ISSN 2079-6617 (Print)
ISSN 2309-9828 (Online)
Ru | En
РПО
Факультет психологии МГУ имени М.В. Ломоносова
Главная RSS Поиск
Приглашение к публикации

ГлавнаяВсе статьи журналаНомера

Вислова А.Д. Риски девиантной адаптации у подростков, связанные с потреблением наркотиков, и возможности их профилактики // Национальный психологический журнал. – 2018. – №2(30). – С. 102–112

Автор(ы): Вислова А.Д.;

Аннотация

Актуальность (контекст) тематики статьи. Актуальность данного исследования обусловлена появлением новых видов наркотических средств и психотропных веществ, «омоложением» возраста приобщения детей и подростков к наркотикам. В литературе отмечается, что информация о наркотических веществах является инициирующей социальную дезадаптацию подростков и формирование их девиантного поведения

Цель исследования: изучение факторов риска социальной девиантной адаптации, связанных с потреблением наркотиков, роли информации о наркотиках и наркоманах в выборе решения «за» или «против» наркогенных веществ. Важным фактором приобщения к наркотикам, на наш взгляд, является влияние наркогенной информации, циркулирующей в подростковой среде.

Описание хода исследования. Разработана специальная анкета из 27 вопросов, направленных на выяснение уровня знаний о наркотиках, наркомании и наркоманах до совершения первой пробы. Мы выясняли также частоту потребления наркотиков, способных вызвать зависимость, возможности отказа от наркотиков после начала их потребления, наличие наркоманов в социальном окружении и отношения к ним на временном отрезке между первым предложением попробовать и началом потребления наркотика. В выборку вошли 34 активных наркомана в возрасте 20–29 лет, состоящих на наркологическом учете в г. Нальчик.

Результаты исследования. Анализ данных позволил зафиксировать особенности представлений о наркомании у лиц, имеющих опыт потребления наркотиков. Результаты сравнения ответов на вопросы анкеты активных наркоманов и обычных подростков выявили их неоднородность. Полученные данные свидетельствуют о том, что основными факторами, влияющими на формирование данных представлений, являются возрастной фактор и фактор неосведомленности.

Выводы. В результате исследования обнаружена доступность и значимость сведений о наркотиках, получаемых из информационных источников, от сверстников и взрослых, ориентирующих потенциальных потребителей на безопасность малых доз и «легких» наркотиков. Выявлены поверхностные представления наркоманов о наркотиках и об их опасности до начала потребления. Это позволяет сделать вывод об отсутствии системной профилактики наркозависимости в подростковой среде.

Страницы: 102-112
Поступила: 12.04.2018
Принята к публикации: 27.04.2018
DOI: doi: 10.11621/npj.2018.0211

Разделы журнала: Психология здоровья;

Ключевые слова: девиантная социальная адаптация; девиантное поведение; наркомания; наркотики; подростки; наркогенная информация; профилактика;

PDF: /pdf/npj-no30-2018/npj_no30_2018_102-112.pdf

Доступно в on-line версии с 01.08.2018

Нарушение процесса социальной адаптации молодежи является одной из актуальных проблем современности. Успешность адаптации подрастающего поколения к условиям социальной среды определяется приня­тием социальных норм и реализацией форм поведения, соответствующих соци­ально одобряемым моделям. Девиантное поведение является проявлением нару­шений процесса адаптации и социализа­ции (Карабанова, 2014).

В настоящее время остро стоит про­блема девиантной адаптации в молодеж­ной среде, связанной с формированием «наркоманического» сознания. Иссле­дователи широко обсуждают вопросы о том, какие факторы обусловливают эту форму адаптации, причины ее формиро­вания и ранние проявления. Девиантная адаптация связана с самореализацией по­средством выхода за пределы существую­щих социальных требований.

Использование с прошлого века по­нятия эпидемии для характеристики масштабов распространенности нарко­мании, не только не теряет своей акту­альности, но и становится все более зна­чимым (Westman, 1970). Число людей, употребляющих наркотики, превышает 3% населения мира. Свыше 200 млн. че­ловек хотя бы раз пробовали наркотики, из них 100 млн. являются регулярными потребителями, 50 млн. – хронические больные. Быстрыми темпами растет чи­сло несовершеннолетних наркоманов и наркозависимых женщин. Средний возраст юных наркоманов – 13–14 лет. Наблюдается тенденция «омоложения» возраста совершения первой пробы на­ркотика.

Согласно экспертным данным, в мире доходы от незаконного оборота нарко­тиков составляют от 500 млрд. до 1,5 трлн. долларов в год. Только в Западной Европе ежегодные доходы наркобизне­са достигают 200 млрд. долларов. Основ­ное наполнение оборота денег, передви­гающихся незаконно, по отношению к легальным деньгам в банковских сис­темах, составляют наркотики, и оно до­стигает 78%. Об увеличении вложений наркоденег в мировую экономику свиде­тельствует и то, что только за один 2009 год в банковские системы части ведущих стран мира в качестве ликвидного капи­тала для компенсации финансовых по­терь в условиях финансового кризиса было направлено около 352 миллиардов наркодолларов. Значительная часть наркоденег используется на развитие наркоторговли и финансирование террори­стических организаций по всему миру (Незаконный оборот наркотиков …, URL: http://centerpolit.ru/content.php?id=62).

Распространенность наркотизма в среде подростков и молодежи дости­гли уровня, угрожающего национальной безопасности России. Согласно данным Управления по наркотикам и преступно­сти Организации Объединенных Наций, процент российского населения, вовле­ченного в злоупотребление опиатами, в 5–8 раз превышает аналогичные пока­затели в странах Европы, а в отдельных странах – в 20 раз. И пока не наблюдается тенденции к снижению этих показателей (Коновалов, 2011).

