ISSN 2079-6617 (Print)
ISSN 2309-9828 (Online)
Ru | En
РПО
Факультет психологии МГУ имени М.В. Ломоносова
Главная RSS Поиск
Приглашение к публикации

ГлавнаяВсе статьи журналаНомера

Собкин В.С., Калашникова Е.А. Идеалы и антиидеалы учащихся основной и старшей школы. // Национальный психологический журнал. – 2017. – № 3(27). – С.121-135

Автор(ы): Собкин В.С.; Калашникова Е. А. ;

Аннотация

Статья посвящена исследованию представлений об идеалах и антиидеалах учащихся основной и старшей школы. Их изучение представляется актуальным в связи с особенностями социализации современного подростка в контексте современных социокультурных реалий. Обострение политической ситуации в стране и мире, политизация СМИ и общества в целом, внедрение информационных технологий в различные сферы жизни, «вестернизация» культурных ценностей и информационной среды, смещение акцентов в поло-ролевой идентификации, оказывает существенное влияние на формирование мировоззрения учащихся, на выбор ими ценностных ориентиров, социальных образцов. В связи с этим целью данного исследования являлось изучение гендерной специфики и возрастной динамики значимости различных групп персоналий, относящихся к сферам политической и духовной культуры в структуре идеалов и антиидеалов современных подростков.

Основываясь на данных контент-анализа анкетного опроса 2 273 учащихся 5–11 классов, рассматриваются гендерная специфика и возрастная динамика значимости различных групп персоналий в структуре идеалов и антиидеалов современных подростков. Характеризуются особенности структуры идеалов и антиидеалов мальчиков и девочек, складывающиеся под влиянием фактора полоролевой идентификации. Проводится анализ групп идеалов и антиидеалов учащихся в зависимости от их принадлежности к отечественной и зарубежной культурам.

Показано, что представления учащихся об идеалах и антиидеалах имеют смешанную структуру, где доминируют персоналии реальных людей по сравнению с образами (героями произведений литературы, кино, мультфильмов). Для мальчиков значима сфера политической культуры и идеологии (политики, исторические деятели), где представлены мужские персоналии. Для девочек, помимо политики, более значима литературно-художественная сфера (писатели и актеры кино), где с возрастом доля мужских персоналий существенно возрастает.

Анализ идеалов и антиидеалов представленности «мужских» и «женских» персонажей в литературно-художественной сфере позволил подтвердить тенденцию, выявленную в предыдущих исследованиях: с возрастом девочки все больше строят образ себя на позитивных образцах, выбирая «женские» персонажи в качестве идеальных образцов. «Мужские» же персонажи чаще упоминаются девочками среди антиидеалов.

Страницы: 121-135
Поступила: 30.06.2017
Принята к публикации: 12.07.2017
DOI: 10.11621/npj.2017.0314

Разделы журнала: Психология личности;

Ключевые слова: идеалы; антиидеал; контент-анализ; современный подросток; гендерная специфика; возрастная динамика ВПФ; «мужские» «женские» персоналии; персоналии отечественной и зарубежной культур;

PDF: /pdf/npj-no27-2017/npj_no27_2017_121-135.pdf

Доступно в on-line версии с 10.10.2017

Статья посвящена представлени­ям об идеалах и антиидеалах уча­щихся основной и старшей школы (с 5-го по 11 классы).

Изучению проблемы формирования представлений об идеалах посвящено большое количество отечественных и за­рубежных психолого-педагогических ис­следований (Божович, 2008; Кон, 1980; Эльконин, 1971; Эриксон, 2006; Корчак, 1980). В этих работах было показано, что в подростковом и юношеском возрастах большое значение для личностного раз­вития, становления мировоззрения, по­строения жизненных и профессиональ­ных планов имеют идеалы, задающие ценностные и нравственные ориентиры (Божович, 1968; Выготский, 1984, 1983; Гальперин, 1999; Карабанова, 2010; Кон, 1989; Корчак, 1980; Марцинковская, Ду­бовская, 2011; Разуваева, Шевченко, 2015; Рубинштейн, 1989; Собкин, 1997). Изуча­лись различные аспекты проблемы фор­мирования представлений об идеалах: возрастная динамика содержания, строе­ния и функций идеалов (Божович, 1979), представленность конкретных литера­турных персонажей в структуре идеалов и антиидеалов современного подростка (Собкин, Буреломова, 2011), мнения под­ростков о политических лидерах (Соб­кин, Мнацаканян, 2016), влияние степени осознанности идеалов на развитие и ре­гуляцию поведения личности (Разуваева, Шевченко, 2015) и др.

На протяжении последних десятиле­тий социальная ситуация развития сов­ременных учащихся стремительно ме­няется. Идет модернизация содержания школьного образования, информационные технологии повсеместно внедряют­ся в различные сферы жизни, в условиях «вестернизации» культурных ценностей и информационной среды смещаются акценты полоролевой идентификации (Марцинковская, Дубовская, 2011; Кара­банова, 2010). Обострение политической ситуации в стране и мире, политизация СМИ и общества в целом влияют на формирование мировоззрения учащихся, на выбор ими ценностных ориентиров, со­циальных образцов. Все это обусловлива­ет актуальность изучения представлений об идеалах и антиидеалах у современных учащихся основной и старшей школы.

Настоящая работа является продол­жением исследований, проведенных в Центре социологии образования ФГБНУ «ИУО РАО» в рамках проекта «Социоло­гический портрет современного ребенка на разных этапах социализации» (Соб­кин, 1997, 2007, 2016; Собкин, Писарский, 1992а,б; Собкин и др., 2005; Собкин, Бу­реломова, 2011; Собкин, Смыслова, Буре­ломова, 2011; Собкин, Мнацаканян, 2016, 2015; Собкин, Калашникова, 2017.

В 2016 г. сотрудниками Центра был проведен опрос 2273 учащихся основной и старшей школы: 5 класс – 615 человек (27,1%), 7 класс – 692 человека (30,4%), 9 класс – 633 человека (27,8%) и 11 класс – 333 человека (14,7%). Среди них 1087 мальчиков (47,8%) и 1186 девочек (52,2%).

Анкета содержала 75 вопросов, среди которых имелось два открытых вопро­са: «Кого из героев книг, фильмов, дея­телей культуры, интернет-сферы и шоубизнеса, политиков или общественных деятелей Вы могли бы назвать своим «идеалом»? и «Кого из героев книг, филь­мов, деятелей культуры, интернет-сферы и шоу-бизнеса, политиков или общест­венных деятелей Вы могли бы назвать своим «антиидеалом»? При этом количе­ство персоналий, которых могли назвать респонденты, не ограничивалось.

