009). Отношение к детям является основой родительства и готовности к нему (Варга, 2017) Родительское отношение представляет собой сочетание эмоционального, когнитивного и поведенческого компонентов, оно – не только средство поддержания контакта с ребенком, но и метод его воспитания. А.Я Варга выделяет следующие типы родительского отношения: принимающее–авторитарное, отвергающее, симбиотическое и симбиотическое–авторитарное.

В.Н. Дружинин, М.О. Ермихина и А.С. Спиваковская в структуре родительства предлагают выделять родительские установки и ожидания. Они могут проявляться как на уровне отношений супругов друг к другу («мы – родители») и выступать показателями потребностей супругов в детях, так и на уровне непосредственной реализации родителями своих установок по отношению к их детям («мы – родители нашего ребенка»), а также в качестве синтеза установок и ожиданий родителей в отношении своего ребенка («это наш ребенок») (Дружинин, 2008). Основным показателем родительских установок и ожиданий выступает родительская позиция, направленная на взаимодействие с ребенком, находящая отражение в родительских чувствах, эмоционально окрашивающих отношение к детям. В первую очередь, это любовь родителей к своим детям, являющаяся одной из базовых потребностей малыша. Именно любовь родителей к детям рассматриваются как источник и гарант эмоционального благополучия человека, средство поддержания его физического и психического здоровья (Ермихина, 2008; Спиваковская, 2008).

Выделяя когнитивный компонент готовности к родительству, многие авторы рассматривают такое понятие, как «представления о родительстве» (С.Ю. Девятых, Е.И. Захарова, Р.В. Овчарова, Т.В. Павлова, Е.А. Савина, Е.О. Смирнова и др.). Представления о родительстве определяется как «многокомпонентный и сложно детерминированный феномен, целостный и непрерывный процесс становления личностной зрелости, которая формируется в процессе подготовки к родительству и как итог – осознанность родителя» (Павлова, 2012, С. 49). В качестве основных параметров оценки уровня сформированности представлений о родительстве выделяются семейные ценности, сценарии реализации родительства, а также ожидания и установки как в детско-родительских, так и в супружеских отношениях.

Утверждая, что и материнство и отцовство есть не что иное, как интегративные образования, объединяющие в себе биологические и социальные аспекты и ориентированные на рождение детей (биологический аспект), и на их воспитание (социальная составляющая), ученые выделяют специфические особенности материнства и отцовства, как форм проявления родительства.

В качестве важнейших показателей материнства ряд авторов (К.Н. Белогай, Е.О. Исенина, Е.И. Захарова, В.С. Мухина, С.Ю. Мещерякова, А.С. Спиваковская и др.) выделяют любовь, заботу, ласку, принятие (эмоционально теплое отношение к своим детям) и отзывчивость (эмпатия матери ко всем действиям, чувствам, мыслям детей) (Исенина, 2010).

Если же говорить об отцовстве, то весьма интересный, с нашей точки зрения, взгляд на его сущностные характеристики мы обнаружили у К. Кенфилда, который отцовство рассматривает как нравственную составляющую поведения, выделяя следующие его базовые характеристики:

  • «участие» - отражает удовлетворение потребности и включенность отца в деятельность с детьми;
  • «постоянство» – проявляется в способности придерживаться установленным ранее методам воспитания во взаимодействии с детьми;
  • «осведомленность» – предполагает понимание отцом потребностей ребенка (в том числе, имеющих отношение к его росту и развитию);
  • «забота» – является показателем чувства любви, нежности, значимости и заинтересованности отца во взаимодействии с ребенком (Кенфилд, 2008).

