ISSN 2079-6617 (Print)
ISSN 2309-9828 (Online)
Ru | En
РПО
Факультет психологии МГУ имени М.В. Ломоносова
Главная RSS Поиск
Приглашение к публикации

ГлавнаяВсе статьи журналаНомера

Белобрыкина О.А., Лимонченко Р.А. Особенности переживания психологических проблем девиантными подростками. // Национальный психологический журнал. – 2017. – №4 (28). – С. 129–138.

Автор(ы): Белобрыкина О. А.; Лимонченко Р. А.;

Аннотация

Актуальность тематики статьи. Специфика индивидуально-личностных характеристик подростков с отклоняющимся поведением определили актуальность и новизну исследования, цель которого состояла в выявлении особенностей эмоционального переживания конкретных психологических проблем девиантными подростками. 

Гипотеза исследования. Мы полагаем, что переживание подростками с отклоняющимся поведением психологических проблем (связанных с будущим, со школой, с общением со сверстниками, с самим собой, с проведением досуга, со здоровьем, с развитием общества) будут качественно отличаться от таковых, свойственных подросткам с социально-нормативным поведением.

Описание хода исследования. В качестве основной исследовательской процедуры избрана диагностическая методика «Психологические проблемы подростков» (Л.А. Регуш, Е.В. Алексеева, А.В. Орлова, Ю.С. Пежемская). К исследованию привлечено 50 испытуемых из числа учащихся общеобразовательной школы, дифференцированных на две группы по показателю типа поведения. В первую группу вошли 25 испытуемых, характеризующихся частыми поведенческими нарушениями, во вторую – 25 испытуемых с социально приемлемым поведением. Сравниваемые группы унифицированы по показателям возраста (14–16 лет) и половой принадлежности (лица мужского пола). 

Результаты исследования. Анализ данных показал, что у подростков с поведенческими нарушениями средние показатели значительно выше (кроме шкалы «проблемы, связанные с развитием общества»), чем у подростков с социально-приемлемым поведением. На уровне выраженной статистической тенденции зафиксированы различия в переживании подростков с поведенческими нарушениями проблем, связанных с развитием общества (р≤0,016) и родительским домом (р≤0,023). 

Выводы. Полученные результаты свидетельствуют о том, что эмоциональные переживания девиантными подростками отдельных психологических проблем отличаются от таковых, свойственных их сверстникам с социально приемлемым поведением. Выявленные различия указывают на необходимость своевременной разработки мер социально психологической превенции эмоциональной дестабилизации и/или реконструирования системы переживаний подростков с девиантной траекторией развития. На основе полученных результатов разработан и проходит апробацию формирующий эксперимент, направленный на амплификацию переживаний подростков с девиантным поведением.

Страницы: 129-138
Поступила: 09.03.2017
Принята к публикации: 22.05.2017
DOI: 10.11621/npj.2017.0413

Ключевые слова: девиантное поведение детей и подростков; подростки; эмоциональные переживания; психолого-педагогическое сопровождение;

PDF: /pdf/npj-no28-2017/npj_no28_2017_129-138.pdf

Доступно в on-line версии с 01.01.2018

Переживание – одна из самых уни­кальных способностей человека. Переживается все, начиная от межличностных отношений и заканчи­вая общественными событиями. Именно социальные явления, а точнее, происхо­дящие в структуре и функционировании общества изменения (в частности, возра­стающая экономическая нестабильность, формализация отношений, дестабилизация системы и содержания ценностей, информационное насилие и т.п.) обусловливают актуальность исследования переживаний, особенно в подростковый возраст – период активного социокуль­турного развития.

Впервые к рассмотрению пережива­ния, как психологического феномена, обратились В. Дильтей и Н.Я. Грот в кон­це XIX века. Позже оно стало предметом исследования в психоанализе, гуманистической и трансперсональной психо­логии (Дорохова, 2016). Особое внима­ние изучению категории переживания в отечественной психологии уделяли Л.С. Выготский (Выготский, 1984), С.Л. Рубинштейн (Рубинштейн, 2003), Ф.Е. Василюк (Василюк, 1984). Так, С.Л. Рубинштейн считал, что непосредст­венное переживание – это субъектив­ное отношение человека к окружающему миру. Это отношение всегда выражается в виде эмоций – неопредмеченных, свя­занных с органическими потребностями и, как правило, неосознаваемых предмет­ных чувств – интеллектуальных, эстетических, моральных и иных, обобщенных или мировоззренческих (Рубинштейн, 2003). Вводя параметр культуры в каче­стве основополагающего вектора раз­вития, Л.С. Выготский обозначает пере­живание в качестве наиболее значимой, далее неделимой единицы целостности внутреннего мира человека. В онтогенезе через отношение ребенка к другим скла­дываются специфичные чувства к самому себе, а через них проявляются потребно­сти и ценности. Эти чувства определяют кризисные этапы развития, поэтому, как отмечал Л.С. Выготский, невозможно рас­сматривать влияние среды на ребенка без его отношения к ней (Выготский, 1984).