Всего было получено 7176 ответов школьников на вопрос об идеалах. В про­цессе обработки фиксировались пер­соналии, названные респондентами два раза и более. Таким образом, было учте­но 5128 ответов, что составило 71,5% от всех голосов. В результате чего получен список идеалов, состоящий из 668 персо­налий. С помощью процедуры контент-анализа данный список был распределен по группам: «политики», «исторические деятели», «писатели», «ближайшее окружение», «представители молодежной субкультуры», «медийные лица», «актеры кино», «эстрадные исполнители», «спор­тсмены», «представители религии», «сам для себя идеал», «антикультура». Эти груп­пы объединили в обобщенный блок «ре­альные люди». Еще один блок «образы» образовали группы: «герои литерату­ры», «герои кино», «герои мультфильмов» и «герои экранизированных литератур­ных произведений».

Обработка вопроса об антиидеа­лах проводилась по аналогичной схеме. Здесь было получено 5684 ответа. Учте­но 4305 ответов, что составляет 75,7% от всех голосов. Список из 395 персоналий антиидеалов был распределен по анало­гичным группам и объединен в аналогич­ные блоки.

В процессе обработки данных был также выделен блок «отказ от ответа», куда вошли группы ответов с неопреде­ленным содержанием: «нет идеалов/ан­тиидеалов» или «затрудняюсь с ответом».

Исследование проводилось в два эта­па. На первом – проводился анализ об­щей структуры идеалов и антиидеалов учащихся относительно обобщенных блоков «реальные люди» и «образы» с учетом пола и возраста респондентов. Подчеркнем, что в данном случае нас ин­тересовало соотношение именно «реаль­ных людей» и «образов» в структурах иде­алов и антиидеалов подростков. Поэтому обсчет данных проводился относитель­но общего числа учтенных ответов (5128 в идеалах и 4305 в антиидеалах). На вто­ром этапе, проводился более детальный анализ внутри каждого блока относительно гендерной и возрастной специ­фики выделенных групп. На этом этапе обсчет проводился относительно подан­ных голосов респондентов за предста­вителей соответствующей группы отно­сительно общего числа респондентов в соответствующих подвыборках. В иде­алах процент подсчитывался от 2052 ре­спондентов, в антиидеалах – от 1981.

В данной статье дается характеристи­ка идеалов и антиидеалов подростков в зависимости от пола и возраста респон­дентов:

  • приведены результаты анализа пред­ставлений об идеалах и антиидеалах в обобщенных блоках «реальные люди» и «образы»;

  • дается анализ представленности «муж­ских» и «женских» персоналий в обо­бщенных блоках структуры идеалов и антиидеалов;

  • показано соотношение различных групп персоналий в структуре обо­бщенных блоков «реальные люди» и «образы» в идеалах и антиидеалах учащихся;

  • охарактеризована структура идеалов и антиидеалов в зависимости от их принадлежности к отечественной и за­рубежной культурам.

Результаты анализа представлений об идеалах и антиидеалах в обобщенных блоках

Анализ полученных данных показал, что в структуре идеалов современного подростка блок «реальные люди» зани­мает 64,2%, а блок «образы» – 27,0%. Блок «отказ от ответа» составил всего 8,8%. Сходную структуру имеют и антиидеа­лы: блок «реальные люди» – 61,3%, блок «образы» – 21,8%. Заметим, что блок «от­каз от ответа» в структуре антиидеалов занимает вдвое больше места, чем такой же блок в структуре идеалов –16,9%. Эти данные представлены на рисунках 1 а, б.


Рис. 1 (а, б). Структура идеалов и антиидеалов учащихся основной и старшей школы (%)

В целом полученные данные позволя­ют сделать следующие выводы. Во-пер­вых, зона позитивных социальных образ­цов превалирует в массовом сознании учащихся основной и старшей школы по сравнению с антиидеалами. Подростки называют их значительно чаще и здесь го­раздо меньше отказов от ответа. Во-вто­рых, в структуре как идеалов, так и антии­деалов «реальные люди» явно доминируют по сравнению с «образами» (литературны­ми персонажами, героями кино и т.п.).

Результаты анализа гендерно-возраст­ной динамики значимости блоков «ре­альные люди» и «образы» в структуре идеалов и антиидеалов подростков пред­ставлены на рисунке 2 (а, б).


Рис. 2а. Возрастная динамика значимости выделенных блоков в структуре идеалов мальчиков и девочек (% от общего числа отве­тов в каждой возрастной группе)


Рис. 2б. Возрастная динамика значимости выделенных блоков в структуре антиидеалов мальчиков и девочек (% от общего числа ответов в каждой воз­растной группе)

Как видно из рисунков 2а и 2б, воз­растная динамика структуры идеалов и антиидеалов у мальчиков и девочек име­ет сходный характер: с возрастом после­довательно увеличивается доля «реальных людей» и сокращается доля «образов». В то же время следует обратить внимание на то, что для девочек на завершающем этапе обучения (11-й класс) «образы» в структу­ре идеалов более значимы, чем для маль­чиков – 22,0% и 14,7% (р=.000). Такая же тенденция проявляется и относительно антиидеалов. С возрастом увеличивается значимость блока «реальные люди» и снижается значимость блока «образы». При­чем, для девочек (11-й класс) «образы» в антиидеалах имеют большую значи­мость, чем для мальчиков – 27,9% и 9,3% соответственно (р=.000).

Таким образом, «реальные люди» в представлениях об идеалах и антии­деалах у учащихся на этапе обучения в основной и старшей школе с возрастом приобретают все большую значимость. Блок «образы» более выражен в представ­лениях об идеалах и антиидеалах у де­вочек. На завершающем этапе обучения в школе для девочек блок «образы» более значим в структуре антиидеалов.

В целом эти данные подтверждают мысль С.Л. Рубинштейна о том, что иде­алом для подростка является «личность реального человека из истории или на­стоящего, что связано в основном «с изменением, детализацией картины мира» (Божович, 1968, С. 118–119).

Представленность «мужских» и «женских» персоналий в обобщенных блоках структуры идеалов и антиидеалов

Для анализа этого показателя все пер­соналии, входящие в группы блока «ре­альные люди» и «образы», были разделе­ны на «мужские» и «женские». Эти данные представлены в таблице 1.

Табл. 1. Распределение идеалов и антиидеалов мальчиков и девочек среди «мужских» и «женских» персоналий (% от числа ответов)

Идеалы

Общее

Мальчики

Девочки

Р=

Блок «Реальные люди»

Мужские персоналии

84,2

98,4

69,2

.0000

Женские персоналии

15,8

2,8

30,8

.0000

Блок «Образы»

Мужские персоналии

79,7

96,7

60,6

.0000

Женские персоналии

20,3

3,3

38,1

.0000

Антиидеалы

Общее

Мальчики

Девочки

Р=

Блок «Реальные люди»

Мужские персоналии

85,7

91,5

79,5

.0000

Женские персоналии

14,3

8,5

20,5

.0000

Блок «Образы»

Мужские персоналии

86,3

94,0

78,9

.0000

Женские персоналии

13,7

6,0

21,1

.0000

Из таблицы 1 видно, что в структу­ре идеалов и антиидеалов учащихся до­минируют «мужские» персоналии как в блоке «реальные люди», так и в блоке «образы». При сопоставлении ответов мальчиков и девочек обнаруживаются следующие различия. Мальчики и в иде­алах, и в антиидеалах отдают предпочте­ние «мужским» персоналиям, в то время как девочки значительно чаще выбира­ют «женские» персоналии. Вместе с тем, у девочек «женских» персоналий больше среди идеалов, чем среди антиидеалов, и в блоке «реальные люди» (соответст­венно 30,8% и 20,5%, р=000), и в блоке «образы» (соответственно 38,1% и 21,1%, р=.000). «Мужские» персоналии в ука­занных блоках значительно чаще назы­ваются девочками среди антиидеалов. Так, процентная доля «мужских» пер­соналий в блоке «реальные люди» в идеалах девочек составляет 69,2%, а в антиидеалах – 79,5% (р=.000), в блоке «образы» соответственно – 60,6% и 78,9% (р=.000).