Не менее интересны и подходы других зарубежных авторов к выделению ролей, реализуемых отцами по отношению к своему ребенку:

  • согласно А. Адлеру, роль отца заключается в воспитании, под которым он склонен понимать поощрение активности ребенка (Евсеенкова, 2008);

  • по мнению Й. Лангмейера и З. Матейчека, отец является естественным источником познаний о мире, технике, труде, способствует ориентации ребенка на профессию и формированию у него нацеленности на социально-полезную деятельность (Евсеенкова, 2008);

  • как считает К.Г. Юнг, отец воплощает в себе авторитет, помогает, ориентироваться ребенку во внешнем мире, олицетворяет мораль, раскрывает перед ребенком объективный внешний мир (Юнг, 2009).

Если проанализировать точку зрения на отцовство отечественных исследователей, мы считаем важным, в первую очередь, обратиться к работам И.С. Кона, по мнению которого отец – это дисциплинатор, кормилец, пример для подражания и непосредственный наставник в общественно-трудовой деятельности (Кон, 2010).

Не менее значимо включение отца в процесс воспитания детей и с точки зрения У.Ю. Севастьяновой, которая под отцовством предлагает понимать систему взаимоотношений между ребенком и мужчиной, способствующую развитию эмоционального и личностного благополучия обоих (Севастьянова, 2009).

Ю.А. Токарева считает, что отцовство – это психолого-педагогическая деятельность мужчины, ориентированная, с одной стороны, на приобщение детей к требованиям общества и социальным нормам, а, с другой, – на осуществление контроля за результатами осуществляемого воспитательного процесса (Токарева, 2009).

Обобщив позиции ученых, в качестве основных параметров готовности женщины (матери) и мужчины (отца) к эффективной реализации своих родительских ролей мы выделили:

  • систему эмоций положительной модальности, отражающих чувства и переживания по отношению к ребенку и обеспечивающих эффективную реализацию стремления к эмоциональной близости и к контактам с ребенком;

  • потребность в осуществлении эффективного ухода за ребенком и в ценностном общении с ним;

  • осознание себя как эффективного родителя, предполагающее систему знаний, умений и навыков, необходимых для полноценного ухода за ребенком, его воспитания и гармоничного развития.

В качестве же основы готовности к родительству мы выделяем представления о данном феномене, предполагающие систему знаний, представлений, умений и навыков, необходимых для полноценного и эффективного развития, воспитания и обучения ребенка.

На сегодня считается доказанным наличие гендерной специфики представлений о родительстве (Е.Н. Васильева, С.В. Девятых, Т.В. Павлова, Е.Г. Смирнова, А.В. Щербаков и др.) Так, исследования показали, что женщины больше, чем мужчины, ориентированы на личностные взаимоотношения с ребенком, и в качестве ролевых позиций идеального родителя называют следующие: понимающий, добрый, воспитывающий, ответственный (Девятых, 2010; Павлова, 2012), «Друг», «Авторитет», «Вдохновитель», «Утешитель», «Руководитель» (Васильева, Щербаков, 2014). Мужчины выделяют такие ролевые позиции идеального родителя, как ответственный и терпеливый (Павлова, 2012), «Руководитель», «Защитник» (Васильева, Щербаков, 2014).

Учитывая наличие гендерной специфики представлений о родительстве, с одной стороны, и постоянно меняющиеся социокультурные и ценностные нормативы и ориентиры жизнедеятельности наших современников, с другой стороны, мы заинтересовались вопросом о современных гендерных особенностях представлений о родительстве.

Второй этап

Проведение экспериментального исследования стало вторым этапом нашей исследовательской деятельности.

Респондентами выступили 35 человек в возрасте от 21 до 30 лет (16 мужчин и 19 женщин).

Экспериментально-диагностическая программа включала в себя следующие методики:

  • методика М. Рокича «Ценностные ориентации», позволяющая выявить основу жизненной концепции личности, а также сформированность и направленность системы ее ценностей (в том числе, ориентации на родительство и семью)
  • методика Р.В. Овчаровой и Ю.А. Дегтяревой «Представления об идеальном родителе», с помощью которой мы смогли выявить различия в представлениях мужчин и женщин «об идеальном родителе»;
  • методика Е.Н. Васильевой и А.В. Щербакова «Мои будущие родительские роли» и «Роли моего будущего ребенка», позволившие изучить отношение респондентов к ролям своего будущего ребенка и своим родительским ролям;
  • методика Е.С. Шефера и Р.К. Белла в адаптации Т.В. Нещерет PARI (parental attitude research instrument), которая дала нам возможность оценить эмоциональный аспект отношения родителей (и матери, и отца) к ребенку, отражающий восприятие респондентами своего будущего ребенка (например, значимость детей в жизни респондентов и т.п.).

