ISSN 2079-6617 (Print)
ISSN 2309-9828 (Online)
Ru | En
РПО
Факультет психологии МГУ имени М.В. Ломоносова
Главная RSS Поиск
Приглашение к публикации

ГлавнаяВсе статьи журналаНомера

Молчанов С.В., Алмазова О.В. , Поскребышева Н.Н. Когнитивные способы переработки социальной информации из интернет-сети в подростковом возрасте. // Национальный психологический журнал. – 2018. – №3(31). – С. 57-68

Автор(ы): Молчанов С. В.; Алмазова Ольга Викторовна; Поскребышева Н. Н.;

Аннотация

Актуальность тематики статьи В условиях информационной социализации, трансформирующей коммуникацию и предъявляющей высокие требования к способности личности осуществлять поиск, отбор, критическое осмысление социальной информации для принятия решений и осуществления моральных выборов, сложилась новая социальная ситуация развития. Исследование у подростков взаимосвязи когнитивных способов переработки социальной информации из интернет-сети и формирования мировосприятия и представлений о моральной регуляции отношений позволяет изучить закономерности развития личности в единстве когнитивной и ценностно-моральной сфер.

Цель исследования– изучение особенностей когнитивных способов переработки социальной информации из интернет-сети как фактора формирования картины мира у подростков-пользователей с различной степенью вовлеченности и риском интернет-зависимости и моральной регуляции отношений между ними.

Гипотезы исследования. Когнитивные способы переработки информации из сети-интернет связаны с уровнем интернет-зависимости – высокий уровень интернет-зависимости соответствует низкой эффективности когнитивных способов переработки информации. Эти способы влияют на складывающуюся систему базисных убеждений личности и особенности мировосприятия, а также на уровень моральной чувствительности к ситуациям морального выбора.

Описание хода исследования. Была применена авторская методика когнитивных способов оценивания социальной информации из сети интернет, разработанная на основе модели Крика и Доджа (Crick, Dodge, 1994), методика диагностики интернет-зависимого поведения Чен, методика «Шкала базисных убеждений личности» Р. Янофф-Бульман (Калмыкова, Падун, 2002), авторская методика выявления уровня моральной чувствительности. В исследовании приняли участие 84 подростка от 13 до 18 лет, из них 46,% юношей и 54% девушек.

Результаты. Проведен сравнительный анализ эффективности циклов когнитивной переработки информации и выявлены гендерные различия. Доказана связь подверженности подростков интернет-зависимости и эффективности используемых ими способов когнитивной переработки информации из интернет-сети. Показано значение интерпретации, оценки последствий поведения и способности конструировать социально-адаптивное поведение в коммуникации для формирования базисных убеждений и моральной чувствительности в подростковом возрасте.

Выводы исследования. Выявлены различия в эффективности циклов когнитивной переработки информации, показано, что высокая эффективность оценки краткосрочных, долгосрочных, среднесрочных перспектив действий и поведенческих реакций и способности выбирать адекватные социальные формы поведения соответствует относительно низкой продуктивности интерпретации. Выяснилось, что выраженность интернет-зависимости взаимосвязана с низкой продуктивностью интерпретации. Показано, что моральная чувствительность опосредствована возрастными особенностями самосознания подростков и связана с эффективностью интерпретации информации, оценки последствий поведения и выбора адекватных форм социального взаимодействия.
Страницы: 57-68
Поступила: 03.08.2018
Принята к публикации: 25.08.2018
DOI: 10.11621/npj.2018.0306

Разделы журнала: Психология виртуальной реальности;

Ключевые слова: когнитивные способы переработки информации; интернет зависимость; мировосприятие; базисные убеждения; моральная чувствительность; подростковый возраст;

PDF: /pdf/npj-no31-2018/npj_no31_2018_057-068.pdf

Доступно в on-line версии с 30.09.2018

Современные подростки активно используют интернет как среду социального и межличностного взаимодействия. Исследования показывают все более возрастающую значимость интернет-общения, нередко сопровождающуюся снижением значимости реального «живого» (офф-лайн) общения (Войскунский, 2014, 2017) Виртуальная реальность для многих подростков становится основной, наиболее важной частью жизни. Как следствие, общение в социальных сетях порождает традиционные риски новых форм коммуникации: кибербуллинг, девиантное поведение, включая противоправное, суицидальное и саморазрушающее поведение (Солдатова, Рассказова, 2014). Актуальность проблемы исследования взаимосвязи когнитивных способов переработки социальной информации из интернет-сети и формирования мировосприятия у подростков в условиях информационной социализации обусловлено необходимостью поиска новых подходов к созданию всеобъемлющей целостной системы условий позитивной социализации личности. Анализ особенностей морального развития подростков должен учитывать новые реалии среды общения: виртуальность, высокую субъективную значимость, роль сетевых сообществ в социализации подростков и порождении подростковых субкультур. В ходе интернет-взаимодействия подросток сталкивается с ситуациями, требующими осуществления морального выбора. Осуществление моральных выборов основывается на информации, которую он получает в интернет-сети и на основе которой конструирует картину мира и базисные убеждения.