По приблизительным оценкам, в Рос­сии около 3 млн. человек регулярно упо­требляют наркосодержащие средства, до 6,5 млн. человек употребляют их эпизо­дически, и порядка 18 млн. человек – хоть раз пробовали наркотики. Большая часть – две трети потребителей – это подрост­ки и юноши в возрасте 14–30 лет. Подав­ляющее большинство наркоманов живет не более 3–5 лет после первого приема наркотика. Только 10% наркоманов до­живают до 30-летнего возраста. Причи­ной смерти становятся передозировка наркотика и болезни (например, сепсис – заражение крови), развившиеся на фоне сниженного иммунитета (Подро­сток-наркоман …, URL: http://vitaportal.ru/zavisimosti/3-5-let-srok-zhizni-podrostka-narkomana.html). Наркологическую диспансеризацию проходят только до 10% наркоманов, и лишь 1% из них удается реабилитировать, у остальных происхо­дит рецидив, которому они не могут про­тивостоять. По официальным данным ФСКН РФ 80% уличных преступлений со­вершается с целью добыть средства на очередную дозу наркотика.

Наркопотребление влияет на эконо­мическое благополучие страны. Так, ежед­невно 8 млн. российских наркопотреби­телей тратят на наркотики 4,5 миллиарда рублей и тем самым выводят из ВВП стра­ны до полутора триллионов рублей еже­годно, что в полтора раза выше бюджета министерства обороны и в 3,5 раза – бюджета министерства здравоохранения. Реальный ежегодный ущерб экономике страны составляет, как минимум, 4 трил­лиона рублей (ФСКН: РФ тратит на борь­бу с наркопреступностью …, URL: https://ria.ru/economy/20141201/1035995999.html).

Современные масштабы наркотиза­ции свидетельствуют о развитии нарко­индустрии, которая в структуре теневого сектора экономики страны занимает са­мостоятельную сферу. Здесь важно учиты­вать, что масштабность проблемы теневой экономики с достаточной степенью точ­ности охарактеризовать сложно, но по разным оценкам ее удельный вес в струк­туре реальной экономики достигает 50% и больше. В условиях экономического кризиса весьма ощутимы цифры, отражающие суммарные бюджетные затраты на привлечение к уголовной ответственно­сти наркопотребителей и содержание их в местах лишения свободы, – на 100 ты­сяч наркоманов тратится 96 миллиардов рублей ежегодно. В сравнении: стоимость контракта на поставку в Россию двух из­вестных французских вертолетоносцев «Мистраль» составила 1,2 миллиарда евро (76,8 миллиарда рублей).

Наркоситуация в регионах тоже не­утешительна. Так, в Кабардино-Балкар­ской республике (КБР) число лиц, эпи­зодически употребляющих наркотики, из года в год растет – за последние три года на 46% (Профилактика наркомании …, URL: http://www.kspkbr.ru/index.php/vse-novosti-kbr/854-profilaktika-narkomanii-dolzhna-byt-skoordinirovannoj-i-sistemnoj-segodnya-yurij-kokov-provel-zasedanie-antinarkoticheskoj-komissii-kbr). На профилактическом учете в МВД ре­спублики состоит 1244 человека с на­ркотической зависимостью (В КБР формируется база …, URL: http://kbrria.ru/obshchestvo/v-kbr-formiruetsya-baza-narkologicheskih-bolnyh-6983). Более 80% наркоманов употребляют опий­ный мак, который завозится из-за грани­цы сотнями тысяч тонн – судами через Новороссийск. Основные поставщики «грязного» мака: Турция и Голландия (Кабардино-Балкария: планы создать …, URL: http://www.kapital-rus.ru/index.php/news/218260).

Эксперты выражают уверенность в том, что уровень потребления наркотиков уг­рожает генофонду нации, если 5% насе­ления страны употребляют наркотики. А как узнать, в какой степени мы близки к этой границе, и что готовит нам день грядущий? Ведь серьезный мониторинг наркоситуации практически отсутствует, это дорогое занятие. Однако это выбор между «за» и «против» жизни.

Возникновение новых вызовов и уг­роз, связанных с активизацией деятель­ности преступности, усиление террориз­ма, экстремизма, появление новых видов наркотических средств и психотропных веществ, устойчивое сокращение численности населения России вследст­вие расширения масштабов незаконного распространения наркотиков обуслови­ли необходимость принятия «Стратегии государственной антинаркотической политики Российской Федерации до 2020 года». В ней констатируется, что сов­ременная наркоситуация в России пред­ставляет серьезную угрозу безопасности государства, экономике страны и здоро­вью ее населения (Стратегия государст­венной антинаркотической …, URL: http://antinark.omskportal.ru/ru/public/sitelist/antinark/stratgap/PageContent/0/body_files/file/2010_06_09_Ukaz_Strategiya_GAP.pdf). На государственную программу реа­билитации наркозависимых до 2020 года планируется потратить 175 млрд. рублей (Шокирующая статистика …, URL: http://www.romashkovo.org/lechenie-narkomanii/shokiruyushaya-statistika-rossiyskoy-narkomanii/).

Приведенные данные свидетельству­ют о том, что нарушение процесса адап­тации, связанное с употреблением на­ркотиков, является одной из наиболее глобальных проблем, стоящих перед российским обществом.

