ISSN 2079-6617 (Print)
ISSN 2309-9828 (Online)
Ru | En
РПО
Факультет психологии МГУ имени М.В. Ломоносова
Главная RSS Поиск
Приглашение к публикации

ГлавнаяВсе статьи журналаНомера

Степанова М.А. Психолог, медик, философ: вехи научной биографии П.Я. Гальперина. // Национальный психологический журнал. – 2017. – № 3(27). – С.21-32

Автор(ы): Степанова М.А.;

Аннотация

В статье восстановлены основные этапы научной биографии Петра Яковлевича Гальперина (1902–1988) – выдающегося отечественного психолога, создателя оригинальной психологической концепции. Показана внутренняя логика развития научных взглядов П.Я. Гальперина на пути создания им теории поэтапного формирования умственных действий и понятий, в которой проанализирован процесс становления основных компонентов психической деятельности и разработана система условий превращения предметного действия в психологический феномен.

Биография составлена с опорой на публикации и выступления П.Я. Гальперина, воспоминания его соратников и близких, а также на многочисленные архивные материалы. На данный момент обозначены лишь основные события жизни ученого. В статье приведены те данные, которые удалось проверить, обращаясь к материалам хранящегося в архиве МГУ имени М.В. Ломоносова личного дела П.Я. Гальперина и заседаний Ученого совета факультета психологии, а также научного архива Петра Яковлевича, переданного его внуком Яковом Иосифовичем Абрамсоном в архив Института психологии РАН. Из-за частых переездов семейные архивы не сохранились, а сам П.Я. Гальперин не оставил после себя развернутой автобиографии, поэтому задача уточнения фактов его биографии не потеряла своей актуальности.

По возможности представлены все периоды творчества П.Я. Гальперина, отражено его участие в научных и научно-практических мероприятиях, начиная с середины 20-х годов прошлого века. При этом самыми сложными для восстановления оказались события, имевшие место в 30–40-е гг. двадцатого века. 55 лет профессиональной и личной жизни ученого (с 1943 года и до кончины в 1988 году) связаны с МГУ имени М.В. Ломоносова. Поэтому основное внимание уделено П.Я. Гальперину как выдающему профессору Московского университета – автору самостоятельной теории об ориентировочной природе и функции психического, организатору психологической науки. 

В заключение показано, как стараниями современных исследователей сохраняется научное наследие П.Я. Гальперина.

Страницы: 21-32
Поступила: 05.07.2017
Принята к публикации: 22.07.2017
DOI: 10.11621/npj.2017.0304

Разделы журнала: История психологии;

Ключевые слова: история психологии; Гальперин П. Я. ; научная биография П.Я. Гальперина; теория поэтапного формирования умственных действий и понятий (ТПФ) П.Я. Гальперина; общепсихологическая теория деятельности; неклассическая психология;

PDF: /pdf/npj-no27-2017/npj_no27_2017_021-032.pdf

Доступно в on-line версии с 10.10.2017

К 90-летию Петра Яковлевича Галь­перина на страницах журнала «Вопросы психологии» со статьей «Слово об Учителе» выступил В.П. Зинчен­ко. Он с сожалением признавал, что до сих пор не написана научная биография П.Я. Гальперина. В.П. Зинченко отмечал: «Я не могу претендовать на ее описание, так как не являюсь его непосредствен­ным учеником, хотя и считаю его своим учителем» (Зинченко, 1993, С. 89). Спустя четверть века в год 115-летия со дня ро­ждения П.Я. Гальперина приходится гово­рить о том, что мы только приближаем­ся к решению этой ответственной задачи, а составление полной научной биогра­фии ученого – дело будущего.

Краткий очерк о П.Я. Гальперине под названием «Учитель из плеяды мудрецов» был написан Л.Ф. Обуховой для выдер­жавшей два издания книги «Выдающиеся психологи Москвы (Обухова, 2007). Све­дения об этапах творчества ученого со­держатся в статьях Л.И. Айдаровой (Айда­рова, 2002), А.Н. Ждан (Ждан, 2007), В.П. Зинченко (Зинченко, 1993; Стиль мышле­ния…, 2011), Н.Н. Нечаева (Нечаев, 2003, 2012), А.И. Подольского(Подольский, 2002, 2007), М.А. Степановой (Степано­ва, 2012, 2016). Данная публикация пред­ставляет собой всего лишь скромный вклад в решение обозначенной выше за­дачи по написанию научной биографии П.Я. Гальперина.

Нужно заметить, что научная биогра­фия неотделима от личной. И это верно по отношению не только к П.Я. Гальпери­ну. А.Р. Лурия в научной автобиографии «Этапы пройденного пути» писал, что «в этой книге нет героя с исключитель­ными способностями, нет ни специфи­ческой одаренности, ни трагедии. Но есть атмосфера реальной жизни… » (Лу­рия, 1982, С. 181). Биографы А.Н. Ле­онтьева приводят такие его слова: «На­учная автобиография не может, мне кажется, ограничиваться официаль­ным списком выполненных работ. Лич­но меня всегда больше интересовали субъективные аспекты описаний жиз­ни ученых: как ученый пришел в науку; каковы были внутренние мотивы его на­учной жизни; как он сам воспринимал ее события и что субъективно выступа­ло для него – на том или ином этапе – как сделанное им «открытие»» (Леонтьев и др., 2005, С. 8).