В настоящее время, кроме традицион­ного понимания переживания как эмо­ции, его все чаще рассматривают как процесс установления «смыслового со­ответствия между сознанием и бытием» (Василюк, 1984, С. 30). Введение тако­го понимания феномена переживания было необходимо в практических целях для того, чтобы показать, что в кризис­ных ситуациях отношение к себе и сре­де можно не только констатировать, но и изменять, реконструировать. По мне­нию И.П. Чередниченко, переживание, как составляющая эмоциональной сфе­ры, связано с социальным пространством (с эмоциогенными внешними события­ми), а как процесс – с экзистенциональ­ным пространством (направленным на познание подлинного «Я», часто сопро­вождаемым страхом, скукой, отчаянием или иными чувствами, в комплекс кото­рых они входят) (Чередниченко, 2010). Присутствие обоих видов переживания в жизни человека обеспечивают его со­циализацию-индивидуализацию (Пронина, 2010) и «более полное восприятие жизни и погружение в нее» (Чередничен­ко, 2010, С. 194). Так как в период кризи­са подросткового возраста происходит кардинальное изменение потребностей, ценностей и мировоззрения в целом, то особое протекание приобретают и переживания.

Одним из первых зарубежных психо­логов, обратившим внимание на измене­ние эмоционального реагирование под­ростка на окружающее, был Э. Шпрангер (Выготский, 1984). Он отмечал возникно­вение рефлексии в подростковый пери­од и способности осознания своей индивидуальности, связанное, по замечанию Л.С. Выготского, с образованием новых отношений между психическими функ­циями. «Мир внутренних переживаний, закрытый от ребенка раннего возраста, сейчас раскрывается перед подростком и составляет чрезвычайно важную сфе­ру в содержании его мышления» (Вы­готский, 1984, С. 65). В это же время у подростка появляются новые интере­сы: эгодоминанты – преобладающий ин­терес к самому себе; дали – установки на обширные масштабы интересов, субъек­тивно более приемлемые, по сравнению с текущими; усилия – сопротивление и протест против воспитательных воз­действий; романтика – стремление к социальному героизму. Также наблю­даются резкие колебания настроения, стремление к одиночеству и самоизоля­ции, общее беспокойство, преобладание негативных переживаний (угнетенности, подавленности, тоски). В целом, как от­мечал Л.С. Выготский, подростковый воз­раст можно охарактеризовать как «годы усиленного ломания головы над пробле­мами жизни» (Выготский, 1984, С. 62).

С развитием рефлексии и актив­ного самоанализа внутреннего мира в подростковом возрасте изменяется ха­рактер переживания психологических проблем. Отдельные исследования выявили высокую озабоченность подрост­ков своим будущим (в т.ч. выбором про­фессии), отношениями с родителями и со сверстниками, школьными проблема­ми. Так, в исследовании Л.А. Регуш определены различия в степени переживания разных проблем подростками в зависи­мости от пола. В частности, обнаружено, что мальчики больше переживают взаи­моотношения с противоположным по­лом, а девочки – школьные неудачи. Мо­тив самоутверждения среди сверстников у большинства подростков в школе явля­ется более значимым, чем познаватель­ный. Подростки с негативным самоотно­шением в межличностных отношениях выражают свои отрицательные пережи­вания посредством повышенной кон­фликтности, снижением адаптации к эмоциогенным ситуациям (Регуш, 2009). На интенсивность переживания психологических проблем подростками оказывают влияние социальные условия их развития. По сравнению со сверстни­ками «образца» 2002 года, современные подростки более озабочены проблема­ми здоровья и жизни общества, наиме­нее актуальными для них стали пробле­мы взаимоотношений с родителями и сверстниками. Наблюдаются особенно­сти переживания проблем подростками в зависимости от типа школы, в которой они учатся (гимназия, частная, общео­бразовательная или сельская школа) (Ре­гуш, Алексеева, Орлова, Пежемская, 2012). По данным исследования З.К. Селивано­вой среди подростков в последние годы выявлено усиление прагматизма в вы­боре профессии, рост «мизантропиче­ских … агрессивных настроений» (Сели­ванова, 2013, С. 94) и более выраженное стремление к материальному достатку, в связи с чем отмечается рост прести­жа «доходных» профессий. Негативную оценку качественного изменения пере­живания современных подростков дают А.М. Прихожан и Н.Н. Толстых из-за их низкой рефлексивности. Они отмечают, что «если школьники конца 50-х облада­ют достаточно высоким уровнем рефлек­сии, то у подростков 80-х она оказывает­ся слабо выраженной, а у современных подростков практически не выявляется» (Прихожан, Толстых, 2011, С. 20). У них отсутствует потребность размышления о себе, самоуглубления, стремления к оди­ночеству из-за возрастания потребно­сти утверждения своего уникального «Я», доминирования «зрелищного общения» (Прихожан, Толстых, 2011, С. 22).