Девиантное поведение является пред­метом исследований не только психо­логии, но и других областей знания, в том числе социологии, педагогики, ан­тропологии, философии, медицины, криминологии и др. Это значит, что по­нятие «девиантное поведение» носит междисциплинарный характер. Изуче­нию различных аспектов проблемы по­священы труды Я.И. Гилинского (Гилин­ский, 2004); А.А. Реана (Реан, 2001, 2008, 2015), В.С. Собкина (Собкин, 2005, 2015), С.Н. Ениколопова (Ениколопов, 1999), Е.В. Змановской (Змановская, 2008), Д.И. Фельдштейна (Фельдштейн, 2012), Л.Б. Шнейдера (Шнейдер, 2005), А.Д. Ви­словой (Вислова, 2009) и др. В них отме­чается многогранность данной пробле­мы и распространенность различных форм девиаций в подростковой среде.

И.С. Кон определяет девиантное по­ведение как систему поступков, откло­няющихся от общепринятой или по­дразумеваемой нормы, будь то нормы психического здоровья, права, культуры или морали (Кон, 1989). Е.В. Змановская рассматривает девиантность как устой­чивое поведение личности, отклоняю­щееся от наиболее важных социальных норм, причиняющее реальный ущерб об­ществу или самой личности, а также со­провождающееся ее социальной дезадап­тацией (Змановская, 2008).

Для более глубокого понимания сущ­ности девиантного поведения необхо­димо обратиться к категории «норма», понимаемой Я.И. Гилинским как сово­купность требований и ожиданий, предъявляемых обществом к своим членам с целью регуляции их деятельности и от­ношений. Социальная норма закрепляет исторически сложившийся в конкретном обществе предел, меру, интервал допу­стимого (дозволенного или обязатель­ного) поведения, деятельности людей, социальных групп, социальных органи­заций (Гилинский, 2004). Если кратко, то под нормой принято понимать нечто среднее и устоявшееся (Братусь, 1988).

Девиантное поведение, особенно связанное с наркоманическим «дебю­том», приходится на подростковый воз­раст. Закономерности развития лично­сти, разработанные ведущими учеными отечественной психологической науки (Л.С. Выготский, П.Я. Гальперин, Д.Б. Эль­конин) представляют особую значимость при изучении проблем, обусловливаю­щих девиантную адаптацию и нарушение поведения в подростковом возрасте.

Известно, что подростковый этап раз­вития характеризуется неустойчивостью и изменчивостью, поэтому может высту­пать тем фактором, который способству­ет формированию девиантных моделей поведения. К началу подросткового воз­раста складывается специфическая для данного периода система отношений между подростком и окружающей его средой (Эльконин, 2007; Обухова, 2006). Так, несмотря на то, что подросток стре­мится быть взрослым, большую часть времени он проводит в детском общест­ве, т.е. обществе своих сверстников (Вы­готский, 1984).

Основные причины, провоцирующие девиантное поведение подростков, свя­зываются не только с трудностями пе­реходного возраста (Фельдштейн, 2012; Вислова, 2001, 2009), но и с дисгармоничностью личности, нарушением процесса ее развития, акцентуацией характера (Братусь,1988; Личко, 1991; Реан, 2001). Иссле­дования А.А. Реана показывают, что для девиантной личности характерна неадек­ватная самооценка. Кроме того, в профиле ее характера присутствуют несколько пи­ков дисгармоничности и ее социальные отношения отличаются высокой степе­нью конфликтности (Реан, 2001).

Отмечается также противоречивость функционирования механизмов соци­ального контроля в подростковом воз­расте. С одной стороны, у подростков уже не наблюдаются прежнее послуша­ние и демонстрация внешне одобряемых стратегий поведения, а с другой стороны, новые стратегии, основанные на само­контроле и самодисциплине, еще недо­статочно сформировались (Личко,1991; Шнейдер, 2005).

В.С. Собкин подчеркивает важную осо­бенность подросткового возраста. Наряду с нигилизмом и максимализмом, подростку присуще стремление к неза­висимости. Он воспринимает протест­ные формы поведения как способы про­явления взрослости. Существует риск, что «желание выразить протест способно оказать влияние на принятие девиантных форм поведения, трансформируя само отношение подростка к насилию» (Соб­кин, 2004; 2013).

Факторами, существенно влияющими на становление девиантной личности, яв­ляются учебные трудности, травмогенный опыт, включенность в группу с девиант­ными установками. Л.Б. Шнейдер указыва­ет на то, что девиантная группа не только облегчает совершение девиантных дейст­вий, но и обеспечивает психологическую подготовку, поддержку и поощрение та­ких действий (Шнейдер, 2005).

В ряду факторов, поддерживающих дезадаптивное и девиантное поведе­ние подростка, особое место занима­ет психологическая атмосфера в семье. В качестве характерных особенностей семейного воспитания, оказывающих негативное влияние на процесс со­циально-психологической адаптации и обусловливающих девиантное поведе­ние подростков, выделяются отсутствие эмоциональной близости, нарушения в области детско-родительских отноше­ний, а также неэффективные стили ро­дительства – гипо-, гиперпротекция (Ка­рабанова, 2014 и др.)

Проблема девиантного поведения ши­роко освещена в зарубежной литературе. Интерес представляют работы современ­ных зарубежных исследователей различ­ных аспектов подростковой наркомании (Westman, 1970; Scarpitti, Datesman, 1980; Baldeh, Binka, 1988; Johnson et аl., 1989; Blume, 1989; Brook et аl., 1989; Bauman, Ennet, 1996; Feigelman et аl., 1990; Fetro et аl., 2001; Boys et аl., 2001). Обобщая ре­зультаты проведенного исследования, Р. Харре делает вывод о том, что для по­нимания механизмов девиантного пове­дения необходимо учитывать социально-психологический статус человека и его социальное положение (Harre, 1977).