Именно такой подход видится един­ственно верным – он и был положен в основу при составлении биографии П.Я. Гальперина.

Семья и образование

П.Я. Гальперин родился 2 октября (по новому стилю) 1902 года в г. Тамбове. Его отец Яков Абрамович Гальперин в то вре­мя был уездным врачом, а впоследствии стал известным нейрохирургом и ото­ларингологом. В 1911 г. семья переехала в Харьков, где отец преподавал в меди­цинском институте и с 1930 г. стал про­фессором по кафедре уха, горла, носа. Умер он в 1937 г. (по другим данным, в 1938 г.). По воспоминаниям дочери П.Я. Гальперина Софьи Петровны, Петр Яковлевич всю жизнь старался подражать отцу и годами вырабатывал привычку сдерживать себя и идти на компромиссы.

Мать Софья Моисеевна Гальперина (урожд. Маргулис) – домохозяйка, умер­ла в 1917 г. После смерти матери в семье осталось трое детей: два сына (Петр Яков­левич 1902 г.р.; Теодор Яковлевич 1904 г.р.) и дочь (Полина Яковлевна 1908 г.р.). Пришедшая в дом мачеха Анна Ивановна – сотрудница Я.А. Гальперина относи­лась к детям как к родным, своих детей не имела. Она пережила своего мужа и умер­ла в 1961 г., похоронена в Харькове рядом с Яковом Абрамовичем Гальпериным.

П.Я. Гальперин посещал в Харькове классическую гимназию «Общества тру­дящихся женщин», в которой практико­валось совместное обучение мальчиков и девочек. В одном классе с П.Я. Гальпериным училась Тамара Израилевна Ме­ерзон, ставшая впоследствии его женой. Ей он посвятил свою единственную из­данную при жизни книгу «Введение в психологию»: «Моему дорогому другу, моей жене, Тамаре Израилевне Меерзон». В гимназии существовали различные кружки по изучению общественно- политических и общественных наук. П.Я. Гальперин посещал философский кружок, которым руководил профессор Б.Г. Столпнер – переводчик на русский язык трудов Гегеля.

В юности П.Я. Гальперин читал кни­ги по философии и психологии, кото­рые находились в библиотеке его отца, что уже тогда пробудило в нем желание заняться поиском метода объективно­го исследования человеческого мыш­ления. Попытка реализовать эту идею впоследствии вылилась в исследование оптических иллюзий, по результатам ко­торого П.Я. Гальперин подготовил не­большую статью в немецкий психологи­ческий журнал „Zeitschrift für Psichologie“ (Galperin, 1931). Позже П.Я. Гальперин осознал научную ограниченность того первого исследования, но не отказался от поиска объективного метода изучения психической жизни.

По настоятельной рекомендации отца, который не советовал ему останав­ливать профессиональный выбор на фи­лософии или психологии, П.Я. Гальперин последовал его примеру и с 1921 по 1926 гг. обучался в Харьковском медицинском институте. В 1926 г. П.Я. Гальперин закон­чил лечебный факультет по специально­сти психоневрология. В 1924 г., будучи студентом, он начал научную работу при кафедре нервных болезней. Под влияни­ем профессора К.И. Платонова, исполь­зовавшего гипноз для лечения невро­зов и вместо анестезии при операциях, П.Я. Гальперин занялся изучением вли­яния гипноза на колебания пищевари­тельного лейкоцитоза. Результаты этого исследования легли в основу первой научной публикации П.Я. Гальперина (совместно с П.П. Истоминым) в 1926 г. в Украинском вестнике рефлексологии (на украинском языке).

Из медицины в психологию

По окончании института в 1926 г. П.Я. Гальперин занялся медицинской пра­ктикой в вечерней амбулаторной кли­нике и лечебном центре для наркома­нов, обслуживающих преимущественно алкоголиков, а также морфинистов, ко­каинистов и пр. Он выдвинул гипотезу, согласно которой в основе наркомании лежит нарушение обмена веществ, пере­вел с немецкого языка книгу «Лечение на­ркоманий» и написал к ней предисловие «Амбулаторное лечение алкоголизма», посвященное описанию органического аспекта наркомании (Гальперин, 1930).

В 1928 г. П.Я. Гальперин был пригла­шен на работу в психоневрологиче­скую лабораторию, которая, так же как и клиника наркоманий, была частью Украинского психоневрологическо­го института в Харькове. Публикации П.Я. Гальперина тех лет свидетельствуют о том, что он активно занимался меди­цинской практикой.