Количество информации, с которой сталкивается пользователь интернета, очень велико. Можно выделить информацию, которая ищется целенаправленно, и информацию, которая является побочной (например, контекстные сообщения или реклама), но способной переключать внимание человека на себя. Необходимо отметить, что контроль информационного потока пользователями ограничен, особенно в подростковом возрасте, а изобилие социальной информации часто превышает возможности ее анализа, переработки и интерпретации (Emelin, Tkhostov, Rasskazova, 2014; Karabanova, 2010). Более того, в условиях чрезмерной вовлеченности в сетевое взаимодействие и интернет-зависимости подросток зачастую одновременно переживает и стремление к постоянному получению нового информационного контента, и собственное субъективно воспринимаемое бессилие от невозможности контролировать поступление информации. Следствием этого становится формирование некритичного отношения к информации, подверженность манипулятивным воздействиям, чрезмерная внушаемость, рост влияния информации на поведение человека и принимаемые им решения, в том числе и в сфере морали. Исследование условий и факторов, определяющих способы переработки информации в условиях специфического интернет-взаимодействия, приобретает особую актуальность (Войскунский, 2010; Солдатова, Олькина, 2015). Оно позволит регулировать информационный поток и ограничить его влияние в той мере, как этого хочет сам пользователь, избежать манипулирования, а также импульсивных действий подростков-пользователей интернет-сети, которые могут носить конформный или деструктивный характер.

В соответствии с философскими аспектами исследования познавательной деятельности человека выделены такие виды социально-когнитивной переработки социальной информации как аналитический и холистический. Аналитический способ переработки заключается в дифференциации информации на элементы, характеризующиеся логической обоснованностью, последовательностью временных этапов и осознанностью. Холистический способ переработки состоит в оценке общих конфигураций информации, характеризуется быстротой протекания, интуитивным характером решения и минимальной осознанностью. Авторы связывают холистический и аналитический способы переработки социальной информации с развитием творческих способностей, формального и эмоционального интеллекта. С переработкой нейтральной и эмоционально окрашенной информации связаны оба способа, при этом аналитический способ положительно связан с уровнем общего интеллекта, а холистический – с уровнем эмоционального интеллекта (Белова, Валуева и др., 2012). Переработка информации в сети интернет также связывается с творческими способностями ввиду особой структуры содержащейся там социальной информации. В качестве основных факторов, влияющих на когнитивные процессы, выделяются гипертекстуальность, увеличение количества информации, распространение электронной коммуникации и связанные с ней языковые трансформации. Показано, что дефокусированное внимание и подвижность мышления, порождаемые работой в компьютерных сетях, в частности, в сети интернет, могут стать импульсом для развития творческих способностей (Лысак, Белов, 2013).

Исследователи выделяют несколько наиболее распространенных моделей переработки социальной информации как обобщенных, так и специфических для интернет-сетей. Так, немецкий исследователь Каннинг (Kanning, 2002) предлагает рассматривать 4 этапа переработки социальной информации. Первым выступает анализ ситуации, который подразумевает перцептивно-когнитивный анализ собственных целей и рассмотрение социального контекста. Далее следует анализ возможных действий, основанный на комплексе перцептивно-когнитивных и эмоционально-мотивационных компетенций. Он предполагает создание вариантов социального взаимодействия с учетом последствий для себя и внешнего окружения. Третий этап – этап реализации действия, требующий непосредственных умений в области социального взаимодействия. Завершающим является этап когнитивной оценки последствий реализованных действий для себя и социального окружения.

Наиболее распространенной моделью при рассмотрении когнитивных способов переработки социальной информации является модель Крика и Доджа (Crick, Dodge, 1994), дополненная позже Лемеризом и Арсенио (Lemerise, Arsenio, 2000). Модель построена на цикле из нескольких составляющих, связанных между собой: восприятие информации (включая декодирование), интерпретация информации, прояснение целей, построение возможных ответных действий, решение о действии, реализация действия. Каждый из этих этапов тем или иным образом связан с эмоциональными аспектами переработки информации и непосредственными когнитивными способностями, характеризующими объем памяти, интериоризированные социальные схемы и установки и др.

На первом этапе происходит декодирование сигналов и знаков: внешних и внутренних. Декодирование основывается на предшествующем опыте, определенной «базе данных», которая включает содержимое памяти, усвоенные правила поведения и социальные схемы, а также различные социальные знания. «База данных» и процесс декодирования непрерывно связаны: декодирование происходит на основе предшествующего опыта и создает новый опыт самим фактом переработки новой информации.

Второй этап – интерпретационный. Интерпретация социальной информации строится на основе каузальных атрибуций, установок, приписывания целей и мотивов, оценки успешного опыта прежних взаимодействий, самооценки. Интерпретация социальных знаков нередко происходит практически одновременно с их декодированием, при этом сама интерпретация основывается так же, как и декодирование, на предшествующем опыте и может потребовать дополнительного декодирования внешних и/или внутренних сигналов.

На третьем этапе происходит прояснение целей и принятие субъектом решения о том, какую цель (внешнюю или внутреннюю) он преследует в социальном контакте. Цели, с одной стороны, определяются уже имеющимся опытом, с другой – конструируются на основе наличной ситуации с учетом декодирования и интерпретации непрерывно поступающей информации в конкретной ситуации. Определение цели, по сути, является ключевым мотивационным источником для дальнейших действий. При прояснении целей важны регуляционные механизмы, позволяющие наиболее эффективно конструировать цели на основе прошлого опыта и наличной ситуации.