Девиантное поведение не всегда быва­ет негативно отклоняющимся от нормы. В зарубежной литературе встречается термин «позитивные девианты» (Sternin, Choo, 2000). К данной категории относят людей, которые воспитывались в небла­гополучных семьях, и которым удалось стать успешными, вопреки сложившимся стереотипам. Многочисленные наблюде­ния показали, что молодые люди из про­блемных семей способны находить вы­ход из сложных жизненных ситуаций, благодаря неординарным действиям, и стать успешными, даже если они не смогли в своей семье приобрести на­выки позитивного поведения (Positive Deviance Initiative).

Первые упоминания о позитивной де­виации были сделаны в выводах участ­ников проекта по спасению вьетнамских детей в конце прошлого столетия. Было обнаружено, как нетипичное отноше­ние родителей к питанию детей в усло­виях массового голода способствовало поддержанию здоровья на оптимальном уровне (Sternin & Sternin, Pascale, 2010). Позитивная девиация является скорее исключением, чем правилом. В реальной жизни значительные проблемы связаны с распространенностью негативных де­виаций.

Анализ литературы показал, что науч­ные представления о моделях норматив­ного и девиантного (отклоняющегося) поведения отражены во множестве ра­бот как зарубежных, так и отечественных ученых. Существующие научно-теорети­ческие подходы расширяют представле­ния о феномене, однако не позволяют выработать единый взгляд на проблему. В большинстве работ представлены от­дельные вопросы девиантной адаптации и наркомании, однако в целом степень научной разработанности проблемы не может быть охарактеризована как до­статочная. Недостаточно освещены осо­бенности влияния наркогенной инфор­мации, циркулирующей в подростковой среде, на приобщение к наркотикам, мало изучены факторы, обусловливаю­щие принятие решения «за» или «против» употребления наркотиков в подростко­вом возрасте.

Исследование

Не претендуя на полноту рассмотре­ния проблем девиантной адаптации, мы предприняли попытку изучения некото­рых факторов, обуславливающих прием наркотических веществ.

Анализ девиантной адаптации осу­ществляется нами с опорой на более распространенное понятие «девиант­ное поведение». Девиантное поведение рассматривается как модель наруше­ния процесса адаптации, поступки (или готовность к их совершению), проти­воречащие общепринятым культурно-нравственным ценностям, социально-психологическим и правовым нормам, в том числе злоупотребление алкоголем, наркотиками и другими психоактивными веществами (Вислова, 2001). Во времена нестабильной обстановки в обществе по­вышается риск девиантной социальной адаптации молодежи с использовани­ем наркотически действующих веществ. Повышенному риску наркотизации под­вергаются подростки старшего возраста (14–18 лет).

Исследования, проводившиеся в дан­ном направлении, дают основания пола­гать, что информация о наркотических веществах является инициирующей де­задаптацию и формирование девиант­ного поведения. Наркогенная информа­ция – это сообщение о наркотических и других психоактивных веществах, об их свойствах вызывать необычно прият­ные психические ощущения, о техноло­гии изготовления и использования таких веществ, а также уверения в безопасности малых доз и возможности в любой мо­мент прекратить их прием («соскочить») (Вислова, 2009).

Цель исследования: изучение факто­ров риска девиантной адаптации, связан­ной с потреблением наркотиков, роли информации о наркотиках и наркоманах в выборе решения «за» или «против» на­ркогенных веществ в ситуации риска.

Исследование направлено на провер­ку гипотезы о том, что наркогенная ин­формация может выступать фактором риска приобщения к наркотическим ве­ществам и формирования девиантной адаптации.

Выборка. В исследовании участвовали 34 активных наркомана в возрасте 20– 29 лет, состоящие на наркологическом учете в г. Нальчик.

Методы исследования. Для целей дан­ного исследования была разработана ан­кета. Вопросы анкеты направлены на установление уровня знаний испытуемых о наркотиках, наркомании и наркоманах до совершения первой пробы, выяснение их представлений о частоте потребления наркотиков, вызывающей зависимость, а также о возможности отказа от нарко­тиков после начала их потребления. Ин­терес представляли вопросы, касающи­еся наличия наркоманов в социальном окружении и отношения к ним на вре­менном отрезке между первым предло­жением попробовать наркотик и нарко­маническим дебютом.

Результаты и обсуждение. Мы получи­ли данные о том, что к моменту первого приема 46% респондентов предполага­ли, что наркотик – это опасное средство, к которому человек быстро привыкает и не может впоследствии отказаться от него, 33% находили его вредным веще­ством.

Остальные респонденты полагали, что это просто лекарство (3%), или же ниче­го не знали о наркотиках (8%). Резуль­таты опроса свидетельствуют о том, что до того, как сделать первую пробу наркотиков, 79% опрошенных были осве­домлены о том, что наркотики опасны для всех. Придерживались мнения о том, что они опасны только для людей со сла­бой волей, 8%, и столько же опрошенных не находили их опасными. Вредными только для детей их посчитали 4% (рису­нок 1). Вероятность заболеть наркомани­ей с первой пробы допускали только 25% респондентов. Опрошенные наркоманы начинали принимать наркотики в под­ростковом возрасте, когда притягатель­ным является поиск стимулов, создаю­щих гедонистический риск.


Рис. 1. Осведомленность об опасности наркотиков к моменту приобщения к ним подростков

Очевидно, этим можно объяснить низкий показатель предполагаемой опас­ности одной пробы среди наркоманов.