Абрисный анализ исследований по­казал, что интенсивность переживания психологических проблем подростками зависит от пола, самоотношения (Регуш, 2009), типа школы, в которой они об­учаются (Регуш, Алексеева, Орлова, Пе­жемская, 2012), от социальной среды (макро- и микро), в которой происхо­дит их жизнедеятельность в целом (Се­ливанова, 2013; Jacobs, Vernon, Eccles, 2004; Dryman, Gardner, Weeks, Heimberg, 2016; Koshenova, 2016), от уровня разви­тости рефлексии (Прихожан, Толстых, 2011; Kõiv, 2016), степени сформирован­ности эмоциональной компетентности (Denham, 2006; Gutiérrez-García, Calvo, 2017) и пр. Вместе с тем, несмотря на до­статочную изученность содержания и ва­лентности переживаний, свойственных ребенку в период подросткового возра­ста, недостаточно внимания уделено осо­бенностям переживаний подростков с поведенческими нарушениями.

Следует отметить, что распространен­ность девиантных форм поведения сре­ди детей и подростков в настоящее вре­мя становится поистине национальной проблемой (Реан, 2015; Шнейдер, 2016; Koshenova, 2016).

В ряде исследований выявлена специ­фика индивидуально-личностных харак­теристик подростков с отклоняющим­ся поведением, в том числе особенности их эмоционального развития. В частно­сти, показано, что у девиантных подрост­ков снижена способность к рефлексии и недостаточно выражены регуляторные функции (Буторина, Макаров, Буторин, 2002; Hirtenlehner, Pauwels, Mesko, 2014; Kenny, Blacker, Allerton, 2014; Milojević, Dimitrijević, 2014; Kenchadze, 2015; Шней­дер, 2016;). Им свойственны искажен­ные формы идентификации (личност­ной, социальной, телесной, гендерной), коммуникативной направленности и мотивационно-ценностной структуры, неадекватная самооценка (Ясная, 2013; Белобрыкина, Белобрыкина, 2014; Реан, 2015; Шнейдер, 2016; Sanches, Gouveia- Pereira, Marôco, Gomes, Roncon, 2016; Berger, Keshet, Gilboa-Schechtman, 2017; Cutrín, Gómez-Fraguela, Maneiro, Sobral, 2017), эмоциональное недоразвитие – они менее эмпатичны (Ashraf, Khalid, Ahmed, 2014; Kiverstein, 2015; Morrison, Mateen, Brozovich, Zaki, Goldin, Heimberg, Gross, 2016; Лимонченко, Белобрыкина, 2015), у них слабее проявляется субъек­тивное переживание одиночества и аль­труистическая направленность, более выражена алекситимическая тенденция, агрессивность (Bassett, Beagan, Ristovski- Slijepcevic, Chapman, 2008; Milojević, Dimitrijević, 2014; Kenchadze, 2015; Kõiv, 2016; Лимонченко, Белобрыкина, 2015). Эти отличия определяют актуальность и новизну нашего исследования, цель кото­рого состояла в выявлении особенностей эмоционального переживания конкрет­ных психологических проблем подрост­ками с девиантным поведением.

Гипотеза

Исходя из индивидуально-личност­ных особенностей девиантных подрост­ков с отклоняющимся поведением, была сформулирована рабочая гипотеза о том, что переживание подростками с откло­няющимся поведением конкретных пси­хологических проблем будут качественно отличаться от таковых, свойственных подросткам с социально-нормативным поведением. Гипотеза включала ряд допу­щений, основанных на следующих поло­жениях:

  1. По данным В.А. Ясной, девиантным подросткам свойственны высокий уровень неосознанности, недиффе­ренцированности и нереалистично­сти представлений о будущем (Ясная, 2013). Испытывая трудности в самоо­пределении (из-за неопределенности в настоящем, отсутствия поддержки со стороны взрослых и сверстников) под­ростки с девиантным поведением, по- нашему предположению, интенсивнее переживают проблемы, связанные с бу­дущим (с семьей, друзьями, професси­ей, материальным достатком).

  2. Некоторые исследователи отмечают (Реан, 2015; Шнейдер, 2016) наличие у девиантных подростков негативного образа родителей, отрицательно окра­шенных взаимоотношений в семье. Это дает нам основание предположить, что подростки с девиантным поведе­нием сильнее переживают проблемы, связанные с родительским домом.

  3. Неадекватная самооценка, свойст­венная девиантным подросткам, ме­шает им объективно оценивать свои возможности и личностные качества, вследствие чего неудачи и трудности в освоении учебного материала, за­мечания со стороны учителей про­воцируют возникновение у данной категории подростков внутри- и меж­личностных конфликтов, вспышек агрессии (Шнейдер, 2016; Kernberg, Weiner, Bardenstein, 2008; Hirtenlehner, Pauwels, Mesko, 2014; Kenchadze, 2015; Kõiv, 2016; Berger, Keshet, Gilboa- Schechtman, 2017). Исходя из этого, мы предполагаем, что подростки с деви­антным поведением сильнее пережи­вают проблемы, связанные со школой.

  4. Исследование Е.А. Белобрыкиной и О.А. Белобрыкиной показало, что в общении у подростков с девиантным поведением более выражен страх быть отвергнутым в группе. Вместе с тем, у них отсутствует стремление находить одобрение своим поступкам в коллективе сверстников и в обществе, ярко выражена эгоцентричность. Несформированность регулирующей функции общения и преобладание его персо­нифицированной направленности со­здает сложности в общении с окружа­ющими: «Подростки с отклоняющимся поведением, хотя и стремятся к обще­нию, но при этом не заинтересованы в получении социального одобрения, оно, вероятно, не имеет для них такой личностной значимости, как для их ровесников с социально приемлемым поведением» (Белобрыкина, Белобры­кина, 2014, С. 51). Это позволяет допустить, что подросткам с девиантным поведением свойственно выраженное переживание проблем, связанных с об­щением со сверстниками.