Анализ гендерно-возрастной динами­ки значимости «мужских» и «женских» персоналий показал, что с возрастом у де­вочек указанная тенденция усиливается. Эти данные представлены в таблице 2.

Табл. 2. Возрастная динамика значимости «мужских» и «женских» персоналий в идеалах и антиидеалах обобщенных блоков среди мальчиков и девочек (% от числа ответов)

 

Персоналии

Мужские

Женские

Мужские

Женские

Мужские

Женские

Идеалы

Пол

5 класс

7 класс

11 класс

Реальные люди

М

97,2

2,8

97,7

2,4

96,8

3,2

Д

71,8

28,2

73,2

26,8

76,1

23,9

Образы

М

96,7

3,3

95,0

5,0

98,0

2,0

Д

60,9

39,1

67,7

26,8

73,8

32,1

Антиидеалы

Пол

5 класс

7 класс

11 класс

Реальные люди

М

97,0

3,0

90,2

9,8

93,2

6,8

Д

79,9

20,1

81,0

19,0

87,2

12,0

Образы

М

93,4

6,6

93,1

7,4

86,5

13,5

Д

72,4

27,0

83,9

16,1

88,8

11,2

Так, в 5-м классе процентная доля «мужских» персоналий блока «обра­зы» в идеалах девочек составляла 60,9%, а в 11-м классе достигает 73,8%, в антии­деалах она с 72,4% в 5-м классе возраста­ет до 88,8% в 11-м (р=.000). Обращает на себя внимание обратная тенденция в от­ношении «женских» персоналий в анти­идеалах девочек – с возрастом сущест­венно снижается значимость «женских» образцов. Так, если среди пятиклассниц в антиидеалах «женские» персоналии в блоке «реальные люди» составляли 20,1%, то в 11-м классе – уже 12,0% (р=.003). В блоке «образы» процентная доля «жен­ских» персоналий в 5-м классе составляла 27,0%, а в 11-м – 11,2% (р=.000). Такая же тенденция была выявлена в наших преды­дущих исследованиях, посвященных иде­алам и антиидеалам подростков среди литературных персонажей. «С возрастом девочки все больше строят образ себя на позитивных образцах, выбирая «женские» персонажи в качестве идеальных образ­цов, тогда как среди героев противопо­ложного пола происходит все большая дифференциация и, «помимо того, каким должен быть для меня представитель про­тивоположного пола, существенным ста­новится и то, на кого он не должен похо­дить» (Собкин, Буреломова, 2011, С. 126).

Соотношение различных групп персоналий в структуре обобщенных блоков в идеалах и антиидеалах учащихся

Дальнейший анализ блоков «реаль­ные люди» и «образы» состоял в выделе­нии внутри него ряда групп персоналий. Эти данные определялись путем подсче­та процента респондентов, назвавших ту или иную персоналию. Соотношения процентных долей респондентов, назвав­ших персоналии, относящиеся к тем или иным группам блока «реальные люди» в идеалах и антиидеалах, представлены на рисунке 3.


Рис. 3. Предпочтения респондентов в группах персоналий блока «реальные люди» в структуре идеалов и антиидеалов учащихся 5–11 классов (% от респондентов)

Как видно на рис. 3, группа «политики» занимает ведущее место в представлениях учащихся как об идеалах (44,5%), так и об антиидеалах (55,2%). Среди своих идеалов учащиеся указывают В. Путина, Д. Медве­дева, С. Лаврова, С. Шойгу, В. Жириновско­го, Б. Обаму, П. Порошенко, С. Собянина, Г. Зюганова, М. Прохорова, Д. Трампа. В антиидеалах – Б. Обаму, П. Порошенко, А. Яценюка, В. Кличко, Б. Ельцина, В. Пу­тина, Р. Эрдогана, М. Горбачева, А. Меркель, Ю. Тимошенко и др.

Доминирование группы «политики» в структуре блока «реальные люди» под­тверждает выводы целого ряда авторов о характерном для данного возраста по­вышенном интересе к сфере политики. Так, Л.С. Выготский, вспоминая работы П.П. Блонского, В. Штерна и др., писал: «Ум подростка все больше занимает по­литика, которой он очень интересуется (Гальперин, 1999, С. 61).

Сопоставление процентных долей представленности выделенных групп в структуре идеалов/антиидеалов блока «реальные люди» показало, что в идеа­лах, по сравнению с антиидеалами, подростки чаще указывают представителей художественной интеллигенции: «кино­актеры» (соответственно 24,2% и 5,9%, р=.000), «эстрадные исполнители» (со­ответственно 16,8% и 4,2%, р=.000), «пи­сатели» (соответственно 12,4% и 2,4%, р=.000), «деятели науки, культуры, общественные деятели» (соответственно 11,9% и 2,7%, р=.000), «спортсмены» (соответст­венно 9,3% и 2,8%, р=.000).

Вместе с тем, в антиидеалы подрост­ки чаще, чем в идеалы выбирают предста­вителей групп «исторические деятели» (14,8% и 8,5%; р=.000) и «антикультура» (в основном, это нарушители закона) – 0,0% и 3,4%.

Представители группы «молодежная субкультура» (в основном, это видеобло­геры и киберспортсмены) и «медийные лица» (персоналии, относящиеся к шоу- и модельному бизнесу) имеют практи­чески одинаковые процентные доли как среди идеалов, так и среди антиидеалов учащихся (различия статистически не значимы).

Анализ возрастной динамики значи­мости выделенных групп блока «реаль­ные люди» с учетом пола респондентов позволил выявить доминирующие груп­пы в структуре идеалов и антиидеалов в 5-м, 7-м и 11 классах. Эти данные пред­ставлены на рисунке 4а, б и 5а, б.