Подавляющее большинство (83%) опрошенных были осведомлены о том, что наркомания – это болезнь, вызван­ная употреблением наркотиков. Другие расценивали наркоманию как плохую привычку.

Угрозу возникновения наркомании с 2–5 проб отмечали 33%, в то время как остальные были убеждены, что для этого необходимо принимать наркотики про­должительное время. На вопрос о том, легко ли отказаться от наркотиков, по­лученные ответы распределились следу­ющим образом: «трудно» – 29%; «легко людям с сильной волей» – 29%; «если че­ловек начал употреблять недавно, то лег­ко» – 21%; «кому-то легко, а кому-то слож­но» – 17%.

Почти половина опрошенных (46%) предполагали, что можно перестать упо­треблять наркотики, если только захо­теть. 13% респондентов были убежде­ны в том, что нужно о них не думать и не видеть, а 38% видели решение про­блемы в обращении к врачу (см. рис. 2). Здесь уместно подчеркнуть, что опрос проводился в наркологическом каби­нете, и данное обстоятельство могло отразиться на ответах относительно роли врача.


Рис. 2. Информированность о наркомании и оценка вероятности ее решения

До начала употребления наркотиков 96% респондентов лично знали наркома­нов. Как следует из опроса, наркоманы яв­лялись частью ближайшего окружения по­тенциальных потребителей наркотиков, а не героями кино-или видеофильмов, хотя роль последних довольно значительна. 75% опрошенных отмечают, что к началу потребления наркотиков они имели на­ркоманов среди старших знакомых и ро­весников, 13% – среди родственников, 8% – среди знакомых взрослых.

До начала приема наркотиков актив­ные наркоманы испытывали к наркоза­висимым разные чувства: жалость (38%), не завидовали им (25%), проявляли без­различное отношение (21%), находили их неприятными (17%) (см. рис. 3). При­влекает внимание то обстоятельство, что абсолютное большинство респондентов (75%) оценивали наркоманов как боль­ных и неухоженных людей с бледными лицами. Только 21% опрошенных счита­ли их обычными людьми, не находя в них ничего примечательного.


Рис. 3. Наличие наркоманов в ближайшем окружении и отношение к ним

33% респондентов полагали, что на­ркотики они употребляли потому, что раз начав, не могли бросить. Основной причиной наркомании считали отсутст­вие значимого занятия и интереса к жизни 29% и 21% опрошенных соответст­венно. Ничего не знали о причинах 8%. От первого предложения попробовать наркотики не отказались 58% опрошен­ных, воздержались от приема 3%. Можно предположить, что информация о нарко­тиках и наркоманах, которой владели ис­пытуемые, была односторонней, поэтому не предотвратила соблазн попробовать наркотик.

Примечательным, на наш взгляд, яв­ляется то, что 67% данной группы нарко­манов не собирались когда-либо пробо­вать наркотики, 17% были в этом уверены и столько же (17%) хотели попробовать при условии, что об этом никто не уз­нает. Ведущим мотивом первой пробы наркотика подавляющее большинство (88%) назвало желание удовлетворить любопытство относительно действия на­ркотического вещества, немногие (8%) – желание почувствовать себя взрослым, крайне мало (4%) – избавление от скуки (см. рис. 4).


Рис. 4. Риски приобщения к наркотикам

Информация о наркотиках, наркома­нии и наркоманах идет из многих источ­ников: это и учителя, и родители, и дру­зья, просто знакомые, видеофильмы, телепередачи.

Основная часть опрошенных (83%) об­суждала вопросы о наркотиках и нарко­манах с друзьями. Впервые треть опрошенных (30%) получили информацию о наркотиках из телепередач, кино-и видеофильмов и четверть (25%) – от дру­зей. Первую информацию от родителей не получал никто, хотя некоторые (8%) подтверждают, что изредка говорили с родителями о данных проблемах. Разго­воры о наркотиках и наркоманах не вы­зывали ни у кого чувства страха. Одним они были неприятны (38%), другим – интересны (33%), остальным – безраз­личны (25%) (см. рис. 5).


Рис. 5. Источники приобщения к наркотикам и реакция на них

На весьма значимый вопрос о том, нужно ли знать детям о наркотиках и на­ркоманах, получены следующие резуль­таты: 92% считают это необходимым, 8% полагают, что делать этого не нужно. При этом 38% отмечают необходимость веде­ния антинаркогенной работы с детьми с 14 лет, 29% – с 7 лет, 25% – с 10 лет.

Таким образом, результаты исследо­вания подтвердили выдвинутую гипоте­зу о том, что наркогенная информация может выступать фактором риска при­общения к наркотическим веществам и формирования девиантной адаптации. Из этого следует, что в ситуации нарко­генного давления среды при отсутствии у молодых людей знаний о последстви­ях употребления наркотиков и сформи­рованной устойчивости перед соблазном создается высокий риск наркоманиче­ского дебюта, обусловливающего деви­антную модель адаптации.

Профилактическая антинаркотическая работа

Рассмотренные причины приобщения подростков к наркотическим веществам показывают актуальность организации эффективной антинаркотической про­филактики и коррекции девиантного по­ведения психолого-педагогическими ме­тодами. Деятельность, направленная на формирование установки на непотребле­ние наркотически действующих веществ, предполагает учет возрастно-психологи­ческих и гендерных особенностей, ре­сурсов социальной адаптации подрост­ков. Прежде всего, профилактическая и коррекционная работа должна быть на­правлена на активизацию самосознания подростков и мотивацию их на здоровый образ жизни.