В 1932 г. в результате слияния Украин­ского психоневрологического институ­та с Украинским институтом психиатрии и психогигиены и создания ряда новых институтов возникла Украинская психо­неврологическая академия. Примерно в то же время Наркомздрав Украины ре­шил организовать в Украинском пси­хоневрологическом институте, а затем в 1932 г. уже в Украинской психоневро­логической академии отделение психо­логии, которым руководил А.Н. Леонтьев. Научными сотрудниками психологиче­ского сектора академии являлись А.Р. Лу­рия, А.Н. Леонтьев, П.Я. Гальперин, А.В. За­порожец, Л.И. Божович, М.С. Лебединский, Ф.А. Хазина, Ф.В. Бассин, В.И. Аснин, П.И. Зинченко, В.С. Степанова, Л.П. Ода­рич, Е.И. Артюх, Г.Д. Луков [1]. П.Я. Гальперин возглавлял отдел общей теории психоло­гии (так указано, в частности, на титуле кандидатской диссертации), в задачи ко­торого входила разработка основных те­оретических проблем. В 1934 г. он писал: «В настоящее время эти задачи реализу­ются в проблеме определения предмета психологии и, еще уже и точней, в вопро­се о соотношении предмета психологии и физиологии» (Гальперин, 1934, С. 35).

По воспоминаниям П.Я. Гальперина, сначала он работал с А.Р. Лурией (А.Р. Лу­рия вскоре вернулся в Москву), потом присоединился к Леонтьевской группе. Вокруг А.Н. Леонтьева стали группироваться харьковские психологи, а также аспиранты пединститута и НИИ педаго­гики – так возникла знаменитая Харь­ковская школа психологии, лидером ко­торой был А.Н. Леонтьев. По мнению В.П. Зинченко, в этой школе не было ря­довых учеников, и у каждого из психоло­гов была своя роль: А.Н. Леонтьев – лидер, А.В. Запорожец – совесть, А.Р. Лурия – гений, Д.Б. Эльконин – научный темперамент, П.Я. Гальперин – учитель. К П.Я. Гальперину, как вспоминает В.П. Зинченко, обращались за советом в трудных ситуациях. «Петр Яковлевич был … признанным учителем. … Едва ли нужно говорить, что Петр Яковлевич да­леко не всегда одобрял выслушанное. Слушал он замечательно. Когда я после его порой жестокой, но доброжелательно и иронично выраженной критики обес­кураженный приходил к своему непо­средственному учителю А.В. Запорож­цу, он с улыбкой меня утешал, говоря, что ему тоже нечасто приходится слы­шать комплименты от Петра Яковлевича» (Зинченко, 1993, С. 90).

В 1932 г. П.Я. Гальперина призвали на годичную военную службу. Далее не пред­ставляется возможным точно установить некоторые факты биографии ученого. В автобиографиях П.Я. Гальперин указы­вает, что с 1930 г. и до 1943 г. он работал психологом.

В личном деле П.Я. Гальперина со­держится документ, свидетельствующий о том, что, по крайней мере, до февра­ля 1936 г. он оставался доцентом пси­хологии Харьковского педагогическо­го института. После 1936 г., вспоминает П.Я. Гальперин, кафедра психологии была значительно сокращена, и ему при­шлось перейти в психиатрическую кли­нику на кафедру хронических болезней. С середины 1936 г. и до начала Великой отечественной войны П.Я. Гальперин занимался в основном психиатрией.

На основании документов личного дела можно заключить, что в эти же годы П.Я. Гальперин активно занимался препо­давательской деятельностью. В автобио­графии он пишет, что его педагогический стаж официально считается с января 1933 г., когда он начал читать курсы диалектического и исторического матери­ализма в Институте кадров психоневро­логической академии. Впоследствии он также читал лекции в педагогическом ин­ституте по истории психологии. В 1938 г. П.Я. Гальперин вел курс общей психоло­гии на факультетах иностранных языков и физико-математическом Кременчуг­ского учительского института. С 1939 г. до августа 1941 г. он исполнял обязан­ности заведующего кафедрой педагогики в Сталинском (ныне Донецком) госу­дарственном педагогическом институте. Есть все основания предполагать, что эти сведения не отражают всего объема педа­гогической детальности П.Я. Гальперина в предвоенные годы.

Рождение мышления из практического действия

В середине 1930-х гг. П.Я. Гальперин занялся написанием кандидатской дис­сертации о различии орудий, используе­мых человеком и животными, и защитил ее 9 декабря 1936 г. перед медицинским научным советом психоневрологическо­го института. Данное исследование было выполнено в рамках решения стоящей перед сектором психологии Украинской психоневрологической академии зада­чи изучения «развития мышления, речи и практической деятельности в их взаи­мосвязи и отношении к другим психоло­гическим функциям на разных генетиче­ских ступенях …» (Гальперин, 1934, С. 34).

Сохранившийся в личном архиве П.Я. Гальперина вариант диссерта­ции имеет название «Различие меж­ду орудиями человека и вспомога­тельными средствами животных (экспериментально-психологическое исследование)». Объем работы – 87 пе­чатных страниц с иллюстрациями. На титуле указано: Украинская психоневро­логическая академия – президент проф. Л.Л. Рохлин, Институт эксперимен­тальной психоневрологии – дирекция: д-р З.Ю. Светник и д-р М.О. Клейман, Отдел общей теории психологии – зав. доц. П.Я. Гальперин. Впоследствии П.Я. Гальперин включал диссертацию в список своих научных трудов под дру­гим названием: «О психологическом раз­личии между орудиями человека и вспо­могательными средствами животных». Официальными оппонентами на защите диссертации П.Я. Гальперина выступи­ли профессор Т.И. Юдин [2] и профессор М.С. Лебединский [3].