Рис. 4а. Динамика значимости различных групп персоналий в структуре идеалов блока «реаль­ные люди» у мальчиков 5, 7 и 11 классов (% от числа респондентов)


Рис. 4б. Динамика значимости различных групп персоналий в структуре идеалов блока «реаль­ные люди» у девочек 5, 7 и 11 классов (% от числа респондентов)


Рис. 5а. Динамика значимости различных групп персоналий в струк­туре антиидеалов блока «реальные люди» у мальчиков 5, 7 и 11 клас­сов (% от числа респондентов)


Рис. 5б. Динамика значимости различных групп персоналий в структу­ре антиидеалов блока «реальные люди» у девочек 5, 7 и 11 классов (% от числа респондентов)

На рисунке 4а, хорошо видно, что в структуре идеалов мальчиков-пяти­классников доминируют группы: «поли­тики» (39,9%), «молодежная субкультура» (19,4%) и «спортсмены» (16,5%). В первых двух группах выделяют персоны видео­блогеров и киберспортсменов: Д. Купино­ва, Д. Ишутина, «Лолошку», Я. Гордиенко и др. Среди «спортсменов» чаще других упоминаются футболисты: Л. Месси, К. Рональду, Д. Ларин и др.

К седьмому классу к доминирующим трем группам присоединяются группы «актеры кино» и «исторические деятели». Процентная доля семиклассников, назы­вающих среди своих идеалов киноакте­ров увеличивается с 12,5% в 5-м классе до 24,1% в 7-м классе (р=.000). В груп­пе «актеров» чаще называют Д. Нагиева, А. Шварценеггера, Л. Ди Каприо, Р. Дау­ни-младшего, Д. Керри и др. Значимость группы «исторические деятели» увеличи­вается с 5,2% в 5-м классе до 16,3% в 7-м  классе (р=.000). В этой группе выделяют И.В. Сталина, В.И. Ленина, Петра I, Э. Че Гевару, А. Гитлера, Ф. Кастро, Г.-Ю. Цезаря, А.В. Суворова и др.

В 11 классе структура идеалов маль­чиков существенно меняется: резко уве­личивается процентная доля учащихся, указывающих в идеалах «политиков», – с 57,5% в 7-м классе, до 78,6% в 11-м классе (р=.000). Увеличивается и процент­ная доля учеников, называющих сре­ди идеалов «деятелей науки, культуры и общественных деятелей» – с 9,1% до 22,2% (р=.000). Здесь чаще упоминают П.И. Чайковского, Г. Ричи, К. Тарантино, Г. Ньюэлла, Л. Ландау, П. Капицу, М. Фара­дея, С. Джобса, Б. Гейтса, М. Цукерберга. Параллельно сокращается доля учащих­ся, указывающих в своих идеалах пред­ставителей «молодежной субкультуры» – с 14,4% до 7,6% (р=.000) и «актеров кино» – с 24,1 до 14, 5 % (р.=000).

В структуре идеалов девочек просле­живается, в основном, сходная возраст­ная динамика. Эти данные представлены на рисунке 4 б.

У девочек-пятиклассниц так же, как и у мальчиков, доминируют группы «по­литики» (30,1%), «молодежная субкуль­тура» (21,8%), «эстрадные исполнители» (19,6%). В первых двух группах девочки называют видеоблогеров: К. Клеп, М. Вей, М. Рожкову, С. Спилберга и др. А среди исполнителей чаще выделяют Е. Крида, П. Гагарину, В. Брежневу, Пелагею и пр.

В 7-м классе к доминирующим груп­пам присоединяются группы «актеров кино» – процентная доля девочек-се­миклассниц, считающих воплощением своего идеала киноактеров, по сравне­нию с 5-м классом (13,1%), увеличивается (32,6%) (р=.000). Среди актеров называ­ют А. Джоли, Л. Ди Каприо, Д. Нагиева, Д. Лето, Д. Деппа и др.

Структура идеалов девочек в 11-м классе сходна со структурой идеалов мальчиков-старшеклассников. По срав­нению с 7-м классом, процентные доли девочек, указывающих в идеалах предста­вителей группы «политиков», увеличива­ется с 36,4% до 44,7% (р=.000), «исторических деятелей» – с 1,9% до 9,1% (р=.000), «писателей» – с 12,2% до 21,4% (р=.000) и «медийных лиц» – с 8,5% до 13,8%. Сре­ди последних девушки называют: Е. Лету­чую, К. Делевинь, П. Волю, А. Малахова, А. Беднякова, К. Собчак, Д. Хадид, А. Ско­ромную.

Завершая раздел, приведем данные о процентном соотношении «мужских» и «женских» персоналий в доминирую­щих группах в структуре идеалов дево­чек и мальчиков в 5-м, 7-м и 11-м классах. Эти данные представлены в таблице 3.

Табл. 3. Представленность «мужских» и «женских» персоналий в доминирующих группах блока «реальные люди» в идеалах мальчиков и девочек» 5-х, 7-х и 11-х классов (%)

Пол

Мальчики

Девочки

Группы

Мужские

Женские

Мужские

Женские

5 класс

Общее по всем группам

97,2

2,8

71,8

28,2

Политики

100

0,0

100

0,0

Молодежная субкультура

95,8

4,1

0,0

100,0

Спорт

100,0

0,0

–*

Эстрадные исполнители

41,0

59,0

7 класс

Общее по всем группам

97,7

2,4

73,2

26,8

Политики

100

0,0

100

0,0

Молодежная субкультура

95,8

4,2

38,8

61,2

Спорт

100,0

0,0

Эстрадные исполнители

56,2

43,8

Актеры кино

100

0,0

56,7

43,3

Исторические деятели

100

0,0

11 класс

Общее по всем группам

96,8

3,2

76,1

23,9

Политики

100

0,0

100

0,0

Писатели

94,1

5,9

Медийные лица

50,0

50,0

Исторические деятели

100

0,0

Актеры кино

51,9

48,1

Деятели науки, культуры, общественные деятели

100

0,0

* – группа не является доминирующей в структуре идеалов.

Как видно из таблицы 3, в домини­рующих группах на каждом возрастном этапе в идеалах мальчиков превалируют «мужские» персоналии. Для девочек это характерно лишь в группе «политики» и «писатели».

Доля «мужских» персоналий в осталь­ных доминирующих группах у девочек с возрастом увеличивается. Так, если в 5-м классе в группе «молодежная субкульту­ра» девочками упоминались только «жен­ские» персоналии, то в 7-м на долю «муж­ских» персоналий приходится уже 38,8%. В группе «эстрадные исполнители» доля «мужских» персоналий 5-м классе состав­ляла 41,0%, а в 7-м – уже 56,2% (р=.000). В прибавившейся к доминирующим группе «актеры кино» мужские персоналии составляют 56,7%.

В старшей возрастной параллели в доминирующих группах «актеры кино» и «медийные лица», «мужские» и «женские» персоналии распределены поровну.

Таким образом, на начальном этапе обучения в основной школе (5-й класс) в структуре идеалов как у мальчиков, так и у девочек доминирует группа «политики», где упоминаются только «мужские персоналии». В то же время предпочтения персоналий в группе «молодежная суб­культура» явно строятся по гендерному признаку: девочки называют «девочек», а мальчики – «мальчиков». Вместе с тем, на этом возрастном этапе обнаруживают­ся гендерные различия, связанные с из­менением значимости отдельных групп: у мальчиков на третьей позиции нахо­дится группа «спортсмены», где опять же упоминаются только «мужские» персона­лии. У девочек – группа «эстрадные исполнители», где превалируют «женские» персоналии.