Четвертый этап связан с продумыванием ответных реакций. Возможные ответные реакции строятся на основании определения цели и «базы данных», аккумулирующей прошлый социальный опыт. При отсутствии готовых моделей поведения в той или иной ситуации или при невозможности применить ранее используемые схемы взаимодействия с социальным окружением на этом этапе конструируется новый паттерн поведения на основе декодирования и интерпретации актуальной социальной ситуации. Большим преимуществом переработки социальной информации на четвертом этапе является возможность создания широкого спектра возможных ответных реакций.

Пятый этап предполагает выбор предпочитаемого ответного поведения. На этом этапе осуществляется оценка реакций, выработанных на предыдущем этапе, анализ ожидаемых последствий, оценка самоэффективности в данной ситуации и собственно выбор действий. Выбор предпочитаемого действия неразрывно связан с предшествующим опытом, однако требует мысленного возврата к тем вариантам ответных реакций, которые продуцировались на предшествующем этапе. Каждый вариант действий оценивается с точки зрения его эффективности для личности и социальной ситуации в целом, с точки зрения и возможности его реализации, и краткосрочных и долгосрочных последствий. После оценки всех вариантов ответного действия выбирается наиболее оптимальный способ поведения, с точки зрения индивидуальных и социальных последствий, ценностей, ожидаемого результата.

Завершающим шагом является непосредственная поведенческая реакция, совершение конкретного действия. Затем следует новый цикл переработки информации, связанный с ответной реакцией партнеров по коммуникации. В ряде случаев ситуация взаимодействия может оказаться завершенной. Однако вне зависимости от того, завершено или не завершено целостное взаимодействие или только его часть, процесс когнитивной переработки информации на этом не завершается – приобретенные схемы действий сохраняются в «базе данных» для дальнейшего использования.

Исследователи подчеркивают, что на каждом этапе переработки информации возможны нарушения, что может быть связано как с личностными особенностями вступающих в социальное информационное поле, так и с развитием их социальных компетенций. Наиболее часто нарушения этапов переработки информации связывают с агрессивностью, повышенной чувствительностью, поведенческими проблемами.

Каждый этап цикла переработки социальной информации может быть продуктивен или нет. Так, на этапе восприятия информации и декодирования продуктивным, с точки зрения качества когнитивной переработки, является возможность охватить всю совокупность данных. Узкое, одностороннее восприятие информации является непродуктивным и может привести к нарушениям в установках и поведенческим трудностям, например, сужение восприятия информации до угрожающей (Dodge, 1993), искаженное восприятие нейтрального общения с малознакомыми людьми как угрожающего или отвергающего (Petermann, Petermann, 1997). На этапе интерпретации и анализа социальной информации в продуктивном варианте важно учитывать ситуацию и контекст здраво оценивать социальную информацию, выработать критическое отношение к информационному полю, получить возможность сравнения с другими источниками информации, выделять важную, релевантную информацию. В противном случае происходит искажение сущности социальной информации и ее смысловой оценки. В неоднозначных ситуациях дети с повышенной агрессивностью приписывают другим людям агрессивные намерения (Dodge, 1993). Этап поиска решений и прояснения целей предполагает применение широкого спектра реакций, гибкого поиска разрешения трудностей. Нарушения этого этапа могут быть связаны с чрезвычайно ограниченным выбором ответных действий и ригидностью в поиске решений (Petermann, Petermann, 1997). Этап построения возможных ответных действий и выбор способов реагирования предполагает оценку краткосрочных, долгосрочных, среднесрочных перспектив действий и реакций. Нарушения на этом этапе нередко ведут к преобладанию оценок лишь краткосрочных последствий с предпочтением агрессивных, изолирующих или фобических реакций (Garber, Quiggle, Panak, & Dodge, 1992). При непосредственном действии в социальном поле особую ценность приобретает способность дифференцировать социальные формы выражения и осуществлять их. Нарушения на данном этапе переработки социальной информации могут быть связаны с недостаточным уровнем развития социальных компетенций и невозможностью реализовать социально приемлемое поведение. Додж указывает на то, что дети с высоким уровнем агрессии в меньшей степени обладают умениями выразить определенное намерение в социально приемлемом действии, так как менее опытны в «здоровом» социальном взаимодействии (Dodge, 1993).

Отечественные исследователи обращают внимание на аналогичные негативные последствия нарушений переработки социальной информации в сети интернет. Так, выявлена связь между информационной некомпетентностью и зависимым поведением подростков. Основой зависимого поведения и информационного стресса, получаемого подростками в сети интернет, является нарушение регуляции информационно-когнитивных процессов. Это обусловлено чрезмерным объемом получаемой информации посредством одновременного общения с несколькими пользователями (Губина, Югова 2014). Авторы указывают на то, что восприятие информации в интернет-сети происходит с помощью закрепленных в детстве в семье когнитивных схем. Паттерны общения в сети имеют те же характерные сценарии, что и в жизни. Интернет-зависимость появляется из-за нарушения регуляции информационно-когнитивных процессов. Неравномерное поступление неограниченного объема информации приводит к ее некачественному усвоению и невозможности анализа. Возникает чувство неопределенности, обусловленное отсутствием в неокрепшем сознании готовых схем интерпретации получаемой информации. При этом определенную резистентность к интернет-зависимости дают: «сложность» внутреннего мира, богатство смысловых связей с внешними контекстами, ясность внутренних приоритетов и одновременная уступчивость в непринципиальных моментах, гибкость в средствах и устойчивость в целях (Губина, Югова 2014).