  5. Л.Б. Шнейдер отмечает доминирова­ние таких систем убеждений и стра­тегий отношений среди подростков с девиантным поведением, которые направлены на утверждение положительного личного образа, поиск при­чин собственных неудач не в себе, а во внешнем мире. К ним, в частности, от­носятся: самовозвеличивание (демон­страция исключительности), манипулирование другими, эмоциональный шантаж, уход от ответственности и ее отрицание (Шнейдер, 2016). Неадек­ватное стремление постоянно поддер­живать положительный личный образ позволяет предположить, что у под­ростков с девиантным поведением бу­дет более выражено переживание про­блем, связанных с оцениваем себя.

  6. У девиантных подростков ярче вы­ражены спортивные и гедонистиче­ские интересы (Ясная, 2013). Высокая потребность в отдыхе, развлечениях и способах снятия эмоционального напряжения дает основание предпо­лагать, что подросткам с девиантным поведением свойственно переживание проблем, связанных с проведением до­суга.

  7. Так как подростковый возраст – пери­од бурного психофизиологического созревания, то очевидно, что зависи­мое поведение и наличие аддиктивных потребностей (которые часто явля­ются причиной поведенческих девиа­ций), вызывая симптомы разных забо­леваний (Буторина, Макаров, Буторин, 2002), оказывает неблагоприятное вли­яние на развитие всех систем организ­ма. Поэтому можно предположить, что девиантных подростков больше заботят проблемы, связанные со здоровьем.

  8. Свойственная подросткам с поведен­ческими нарушениями ориентация на антиобщественные нормы (Райс, Дол­джин, 2010; Шнейдер, 2016; Bassett, Beagan, Ristovski-Slijepcevic, Chapman, 2008; Kenny, Blacker, Allerton, 2014; Fariña, Vásquez, Arce, 2014; Aderanti, Williams, Womiloju, 2015) позволя­ет предположить, что они в меньшей мере будут переживать проблемы, связанные с развитием общества.

Методы и организация исследования

В качестве наиболее релевантной обо­значенному комплексу гипотетических допущений и отвечающей психометри­ческим требованиям была избрана стан­дартизированная диагностическая ме­тодика «Психологические проблемы подростков», разработанная Л.А. Регуш, Е.В. Алексеевой, А.В. Орловой, Ю.С. Пе­жемской (2012). Методика используется «как инструмент, позволяющий объяс­нить проявление тех или иных психо­логических особенностей и поведенче­ских проявлений подростков, на которые могут влиять переживаемые подростком психологические проблемы» (Регуш и др., 2012, С. 25).

Выборка испытуемых

Выборку пилотажного исследования составили 50 испытуемых из числа уча­щихся общеобразовательной школы, дифференцированных на две группы по показателю типа поведения. В первую группу вошли 25 испытуемых, характе­ризующихся частыми поведенческими нарушениями (из них 16 состоят на уче­те в ОПДН, 9 – на внутришкольном уче­те); во вторую – 25 испытуемых с соци­ально-приемлемым поведением (имеют высокую академическую успеваемость, характеризуются положительной комму­никацией со сверстниками, преоблада­нием в поведении ориентации на соци­альные нормы, соответствующие статусу школьника). Сравниваемые группы уни­фицированы по показателям возраста (14–16 лет) и половой принадлежности (лица мужского пола).

Результаты и их обсуждение

Сравнительно-сопоставительный анализ средних значений (таблица 1) показал, что по большинству шкал по­казатели выраженности переживаний психологических проблем подростками находятся в диапазоне норматив­ных величин. Вместе с тем, у подрост­ков с поведенческими нарушениями средние показатели значительно выше (кроме шкалы «проблемы, связанные с развитием общества»), чем у подрост­ков с социально-приемлемым поведе­нием. Причем, превышение верхнего предела допустимых значений у де­виантных подростков зафиксирова­но по шкалам, отражающим наличие психологических проблем, связанных «с самим собой», «со школой», «с роди­тельским домом». Возможно, сильные пе­реживания проблем, связанных с собственной личностью, являются следствием частой критики окружающими не толь­ко поступков девиантных подростков, но и их личностных качеств (лености, не­сдержанности, вспыльчивости и пр.). С другой стороны, отмечаемые иссле­дователями (Реан, 2015; Шнейдер, 2016; Bassett, Beagan, Ristovski-Slijepcevic, Chapman, 2008; Hirtenlehner, Pauwels, Mesko, 2014; Koshenova, 2016) искаженные социальные установки, преобла­дание неадекватных форм социальной адаптации (привлечение внимания де­монстрационными выпадами, актив­ный и пассивный показ власти, мщение) и взаимоотношений с окружающи­ми (манипулирование другими, обманы, уход от ответственности), обусловленные, в том числе, выраженной алекситимиче­ской тенденцией, сниженными эмпатич­ностью, альтруистичностью и субъектив­ным переживанием одиночества (Ashraf, Khalid, Ahmed, 2014; Kiverstein, 2015; Cutrín, Gómez-Fraguela, Maneiro, Sobral, 2017; Лимонченко, Белобрыкина, 2015), часто приводят девиантных подростков к отвержению в среде сверстников, что заставляет их чувствовать себя «не таки­ми как все». Об отвержении может свидетельствовать наличие у более 30 % под­ростков-девиантов высоких уровневых показателей переживания по шкале «про­блемы, связанные с общением со сверст­никами» (таблица 2), а также отрицание наличия проблем во взаимоотношени­ях со сверстниками у 12 % испытуемых данной группы. Причем, отрицание про­блем во взаимоотношениях со сверстни­ками можно рассматривать как прояв­ление своеобразной защитной реакции, о которой указывают и авторы методики, отмечая, прежде всего, доминирование у подростков механизмов «вытеснения и компенсации» (Регуш и др., 2012, С. 19).