В старшей школе у девочек, помимо «политиков», доминирующими становят­ся представители сферы культуры: «акте­ры кино», «писатели», «медийные лица», где «мужские и «женские персоналии рас­пределены поровну. У мальчиков – «дея­тели науки, культуры и общественные деятели», там превалируют «мужские» персоналии.

Сходный анализ проведен и отно­сительно представленности различных групп блока «реальные люди» и в антии­деалах мальчиков и девочек. Эти данные представлены на рис. 5а и 5б.

Структура антиидеалов мальчиков-пя­тиклассников сходна со структурой их идеалов – на первой позиции «полити­ки» (50,8%), «молодежная субкультура» (17,2%) и «исторические деятели» (14,3%) (см. рис. 5а).

К седьмому классу к доминирующим группам антиидеалов присоединяется группа «эстрадных исполнителей». Про­центная доля школьников, указывающих их среди антиидеалов, увеличивается с 5,9% до 15,8% (р=.000). Здесь мальчи­ки называют Ф. Киркорова, Н. Баскова, Б. Моисеева, К. Вюрст, Баста.

Доминирующими социальными образцами антиидеалов в 11 классе у мальчиков являются представители группы «политиков» и «исторических де­ятелей». Процентная доля учащихся, указывающих первых среди антиидеалов, достигает 94,7%, а количество ребят, ука­зывающих на группу вторых, увеличи­вается с 14,5% до 20,5% (р=.003). Парал­лельно сокращаются процентные доли учащихся, указывающих среди антиидеа­лов «эстрадных исполнителей», – с 15,8% до 6,1% (р=.000) и «молодежной субкуль­туры» – с 20,3% до 6,8%.

Структуру антиидеалов девочек 5-го класса составляют так же, как и их идеа­лов, группы «политики» (29,8%), «эстрад­ные исполнители» (18,3%) и «молодежная субкультура» (20,0%).

К 7-у классу, помимо резко возрастаю­щей процентной доли девочек, указывающих в своих антиидеалах «политиков» с (29,8% до 46,2% ; р=.000), структура их антиидеалов практически не меняется.

В 11 классе структура антиидеалов девочек совпадает со структурой анти­идеалов мальчиков – доминирующими становятся группы «политиков» (38,5%) и «исторических деятелей», которая по сравнению с 7-м классом (8,3%) достига­ет 25,5% (р=.000).

Распределение «мужских» и «женских» персоналий в доминирующих группах в антиидеалах на разных возрастных эта­пах у мальчиков и девочек представлено в таблице 4.

Табл. 4. Представленность «мужских» и «женских» персоналий в доминирующих группах блока «реальные люди» в антиидеалах мальчиков и девочек» 5-х, 7-х и 11-х классов (%)

Пол

Мальчики

Девочки

Группы

мужские

женские

мужские

женские

5 класс

Общее по всем группам

97,0

3,0

79,9

20,1

Политики

96,7

3,3

92,0

8,0

Молодежная субкультура

92,5

7,5

59,3

40,7

Исторические деятели

100

0,0

–*

Эстрадные исполнители

68,5

31,5

7 класс

Общее по всем группам

90,2

9,8

81,0

19,0

Политики

91,5

8,5

93,8

6,3

Молодежная субкультура

91,7

8,3

59,4

40,6

Исторические деятели

100

0,0

Эстрадные исполнители

91,8

8,2

83,3

16,7

11 класс

Общее по всем группам

93,2

6,8

87,2

12,0

Политики

92,0

8,0

95,2

4,8

Исторические деятели

100

0,0

100,0

0,0

* – группа не является доминирующей в структуре антиидеалов

Как видно из таблицы 4, в структуре антиидеалов мальчиков на каждом воз­растном этапе доминируют «мужские» персоналии так же, как и в идеалах.

У девочек нет четкого разделения по гендерному признаку ни в одной из до­минирующих групп. Процентные доли «мужских» персоналий в антиидеалах значительно превышают их процентные доли в идеалах. Например, в антиидеа­лах в 5-м классе 59,3% персоналий груп­пы «молодежная субкультура», а в идеа­лах – 0,0%, в 7-м классе – соответственно 59,4% и 38,8% (р=.000). Что касается груп­пы «эстрадные исполнители», то там в ан­тиидеалах в 5-м классе 68,5%, в идеалах – 41,0%, а в 7-м классе – 83,8% и 56,7% (р=.000).

Таким образом, в представлениях об идеалах и антиидеалах сфера политиче­ской культуры и идеологии для мальчи­ков на всем этапе обучения в основной и старшей школе является доминирующей, там, в основном, упоминают­ся «мужские» персоналии. Сфера куль­туры в идеалах мальчиков-подростков представлена группой «спортсмены» и «молодежная субкультура», в структуре старшеклассников – группой «деятели на­уки, культуры и общественные деятели». В структуре антиидеалов сфера культуры с возрастом теряет свою значимость для определения антиидеалов. Увеличение с возрастом значимости «мужских» персо­налий среди идеалов и антиидеалов де­вочек может говорить о формировании у них образа представителя противоположного пола в идеале – «каким он дол­жен быть», и в антиидеале – «каким быть не должен». Причем, негативные соци­альные образцы более значимы.

На рисунке 6 видно, что группа «герои литературы» блока «образы» занимает ве­дущее место в структуре идеалов и анти­идеалов подростков. В то же время «герои кино» 19,8% и 11,4% (р=.003) и «герои экранизированных литературных произ­ведений» 15,1% и 7,5% (р=.000) домини­руют в идеалах. Героев мультфильмов, как в идеалах, так и антиидеалах указывают менее 10% учащихся.


Рис. 6. Значимость различных групп блока «образы» в структуре идеалов и антиидеалов учащихся основной и старшей школы (% от числа респондентов).

Анализ гендерных различий значи­мости групп персоналий блока «образы» показал (см. рис. 7а, б), что для мальчи­ков, по сравнению с девочками, в идеа­лах более значимы «герои кино» – соответственно 27,3% и 13,2%, р=.000. Среди них мальчики называют Б. Уэйна, Т. Старка, П. Паркера, К. Кента, доктора Кто и др.


Рис. 7а. Различия выделенных групп блока «образы» в струк­туре идеалов у мальчиков и девочек (%) (Р<.05)


Рис. 7б. Различия выделенных групп блока «образы» в структуре антиидеалов у мальчиков и девочек (%) (Р<.05)

В антииделах мальчики тоже больше, чем девочки, выбирают «героев кино» – 16,4% и 6,9%. При этом мальчики указы­вают на Джокера, Deadpool, Д. Вейдера, Б. Уэйна, П. Паркера. Халка, семью Ворониных (сериал), Ф. Крюггера, «песочного человека» и др.