Ученая степень кандидата медицин­ских наук была ему присуждена ВАКом лишь в 1938 г., так как выбранный авто­ром предмет исследования был далек от медицинской науки. Тем не менее, в 1940 г. П.Я. Гальперин был утвержден в ученом звании доцента по кафедре «педагогика».

П.Я. Гальперин провел экспери­ментальное исследование примене­ния орудий человеком и вспомога­тельных средств животными с целью, во-первых, определения различия ручных и орудийных операций и, во-вторых, вы­яснения последовательности и причин развития и смены операций. Использова­ние тех или иных предметов животными, отмечает П.Я. Гальперин, делает честь их умственным способностям и свидетель­ствует о том, что их поведение обнаружи­вает разум. «Но это разум ручных опера­ций, он не считается с фиксированным в предметах их общественным употребле­нием, он подчиняет вещи логике ручного действия. Это – инстинктивный разум …, который ограничивается усмотрением возможности простого удлинения руки» (Гальперин, 1998, С. 56). Замена ручных операций орудийными ведет к переходу мышления с пути его биологического раз­вития, ограниченного непосредственным отношением к природе, на путь развития «общественного, опосредованного трудом и речью и неограниченного в перспекти­ве, так же как неограничена в перспективе и опирающаяся на развитие орудий пра­ктическая деятельность человека» (Гальпе­рин, 1998, С. 93).

К сожалению, нужно признать, что эта работа до настоящего времени не по­лучила должной оценки, хотя и вошла в сборники посмертно изданных трудов П.Я. Гальперина. По мнению В.П. Зинчен­ко, «это первая без преувеличения кра­еугольная для теории деятельности ра­бота» (Зинченко, 2002, С. 122), которую «смело можно назвать пролегоменами к психологической теории деятельнос­ти и пробой сил в ее экспериментальном обосновании. Именно в ней убедительно показано рождение мышления из пра­ктического действия и его задач» (Зин­ченко, 2002, С. 121).

Исследования по восстановлению движений

В.П. Зинченко утверждает, что упомя­нутые выше исследования П.Я. Гальпе­рина орудийной деятельности ребенка сыграли важную роль в практической де­ятельности психологов по восстановле­нию движений после ранения в годы Ве­ликой Отечественной войны.

Во время войны Харьковский (Укра­инский) психоневрологический инсти­тут был превращен в психоневрологиче­ский госпиталь и эвакуирован в Тюмень. В архиве хранится справка от 18 сентября 1941 г., данная военврачу Гальпери­ну П.Я. в том, что он является ординато­ром госпиталя № 3352 и в ближайшие дни выезжает с госпиталем из Харькова. П.Я. Гальперин проработал там ордина­тором нейрохирургического отделения госпиталя с сентября 1941 г. по февраль 1943 г. включительно.

Затем он переехал в поселок Кауров­ка Свердловской области, где А.Н. Леон­тьевым был создан реабилитационный центр по восстановлению движений после ранений [4]. По свидетельству биографов А.Н. Леонтьева, вместе с ним работали также А.В. Запорожец, С.Я. Ру­бинштейн, Т.О. Гиневская, Я.З. Неверович, А.Г. Комм, В.С. Мерлин и другие. П.Я. Галь­перин занимал должность начальника медицинской части восстановительного госпиталя. В биографии А.Н. Леонтьева сказано, что он вернулся из эвакуации ле­том 1943 г., а П.Я. Гальперин чуть позже – в октябре того же года.

С этого времени – с конца февраля 1943 года и до последних дней жизни П.Я. Гальперин оставался сотрудником Московского университета. Его первое научное исследование в университете было посвящено изучению психологиче­ских проблем восстановления двигатель­ных функций после ранения.

14–16 февраля 1943 г. в Тюмени прош­ли совместные XI сессия Украинско­го психоневрологического института и II конференция нейрохирургов, невро­патологов и психиатров Уральского во­енного округа, посвященные 25-летию Красной армии и Военно-морского фло­та. П.Я. Гальперин выступил с докладом «Опыт построения системы осмыслен­ных движений в лечебной физкультуре». Он отметил, что движения пораженной конечности, направленные на предмет­ную цель, гораздо эффективнее, чем дви­жения, выполняемые без всякой цели.

Впоследствии в июне 1944 г. кафедрой психологии МГУ имени М.В. Ломоно­сова совместно с Институтом психоло­гии АПН и Клиникой нервных болезней ВИЭМ была проведена специальная кон­ференция, посвященная психофизио­логическим проблемам восстановления функций – двигательных, сенсорных, речевых после военной травмы. П.Я. Галь­перин в совместном с Т.О. Гиневской со­общении «Зависимость объема движения от психологического характера задачи» показал, что имеет место «резкое и нео­жиданное повышение продуктивности движения, переход через границы, казав­шиеся непреодолимыми, благодаря изме­нению психологического строя задания» (Гальперин, Гиневская, 1947, С. 79).