Табл. 1. Средние значения (в баллах) результатов исследования переживания психологических проблем подростками

Шкалы переживания проблем, связанных:

Диапазон нормы

Подростки с пове­денческими нару­шениями (n=25)

Подростки с соци­ально-приемлемым поведением (n=25)

С будущим

1,73 – 3,19

3,13

2,4

С родительским домом

1,7 – 3,1

3,35

2,8

Со школой

1,94 – 3,2

3,69

2,57

С общением со сверстниками

1,11 – 2,75

2,19

1,85

С самим собой

1,54 – 3,04

4,41

2,37

С проведением досуга

1,43 – 2,85

2,76

2,11

Со здоровьем

1,54 – 2,9

2,4

2,1

С развитием общества

2,18 – 3,94

2,9

3,39

Табл. 2. Распределение процентной доли испытуемых по показателю уровневых значений по шкалам методики

Шкалы переживания

Подростки с поведенчески­ми нарушениями (n=25)

Подростки с социально-приемлемым поведением (n=25)

Уровень выраженности показателя

низкий

средний

высокий

низкий

средний

высокий

Проблемы, связанные с будущим

0

48

52

8

80

12

Проблемы, связанные с родительским домом

0

48

52

0

80

20

Проблемы, связанные со школой

0

20

80

20

52

28

Проблемы, связанные с об­щением со сверстниками

12

52

36

0

100

0

Проблемы, связанные с самим собой

8

48

44

8

80

12

Проблемы, связанные с проведением досуга

0

68

32

8

80

12

Проблемы, связанные со здоровьем

20

60

20

8

92

0

Проблемы, связанные с развитием общества

40

40

20

0

92

8

Переживание отношений с родителя­ми, как значимой психологической про­блемы, возможно, обусловлено часты­ми замечаниями с их стороны по поводу «неправильного поведения» (школьной неуспеваемости, конфликтов с окружаю­щими, эгоистичности и пр.), которые расцениваются девиантными подростками как несправедливые и необоснованные.

Информативным для анализа является распределение результатов у подростков с девиантным поведением по шкале пере­живаний проблем, связанных с развити­ем общества. Наличие у 40 % респонден­тов низкого уровня переживаний по этой шкале (таблица 2) не дает оснований утверждать, что у девиантных подростков отсутствуют эмоционально окрашен­ные размышления о проблемах наркома­нии, насилия, войны, несоблюдения прав и законов и т.д. (в соответствие с содер­жанием шкалы, заданным авторами-раз­работчиками). Они, скорее всего, оцени­вают общественные проблемы с более эгоцентрической позиции, обладая пре­конвенциональным уровнем нравствен­ного развития, для которого свойственна доминанта собственных интересов и потребностей. «Прежде всего, они рас­сматривают ситуацию так: то, что хоро­шо для них, – хорошо, и это следует при­нимать; то, что плохо для них, – плохо вообще, и этого следует избегать» (Райс, Долджин, 2010, С. 597). Поэтому, низкие результаты по шкале «переживание про­блем, связанных с развитием общества» могут свидетельствовать о высокой лич­ной заинтересованности в материальных ценностях, принятии аморальных форм поведения и т.д., на что собственно и указывает высокий показатель среднего зна­чения по шкале «переживание проблем, связанных с самим собой». Их сверстни­ки с социально-приемлемым поведени­ем, напротив, способны адекватно оце­нить общественные проблемы и, обладая конвенциональным уровнем нравственного развития, «действуют так, чтобы за­служить одобрение других» (Райс, Долд­жин, 2010, С. 597).

Кроме того, отвержение подростками с отклоняющимся поведением пережи­ваний, связанных с развитием общества, можно рассматривать как своеобразную защиту в связи с утратой ими «осозна­ния своего предназначения в обществе, … ощущением собственной незначимости для общества» (Большунова, Белобрыки­на, 2009, С. 10), а также тем, что значи­тельная доля респондентов этой группы имеет выраженную склонность к употре­блению наркотических веществ, алко­гольной продукции, к периодическому совершению противоправных поступков. Высокие же значения по этой шкале, вы­явленные у 20 % девиантных подростков, могут свидетельствовать о выраженном беспокойстве «распространенностью равнодушия и безразличия людей друг к другу», которое обусловлено, прежде все­го, субъективным представлением о соб­ственной позиции в микро- и макросо­циуме.