Результаты исследования

Полученные экспериментальные данные позволяют сделать следующие выводы.

Анализ данных, полученных по итогам реализации методики М. Рокича «Ценностные ориентации», свидетельствует о том, что «счастливую семейную жизнь» как ценность выделяют большинство респондентов (83%). Оценивая гендерную специфику отношения к семье, следует отметить, что семье как ценности отдает предпочтение абсолютное большинство мужчин (98%), лишь 11% респондентов-женщин семью ставят на первую позицию, а 73% респондентов-женщин отдают ей второе место в иерархии своих ценностей. Вместе с тем, 79% женщин на первое место при ранжирование списка ценностей поставили здоровье (физическое и психологическое), в отличие от респондентов-мужчин, которые присвоили ему 4 и 5 ранги. Оценивая гендерную специфику отношения к ценностям, мы считаем интересным тот факт, что 63% респондентов мужского пола предпочтение отдают материальным ценностям и общественному признанию, поставив им 2 и 3 ранги.

Анализ данных, полученных по итогам реализации методики Р.В. Овчаровой и Ю.А. Дегтяревой «Представления об идеальном родителе» свидетельствует о том, что более, чем для половины респондентов-женщин (58%) наибольшее значение имеет когнитивный компонент в структуре представлений об идеальном родителе. Эти респонденты, оценивая предлагаемые в методике пары личностных характеристик, наибольшими баллами оценивают такие характеристики, как «доверяющий детям» (оценили на «3» балла 17 человек), «сотрудничающий с детьми» (оценили на «3» балла 13 человек), «ответственный» (оценили на «3» балла 13 человек), «уважающий детей» (оценили на «3» балла 13 человек), «прощающий» (оценили на «3» балла 14 человек), Если же говорить о респондентах-мужчинах, то когнитивный компонент преобладающее значение имеет лишь для 31% респондентов. 69% мужчин когнитивному компоненту в оценке идеального родителя придают наименьшее значение, выделяя такие качества идеального родителя, как «практичный» (оценили на «3» балла 6 человек), «ответственный» (оценили на «3» балла 8 человека). Качественный анализ полученных данных позволяет нам сделать вывод о том, что женщины осознают себя, как матерей (имеют четкое представление о себе, как о матери и осознают свои родительские функции), а у мужчин представления об отцовстве сформированы не в полной мере (отсутствует представление о ребенке, недостаточно знаний об особенностях проявления отцовства и специфике реализации его функций).

На второй позиции у респондентов-женщин поведенческий компонент представлений о родительстве (37%). Данные респонденты в качестве приоритетных характеристик выбирают следующие: «обучающий ребенка» (оценили на «3» балла 6 человек), «хвалящий» (оценили на «3» балла 5 человек), «опекающий» (оценили на «3» балла 4 человек). Вместе с тем, именно поведенческий компонент представлений об идеальном родителе был зафиксирован у большинства респондентов-мужчин (50%). В качестве важнейших характеристик они выбирают: «воспитывающий» (оценили на «3» балла 10 человек), «обучающий ребенка» (оценили на «3» балла 9 человек), «слушающий ребенка» (оценили на «3» балла 5 человек). Подученные данные позволяют нам говорить о том, что мужчины в своих представлениях об идеальном родителе сориентированы на реализацию себя как родителя в плане материального обеспечения ребенка, его воспитания и обучения.