Несмотря на то, что публикация 1947 г. позволяет получить достаточно полное представление о содержательной сторо­не исследовательской работы П.Я. Галь­перина в эвакогоспиталях, было бы не­справедливо не упомянуть и о других его печатных документах того време­ни. В 1945 г. вышел том «Ученых записок МГУ им. М.В. Ломоносова» под названи­ем «Движение и деятельность» (сборник исследований кафедры психологии под редакцией С.Л. Рубинштейна). В этот том была включена статья А.Н. Леонтье­ва «Психологическое исследование дви­жений после ранения руки», в которой описаны результаты работы в эвакого­спиталях. А.Н. Леонтьев констатировал, что «явление изменения объема подвиж­ности пораженных звеньев руки в зави­симости от выполняемой задачи было впервые опубликовано у нас П.Я. Гальпе­риным» (Движение и деятельность, 1945, С. 92). При этом он ссылался на Труды Украинского психоневрологического института 1943 г., в которые вошла работа П.Я. Гальперина «Психологические фак­торы лечебной физкультуры».

В том же 1945 г. вышла книга А.Н. Ле­онтьева и А.В. Запорожца «Восстановле­ние движения. Психофизиологическое исследование восстановления функций руки после ранения» (Леонтьев, Запоро­жец, 1945), в которой были изложены итоги работы на базе эвакогоспиталей, в том числе и выполненные П.Я. Гальпе­риным совместно с Т.О. Гиневской.

Переезд в Москву

Кафедра психологии на философском факультете МГУ была создана 1 октября 1942 г. (приказ № 200 Всесоюзного ко­митета по делам высшей школы при СНК СССР от 25 сентября 1942 года) [5]. Тогда ее заведующим был утвержден С.Л. Ру­бинштейн. До осени 1943 г. часть кафе­дры психологии находилась в эвакуации, заведующим этой части кафедры был А.Н. Леонтьев. С 1951 г. заведующим кафе­дрой психологии назначен А.Н. Леонтьев, он оставался на этом посту до 1966 г. – до выделения кафедры психологии в само­стоятельный факультет.

В октябре 1943 г. П.Я. Гальперин был утвержден в должности доцента кафе­дры психологии философского факуль­тета «по научно-исследовательской рабо­те без педагогической нагрузки», ученое звание доцента было присвоено ему в 1946 году.

Спустя некоторое время, в 1947 г. вы­шел приказ «числить П.Я. Гальперина с педагогической нагрузкой».

В поисках научной истины: рождение нового подхода

Учение о поэтапном формирова­нии умственных действий и понятий, по свидетельству самого автора, возникло в конце 1940-х – начале 1950-х гг. как те­оретическое решение практической задачи школьного обучения: сформировать умение выполнять в уме арифметические и грамматические действия, историче­ский и эстетический анализ. Однако мож­но предположить, что зарождение некото­рых принципиальных идей, становление психологического мировоззрения датируется еще более ранними годами. В част­ности, в 1931 г. в Харькове проходила «Ди­скуссия о положении на психологическом фронте». П.Я. Гальперин принимал участие в этой дискуссии и в своем выступлении отметил следующее. «В содержании пси­хологических явлений как человеческой деятельности нужно искать предмет психологии, и именно с овеществленной в продукте труда (в широком смысле) че­ловеческой деятельности, как психоло­гического содержания, следует начинать психологическое исследование» (Дискус­сия о положении …, 1931, С. 33). П.Я. Галь­перин задается вопросом о путях изуче­ния содержания психических явлений и поясняет, что, поскольку «психика ори­ентирует нас в огне, воде и проч., пре­жде всего, содержание душевной жизни должно быть рассмотрено в отношении к внешнему миру» (там же, С. 33).

Впервые П.Я. Гальперин представил свою теорию в июле 1952 г. на состояв­шемся в Президиуме АПН РСФСР Все­союзном совещании по психологии (совещание по вопросам перестройки психологической науки на основе труда И.В. Сталина по вопросам языкознания и в свете решений объединенной сес­сии АН СССР и АМН СССР). У П.Я. Галь­перина не было запланированного доклада, он выступил в прениях и изложил принципиально иное понимание неко­торых вопросов психологии. По мнению П.Я. Гальперина, в психологии намечают­ся две линии: с одной стороны, предло­женная автором выступления и имеющая небольшое число сторонников, и, с дру­гой, – линия Института психологии АПН с громадным числом сторонников. «Но … вопросы истины не решаются голосова­нием. Истина отображает объективную действительность, а действительность себя покажет и сумеет постоять за себя» (Материалы совещания …, 1953, С. 99).

Спустя год, в июле 1953 г. П.Я. Гальпе­рин выступил с докладом «Опыт изуче­ния формирования умственных действий у школьников» на совещании по вопро­сам психологии. В 1955 г. П.Я. Гальперин принимал участие сразу в двух меропри­ятиях: в проходившей в мае юбилейной научной сессии, посвященной 200-летию университета, и в июльском совещании по психологии.