У девочек, в отличие от мальчиков, доминируют «герои литературы» как в структуре идеалов (соответствен­но 31,7% и 18,3%, р=.000), так и в анти­идеалах (соответственно 28,3% и 13,7%, р=.003). Среди идеальных образцов де­вочки называют: Маленького принца, Г. Печорина, Е. Онегина, Ассоль, Н. Росто­ву, Х. Котфилда, Золушку, В. Огневу, Дан­ко, А. Каренину, Ф. Драгоция, Белоснежку, Жилина, Д. Грея, Т. Сойера, Буратино и др. Среди антиидеалов – И. Обломова, Чичикова, Е. Онегина, Э. Курагину, Астрагора, Е. Мартинову, Фамусова, Д. Грея и др.

В группе «герои экранизированных ли­тературных произведений» значимых ген­дерных различий не обнаружено ни в идеалах, ни в антиидеалах. В идеалах под­ростки называют Г. Поттера, Ш. Холмса, Г. Грейнджер, К. Эвердин, Р. Гуда, графа Монте-Кристо, Д. Эйр, Д. Сноу, Скарлет О’Хару, доктора Ватсона, Б. Свон и др., в ан­тиидеалах – Волан-де-Морта, профессора Мориарти, Д. Малфоя, Г. Поттера, Голума, Г. Лектора, П. Ромашова и др.

В группе «герои мультфильмов» так­же нет значимых гендерных различий. В идеалах учащиеся указывают Губку Боба, Винни Пуха, Венди и Мейбл, Лун­тика, Машу и Медведя, кота Леопольда, Пятачка, крокодила Гену и др., в антии­деалах – Фиксиков, Альтрона, Барбоски­ных, Шерхана, свинку Пеппу, Патрика, Незнайку, Шапокляк, Симпсонов и др.

Анализ возрастной динамики с уче­том пола респондентов позволил выявить соотношение значимости групп блока «образы» в структуре идеалов и антииде­алов учащихся 5-го, 7-го и 11-го классов. Эти данные представлены на рисунках 8 и 9.


Рис. 8. Возрастная динамика значимости групп блока «образы» в идеалах мальчиков и девочек основной и старшей школы %.


Рис. 9. Возрастная динамика значимости групп блока «образы» в антиидеалах мальчиков и дево­чек основной и старшей школы (%)

В структуре идеалов мальчиков-пяти­классников наиболее значимыми явля­ются «герои кино» – 37,1%, «герои лите­ратуры» – 29,4%, «герои мультфильмов» – 18,5%, «герои экранизированных литера­турных произведений» – 9,3%.

В структуре идеалов мальчиков-семи­классников наблюдается общее сниже­ние значимости обозначенных групп: «герои кино» – с 37,1% до 24,4% (р=.000), «герои литературы» – с 29,4% до 15,2% (р=.000), «герои мультфильмов» – с 18,5% до 11,6% (р=.003). В то же время увели­чивается процентная доля мальчиков, указывающих в своих идеалах «героев экранизированных литературных произ­ведений» – с 9,3% до 16,9% (р=.003).

Существенным отличием структу­ры блока «образы» в идеалах старше­классников-мальчиков является отсутст­вие доминирующих групп в указанном блоке. Процентные доли учащихся, называющих в своих идеалах образы «ге­роев кино» и «экранизированных лите­ратурных произведений» сокращаются вдвое – соответственно с 24,4% до 13,0% и с 16,9% до 8,4% (р=.000). Таким обра­зом, структурные группы блока «обра­зы» с возрастом теряют свою зна­чимость для определения идеалов у мальчиков.

Как мы видим, в структуре идеалов де­вочек-пятиклассниц, в отличие от маль­чиков, доминируют образы «героев литературы» – 47,7%, «героев экранизи­рованных произведений» – 21,2%.

Структура идеалов девочек 7-го клас­са меняется: резко снижается значимость «героев литературы» – с 47,7 до 18,9% (р=.000), вдвое уменьшается процентная доля учениц, указывающих идеальные образы среди «героев мультфильмов», – с 22,1% до 11,0% (р=.000). В то время, как и у мальчиков увеличивается значимость образов «героев кино» с 10,9% до 19,1% (р=.000).

К одиннадцатому классу идеальные образы «героев литературы» у девочек, в отличие от мальчиков-старшекласс­ников, вновь приобретают свою значи­мость. Процентная доля девочек, указы­вающих «литературных героев» в своих идеалах, увеличивается с 18,9% в 7-м клас­се до 27,0% в 11-м классе (р=.000). В то же время сокращается процентная доля де­вочек, указывающих в своих идеалах «ге­роев кино», с 19,1% до 6,3% (р=.000).

Таким образом, идеальные образы у девочек воплощены в образах «героев литературы» и «героев экранизирован­ных литературных произведений».

В структуре антиидеалов мальчиков 5-го класса доминирующими являются группы «герои мультфильмов» – 21,4%, «герои литературы» – 16,0% и «герои кино» – 14,3%.

В 7-м классе процентная доля под­ростков, указывающих среди антиидеа­лов «героев кино», существенно увеличи­вается – с 14,3% до 22,2% (р=.003). В то же время практически в три раза сокраща­ется процентная доля школьников, ука­зывающих в антиидеалах «героев муль­тфильмов, – с 21,4% до 7,1% (р=.000).

В 11-м классе процентная доля учени­ков, называющих среди антиидеалов «ге­роев кино», сокращается с 22,2% до 4,5% (р=.000). «Героев литературы» указывает в среднем каждый десятый (11,4%). Та­ким образом, у мальчиков с возрастом блок «образы» теряет свою значимость и в определении антиидеалов.

Структуру антиидеалов девочек 5-го класса составляют группы «герои литера­туры» – 36,3%, «герои экранизированных произведений» – 11,9% и «герои муль­тфильмов» – 11,2%.

В 7-классе процентная доля школьниц, указывающих среди антиидеалов «геро­ев литературы», сокращается с 36,3% до 12,8% (р=.000), «героев мультфильмов» – с 11,2% до 6,1% (р=.003). Параллельно с этим увеличивается процентная доля семиклассниц, указывающих среди антиидеалов «героев кино», – с 3,4% до 11,3% (р=.003).

В 11-м классе группа «герои литерату­ры» становится доминирующей в струк­туре антиидеалов девочек. Процентная доля девочек, указывающих их среди антиидеалов, существенно возрастает – с 12,4% до 41,6% ( р=.000). Параллельно снижается процентная доля девочек, ука­зывающих среди антиидеалов «героев кино», – с 11,3% до 3,7% (р=.001). Таким образом, антиидеалы девочек на всем этапе обучения в основной и старшей школе воплощены в основном в образах литературных героев.

Зафиксированные различия в пред­ставлениях об идеалах и анитиидеа­лах между мальчиками и девочками позволили сделать вывод о том, что структурные группы блока «образы» у мальчиков с возрастом теряют свою значимость.

У девочек в структуре блока «образы» наиболее значимыми являются группы «герои литературы» и «герои экранизи­рованных литературных произведений». Причем «герои литературы» на началь­ном этапе обучения в основной шко­ле доминируют в структуре идеалов, а на завершающем этапе обучения – уже в структуре антиидеалов.