Результаты исследования девиант­ности подростков служат веским аргу­ментом для организации интенсивной профилактической работы. В ряде зару­бежных и отечественных исследований раскрываются вопросы профилактики различных форм девиантного поведения, анализируются оптимальные стратегии и практики его преодоления (Wenter et аl., 2002; Wragg, 1984; Nurco, Balter, 1990; Jyson, 1999; Perry, 1987; Lee, 1996; Gerardo, 1995; Кон, 1989; Личко, 1991).

Психолого-педагогические аспекты профилактики и коррекции девиантно­го поведения с учетом возрастных осо­бенностей развития тщательно разрабо­таны Г.В. Бурменской, О.А. Карабановой, Е.И. Захаровой и А.Г. Лидерсом. Они ха­рактеризуют коррекционную деятель­ность как «особым образом организо­ванное психологическое воздействие, осуществляемое по отношению к груп­пам повышенного риска и направленное на перестройку, реконструкцию тех не­благоприятных психологических ново­образований, которые определяются как психологические факторы риска, на вос­создание гармоничных отношений ре­бенка со средой» (Возрастно-психологи­ческий подход …, 2002, С. 68).

С точки зрения Л.Б. Шнейдер, профи­лактика любых форм девиантности пред­полагает вмешательство, как институтов социального контроля, так и отдельных граждан в решение вопросов, обусловли­вающих развитие отклоняющегося пове­дения. Выделяют три уровня профилак­тики: «общесоциальная профилактика» – улучшение социальных, экономических и экологических условий жизни; «спе­циальная профилактика» – обеспечение мер безопасности, работа с подростка­ми «группы риска», устранение причин, способствующих формированию девиантной адаптации; «индивидуальная профилактика», направленная на работу с отдельными категориями людей с уче­том особенностей их развития (Шней­дер, 2005).

Одним из психолого-педагогических методов повышения устойчивости к наркотикам является здоровьесберегающая система, разработанная Г.А. Шичко. Его курс базируется на учениях И.М. Сечено­ва, В.М. Бехтерева, И.П. Павлова, А.А. Ух­томского, П.К. Анохина и других ученых в области психофизиологии. Он исклю­чает какое-либо давление, запугивание, применение медицинских средств и пре­паратов, более того, заучивания, зачетов или экзаменов. В соответствии с основ­ными положениями метода Г.А. Шичко, курс строится на основе СЛОВА: услы­шанного, увиденного, произнесенно­го и написанного. Суть метода заключа­ется в систематической работе человека над собой. Он должен самостоятельно устранить сформированную под воздей­ствием внешней среды «запрограмми­рованность» на нездоровый образ жиз­ни. Человек четко выполняет все пункты программы, благодаря чему постепенно, шаг за шагом, движется к укреплению здоровья и самосовершенствованию.

В основе метода лежит принцип до­брожелательного целенаправленного воздействия на сознание человека ис­ключительно доверительной информа­цией. Более глубокому восприятию ин­формации способствуют ситуационные игры и аутотренинг (релаксация). На­чинаются и заканчиваются занятия ау­тотренингом. Занятия по курсу строятся по принципу учебного процесса и про­водятся ежедневно в течение 10 дней (не считая выходные дни), исключая вводное и выпускное занятие. Длительность заня­тий при этом не превышает двух часов, с обязательным перерывом для отдыха (Метод Шичко, URL: http://naltrim.ucoz.ru/index/metod_shichko/0-17).

Метод ориентирован на выработку на­выков самоанализа и критического отно­шения к наркотически действующим ве­ществам. Использование данного метода открывает новые возможности сниже­ния риска развития зависимости от раз­личных видов наркотиков. По мере рас­ширения представлений об истинных свойствах наркотиков и осознания их не­гативного влияния на перспективы самоосуществления вырабатывается убежден­ность в необходимости придерживаться принципов здоровой жизни.

Достижению целевых показателей способствует последовательное выпол­нение требований. Обязательным ком­понентом программы является ведение специальных дневников, куда подробно записываются собственные мысли, пла­ны и происходящее с человеком. Пери­одически дневник следует перечитывать и делать выводы (Что из себя представ­ляет метод Шичко, URL: http://evolkov.net/addiction/articles/Psych.phys.basics.of.Shichko.method.html). Дневник выпол­няет и функцию самонаблюдения, пре­доставляет возможность ретроспектив­ного анализа собственного состояния и внесения некоторых изменений в ра­боту над собой. Для этого предлагаются методические рекомендации: описание собственной позиции по отношению к проблеме, освоение алгоритмов выпол­нения индивидуального плана работы над собой, анализ осуществления намеченных планов и самоотчет по мотиви­рованным целевым установкам, оценка событий дня и формулирование замы­сла (решения) на завтра, а также состав­ление и коррекция планов на перспек­тиву (6 месяцев). Самоорганизации в данном случае помогают такие вопро­сы, как «В каких случаях и как поступают, что делают другие люди?»; «Зачем они это делают?»; «Что в этом плохого (хороше­го)?»; «Как в этом случае поступил бы я?» и др. Освоение программы предполагает формирование устойчивых установок на здоровый образ жизни и отказ от употре­бления интоксикантов, овладение навы­ками аутогенной тренировки.

Активное социальное обучение под­ростков социально-важным навыкам является особо значимым моментов в профилактике девиантного поведения (Карабанова, 2014). В связи с этим, нам представляется актуальным включение метода Г.А. Шичко в базовые учебные планы образовательных учреждений. Это позволит повысить антинаркотическую устойчивость детей, подростков и моло­дежи, оптимизировать процесс их соци­альной адаптации в современных условиях кардинальных изменений во всех сферах жизни.