Для установления статистических раз­личий по параметрам психологических проблем, переживаемых подростками с социально приемлемым и отклоняю­щимся поведением, нами был использо­ван непараметрический U-критерий Манна-Уитни для независимых пере­менных. Расчет проводился при помощи программы SPSS Statistika 17.0. Констата­ция достоверных различий признавалась значимой при условии, если Uэмп≤Uкp. По результатам статистического анализа в сравниваемых выборках выявлены до­стоверные различия по шкалам «пробле­мы, связанные со школой» (Uэмп = 123,5 для р≤0,000), «проблемы, связанные с бу­дущим» (Uэмп = 182 для р≤0,011) и «про­блемы, связанные с самим собой (Uэмп = 186,5 для р≤0,014).

Можно полагать, что основным по­лем «школьной» озабоченности у деви­антных подростков являются следствия низкой учебной мотивации – плохие оценки, негативное отношение к учителям, конфликты с ними из-за кажущейся несправедливости и т.д. В свою очередь, неблагополучие, переживаемое подрост­ком в школьном пространстве, оказыва­ет негативное влияние на эмоциональ­ное восприятие им личных перспектив, ближних и дальних планов на свое буду­щее (что подтверждается преобладанием высоких значений (таблица 2) по шка­лам переживания проблем, связанных со школой и будущим). Причем, сложившая­ся ситуация осложняется тем, что гипер­трофированное переживание девиант­ным подростком собственной личности не позволяет ему адекватно оценить свое настоящее и будущее.

На уровне выраженной статистиче­ской тенденции зафиксированы раз­личия в переживании подростков с поведенческими нарушениями проблем, связанных с развитием общества (Uэмп = 188,5 для р≤0,016) и родительским домом (Uэмп = 195,5 для р≤0,023).

Отсутствие достоверных различий по шкале, отражающей «переживание про­блем, связанных с общением со сверст­никами», объяснимо с позиции ведущего вида деятельности в подростковом возра­сте. В тоже время отсутствие статистиче­ских различий по шкалам переживания проблем, связанных с проведением до­суга и со здоровьем, обусловлено, на наш взгляд, тем, что в утверждениях методи­ки по данным шкалам не нашли отраже­ния потребности, интересы и ценности, свойственные девиантным подросткам, которые лежат в содержательно иной плоскости, чем у подростков с норматив­ным поведением.

Выводы

Качественно-количественный и стати­стический анализ эмпирических данных показал правомерность сформулиро­ванной гипотезы о специфике пережи­ваний подростков с девиантным пове­дением ряда психологических проблем. В частности, результаты исследования свидетельствуют о том, что мальчики- подростки, обладающие поведенчески­ми нарушениями, характеризуются более глубоким переживанием проблем, свя­занных «со школой», «с будущим», «с са­мим собой».

Отсутствие статистического подтвер­ждения по ряду допущений (о выраженно­сти переживания проблем, связанных с об­щением со сверстниками, с проведением досуга, со здоровьем) мы связываем с тем, что при общей информативности методи­ки «Психологические проблемы подростков» (Регуш, Алексеева, Орлова, Пежемская, 2012) ее содержание не учитывает всей полноты потребностей, мотивов, ценно­стей, установок и пр., специфичных для системы переживаний подростков с деви­антным поведением. Этот аспект со всей очевидностью актуализирует необходи­мость создания диагностического инстру­ментария для решения социально-психо­логических и психолого-педагогических задач девиантологии в их прикладной направленности.

Заключение

Выявленные различия по ряду параме­тров переживания психологических про­блем подростками с разным типом пове­дения со всей очевидностью указывают на необходимость своевременной разра­ботки мер социально-психологической превенции эмоциональной дестабилиза­ции и/или реконструирования системы переживаний подростков с девиантной траекторией развития.

Организация психолого-педагогиче­ского сопровождения девиантных под­ростков очевидна и предполагает, прежде всего, формирование у них коммуника­тивной компетентности со сверстниками и взрослыми в условиях школьного пространства, создание условий и эмо­ционально привлекательных ситуаций для становления адекватной самооцен­ки, развития рефлексии и профессио­нального самоопределения, определения социально адекватных и личностно эффективных перспектив будущей жизне­деятельности.

На основе полученных результатов разработан и проходит апробацию фор­мирующий эксперимент, направленный на амплификацию переживаний подрост­ков с девиантным поведением (Лимонченко, 2017). Содержание формирующего эксперимента реализуется в форме тре­нинговой работы и включает:

  1. актуализацию личностных ресурсов подростка, достигаемую через участие в активных формах самопознания (мо­делируемые ситуации, рефлексивные упражнения и пр.);

  2. расширение диапазона социальных эмо­ций, значимых в выстраивании взаимо­отношений с окружающими (взрослы­ми, сверстниками) и предполагающих ориентацию на соответствие поведения социально заданным нормам;

  3. освоение средств и способов саморе­гуляции эмоционального состояния и поведенческого реагирования.