Интерактивная методика выявления особенностей реализации конкретных способов переработки социальной информации на основании схемы Крика и Доджа позволила выделить дополнительные, значимые для продуктивной переработки социальной информации просоциальные элементы когнитивной схемы. Ими стали просоциальные цели, ценности и поведенческие реакции. Примером развития просоциальных целей может служить создание позитивных отношений с асоциальными партнерами, проявляющими агрессивность. В качестве просоциальных ценностей авторы выделяют расширение представлений о ситуации, например, понимание негативных последствий травли не только для жертвы, но и для обидчика, в частности, негативные эмоциональные переживания агрессора. Примером просоциальных реакций выступает, например, прощение обидчика, агрессора и пр. (Kupersmidt, Stelter, Dodge, 2011).

Информационная грамотность и информационная некомпетентность связаны также с ценностно-смысловым развитием личности. Социальные сети и социальное взаимодействие в сети интернет видятся не только как источники рисков возможных нарушений развития, но и как привлекательные для пользователей ресурсы, т.к. они дают возможность использовать их и в качестве информационного источника, и для самопрезентации. Ценностная грамотность рассматривается как базис когнитивной структуры моральных суждений и критического мышления в области постановки целей и принятия решений. Информационная грамотность предполагает понимание сущности СМИ, способов и методов их воздействия, сути и целевой направленности влияния медиа-контекта, а также представление собственного контента, согласно поставленным субъектом целям и пониманием (Soldatova, Rasskazova, 2014). Гебель и Вютчер (Gebel, Wütscher, 2015) в качестве значимых составляющих поддержки ценностного развития в контексте информационных технологий выделяют следующие моменты: способность критической ориентировки в медиа-контенте, необходимость выработки собственной позиции относительно ценностей и ее представления в медиа-среде, активное участие в дискуссиях, затрагивающих базовые ценности и стимулирование активности партнеров в обсуждениях ценностных установок как ориентиров поведения.

Ход исследования

Целью нашего исследования стало изучение особенностей когнитивных способов переработки социальной информации из нтернет-сети как фактора формирования картины мира и моральной регуляции отношений пользователями-подростками с различной степенью вовлеченности и риском интернет-зависимости. Нами были выдвинуты две гипотезы. Мы предположили, что предпочитаемые подростками когнитивные способы переработки информации из сети-интернет связаны с уровнем интернет-зависимости: причем, высокий уровень интернет-зависимости взаимосвязан с низкой эффективностью когнитивных способов переработки информации. Вторая гипотеза заключалась в том, что когнитивные способы переработки информации обуславливают систему базисных убеждений личности, особенности мировосприятия и уровень моральной чувствительности к ситуациям морального выбора. Задачами исследования стали 1) исследование эффективности когнитивных способов переработки социальной информации из интернет-сети подростками; 2) выявление связи уровня интернет-зависимости подростков и когнитивных способов переработки информации в сети интернет (проверка гипотезы 1); 3) изучение связи когнитивных способов переработки информации и системы базисных убеждений как основы мировосприятия подростков; 4) исследование связи уровня моральной чувствительности личности как регулятивного механизма морального поведения и когнитивных способов переработки информации (проверка гипотезы 2).

В исследовании были использованы 4 методики: авторская методика когнитивных способов оценивания социальной информации из сети Интернет, разработанная на основе модели Крика и Доджа (Crick, Dodge, 1994), методика диагностики интернет-зависимого поведения Чен, методика «Шкала базисных убеждений личности» Р. Янофф-Бульман для выявления особенностей мировосприятия подростков как основы их представлений о моральной регуляции отношений в обществе в модификации (Калмыкова, Падун, 2002) и авторская методика выявления уровня моральной чувствительности, разработанная на основании исследовании D. Nora и коллег (Nora, Zoboli, Vieira, 2017).

В исследовании приняли участие 84 подростка от 13 до 18 лет (Me=15,9; SD=1,1). Из них 39 (46,4%) юношей и 45 (53,6%) девушек.

Результаты

Эффективность способов когнитивной переработки информации

Для оценки эффективности способов переработки когнитивной информации нами была разработана методика, основанная на модели Крика и Доджа. В таблице 1 выделены основные характеристики продуктивной и непродуктивной переработки информации.

Табл. 1. Основные характеристики продуктивной и непродуктивной переработки информации.

Циклы переработки информации в соответствии с моделью Крика и Доджа

Продуктивная переработка информации

Непродуктивная переработка информации

Восприятие (декодирование)

Возможность охватить всю информацию, целостное восприятие ситуации

Узкое, одностороннее восприятие информации, фрагментарность восприятия ситуации

Интерпретация

Интерпретация, учитывающая ситуацию и контекст: оценивание, критическое отношение к информационному полю, сравнение с другой информацией, возможность выделить важную/релевантную информацию

Акцентирование внимание на отдельных аспектах информации, часто незначимых, доминирование предположения о враждебности социального окружения

Поиск способов реагирования на основе прояснения целей

Осознанность целей и готовность к их изменению. Широкий репертуар поведенческих реакций, гибкий поиск разрешения трудностей

Низкий уровень осознанности целей, «застревание», ригидность целей. Узкий спектр поведенческих реакций, ригидный подход к поиску решения

Оценка реакции

Оценка краткосрочных, долгосрочных, среднесрочных перспектив действий и поведенческих реакций

Оценка краткосрочных последствий, сужение ориентировки на агрессивных, изолирующих и фобических реакциях

Действия

Способность дифференцировать и выбирать адекватные социальные формы поведения и осуществлять их

Недостаточный уровень способности к дифференциации и реализации социально приемлемого поведения

В табл. 2 приведены средние и стандартные отклонения оценок всех циклов когнитивной переработки социальной информации.