Литература:

Братусь Б.С. Аномалии личности. – Москва : Мысль, 1988. – 301 с.

В КБР формируется база наркологических больных [Электронный ресурс] // Республиканское информационное агентство «Кабардино- Балкария» : сайт. URL: http://kbrria.ru/obshchestvo/v-kbr-formiruetsya-bazanarkologicheskih-bolnyh-6983. – (дата доступа 12.05.2017).

В УФСКН России по Кабардино-Балкарской Республике подведены итоги работы за 1 квартал 2015 года. – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://07.fskn.gov.ru/index.php?limitstart=22 – (дата обращения 16.07.2015).

Вислова А.Д. Модели формирования и профилактики наркозависимого поведения. – Нальчик : ГП КБР РПК, 2009. – 208 с.

Вислова А.Д. Психолого-педагогические и социальные аспекты формирования и профилактики наркотической зависимости у детей и подростков : дис. … канд. психол. наук; [МГУ им. Ломоносова]. – Москва, 2001. – 168 с.

Возрастно-психологический подход в консультировании детей и подростков : учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений / Г.В. Бурменская, Е.И. Захарова, О.А. Карабанова, А.Г. Лидерс. – Москва : Академия, 2002. – 416 с.

Выготский Л.С. Проблема возраста // Выготский Л.С. Собрание сочинений. В 6 тт. Т. 4. Ч. 2. – Москва, 1984. – 87 с.

Выступление В.П. Иванова на заседании Министерской конференции «Группы Помпиду», 3 ноября 2010 г. – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://narkotiki.ru/5_6852.htm – (дата обращения 20.09.2015).

Гилинский Я. Девиантология: социология преступности, наркотизма, проституции, самоубийств и других «отклонений». – Санкт-Петербург, 2004. – 520 с.

Ениколопов С.Н. Психология девиантного поведения : учеб. пособие. – Москва : Академия, 1999. – 219 с.

Змановская Е.В. Девиантология (Психология отклоняющегося поведения) : учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений. – Москва : Академия, 2008. – 288 с.

Кабардино-Балкария: планы создать реабилитационный центр для наркоманов. – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.kapital-rus.ru/index.php/news/218260/ – (дата обращения 21.07.2015).

Карабанова О.А. Дисгармоничность детско-родительских отношений как фактор риска девиантного поведения личности // Вестник Московского университета МВД России. – 2014. – № 12. – С. 295–300.

Кон И.С. Психология ранней юности. – Москва : Просвещение, 1989. – 255 с.

Коновалов И.Н. Стратегия государственной антинаркотической политики: пути реализации // Правовая политика и правовая жизнь. – 2011. –№ 2. – С. 137–139.

Личко А.Е., Битенский B.C. Подростковая наркология : руководство. – Ленинград : Медицина, 1991. – 304 с.

Метод Шичко. [Электронный ресурс] // Лечение алкоголима, наркомании … : сайт. URL: http://naltrim.ucoz.ru/index/metod_shichko/0-17. – (дата доступа 13.04.2018).

Наркоконтроль. РИА Новости 11. 04. 2013. – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://urist-edu.ru/akts/41112/index.html – (дата обращения 23.09.2015).

Незаконный оборот наркотиков – угроза национальной безопасности России. – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://centerpolit.ru/content.php?id=62 – (дата обращения 17.09.2015).

Обухова Л.Ф. Возрастная психология : учебник для вузов. – Москва : Высшее образование; МГППУ, 2006. – 460 с.

Подросток: нормы, риски, девиации / В.С. Собкин, З.Б. Абросимова, Д.В. Адамчук, Е.В. Баранова; под. ред. В.С. Собкина. – Москва : Центр социологии образования РАО, 2005. – 359 с. – (Труды по социологии образования. Т. 10. Выпуск 17).

Подросток-наркоман. – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://vitaportal.ru/zavisimosti/3-5-let-srok-zhizni-podrostka-narkomana.html – (дата обращения 20.09.2015).

Профилактика наркомании должна быть скоординированной. – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.kspkbr.ru/index.php/vse-novosti-kbr/854-profilaktika-narkomanii-dolzhna-byt-skoordinirovannoj-i-sistemnoj-segodnya-yurij-kokov-provel-zasedanie-antinarkoticheskoj-komissii-kbr – (дата обращения 16.07.2015).

Проявления девиации в подростковой субкультуре / В.С.Собкин, З.Б. Абросимова, Д.В. Адамчук, Е.В. Баранова // Вопросы психологии. – 2004. – № 3. – С. 3–19.

Реан А.А. Практическая психодиагностика личности : учеб. пособие. – Санкт-Петербург : Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2001. – С. 219–220.

Реан А.А. Факторы риска девиантного поведения: семейный контекст // Национальный психологический журнал. – 2015. – № 4(20). – C. 105–110. doi: 10.11621/npj.2015.0410

Реан А.А. Психология подростка. – Санкт-Петербург : Прайм-Еврознак, 2008.

Стратегия государственной антинаркотической политики Российской Федерации до 2020 года. – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://antinark.omskportal.ru/ru/public/sitelist/antinark/stratgap/PageContent/0/body_files/file/2010_06_09_Ukaz_Strategiya_GAP.pdf – (дата обращения 30.08.2015).

Собкин В.С., Мкртычян А.А. Роль социокультурных факторов в формировании отношения к экстремизму среди школьников Москвы и Риги // Национальный психологический журнал. – 2015. – № 2(10). – C. 32–40. doi: 10.11621/npj.2015.0206

Тхостов А.Ш. Возможности и перспективы социальной патопсихологии // Вестник Московского университета. Серия 14. Психология. – 2017. – № 1 – С. 36–50.