На третьей позиции респонденты и мужчины, и женщины ставят эмоциональный компонент представлений о родительстве (5% женщины и 19% мужчины). В качестве приоритетных характеристик они выбирают: «счастливый» (оценили на «3» балла 23 человека), «любящий» (оценили на «3» балла 26 человек), «добрый» (оценили на «3» балла 22 человека). Эти данные свидетельствуют о том, что эмоциональный компонент готовности к родительству, который, по мнению исследователей, должен быть превалирующим и обусловливать и когнитивную, и поведенческую его составляющие, а также процесс формирования представлений о родительстве, у респондентов находится на третьей позиции. Объяснить данный факт, с нашей точки зрения, можно тем, что у большинства наших респондентов на момент проведения исследования не было детей и, как следствие, опыта в реализации себя в качестве родителя.

Реализация методик Е.Н. Васильевой и А.В. Щербакова «Мои будущие родительские роли» и «Роли моего будущего ребенка» показала, что респонденты-женщины значимыми родительскими ролями для себе считают такие, как «Друг» (88%), «Вдохновитель» (84%), и «Собеседник» (76%). Тем самым они демонстрируют, что в представлении женщин, мать, прежде всего, – «доверенное лицо» своего ребенка, она стремится оказывать ему моральную поддержку, она всегда может выслушать, воодушевить, поднять настроение, придать уверенности. Что касается респондентов мужчин, то предпочитаемыми ролями в отношении ребенка они называют: «Учитель» (83%), «Авторитет» (80%), «Защитник» (75%). Это свидетельствует о том, что в представлениях мужчин отец выступает для своего ребенка примером для подражания, который может обучить и передать важные знания и навыки, а также человеком, который будет защищать от проблем и вселять спокойствие.

Оценивая ожидания респондентов по отношению к своему будущему ребенку, мы выявили, что большинство респондентов 83% (84% женщин и 82% мужчин) самыми предпочитаемыми ролями считают проявление заботы и ощущение себя нужным человеком. При этом большинство респондентов-женщин (80%) ожидают, что будущий ребенок «даст возможность дарить и получать любовь», а респонденты-мужчины (тоже 80%) считают, что ребенок «даст возможность гордиться собой».

Респондентов женского пола также полагают, что ребенок «дает возможность самосовершенствоваться». В качестве значимой эту позицию выбрали 53% респондентов-женщин. Акцент на данной ролевой позиции, с нашей точки зрения, свидетельствует о том, что современные женщины не ограничивают себя только уходом за ребенком в процессе его воспитания и обучения. У мужчин такой ролевой позиции в отношении ребенка («самосовершенствование») не зафиксировано. Вместе с тем, для 69% респондентов-мужчин важно, чтобы ребенок давал возможность обмениваться информацией и позволял узнавать что-то новое.

Анализ данных, полученных по итогам реализации методики Е.С. Шефера и Р.К. Белла в адаптации Т.В. Нещерет PARI (parental attitude research instrument) показал, что 83% респондентов имеют оптимальный эмоциональный контакт с будущим ребенком. 84% респондентов-женщин, оценивая предлагаемые в методике суждения, наибольшими баллами отметили «побуждение словесных проявлений, вербализация» (оценили на «20» баллов 2 человека, на «19» – 5 человек, на «18» – 6 человек), «уравнительные отношения между родителями и ребенком» (оценили на «20» баллов 2 человека, на «19» – 5 человек, на «18» – 6 человек), «развитие активности ребенка» (оценили на «19» баллов 3 человека, на «18» – 4 человека). Среди респонентов-мужчин 82% наибольшими баллами отметили такие характеристики, как «уравнительные отношения между родителями и ребенком» (оценили на «17» баллов 7 человек, на «16» – 5 человек), «партнерские отношения» (оценили на «17» баллов 6 человек, на «16» – 5 человек).