В 1959 г. в Москве проходил I съезд общества психологов СССР, к которому П.Я. Гальперин подготовил доклад «Ос­новные типы учения». Итогом этапа становления теории формирования умственных действий можно считать публикацию в 1959 г. в первом томе академического издания «Психологи­ческая наука в СССР» фундаменталь­ной статьи «Развитие исследований по формированию умственных действий» (Гальперин, 1959). Эта статья – первое обоснованное изложение основных положений гипотезы (именно так называ­ет автор систему своих представлений) формирования умственных действий с подробным описанием этапов формирования и основных параметров дейст­вия. К этому времени под руководством П.Я. Гальперина уже начались экспери­ментальные исследования по формиро­ванию двигательного навыка начального письма (Н.С. Пантина), геометрических понятий (Н.Ф. Талызина), понятия числа (В.В. Давыдов), грамматических поня­тий (А.Н. Дубровина, М.Я. Микулинская), начальных математических понятий (Л.С. Георгиев) и пр.

Если в 1952 г. П.Я. Гальперин говорил о небольшом числе психологов, разде­ляющих его точку зрения на происхо­ждение и природу человеческого созна­ния, то спустя несколько лет появились и ярые противники. Это вылилось в раз­вернувшуюся в конце 1950-х – начале 1960-х гг. на страницах журнала «Вопро­сы психологии» дискуссию. Начало дис­куссии положила опубликованная в 1957 г. на страницах «Вопросов психологии» статья П.Я. Гальперина «Умственное дей­ствие как основа формирования мысли и образа» (Гальперин, 1957). В заключительной статье «Несколько разъяснений к гипотезе умственных действий» 1960 г. П.Я. Гальперин «отвечает» Ю.А. Самари­ну, А.А. Люблинской, Н.А. Менчинской, Е.Н. Кабановой-Меллер и приходит к вы­воду, «что различные явления, которые приводятся для опровержения гипоте­зы, на самом деле служат дальнейшим ее подтверждением» (Гальперин, 1960, С. 146).

Первая половина 1960-х гг. была озна­менована для П.Я. Гальперина проведени­ем новых исследований по теории фор­мирования умственных действий. В 1962 г. П.Я. Гальперин возглавил группу (потом лабораторию) программированного об­учения – при МГУ имени М.В. Ломоно­сова приказом Министерства высшего образования РСФСР была создана межка­федральная группа по разработке вопро­сов программированного обучения.

В эти годы П.Я. Гальперин принимал ак­тивное участие в собраниях отечествен­ных и зарубежных психологов: в 1963 г. в проходившем в Ленинграде II съезде общества психологов СССР (соавтор до­клада «Экспериментальное формирова­ние внимания» совместно с А.Н. Ждан), в 1964 г. в ХV Международном Конгрес­се по прикладной психологии в Югосла­вии (в составе делегации) и др.

Формирование умственных действий и понятий: результаты исследований

В.П. Зинченко обратил внимание на то, что П.Я. Гальперин последним из бле­стящей плеяды школы Л.С. Выготского стал доктором наук и профессором.

Ученый совет философского факуль­тета МГУ им. М.В. Ломоносова обратил­ся в ВАК с просьбой разрешить провес­ти защиту на соискание ученой степени доктора педагогических наук по психологии по совокупности опублико­ванных работ, объединенных темой «Формирование умственных действий и понятий» [6], доценту Гальперину Пет­ру Яковлевичу. Такое разрешение было получено.

Защита состоялась 28 мая 1965 г. на философском факультете МГУ имени М.В. Ломоносова в хорошо знакомой всем поколениям психологов универси­тета 51-й аудитории [7].

Сам П.Я. Гальперин к защите относил­ся с известной долей иронии, представ­ленный доклад называл «произведением бюрократическим, для чтения не при­годным, действительного положения дел и идей не охватывающим» (из письма Ф.И. Фрадкиной) и просил «не предъяв­лять к нему требований более высоких, чем он того заслуживает» (из письма Р.Г. Натадзе) (Гальперин, архив).

В архиве МГУ им. М.В. Ломоносова хранится стенограмма заседания Уче­ного Совета 28 мая 1965 г. (Протоколы и стенограммы…).

В своем кратком выступлении П.Я. Галь­перин остановился на трех вопросах: о психологической структуре человеческо­го действия, о собственно психологиче­ских механизмах и законах, об основном методе психологического исследования.

Внешний отзыв на опубликованные П.Я. Гальпериным работы был подготовлен кафедрой психологии ЛГУ им. Жданова и подписан зав. кафедрой Б.Г. Ананьевым. Далее выступили первый официальный оппонент Б.М. Теплов, второй официаль­ный оппонент А.А. Смирнов. Наконец, последним был заслушан отзыв Г.С. Костю­ка, который, так же как и два предыдущих, не содержал принципиальных критиче­ских замечаний. Следует обратить внима­ние, что все выступающие подчеркнули вклад П.Я. Гальперина в разработку как об­щепсихологических проблем, так и проблем психологии учения.

В заключение необходимо сказать о результатах тайного голосования: из 16 присутствовавших на заседании чле­нов Ученого совета «за» проголосовало 12 человек, «против» – 3 человека, один бюллетень оказался недействительным.