Литература:

Белобрыкина Е.А., Белобрыкина О.А. Специфика мотивации общения подростков с отклоняющимся поведением // Актуальные проблемы психологического знания. – 2014. – № 2. – С. 47–58.

Белобрыкина О.А. Лимонченко Р.А. Особенности субъективного переживания одиночества у подростков с поведенческими нарушениями // Современные проблемы психологии и образования в контексте работы с различными категориями детей и молодежи: материалы научно- практической конференции /отв. ред. Р.Е. Барабанов. – Москва: Московский финансово-юридический университет (МФЮА), 2016. – С. 21–31.

Большунова Н.Я., Белобрыкина О.А. Принципы и направления работы с безнадзорными детьми // Насилие и пренебрежение по отношению к детям: профилактика, выявление, вмешательство: материалы научного симпозиума / отв. ред. О.Н. Боголюбова. – Санкт-Петербург: Изд-во СПб-го ун-та, 2009. – С. 10–11.

Буторина Н.Е., Макаров С.А., Буторин Г.Г. Многоосевая система классификации болезней и диагностика наркологических заболеваний у детей и подростков // Вопросы наркологии. – 2002. – № 2. – С. 38–42.

Василюк Ф.Е. Психология переживания (анализ преодоления критических ситуаций): монография. – Москва: Изд-во Моск. ун-та, 1984. – 200 с.

Выготский Л.С. Детская психология // Л.С. Выготский Собрание сочинений в 6 тт. Т. 4 / под ред. Д.Б. Эльконина. – Москва: Педагогика, 1984. – С. 6–110.

Дорохова С.В. Переживание как психологический феномен // Вестник Кыргызско-Российского славянского университета. – 2016. – Т. 16. – № 4. – С. 80–83.

Лимонченко Р.А., Белобрыкина О.А. Особенности проявления социальных эмоций у подростков с поведенческими нарушениями // Психология: сборник научных статей международной научной школы «Парадигма»: Лето-2015. В 8 тт. Т. 4. / под ред. А.В. Берлова, Л.Ф. Чупрова. – Варна : ЦНИИ «Парадигма», 2015. – С. 185–193.

Лимонченко Р.А. Психологическое обоснование использования метода формирующего эксперимента при сопровождении подростков группы риска в условиях образовательного учреждения [Электронный ресурс] // Научно-методический электронный журнал «Концепт». – 2017. – Т. 39 : [сайт]. URL: http://e-koncept.ru/2017/970651.htm – (дата обращения: 31.05.2017).

Прихожан А.М., Толстых Н.Н. Подросток в учебнике и в жизни: кризис тринадцати лет // На пороге взросления : сборник научных статей к третьей Всероссийской научно-практической конференции. Серия «Психология развития». – Москва : Российский гуманитарный научный фонд, 2011. – С. 14–22.

Пронина А.Н. Научные аспекты изучения переживания человека в структуре социализации-индивидуализации // Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского. Серия «Социальные науки». – 2010. – № 2. – С. 117–120.

Райс Ф., Долджин К. Психология подросткового и юношеского возраста. – Санкт-Петербург : Питер, 2010. – 816 с.

Реан А.А. Факторы риска девиантного поведения: семейный контекст // Национальный психологический журнал. – 2015. – № 4 (20). – С. 105–110. doi: 10.11621/npj.2015.0410

Регуш Л.А. Самоотношение подростков и переживание проблем школьной жизни // Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена. – 2009. – № 100. – С. 57–65.

Регуш Л.А., Алексеева Е.В., Орлова А.В., Пежемская Ю.С. «Психологические проблемы подростков»: стандартизированная методика: научно- методические материалы. – Санкт-Петербург: Изд-во РГПУ им. А.И. Герцена, 2012. – 34 с.

Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. – Санкт-Петербург: Питер, 2003. – 713 с.

Селиванова З.К. Ценностный мир российских подростков: формирование, динамика, управление (социологический аспект): монография. – Москва: Изд-во МЭИ, 2013. – 200 с.

Чередниченко И.П. Переживание в экзистенциональном пространстве // Гуманитарный вектор. Серия «Педагогика, психология». – 2010. – № 2. – С. 188–194.

Шнейдер Л.Б. Психология подростковой девиантности и аддиктивности: учебно-методическое пособие для студентов. – Москва: Изд-во Московского психолого-социального университета, 2016. – 300 с.

Ясная В.А. Искажения идентичности у подростков с отклоняющимся поведением // Психология и право. – 2013. – № 4. – С. 121–131.

Aderanti, R. A., Williams, T.M., Womiloju, A. (2015) Socio-personalogical factors as determinants of antisocial behaviours among adolescents in Ikenne, Ogun state. European Scientific Journal, 11, 323–332.

Ashraf, S., Khalid, S., & Ahmed, F. (2014) A Study of emotional empathy and delinquency. European Scientific Journal. Special edition, 385–395.