Оценивая особенности представлений респондентов об отношениях между родителем и ребенком, мы отметили, что у 68% респондентов-женщин высокие значения по таким параметрам, как «чрезмерная забота» (оценили на «20» баллов 2 человека, на «16» – 4 человека, на «15» – 3 человека), «создание безопасности и опасение обидеть» (оценили на «18» баллов 6 человек, на «16» – 6 человек, на «15» – 4 человека) и «чрезмерное вмешательство в мир ребенка» (оценили на «16» баллов 4 человека, на «15» – 4 человека), а у 69% респондентов-мужчин высокие значения фиксируются по параметрам: «преодоление сопротивления и подавление воли ребенка» (оценили на «19» баллов 4 человека, на «18» – 3 человека), «подавление агрессии» (оценили на «17» баллов 4 человека, на «14» – 7 человек), чрезмерная забота (оценили на «19» баллов 2 человека, на «17» – 8 человек). Обобщая полученные в рамках реализации данной методики материалы, мы делаем вывод о том, что и у респондентов-женщин, и у респондентов-мужчин нами зафиксирована не только оптимальная эмоциональная направленность на будущего ребенка, но и способность концентрировать на нем все свое внимание.

Выводы

Проведенное нами исследование подтвердило выводы психологов о наличии гендерной специфики представлений о родительстве. Обобщив все выше приведенные эмпирические данные, в качестве таких специфических особенностей представлений о родительстве для женщин мы выделяем их ориентацию на личностные взаимоотношения с ребенком, эмоционально окрашенное отношение к ребенку, стремление проявлять заботу и чувствовать себя нужным человеком для ребенка, стремление самосовершенствоваться в процессе воспитания своих детей.

О специфике же представлений о родительстве мужчин мы свидетельствует выбор ими таких характеристик, как: практичный, ответственный, воспитывающий, обучающий, слушающий, любящий, добрый. Вместе с тем, характеризуя свои отношения с ребенком, мужчины делают акцент на чрезмерной заботе о детях, на подавлении воли ребенка

Несмотря наличие выделенных нами гендерных особенностей представлений о родительстве, обобщенный анализ полученных нами экспериментальных данных свидетельствует о том, что все респонденты, принявшие участие в нашем исследовании в определенной степени ориентированы на семью, на рождение детей и реализацию своих родительских функций.

Вместе с тем, мы считаем, что разработка программы психологического сопровождения формирования представлений о родительстве (как у мужчин, так и у женщин) позволит оптимизировать процесс формирования их родительской позиции, готовности к выполнению родительских ролей и функций и в итоге обеспечит более высокий уровень осознанного отношения к рождению детей.

Разработку и последующую реализацию такой программы психологического сопровождения семьи, нацеленную на повышение компетентности мужчин и женщин в сфере родительства и развитие всех компонентов психологической структуры готовности к родительству (когнитивного, поведенческого и эмоционального), мы определяем как перспективу нашего исследования.

Литература:

  1. Акутина С.П. Формирование осознанного родительства у старшеклассников как духовно-нравственный императив // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Гуманитарные науки. – 2009. – № 1 (9). – С. 133-142.
  2. Белогай К.Н. Психологическая готовность к родительству как регулятор репродуктивного поведения // Тезисы к юбилейной конференции «125 лет Московскому психологическому обществу». В 4 т. Т. 2 / отв. ред. Богоявленская Д.Б., Зинченко Ю.П. – Москва : МАКС Пресс, 2011. – С. 86–88.
  3. Боулби Д. Создание и разрушение эмоциональных связей: руководство практического психолога. – Москва : Канон, 2014. – 270 с.
  4. Варга А.Я. Введение в системную семейную психотерапию. –Москва : Когито-Центр, 2017. – 181 с.
  5. Васильева Е.Н., Щербаков А.В. Родительские роли как фактор развития личностного компонента психологической готовности к родительству // Фундаментальные исследования. – 2014. – № 12(11). – С. 2473–2481.
  6. Глезденева О.В. Модели родительства и факторы их формирования в современной России: социологический анализ : дис. ... канд. социолог. наук. – Москва, 2007. – 242 с.
  7. Голод С.И. Социолого-демографический анализ состояния и эволюции семьи // Социологические исследования. – 2008. – № 1. – С. 40–49.
  8. Гурко Т.А. Брак и родительство в России. – Москва, 2008.
  9. Девятых С.Ю. Семья и родительство в структуре жизненных целей юношей и девушек // Перспективы науки. – 2010. – № 3. – С. 18–33.
  10. Демчук Н.А. Формирование психологической готовности юношей к отцовству : дис. … канд. психол. наук. – Курган, 2008. – 223 с.
  11. Долгих А.Г., Захарова Е.И. Содержание и степень гармоничности представлений о материнстве и отцовстве в юношеском воз­расте. // Вестник Московского университета. Серия 14. Психология. – 2018. – №2. – С. 89–99.
  12. Дружинин В.Н. Психология семьи. – Санкт-Петербург : Питер, 2008. – 176 с.
  13. Евсеенкова Ю.В. Отцовство как психологический фактор развития личности : автореферат дис. … канд. психол. наук. – Новосибирск, 2008. – 16 с.
  14. Ермихина М.О. Формирование осознанного родительства на основе субъективно-психологических факторов : автореферат дис. … канд. психол. наук. – Казань, 2008. – 22 с.
  15. Захарова Е.И. Родительство как возрастно-психологический феномен : автореферат дис. … докт. психол. наук. – Москва, 2017. – 46 с.
  16. Зелевская Н.А. Проблема воспитания детей в семье в русской педагогике второй половины XIX–первой половине XX веков : дис… канд. пед. наук. – Рязань, 2003. – 229 с.
  17. Исенина Е.О. О некоторых понятиях онтогенеза базовых качеств матери // Журнал практического психолога. – 2010. – № 4–5. – С. 49–63.
  18. Кон И.С. Маскулинность в меняющемся мире // Вопросы философии. – 2010. – № 5. – С. 25–35.
  19. Костина О.А., Кочнева Е.М., Ладыкова О.В., Лебедева О.В., Морозова Л.Б., Фомина Н.В Эмпирический подход к осмыслению проблемы мотивации родительства // The Turkish Online Journal of Design, Art and Communication - TOJDAC, September 2018 Special Edition, p. 2813–2822.
  20. Лопин Р.А. Кризис современной российской семьи как фактор отказа от традиционной системы нравственных ценностей : материалы Всероссийской научно-практ. конференции «Семья – культура – образование в изменяющейся России» / под ред. О.В. Бессчетновой. – Саратов, 2009. – С. 272–276.
  21. Милль Дж. Подчиненность женщины // Гендерология и феминология : хрестоматия. – Владивосток : Изд-во ВГУЭС, 2008. – С. 196–274.
  22. Мошкова И.Н. Единство духовных и психологических компонентов воспитания // Консультативная психология и психотерапия. – 2003. – № 3. – С. 145–155.
  23. Мухина В.С. Психологические проблемы материнства // Медико–психологические аспекты современной перинатологии : материалы IV Всероссийского конгресса по пренатальной и перинатальной психологии, психотерапии и перинатологии с международным участием. – Москва : изд-во Института психотерапии. – 2008. – С. 7–10.