Табл. 2. Основные психометрические характеристики оценок эффективности всех циклов когнитивной переработки социальной информации.

Цикл переработки информации/Характеристика

Me

SD

Восприятие (декодирование) (КО 1)

22,43

3,93

Интерпретация (КО 2)

21,14

3,27

Поиск способов реагирования, прояснение целей (КО 3)

22,18

3,50

Оценка реакции (КО 4)

23,01

3,45

Действия (КО 5)

23,88

3,25

Сравнительный анализ эффективности циклов когнитивной переработки информации обнаружил различия в продуктивности циклов переработки информации. Выявлена высокая степень умения подростков дифференцировать и выбирать адекватные социальные формы поведения в общении, а также оценивать краткосрочные, среднесрочные и долгосрочные эффекты своего поведения. В то же время, интерпретация как способность целостного анализа ситуации, выделения существенного и случайного, обобщения социальной информации и формулирования на его основе выводов освоен подростками менее успешно.

В табл. 3 представлен результат проверки имеющихся различий эффективности когнитивной переработки социальной информации юношами и девушками.

Табл. 3. Различия эффективности когнитивной переработки социальной информации.

Цикл переработки информации/Характеристика

Средние

Различия

Юноши

Девушки

U

p

Восприятие (декодирование) (КО 1)

22,36

22,49

867,5

,928

Интерпретация (КО 2)

21,03

21,24

809,5

,540

Поиск способов реагирования, прояснение целей (КО 3)

22,03

22,31

825,5

,639

Оценка реакции (КО 4)

22,28

23,64

660,5

,050

Действия (КО 5)

22,79

24,82

605,0

,014

Девушки значимо эффективнее, чем юноши осуществляют когнитивную оценку возможных последствий своих действий и проявляют более высокую компетентность в выборе возможного способа действия в проблемной ситуации. Они обнаруживают более высокий уровень социальной адаптации, готовности к эффективному взаимодействию и коммуникации (критерий Манна-Уитни, р=0,050 и 0,014 для циклов «оценка реакции» и «действия», соответственно).

Интернет-зависимость и эффективность когнитивной переработки информации

Для проверки гипотезы о том, что высокий уровень интернет-зависимости взаимосвязан с низкой эффективностью когнитивных способов переработки информации мы сопоставили оценки эффективности с характеристиками интернет-зависимого поведения. Для диагностики интернет-зависимого поведения использовался тест Чен. В табл. 4 приведены средние и стандартные отклонения показателей интернет-зависимого поведения.

Табл. 4. Основные психометрические характеристики показателей интернет-зависимого поведения.

Симптом/Характеристика

Me

SD

Компульсивные симптомы (Com)

8,98

2,9+59

Симптомы отмены (Wit)

9,99

3,21

Симптомы толерантности (Tol)

7,30

2,39

Внутриличностные проблемы и проблемы со здоровьем (IH)

11,05

4,10

Проблемы с управлением временем (TM)

8,38

3,07

Ключевые симптомы интернет-зависимости (IA-Sym)

26,26

7,43

Проблемы, связанные с интернет-зависимостью (IA_RP)

19,43

6,46

Общий балл интернет-зависимости (CLAS)

45,69

12,85

Минимальный риск возникновения интернет-зависимого поведения (CLAS<43) наблюдается у 45,2% респондентов, склонность к возникновению интернет-зависимого поведения (42<CLAS<65) – у 48,2% участников, выраженный и устойчивый паттерн интернет-зависимого поведения (CLAS>64) – у 7,1% (Малыгин и др., 2011).

Результаты проверки наличия связей между выраженностью симптомов интернет-зависимого поведения и эффективностью разных циклов когнитивной переработки социальной информации свидетельствуют в пользу выдвинутой нами гипотезы. В табл. 5 представлены связи между шкалами двух опросников: симптомами интернет-зависимого поведения и эффективностью циклов когнитивной переработки социальной информации (коэффициент корреляции Спирмена).

Табл. 5. Связи выраженности симптомов интернет зависимости и оценок эффективности разных циклов когнитивной переработки социальной информации.

Симптом / Цикл переработки информации

 

КО 1

КО 2

КО 3

КО 4

КО 5

Компульсивные симптомы (Com)

r

p

-,316

,003

-,485

,000

-,358

,001

-,056

,611

-,040

,717

Симптомы отмены (Wit)

r

p

-,068

,537

-,342

,001

-,245

,025

,035

,753

-,067

,544

Симптомы толерантности (Tol)

r

p

-,195

,075

-,354

,001

-,375

,000

-,058

,598

-,003

,975

Внутриличностные проблемы и проблемы со здоровьем (IH)

r

p

-,102

,354

-,103

,351

-,275

,011

-,073

,510

-,147

,183

Проблемы с управлением временем (TM)

r

p

-,241

,027

-,310

,004

-,366

,001

-,133

,227

-,214

,050

Ключевые симптомы интернет-зависимости (IA-Sym)

r

p

-,244

,026

-,515

,000

-,364

,001

-,023

,836

-,061

,579

Проблемы, связанные с интернет-зависимостью (IA_RP)

r

p

-,184

,093

-,219

,045

-,362

,001

-,121

,274

-,211

,054

Общий балл интернет-зависимости (CLAS)

r

p

-,233

,033

-,417

,000

-,425

,000

-,048

,665

-,121

,274

КО 1 – восприятие (декодирование), КО 2 – интерпретация, КО 3 – поиск способов реагирования на основе прояснения целей, КО 4 – оценка последствий поведенческой реакции, КО 5 – действия.