Фельдштейн Д.И. Психолого-педагогическая наука как ресурс развития современного социума // Мир образования – образование в мире. – 2012. – № 1. – С. 3–19.

ФСКН: РФ тратит на борьбу с наркопреступностью 96 млрд. руб в год. – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://ria.ru/economy/20141201/1035995999.html – (дата обращения 23.04.2018).

Что из себя представляет метод Шичко. [Электронный ресурс] // Корни : сайт. URL: http://evolkov.net/addiction/articles/Psych.phys.basics.of.Shichko.method.html – (дата доступа 12 апр 2018).

Шнейдер Л.Б. Девиантное поведение детей и подростков. – Москва : Академический проект, 2005. – 366 с.

Шокирующая статистика российской наркомании. – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.romashkovo.org/lechenie-narkomanii/shokiruyushaya-statistika-rossiyskoy-narkomanii/ – (дата обращения: 02.08.2015).

Эльконин Д. Б. Детская психология: учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений. – Москва : Академия, 2007. – 384 с.

Baldeh, F.S., & Binka J. (1988) Drug misuse and abuse trends in the Gambia. Alcohol, Drugs and Tobacco: Prev.and Contr. / Real. ADN Aspirat.: Proc. 35th Int. Congr. Ale. and Drug Depend. Oslo, 31 July 6 Aug., 34.

Blume, Sh.B. (1989) Dual diagnosis: Psychoactive substance dependence and the personality disorders. J. Psychoact. Drugs, 21(2), 139–144. doi: 10.1080/02791072.1989.10472153

Boys, A., Marsden J., & Strang J. (2001) Understanding reasons for drug use amongst young people: a functional perspective. Health. Educ. Res., 16 (4), 457–469. doi: 10.1093/her/16.4.457

Brook, J.S., Nomura, C., & Cohen, P. (1989) A network of influences on adolescent drug involvement: Neighborhood, school, peer, and family. Genet. Soc. and Gen. Psychol. Monogr, 115(1), 123–145.

Feigelman, W., Hyman, M.M., Amann, K., & Feigelman, B. (1990) Correlates of persisting drug use among former youth multiple drug abuse patients. J. Psychoact. Drugs, 22(1), 63–75. doi: 10.1080/02791072.1990.10472198

Fetro, J.V., Coyle, K.K., & Pham, P. (2001) Health risk behaviors among middle school students in a large majority-minority school district. J. Sch. Health. Jan., 71(1), 30–37. doi: 10.1111/j.1746-1561.2001.tb06486.x

Gerardo, M. Gonzalez. Drug Education in Bolivian Schools: a Feasibility Study for Cross-Cultural Application of a Preventive Curricular Unit (1995) International review of education, 41(6), 439–459. doi: 10.1007/BF01263140

Harre, R. (1997) The orthogenetic approach: Theory and practice. Experimental social psychology. NY.; L., 10, 283–314.

Johnson, S., Leonard, K.E., & Jakob, T. (1989) Drinking styles and drug use in children of alcoholics, depressives and controls. J. Stud. Alcohol, 50(5), 427–431. doi: 10.15288/jsa.1989.50.427

Jyson, Harriet (1999) A Load off the Teachers’ Backs. Coordinated School Health Programs. Phi Delta Kappan, 80(5), 1–8.

Lee, J. (1996) TACADE: educating for health. Manchester, 21.

Life skills training (1989) Promoting health and personal development. Teachers manual.

Nurco, D.N., & Balter, M.B. (1990) A plan aimed at the prevention and treatment of drug dependence. Drug and Alc. Depend, 50, 193–197. doi: 10.1016/0376-8716(90)90063-K

Bauman, K.E., & Ennet, S.T. (1966) On the importance for the adolescent drug use: commonly neglected considerations. Addictions.

Pascale, Sternin & Sternin (2010) The Power of Positive Deviance: How Unlikely Innovators Solve the World’s Toughest Problems, Harvard Business Press. Print, 231.

Perry, C.L. (1987) Results of prevention programs with adolescents. Drug and Alc. Depend, 20(1), 13–19. doi: 10.1016/0376-8716(87)90071-8

Scarpitti, F., & Datesman, S. (1980) Drugs and the Youth Culture. London.

Sternin, J., & Choo, R. (2000) The power of positive deviancy. Harvard Business Review, January-February, 14–15.

Wenter, D.L., Ennett, S.T., Ribisl, K.M., Vincus, A.A., Rohrbach, L., Ringwalt, C.L., & Jones, S.M. (2002) Comprehensiveness of substance use prevention programs in U.S. middle schools. J. Adolesc. Health. Jun, 30(6), 455–462. doi: 10.1016/S1054-139X(02)00346-4

Westman, W. (1970) The drug epidemic: what it mean and how to combat it. Dial Press, 239.

Wragg, J. (1984) Ideas for drug and alcohol education for students in years 5–8. N.S.W.

Для цитирования статьи:

Вислова А.Д. Риски девиантной адаптации у подростков, связанные с потреблением наркотиков, и возможности их профилактики // Национальный психологический журнал. – 2018. – №2(30). – С. 102–112

Vyslova A.D. (2018) Risks of drug-based deviant adaptation and prevention in adolescents. National Psychological Journal, 11(2), 102–112

О журнале Редакция Номера Авторы Для авторов Индексирование Контакты
Национальный психологический журнал, 2006 - 2018
CC BY-NC

Все права защищены. Использование графической и текстовой информации разрешается только с письменного согласия руководства МГУ имени М.В. Ломоносова.

Дизайн сайта | Веб-мастер