  24. Овчарова Р.В. Психологический анализ особенностей формирования осознанного родительства в молодой семье // Вестник института семьи. – 2008. – № 1. – С. 45–50.
  25. Овчарова Р.В. Типология и факторы формирования осознанного родительства в молодой семье // Вестник КГУ. – 2008. – № 1. – С. 109–112.
  26. Павлова Т.В. Психологические детерминанты формирования представлений личности о родительстве : дис. ... канд. психол. наук. – Москва, 2012. – 218 с.
  27. Панкова Л.М. Человек и семья: философский анализ формирования культуры брачно-семейных отношений : дис. … докт. пед. наук. – Санкт-Петербург, 2008. – 385 с.
  28. Севастьянова У.Ю. Исследовавшее совладающего поведения в рамках субъектного подхода // Молодой психолог. Приложение к журналу «Вест-шж ПГПУ». – 2009. – № 1. – С. 93–94.
  29. Семенова Л.Э., Серебрякова Т.А., Гарахина Ю.Е. Психологическое благополучие и опыт родительства женщин-матерей из разных типов семей // Вестник Минского ун-та. – 2018. – Т. 6. – № 2. – С. 15–35
  30. Сергиенко И.И. Особенности психологической готовности к появлению ребенка в молодой семье // Молодой ученый. – 2013. – № 4. – С. 494–498.
  31. Спиваковская А.С., Мхитарян А.В. 12 диалогов о психологии преображения себя и своей жизни. – Москва : Беато-Пресс, 2008. – 215 с.
  32. Токарева Ю.А. Сущность отцовства как особой деятельности по воспитанию ребенка, предпосылки и условия его формирования // Семья и родительство – XXI век : сборник научных трудов всероссийской интернет-конференции с международным участием. – Курган, 2009. – С. 64–68.
  33. Фрейд 3. Очерки по психологии сексуальности : сборник. – Минск : Попурри, 2008. – 477 с.
  34. Харчев А.Г. Социология семьи: проблемы становления науки : перепеч. с  изд.1979 г. – Москва :ЦСП, 2015. – 342с.
  35. Юнг К.Г. Значение аналитической психологии для воспитания // Психология личности : хрестоматия / ред. Ю.Б. Гиппенрейтер, А.А. Пузырей, В.В. Архангельская. – Москва : АСТ; Астрель, 2009. – С. 381–387.
  36. Allen, K.R. (2001). A conscious and inclusive family studies. In R.M. Milardo (Ed.). Understanding families into the new millennium: A decade in review. Minneapolis, MN: NCFR.
  37. Amato, P.R. (2005). The impact of family formation change on the cognitive, social, and emotional well-being of the next generation. The Future of Children. Marriage and Child Wellbeing, 15(2). doi:10.1353/foc.2005.0012
  38. Arendell, T. (2001). Conceiving and investigating motherhood: a decade's scholarship. Understanding families into the new millennium: A decade in review. R.M. Milardo (Ed.) Minneapolis, MN: NCFR.
  39. Belsky J. (1984). The determinants of parenting: A process model. Child Dev, 83–96. doi:10.2307/1129836
  40. Bengston, V.L., Acock, A.C., Allen, K.R., Dilworth-Anderson, P., & Klein, D.M. (2005). Sourcebook of family theory and research. Thousand Oaks, CA: Sage. doi:10.4135/9781412990172
  41. Berns B. & Hay F. (eds). (1988). The Different Faces of Motherhood. N.J., L. doi:10.1007/978-1-4899-2109-3
  42. Chalmers Beverly (1997) .Pregnancy and parenthood: heaven or hell.  South Africa. Berev Publications, 356.
  43. Coleman P.K., & Karraker K.H. (2003). Maternal self-efficacy beliefs, competence in parenting, and toddlers' behavior and developmental status. Infant Ment. Health J., 24(2), 126–148. doi:10.1002/imhj.10048
  44. Csermely D., & Mainardi D. (1981). Infant signals. Behav.Hum.Infants.Proc.1st workshop. Int.Sch.Euthol.Behav.Hum.Inf. Erise, 22–27 Aug. 1981, N.Y., L., 1883, 1–19.
  45. Emde R.N. et all (Eds.) (1982). The Development of attachment and affiliate systems. N.Y., L., Plenum press, cop. doi:10.1007/978-1-4684-4076-8
  46. Fox, G., & Murry, V. (2001). Gender and families: Feminist perspectives and family research. In R.M. Milardo (Ed.). Understanding families into the new millennium: A Decade in Review. Minneapolis, MN: NCFR.