Анализ структуры идеалов и антиидеалов в зависимости от их принадлежности к отечественной и зарубежной культуре

Нами были сопоставлены процентные доли отечественных и зарубежных пред­ставителей в доминирующих на разных возрастных этапах группах, входящих в блоки «реальные люди» и «образы» в идеалах и антиидеалах подростков. Со­ответствующие данные представлены на рисунках 10а, б и 11а, б.


Рис. 10а. Соотношение отечественных и зарубежных представителей в доминирующих группах блока «реальные люди» в идеалах подрост­ков (%)


Рис. 10б. Соотношение отечественных и зарубежных представителей в доминирующих группах блока «реальные люди» в антиидеалах под­ростков (%)


Рис. 11а. Соотношение отечественных и зарубежных представителей в доминирующих группах блока «образы» в идеалах подростков (%)


Рис. 11б. Соотношение отечественных и зарубежных представителей в доминирующих группах блока «образы» в антиидеалах подростков (%)

Из рисунков 11а, б видно, что в иде­алах учащихся представители оте­чественной культуры доминируют в таких группах, как «политики», «моло­дежная субкультура», «писатели» и «исторические деятели». В группах «спор­тсмены», «деятели науки, культуры, общественные деятели», «актеры кино» доминируют представители зарубежной культуры.

Анализ гендерной специфики в бло­ке «реальные люди» в идеалах показал значимые различия только в группе «пи­сатели». Мальчики чаще, чем девочки указывают отечественных писателей – соответственно 83,7% и 73,1% (р=.000) и реже зарубежных – соответственно 16,3% и 26,9% (р=.000). При этом отече­ственные писатели, которых упоминают мальчики в своих идеалах, являются авто­рами литературных произведений, вклю­ченных в программу основной и старшей школы. В то же время только в идеалах девочек присутствуют персоналии отече­ственных поэтов и поэтесс.

В антиидеалах в группах «политики» и «молодежная субкультура» также доми­нируют отечественные представители. Кроме того, в качестве антиидеалов под­ростки чаще указывают представителей отечественной культуры в группах «ме­дийные лица» и «эстрадные исполните­ли». Представители зарубежной культу­ры доминируют в группе «исторические деятели».

Анализ гендерной специфики в ан­тиидеалах этого блока показал значи­мые различия только в группе «медийные лица»: мальчики чаще, чем девочки ука­зывают отечественных представителей – соответственно 94,9% и 86,7% (р=.003) и реже зарубежных – соответствен­но 5,1% и 13,3% (р=.003). Из отечествен­ных персоналий к антиидеалам мальчи­ки чаще всего относят Э. Китуашвили, Н. Должанского, П. Волю, М. Галкина, а де­вочки – К. Собчак, С. Зверева, О. Бузову. Из зарубежных медийных лиц девочки чаще называют К. Кардашьян, П. Хилтон, Б. Чай­ну, К. Дженнер.

Герои произведений зарубежной куль­туры доминируют почти во всех группах блока «образы» в идеалах подростков (см. рис.11а).

Исключение представляет группа «ге­рои литературы», в которой домини­руют герои отечественных произведе­ний. Отметим, что идеальные образцы – представители отечественной культу­ры берутся учащимися из произведений школьной программы, в то время как иде­альные образцы – представители зару­бежной культуры – из произведений, вы­бираемых подростками самостоятельно.

Среди антиидеалов (см. рис.11б), на­против, доминируют герои отечествен­ных литературных произведений, однако в группе «герои кино» антиидеалами яв­ляются герои зарубежных кинофильмов.

Анализ гендерной специфики не по­казал значимых различий ни в одной из названных групп.

Выводы:

  1. Представления об идеалах и антииде­алах у подростков имеют смешанную структуру, в которой представлены как реальные люди, так и образы – герои художественных произведений. При этом в обоих случаях доминируют ре­альные люди. В структуре идеалов, как и в структуре антиидеалов, наиболее зна­чимыми являются блоки «политики» и «герои литературы». В структуре идеа­лов и антиидеалов у мальчиков доми­нирует сфера политической культуры и идеологии. У девочек, помимо поли­тики, доминирует, в основном, литера­турно-художественная сфера. По мере взросления, социальные образцы ре­альных людей приобретают для под­ростков все большую значимость. Важ­но подчеркнуть, что как в идеалах, так и в антиидеалах фигурируют одни и те же персоналии, что, по-видимому, является следствием ситуации ценностно-нормативной неопределенности, когда один и тот же «персонаж» может полу­чить как позитивную, так и негативную общественную оценку.

  2. Анализ представленности «мужских» и «женских» персоналий в обобщенных блоках структуры идеалов и антиидеа­лов позволил подтвердить тенденцию, выявленную в предыдущих исследо­ваниях: с возрастом девочки все боль­ше строят образ себя на позитивных образцах, выбирая «женские» персо­нажи в качестве идеальных образцов. «Мужские» же персоналии чаще упоми­наются девочками среди антиидеалов.

  3. Трансформация представлений об иде­альном социальном образце у мальчи­ков, так же как и у девочек, связана со снижением значимости героев художе­ственных произведений и переориен­тацией на реальных людей. При этом мальчики преимущественно ориенти­рованы на политиков, исторических, общественных деятелей, деятелей нау­ки и культуры, а девочки – на создате­лей художественных образов (актеров и писателей).

  4. Проведенный анализ выявил неод­нозначную картину влияния отече­ственной и зарубежной культуры на представления подростков об идеалах и антиидеалах. Представления об иде­алах подростки берут в отечественной культуре в таких сферах, как политика, молодежная субкультура, литература и история. Представления об идеалах в зарубежной культуре преимущест­венно берется из сфер спорта и кинои­скусства. Представления об антиидеалах в отечественной культуре у подрост­ков строятся главным образом на ос­нове сфер литературы, молодежной субкультуры и эстрады. Представления об антиидеалах, складывающихся под влиянием зарубежной культуры, связа­ны преимущественно со сферой кино­искусства.

Литература:

Божович Л.И. Личность и ее формирование в детском возрасте. (Психологическое исследование). – Москва : Просвещение, 1968. – 464с.

Выготский Л.С. Педология подростка // Л.С. Выготский Собрание сочинений. В 6 тт. Т. 4. Детская психология. – Москва : 1984. – С. 6–242.

Выготский Л.С. Развитие психики и мировоззрение ребенка // Выготский Л.С. Собрание сочинений. В 6 тт. Т. 3. – Москва : Педагогика, 1983.

Гальперин П.Я. Введение в психологию : учеб. пособие для вузов. – Москва : Университет, 1999.

Карабанова О.А. Прежде всего мы формируем гражданскую идентичность // Образовательная политика. – 2010 – № 1-2. – С. 9–14.

Кон И.С. Психология ранней юности : книга для учителя. – Москва : Просвещение, 1989. – 255 с.

Корчак Я. Как любить детей. – Минск : Народная асвета, 1980.

Марцинковская Т.Д., Дубовская Е.М. Социализация подростков и молодежи в разных институтах социализации и в различных социокультурных условиях. – Москва : ФИРО, 2011.