Выраженность симптомов интернет-зависимого поведения обратно связана с эффективностью таких циклов когнитивной переработки социальной информации, как «интерпретация» и «поиск способов реагирования, прояснение целей», в меньшей степени – с восприятием, декодированием и выбором действий в проблемной ситуации. Отсутствие корреляционных связей симптомов интернет-зависимости и оценки последствий поведения свидетельствует о том, что основные проблемы когнитивной переработки информации у группы подростков с риском формирования интернет-зависимости связаны с анализом, целеполаганием и интерпретацией, а не с оценкой возможных последствий. Чем более выражена интернет-зависимость, тем в меньшей степени подростки обнаруживают готовность к самостоятельному анализу, обобщению информации, осуществлению выбора действий, и тем в большей степени склонны к воспроизведению привычных поведенческих реакций. Таким образом, гипотеза о связи продуктивности когнитивной обработки информации и интернет-зависимости получила свое подтверждение.

Когнитивные способы переработки информации.

Особенности картины мира и представлений подростков о моральной регуляции.

Мировосприятие/картина мира подростков рассматривалось нами в двух аспектах: как система базисных убеждений личности и как представления о моральной регуляции отношений между людьми. Базисные представления (убеждения) о мире образуют один из определяющих личностных конструктов, который принято рассматривать как иерархически организованные когнитивно-эмоциональные имплицитные представления, в соответствии с которыми во многом строится поведение и межличностные отношения человека (Janoff-Bulman, 1985).

Особенности мировосприятия изучались при помощи методики «Шкала базисных убеждений» (Калмыкова, Падун, 2002). В этом опроснике набором из пяти субшкал операционализована когнитивная модель мира, включающая в себя набор представлений личности об окружающем мире, собственном «Я», а также о способах взаимодействия «Я» с миром. Выделяемые автором субшкалы: доброжелательность окружающего мира, справедливость окружающего мира, образ Я, вера в удачу, уверенность в контроле.

В табл. 6 приведены средние и стандартные отклонения оценок (в стенах) базисных убеждений личности.

Табл. 6. Основные психометрические характеристики оценок базисных убеждений личности (в стенах).

Базисное убеждение/Характеристика

Me

SD

Доброжелательность окружающего мира (ШБУ 1)

6,35

2,71

Справедливость окружающего мира (ШБУ 2)

4,62

2,72

Позитивность образа «Я» (ШБУ 3)

6,53

3,15

Вера в удачу (ШБУ 4)

7,65

2,96

Убежденность в контроле над жизнью (ШБУ 5)

6,90

2,19

Можно отметить, что мировосприятие обследованной выборки подростков характеризуется верой в удачу и в свои возможности контролировать жизнь. В то же время, справедливость окружающего мира оценивается подростками достаточно низко и, соответственно, выражено сдержанное отношение к оценке окружающего мира как доброжелательного. Оптимистическое мировосприятие связано, скорее, с верой в будущую удачу и успех, чем с восприятием окружающего мира как надежного и справедливого.

Для проверки выдвинутой гипотезы о связи способов когнитивной переработки информации и мировосприятия был проведен корреляционный анализ. В табл. 7 представлены результаты корреляционного анализа (коэффициент корреляции Спирмена), в целом подтверждающие выдвинутую гипотезу.

Эффективность цикла «интерпретация» когнитивной переработки социальной информации связана с оценками «доброжелательности окружающего мира» и «верой в удачу», а «действия» – с «верой в удачу». Подростки, умеющие проанализировать проблему в целостном контексте, выделив существенное и значимое и отбросив случайное, обобщить опыт и сделать самостоятельные выводы, обнаруживают статистически значимо более высокие оценки доброжелательности окружающего мира и уверенность в успехе и в удаче. Высокий уровень компетентности в выборе социально адекватных действий в коммуникации связан с верой в удачу и оптимистичным взглядом на будущее.

Табл. 7. Связи оценок эффективности разных циклов когнитивной переработки социальной информации и оценок базисных убеждений.

Цикл переработки информации / Базисное убеждение

ШБУ 1

ШБУ 2

ШБУ 3

ШБУ 4

ШБУ 5

Восприятие (декодирование) (КО 1)

r

p

,110

,371

-,125

,380

-,032

,799

-,018

,883

,097

,432

Интерпретация (КО 2)

r

p

,238

,050

-,169

,169

,079

,525

,270

,026

,144

,241

Поиск способов реагирования, прояснение целей (КО 3)

r

p

,166

,176

-,146

,235

,100

,416

-,005

,966

,154

.211

Оценка реакции (КО 4)

r

p

,038

,760

,005

,966

-,146

,234

-,041

,741

-,065

,596

Действия (КО 5)

r

p

,132

,284

-,107

,384

,083

,499

,296

,014

-,040

,746

Другим аспектом мировосприятия подростков стало их представление о моральной регуляции отношений между людьми, кристаллизованное в конструкте моральной чувствительности (Дж. Рест). Моральная чувствительность подростков измерялась при помощи авторской методики диагностики моральной чувствительности. Методика включает в себя 4 шкалы: шкалу межличностного взаимодействия, определяющую степень ориентировки на другого в условиях взаимодействия, шкалу представлений о том, как оказывать помощь, позволяющую оценить уверенность в своей способности помочь нуждающемуся, шкалу морального конфликта, отражающую переживания наличия/отсутствия конфликта между участниками и шкалу морального значения, определяющую степень значимости ситуации.