  47. Francesconi, М. (2007). Adult outcomes for children of teenage mothers. Discussion Paper No. 2778. Bonn. The Institute for the Study of Labor.
  48. Gochman E.R.G. (1995). Psychotherapy for mothers and infants: Interventions for dyads at risk. Westport, US: Praeger Publ.
  49. Grossman M.L. (1975). Early child development in the context of mothering experiences.  Child Psychiatry and Hum. Devel,V. 5, 4. doi: 10.1007/BF01433415
  50. Hahn-Holbrook J., Holt-Lunstad J., Holbrook C., Coyne S.M., & Lawson E.T. (2011). Maternal Defense: Breast Feeding Increases Aggression by Reducing Stress. Psychological Science, 22, 1288–1295.
  51. Ireland M.S. (1993). Reconceiving Women: Separating Motherhood from Female Identity. New York.
  52. Lewis J., & Kingsley J. (1997). Lone Mothers in European Welfare Regimes. Shifting Policy Logics. London & Philadelphia, 214.
  53. Lorenz K. (1965). Evolution and modification of behaviour. Chicago.
  54. Louis G.Ph.D., & Margolis E. (1987). The mohterhood report: how women feel about being mothers. N.J.
  55. Martin S.A. (1993). Psychotherapy during pregnancy; opportunities and challengers. Am. J. Psychol, 47, 4. doi: 10.1177/0956797611420729
  56. Miller, T. (2005). Making sense of motherhood: A narrative approach. London: Cambridge University Press. doi: 10.1017/CBO9780511489501
  57. Nicolson N.A. (1991). Maternal behaviour in human and nonhuman primates. Unerstanding behaviour: what primates studies tell us about human behaviour. N.Y.
  58. Ory M.G. (1978). The Decision to Parent or Not: Normative and Structural Components. Journal of Marriage and Family, 40(3), 531–539. doi: 10.2307/350933
  59. Papalia Diane E., Wendkos Sally (1990). A child world infancy through adolescence.
  60. Phoenix A., Woollett A., & Lloyd E. (1991). Motherhood: meanings, practices and ideologies. Gender and psychology. L.
  61. Pleck, J.H., & Masciadrelli, B.P. (2004). Paternal involvement by U.S. residential fathers: Levels, sources, and consequences. The role of the father in child development. M.E. Lamb (Ed.), (4th ed.). N.Y.: Wiley.
  62. Pryse C.R., Martin R.D., & Skuse D. (eds.) (1995). Motherhood in human and nonhuman primates: biological determinants. Basel. doi: 10.1159/000424482
  63. Shereshefsky P.M. & Yarrow L.J. (eds.) (1973). Psychological aspects of a first pregnancy and early postnatal adoption. N.J.
  64. Senior J. (2014). All Joy and No Fun: The Paradox of Modern Parenthood. : Hachette UK.
  65. Shirani F., Henwood K., & Coltart C. (2011). Meeting the challenges of intensive parenting culture: Gender, risk management and the moral parent. Sociology. doi: 10.1177/0038038511416169
  66. Veevers J.E. (1973). The Social Meanings of Parenthood. Psychiatry: Interpersonal and Biological Processes, 36(3), 291–310. doi: 10.1080/00332747.1973.11023764
  67. Verny T. (ed.) (1987). Pre- and Perinatal Psychology: an Introduction. N.J.
  68. Werneck H., & Werneck-Rohrer S. (2000). Psychologie der Familie. Wien: WUV, 355.

Для цитирования статьи:

Т.А. Серебрякова, И.А. Конева,Л.Э. Эмпирический подход к изучению гендерных особенностей представлений о родительстве. // Национальный психологический журнал. – 2019. – № 2(34). – С. 99-109

Tatyana A. Serebryakova, Irina A. Koneva,Lydia E. Semenova, Vera E. Semenova. (2019). An empirical approach to studying gender attitude to parenting. National Psychological Journal. 2, 99-109

О журнале Редакция Номера Авторы Для авторов Индексирование Контакты
Национальный психологический журнал, 2006 - 2020
CC BY-NC

Все права защищены. Использование графической и текстовой информации разрешается только с письменного согласия руководства МГУ имени М.В. Ломоносова.

Дизайн сайта | Веб-мастер