Bassett, R., Beagan, B. L., Ristovski-Slijepcevic, S., & Chapman, G.E. (2008) Tough teens. The methodological challenges of interviewing teenagers as research participants tough. Journal of Adolescent Research, 23(2), 119–131. doi: 10.1177/0743558407310733

Berger, U., Keshet, H., & Gilboa-Schechtman, E. (2017) Self-evaluations in social anxiety: The combined role of explicit and implicit social-rank. Personality and Individual Differences. 104, 368–373. doi: 10.1016/j.paid.2016.08.023

Cutrín, O., Gómez-Fraguela, J.A., Maneiro, L., & Sobral, J. (2017) Effects of parenting practices through deviant peers on nonviolent and violent antisocial behaviours in middle- and late-adolescence. The European Journal of Psychology Applied to Legal Context, 9 (2), 75–82. doi: 10.1016/j.ejpal.2017.02.001

Denham, S.A. (2006) Social-emotional competence as support for school readiness: What is it and how do we assess it? Early Education and Development, 17, 57–89. doi: 10.1207/s15566935eed1701_4

Dryman, M. T., Gardner, S., Weeks, J.W., & Heimberg, R.G. (2016) Social anxiety disorder and quality of life: How fears of negative and positive evaluation relate to specific domains of life satisfaction. Journal of Anxiety Disorders, 8, 1–8. doi: 10.1016/j.janxdis.2015.12.003

Fariña, F., Vásquez, M. J., & Arce, R. (2014) Is Offence Severity and the Chronicity of Juvenile Delinquency Mediated by Cognitive-Behavioural Competence? Universitas Psychologica, 13(3), 15–27.

Gutiérrez-García, A., M.G. (2017) Social anxiety and threat-related interpretation of dynamic facial expressions: Sensitivity and response bias. Personality and Individual Differences Volume, 107(1), 10–16. doi: 10.1016/j.paid.2016.11.025

Hirtenlehner, H, Pauwels, L, & Mesko, G. (2014) Is the effect of perceived deterrence on juvenile offending contingent on the level of self-control? Results from three countries. Br. Journal Criminol. 54(1), 128–150. doi: 10.1093/bjc/azt053

Jacobs, Ja. E., Vernon, M. K., & Eccles, Ja. S. (2004) Relations between social self-perctptions, time use, and prosocial or problem behaviors during adolescence. Journal of Adolescent Research, 19(1), 45–62. doi: 10.1177/0743558403258225

Kenchadze, E. (2015) Delinquent behavior, its characteristics and determining factors. European Scientific Journal. Special edition, 71–74.

Kenny, D.T., Blacker, S., & Allerton, M. (2014) Reculer Pour Mieux Sauter: A Review of Attachment and Other Developmental Processes Inherent in Identified Risk Factors for Juvenile Delinquency and Juvenile Offending. Laws, 3(3), 439–468. doi: 10.3390/laws3030439

Kernberg, P.F., Weiner, A.S., & Bardenstein, K. K. (2008) Personality Disorders in Children and Adolescents. New York: Basic Books.

Kiverstein, J. (2015) Empathy and the responsiveness to social affordances. Original Research Article Consciousness and Cognition, 36, 532–542. doi: 10.1016/j.concog.2015.05.002

Kõiv, K. (2016) Perceived multiple emotional self-concepts in groups of juvenile delinquents and nondelinquents. Procedia – Social and Behavioral Sciences, 217, 49–56. doi: 10.1016/j.sbspro.2016.02.023

Koshenova, M.I. (2016) Results of questioning «Behavior of school-aged children concerning health» in the city of Novosibirsk in the context of interregional research. E.V. Markova, M.G. Chukhrova, M.Milankov (Eds). Science today: from theory to practice: Proceedings of the 7nd International Academic Conference «Innovation in Psychology, Pedagogy & Medicine», Mui ne (Vietnam). Saint-Louis, Missouri, USA, Science and Innovation Center Publishing House.

Milojević, S., & Dimitrijević, A. (2014) Empathic capacity of delinquent convicted minors. Psihologija, 47 (1), 65–79. doi: 10.2298/PSI1401065M

Morrison, A. S., Mateen, M. A., Brozovich, F. A., Zaki, J., Goldin, P. R., Heimberg, R. G., & Gross, J. J. (2016) Empathy for positive and negative emotions in social anxiety disorder. Original Research Article Behaviour Research and Therapy, 87, 232–242.

Sanches, C., Gouveia-Pereira, M., Marôco, J., Gomes, H., & Roncon, F. (2016) Deviant behavior variety scale: development and validation with a sample of Portuguese adolescents. Psicologia: Reflexão e Crítica. 29 (31), 1–8. doi: 10.1186/s41155-016-0035-7

Для цитирования статьи:

Белобрыкина О.А., Лимонченко Р.А. Особенности переживания психологических проблем девиантными подростками. // Национальный психологический журнал. – 2017. – №4 (28). – С. 129–138.

Belobrykina O.A., Limonchenko R.A. (2017). Features of experiencing psychological problems in deviant adolescents. National Psychological Journal, 4, 129–138

О журнале Редакция Номера Авторы Для авторов Индексирование Контакты
Национальный психологический журнал, 2006 - 2018
CC BY-NC

Все права защищены. Использование графической и текстовой информации разрешается только с письменного согласия руководства МГУ имени М.В. Ломоносова.

Дизайн сайта | Веб-мастер