В табл. 8 приведены средние и стандартные отклонения оценок разных аспектов моральной чувствительности подростков.

Табл. 8. Основные психометрические характеристики оценок аспектов моральной чувствительности.

Аспект моральной чувствительности/Характеристика

Me

SD

Межличностное взаимодействие (МВ)

4,91

,60

Представление о том, как оказывать помощь (ОП)

3,68

,96

Моральный конфликт (МК)

4,33

,81

Моральное значение (МЗ)

4,46

1,25

Можно видеть, что обследованные подростки обнаруживают достаточно высокую чувствительность к моральному содержанию общения и межличностного взаимодействия, усматривая в коммуникации содержание моральных норм как регуляторов отношений и взаимодействия. Вместе с тем, их представления о том, как должно строиться такое взаимодействие и как конкретно обеспечить равенство прав и ответственности, норм оказания помощи партнеру, являются недостаточно осознанными и адекватными. Для верификации гипотезы о связи способов переработки информации и моральной чувствительности была проведена проверка связей эффективности когнитивной переработки социальной информации и выраженности моральной чувствительности подростков (коэффициент корреляции Спирмена). Результаты приведены в табл. 9.

Табл. 9. Связи выраженности моральной чувствительности и оценок разных компонент когнитивного оценивания.

КО 1

КО 2

КО 3

КО 4

КО 5

Межличностное взаимодействие (МВ)

r

p

,054

,624

-,083

,452

-,003

,975

,259

,017

,238

,029

Представление о том, как оказывать помощь (ОП)

r

p

-,137

,213

-,239

,028

-,207

,059

-,177

,108

-,081

,463

Моральный конфликт (МК)

r

p

,017

,876

,028

,873

,000

,999

-,024

,829

,128

,245

Моральное значение (МЗ)

r

p

-,075

,499

-,254

,020

,000

,999

-,099

,370

,189

,085

КО 1 – восприятие (декодирование), КО 2 – интерпретация, КО 3 – поиск способов реагирования, прояснение целей, КО 4 – оценка реакции, КО 5 – действия.

Корреляционный анализ показал достаточно сложную нелинейную связь между эффективностью способов когнитивной переработки информации и выраженностью составляющих моральной чувствительности. Оценки по «межличностному взаимодействию» оказались связанными с эффективностью «оценки реакции» и «действий». «Представление о том, как надо оказывать помощь» обратно связано с «интерпретацией» и «поиском способов реагирования», а «моральное значение» обратно связано с «интерпретацией». Можно сделать вывод о том, что существенными когнитивными факторами, определяющими моральную чувствительность, являются циклы интерпретации информации, оценки последствий поведения и выбора адекватных форм социального взаимодействия, в меньшей степени – прояснение целей и поиск способов поведенческого реагирования. Не обнаружено связи между восприятием ситуации и уровнем моральной чувствительности. Обратная зависимость показателей моральной чувствительности и эффективности интерпретации может объясняться преобладанием холистического восприятия моральной дилеммы оказания помощи и возрастными особенностями подросткового возраста – выраженностью личностного эгоцентризма, обуславливающего неадекватную позицию подростка в ситуации оказания помощи партнеру. Проблема связи моральной чувствительности и когнитивных способов переработки социальной информации составляет перспективу дальнейшего исследования.

Выводы

  1. Выявлены различия в эффективности циклов когнитивной переработки информации обследованной выборкой подростков. Достаточно высокая эффективность оценки краткосрочных, долгосрочных, среднесрочных перспектив действий и поведенческих реакций и способность подростков дифференцировать, выбирать и осуществлять адекватные социальные формы поведения сочетаются с более низкой продуктивностью интерпретации.

  2. Гипотеза о связи продуктивности когнитивной обработки информации и интернет-зависимости получила свое подтверждение – чем более выражена интернет-зависимость у подростков, тем меньше они обнаруживают готовность к самостоятельному анализу, обобщению информации, осуществлению выбора действий и тем больше склонны к воспроизведению привычных поведенческих реакций.

  3. Интерпретация как способ когнитивной переработки социальной информации обуславливает мировосприятие подростков, представленное в форме системы базисных убеждений. Высокая эффективность интерпретации связана с убеждением подростка в доброжелательности окружающего мира и с верой в удачу, а способность конструировать адекватное поведение в коммуникации – с «верой в удачу».

  4. Значимым когнитивным фактором, опосредствованным возрастными особенностями подростков и определяющим моральную чувствительность, являются циклы интерпретации информации, оценки последствий поведения и выбора адекватных форм социального взаимодействия.

Работа выполнена при финансовой поддержке РФФИ № 18-013-01080.


Литература:

Белова С.С., Валуева Е.А., Овсянникова В.В., Сысоева Т.А. Аналитический и холистический способы переработки информации в контексте социального познания // Пятая международная конференция по когнитивной науке. Калининград, 18–24 июня 2012 г. : тезисы докладов. – Калининград, 2012. – С. 236–238.