Защита П.Я. Гальперина состоялась в знаменательный день, о чем сказал в своей речи председатель Ученого совета В.С. Молодцов. В этот день было принято решение коллегии Министерства высше­го образования о создании на базе пси­хологического отделения Московского университета специального факультета психологии. П.Я. Гальперин отнесся к это­му событию философски: с одной сторо­ны, оценил его как весьма положитель­ное, а, с другой, – с некоторой грустью, так как отводил философии особую роль в становлении психологии. П.Я. Гальперин подчеркнул, что сам он всегда руковод­ствовался общефилософскими методо­логическими проблемами в психологии, которые были ориентирующими в его де­ятельности.

Ученая степень доктора педагогиче­ских [8] наук (диплом МПД № 000076) была присуждена П.Я. Гальперину Решением ВАК от 22 января 1966 г. (протокол № 3).

На факультете психологии Московского университета

После образования в 1966 г. факуль­тета психологии доктор педагогических наук П.Я. Гальперин получил должность доцента кафедры общей и прикладной психологии [9]. В феврале 1967 г. П.Я. Галь­перин был переведен с должности доцен­та на должность профессора той же ка­федры. Решением ВАК от 12 июля 1967 г. П.Я. Гальперин утвержден в ученом зва­нии профессора по кафедре «общая и прикладная психология».

В 1967 г. П.Я. Гальперин возглавил ла­бораторию онтогенетического развития (так написано в личном деле, по другим источникам – генетической психоло­гии).

В 1966 г. в Москве проходил ХVIII Меж­дународный психологический конгресс, на котором П.Я. Гальперин не только вы­ступал с докладом «Метод, факты и тео­рии в психологии формирования умст­венных действий и понятий», но и был соорганизатором с советской стороны совместно с Ж. Пиаже и Б. Инэльдер 24-го симпозиума «Психология формирования понятий и умственных действий» (пред­седатель симпозиума – Дж. Брунер). На симпозиуме состоялась единственная дискуссия между Ж. Пиаже и П.Я. Гальпери­ным.

В 1968 г. П.Я. Гальперин принимал участие в работе III съезда Общества пси­хологов СССР, проходившем в Киеве с до­кладом «К характеристике III типа уче­ния»).

На ХIХ Международный психологиче­ский конгресс в Лондон в 1969 г. П.Я. Галь­перин приехал с докладом «Обучение и умственное развитие (от 5 до 8 лет)». На эту же тему доклад был подготовлен П.Я. Гальпериным и к IV Всесоюзному съезду советских психологов в Тбилиси.

В ноябре 1970 г. в Харькове по иници­ативе Общества психологов СССР про­шел первый Всесоюзный симпозиум по психологии памяти «Психологические механизмы памяти и ее закономерно­сти в процессе обучения». Там П.Я. Галь­перин в докладе «Краткие замечания о произвольной и непроизвольной памя­ти» вслед за П.И. Зинченко (1903–1969), которому посвятил выступление, обра­тил внимание на роль непроизвольного запоминания в жизни и обучении.

В автобиографии 1971 г. в разделе «главная область работы» П.Я. Гальпе­рин указал: «общая психология и экс­периментальное формирование психи­ческих функций». В 1975 г. решением Ученого совета факультета психологии цикл исследований по формированию умственных действий под руководством П.Я. Гальперина был выдвинут на Ло­моносовскую премию, однако этим все и ограничилось.

С сентября 1970 г. П.Я. Гальперин – зав. кафедрой детской психологии, в марте 1971 г. он был официально избран на эту должность.

В 1971–72 г.г. на страницах журна­ла «Вопросы психологии» разверну­лась дискуссия о предмете психологии. П.Я. Гальперин в дискуссии непосредст­венного участия не принимал, но сохра­нились архивные записи, проливающие свет на ее содержание.

Труд всей жизни

Главный труд П.Я. Гальперина «Вве­дение в психологию» (Гальперин, 1976) увидел свет в 1976 г. Архивные матери­алы позволяют достоверно утверждать, что эта небольшая по объему книга го­товилась как минимум 15 лет, а задумана была значительно раньше.

В начале 1970-х гг. работа «Введение в психологию» была написана – в частно­сти, в архиве хранится экземпляр ее ру­кописи от 27.12.71, но путь к признанию в психологическом сообществе оказался тернистым. В 1972 г. автор «Введения… » получил отзыв А.Н. Леонтьева объемом 8 машинописных страниц, озаглавлен­ный «Замечания на брошюру П.Я. Галь­перина «Введение в психологию»». По мнению А.Н. Леонтьева, «в ней многое остается недоговоренным, не ясным, а некоторые фундаментальные методо­логические проблемы обойдены» (Галь­перин, архив). До этого, чуть более деся­ти лет назад критике была подвергнута выдвинутая П.Я. Гальпериным гипотеза поэтапного формирования умственных действий, теперь такая же участь пости­гла и его основной труд. Приходится удивляться и восхищаться профессио­нальной мужественностью автора – ни тогда, ни спустя годы он не отказался от своих представлений.