Разуваева Т.Н., Шевченко Е.А. Путь к идеалам личности: персонологическая модель исследования // Научные ведомости БелГУ. Сер. Гуманитарные науки. – 2015. – № 12(209). – Вып.26. – С. 152–158.

Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии. В 2 тт. Т. 1. – Москва : Педагогика 1989. – 488 с.

Собкин В.С. Динамика изменения чтения в подростковой субкультуре // Журнал Международного института чтения им. А.А. Леонтьева. – 2007. – № 7. – С. 8–19.

Собкин В.С. Современный подросток в социальных сетях // Педагогика. – 2016. – № 8. – С. 61–72.

Собкин В.С. Старшеклассник в мире политики. Эмпирическое исследование. Москва : ЦСО РАО, 1997. – 318 с.

Собкин В.С., Абросимова З.Б., Адамчук Д.В., Баранова Е.В. Подросток: нормы, риски, девиации. – Москва : ЦСО РАО, 2005. – 358 с.

Собкин В.С., Буреломова А.С. Идеалы и антиидеалы подростка: роль литературных персонажей // Социология образования. Труды по социологии образования. Т. XV. Вып. XXVII. – Москва : Институт социологии образования РАО, 2011. – С. 115–129.

Собкин В.С., Калашникова Е.А. Представления об идеалах и антиидеалах у учащихся основной и старшей школы // Человек и образование. – 2017. – № 2 – С. 20–28.

Собкин В.С., Мнацаканян М.А. Отношение к политическим лидерам современных старшеклассников (по материалам психосемантического исследования) // Социальная психология и общество. – 2015. – Т. 6. – № 4. – С. 41–59. doi:10.17759/sps.2015060404.

Собкин В.С., Мнацаканян М.А. Сравнительный анализ особенностей отношения двух поколений мальчиков-старшеклассников к политическим лидерам России (по материалам психосемантическиx исследований 2004 и 2014 гг.) // Национальный психологический журнал. – 2016. – № 4(24) – С. 79–86. doi: 10.11621/npj.2016.0410

Собкин В.С., Писарский П.С. Динамика художественных предпочтений старшеклассников. По материалам социологических исследований 1976 и 1991 гг. – Москва : Министерство образования РФ, 1992б. – 79 с.

Собкин В.С., Писарский П.С. Социокультурный анализ образовательной ситуации в мегаполисе. – Москва : Мин-во образования РФ, 1992а. – 159 с.

Собкин В.С., Смыслова М.М., Буреломова А.С. Идеалы российского подростка: от личностных характеристик к культурным образцам // Социология образования. Труды по социологии образования. Т. XV. Вып. XXVI / под ред. В.С. Собкина. – Москва : Институт социологии образования РАО, 2011. – С. 7–25.

Формирование личности в переходный период: от подросткового к юношескому возрасту / под ред. И.В. Дубровиной. – Москва : Педагогика, 1987. – 184 с.

Эльконин Д.Б. К проблеме периодизации психического развития в детском возрасте // Вопросы психологии – 1971. – № 4. – С. 6–20.

Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис. – Москва : Флинта, 2006. – 342 с.

Deschamps, J.-C., & Devos, T. (1998). Regarding the relationship between social and personal identity. Worchel, St., Vorales, F., Paez, D., & Deschamps, J.-C. (Eds.). Social identity: International perspectives. London: SAGE,1–12. doi: 10.4135/9781446279205.n1

Dois, W. (1994) Social representations in personal identity. Gergen K. Realities and relationships. Soundings in social construction. London, Harvard University Press, 21–26.

Fogelson, R.D. (1982) Person, self and identity. Some anthropological retrospects, circumspects and prospects. In: B. Lee (Ed.) Psychosocial theories of the self. London: Plenum Press, 115–132. doi: 10.1007/978-1-4684-4337-0_5

Gergen, K.J. (1991) The Saturated Self: Dilemmas of Identity in Contemporary Life. Pennsylvania, Penn. university.

Granovetter M.S. (1973) The strength of weak ties. American Journal of Psychology, 78(6), 1360–1380. doi: 10.1086/225469

Lerner, R.M., & Bush-Rossnagel, N.A. (Eds.) (1981) Individual as producers of their development: A life-span perspective. New York, NY, Academic Press.

Lerner, R.M., & Lerner, J.V. (1987)Children in their contexts: A goodness-of-fit model. In: J.B. Lancaster, J. Altmann, A.S. Rossi, & L.R. Sherrod (Eds.) Parenting across life-span: Biosocial dimensions. New York, NY: Aldine Publishing Co., 377–404.

Lerner, R.M., Fisher, C.B., & Weinberg, R.A. (2000) Toward a science for and of the people: promoting civil society through the application of developmental science. Child Psychology, 71(1), 11–20. doi: 10.1111/1467-8624.00113

Portes, A. (1998) Social capital: Its origins and applications in modern sociology. Annual Review of Sociology, 24, 1–24. doi: 10.1146/annurev.soc.24.1.1

Portes, A. (1998) Social capital: Its origins and applications in modern sociology. Annual Review of Sociology, 24, 1–24. doi: 10.1146/annurev.soc.24.1.1

Putnam, R.D. (2002) Democracies in flux: The evolution of social capital in contemporary society. New York, Oxford University Press. doi: 10.1093/0195150899.001.0001

Putnam, R.D. (2002) Democracies in Flux: The Evolution of Social Capital in Contemporary Society. New York, NY, Oxford University Press. doi: 10.1093/0195150899.001.0001

Tajfel, H., & Turner, J. (1986) The social identity theory of intergroup behavior. S.Worchel, & W.Austin. (Eds). Psychology of inter group relations. Chicago, Nelson-Hall, 7–24.

Turner, J.C., & Oakes, P.J. (1989) Self-categorization Theory and social influence. Paulus P.B. (Еd.). The psychology of group influence. Hillsdale, NJ, Erlbaum, 233–275.

Valsiner, J. (1987) Culture and the Development of Children’s Action: A Cultural Historical Theory of Developmental Psychology. New York, NY, Wiley.

Valsiner, J. (2008). The social and the cultural: Where do they meet? Meaning in action: Constructions, narratives, and representations. Tokyo, Springer, 273–287.

Viaut, А. (2014) Catégorisation des langues minoritaires en Russie et dans l’espace post-soviétique. Boudreaux: Maison des sciences de l’homme d’Aquitaine.

Для цитирования статьи:

Собкин В.С., Калашникова Е.А. Идеалы и антиидеалы учащихся основной и старшей школы. // Национальный психологический журнал. – 2017. – № 3(27). – С.121-135

Sobkin V.S., Kalashnikova E.A. (2017). Ideals and anti-ideals students of the basic and senior school. National Psychological Journal. 3, 121-135.

О журнале Редакция Номера Авторы Для авторов Индексирование Контакты
Национальный психологический журнал, 2006 - 2017
CC BY-NC

Все права защищены. Использование графической и текстовой информации разрешается только с письменного согласия руководства МГУ имени М.В. Ломоносова.

Дизайн сайта | Веб-мастер