Богачева Н.В. Компьютерные игры и психологическая специфика когнитивной сферы геймеров // Вестник Московского университета. Серия 14. Психология. – 2014. – №4. – С.120–130.

Богачева Н.В. Компьютерные игры и психологическая специфика когнитивной сферы геймеров (окончание) // Вестник Московского университета. Серия 14. Психология. – 2015. – №. – C. 94–103.

Войскунский А.Е. Информационная безопасность: психологические аспекты // Национальный психологический журнал. – 2010. – № 3. – С. 48–53.

Войскунский А.Е. Социальная перцепция в социальных сетях // Вестник Московкого университета. Серия 14. Психология. – 2014. – № 2. – С. 90-104.

Войскунский А.Е. Интернет как пространство познания: психологические аспекты // Современная зарубежная психология. – 2017. – № 4. – С. 72–86.

Губина С.Т., Югова Н.Л. Восприятие подростками информации в сети Интернет: профилактика интернет-зависимого поведения // Дискуссия. – 2014. – №1 (42). – С. 111–117.

Калмыкова Е.С., Падун М.А. Ранняя привязанность и ее влияние на устойчивость к психической травме // Психологический журнал. – 2002. – №5 (23). – С. 51–59.

Лысак И.В., Белов Д.П. Влияние информационно-коммуникационных технологий на особенности когнитивных процессов // Известия ЮФУ. Технические науки. – 2013. – № 5(142). – С. 256–264.

Солдатова Г.У., Рассказова Е.И. Безопасность подростков в Интернете: риски, совладание и родительская медиация // Национальный психологический журнал. – 2014. – № 3(15). – С. 39–51. doi: 10.11621/npj.2014.0305

Солдатова Г.У., Олькина О.И. Отношение к приватности и защита персональных данных: вопросы безопасности российских детей и подростков // Национальный психологический журнал. – 2015. – № 3(19). – С. 56–66. doi:10.11621/npj.2015.0306

Crick N.R. & Dodge K.A. (1994). A review and reformulation of social information-processing mechanisms in children´s social adjustment. Psychological Bulletin, 115, 74–101. doi:10.1037/0033-2909.115.1.74

Dodge K. A. (1993). Social-cognitive mechanisms in the development of conduct disorder and depression. Annual Review of Psychology, 44, 559–584. doi:10.1146/annurev.ps.44.020193.003015

Dalla Nora CR, Zoboli ELCP, & Vieira M.M. (2017). Moral sensitivity in Primary Health Care nurses. Rev Bras Enferm [Internet], 70(2), 308–316. doi: 10.1590/0034-7167-2016-0453

Emelin V.A., Tkhostov A.Sh., & Rasskazova E.I. (2014). Psychological adaptation in the info-communication society: The revised version of Technology-Related Psychological Consequences Questionnaire. Psychology in Russia: State of the Art, 8(2), 105–120.

Garber J., Quiggle N.L., Panak W.F., & Dodge K.A. (1992). Child Development, 63(6), (Dec., 1992), 1305–1320. doi:10.2307/1131557

Gebel C., & Wütscher S. (2015). Social Media und die Förderung von Werte- und Medienkompetenz Jugendlicher. Expertise zu den Potenzialen der Medienarbeit mit Social Media. München: JFF – Institut für Medienpädagogik in Forschung und Praxis.

Janoff-Bulman R. (1985). The aftermath of victimisation: Rebuilding shattered assumption. In C.R.Figley (Ed.) Trauma and its wake. N.Y., Brunner/Mazel,  15–35.

Kanning U.P. (2002). Soziale Kompetenz – Definition, Strukturen und Prozesse. Zeitschrift für Psychologie, 210(4), 154–163. doi:10.1026//0044-3409.210.4.154

Karabanova O.A. (2010). Social Situation of Child's Development - the Key Concept in Modern Developmental Psychology. Psychology in Russia: State of the Art, 3, 130–153

Kupersmidt J.B., Stelter R., & Dodge K.A. (2011). Development and Validation of the Social Information Processing Application: A Web-Based Measure of Social Information Processing Patterns in Elementary School-Age Boys. Psychological assessment. 23(4), 834–847. doi:10.1037/a0023621.

Lemerise E.A. & Arsenio W.F. (2000). An integrated model of emotion processes and cognition in social information processing. Child Development, 71(1), 107–118. doi:10.1111/1467-8624.00124

Peterman F., & Peterman U. (1997). Training mit aggressiven Kindern. Weinheim: Psychologie Verlags Union.

Soldatova G.V., & Rasskazova E.I. (2014). Assessment of the digital competence in Russian adolescents and parents: Digital Competence Index. Psychology in Russia: State of the Art, 7(4), 65–74.



Для цитирования статьи:

Молчанов С.В., Алмазова О.В. , Поскребышева Н.Н. Когнитивные способы переработки социальной информации из интернет-сети в подростковом возрасте. // Национальный психологический журнал. – 2018. – №3(31). – С. 57-68

Molchanov S.V., Almazova O.V., Poskrebisheva N.N. (2018). Cognitive methods of processing social information on the Internet in adolescence. National Psychological Journal. 3, 57-68.

О журнале Редакция Номера Авторы Для авторов Индексирование Контакты
Национальный психологический журнал, 2006 - 2019
CC BY-NC

Все права защищены. Использование графической и текстовой информации разрешается только с письменного согласия руководства МГУ имени М.В. Ломоносова.

Дизайн сайта | Веб-мастер