А.А. Леонтьев и Д.А. Леонтьев сообща­ют о том, что после выхода «Введения в психологию» в свет между А.Н. Леонтье­вым и П.Я. Гальпериным состоялся обсто­ятельный нелицеприятный разговор, так как эта работа вызывала у А.Н. Леонтьева массу критических замечаний. Специаль­но для этого разговора А.Н. Леонтьевым были написаны «Заметки», представля­ющие собой постраничные замечания, которые вошли в том его научного на­следия «Философия психологии». В комментариях к данному тому А.А. Леонтьев и Д.А. Леонтьев подытоживают: «Теория поэтапного формирования П.Я. Галь­перина, опираясь в ряде существенных положений на деятельностный подход А.Н. Леонтьева, по сути, представляла со­бой его редуцированный вариант, до­казавший свою практическую эффек­тивность в ряде прикладных областей, однако вряд ли подходящий для выпол­нения роли общепсихологической тео­рии» (Леонтьев, 1994).

Следует заметить, что такая точка зрения разделяется не всеми исследо­вателями. Н.Н. Нечаев пишет: «Думается, однако, что здесь мы имеем нечто пря­мо противоположное: подход П.Я. Гальперина был не редукцией, а, напротив, той конкретизацией деятельностного подхода, к которой де-факто, если су­дить по ряду высказываний А.Н. Леон­тьева, «разбросанных» в отдельных его рукописях и опубликованных работах, шел, приближался, но до которой все-таки не дошел А.Н. Леонтьев» (Нечаев, 2003, С. 59). Н.Н. Нечаев называет под­ход П.Я. Гальперина «концепцией с не­раскрытым, с не эксплицированным ме­тодологическим потенциалом» (Нечаев, 2012, С. 37) и призывает «задуматься о том, какую роль может и должна сыг­рать в развитии деятельностного под­хода теория поэтапного формирования умственных действий и понятий» (там же, С. 23). Он настаивает на возможно­сти пересмотра понятий деятельностно­го подхода с позиций теории П.Я. Галь­перина. Автор подытоживает: эта теория «должна рассматриваться как теория метода психологического исследова­ния, направленного на воспроизводст­во психологических феноменов. Имен­но в этом заключается суть ТПФУД как современной интерпретации деятельностного подхода. … И начинать надо с главного: на основе метода поэтапного формирования начать пересмотр тради­ционных подходов к определению пред­мета психологии» (там же, С. 38).

На деятельностный характер концеп­ции П.Я. Гальперина указывают Н.Ф. Талы­зина (Талызина, 2002, 2013) и И.М. Ари­евич (Ариевич, 2002). По утверждению И.М. Ариевича, «созданный П.Я. Гальпери­ным вариант теории деятельности может служить средством понимания многих фундаментальных проблем современной психологии» (Ариевич, 2002, С. 50).

Сравнительный анализ научных взгля­дов одновременно работавших на фа­культете психологии ученых выступает предметом специального исследования, поэтому с окончательными выводами спешить не стоит. При этом особое вни­мание необходимо уделить тем высту­плениям П.Я. Гальперина, которые имеют непосредственное отношение к обсужда­емому вопросу.

В течение многих лет эта книга оста­валась трудно доступной – тираж соста­вил всего 28 тысяч экземпляров, что по тем временам считалось весьма скром­ным, вплоть до своего переиздания в со­ставе «Избранных психологических тру­дов» ученого в 1998 г. (Гальперин, 1998). В последующие годы «Введение в психо­логию» выдержало еще несколько изда­ний.

В 1976 г. сразу же после выхода «Введе­ния в психологию» в журнале «Вопросы психологии» появилась на него рецен­зия Е.А. Климова «Позитивная разработ­ка трудных и острых вопросов теории».

Луч света в неразберихе психологического кризиса

В 1976 г. П.Я. Гальперин принимал ак­тивное участие в праздновании 80-лет­него юбилея Л.С. Выготского, по случаю которого с лекциями выступили ведущие советские психологи – начался период возвращения Л.С. Выготского психоло­гии и в психологию [10]. 9 декабря 1976 г. П.Я. Гальперин делал доклад на тему: «Зна­чение Л.С. Выготского для нас сегодня». Нужно добавить, что П.Я. Гальперин счи­тал Л.С. Выготского гением, «лучом света в неразберихе психологического кризи­са» (Гальперин, 1981, С. 46).

В 1981 г. в Москве прошла Всесоюз­ная конференция «Научное творчест­во Л.С. Выготского и задачи психологии сегодня», на которой П.Я. Гальперин вы­ступил с докладом «Идеи Л.С. Выготского и задачи психологии сегодня». Такой главной задачей, с его точки зрения, яв­ляется «понимание того, что … на самом деле есть то, что называется психической деятельностью и что составляет в ней предмет психологии» (Гальперин, 1981, С. 50). Свое выступление П.Я Гальперин закончил такими словами: «… без прео­доления так называемых опытных основ классической психологии невозможно систематическое построение психоло­гии как объективной науки. Невозможно систематическое развитие идей Выгот­ского. Потому что идеи Выготского и составляют начало новой, неклассической психологии» (Гальперин, 1981, С. 50).

Хотелось бы восстановить историче­скую справедливость. Обычно Д.Б. Эль­конина называют открывателем такого прочтения Л.С. Выготского. Например, В.В. Давыдов в «Предисловии» к «Избран­ным психологическим трудам Д.Б. Элько­нина пишет: «Д.Б. Эльконин пришел к вы­воду, что основной закон психического развития человека, сформулированный Львом Семеновичем …, является началом неклассической психологии» (Элько­нин, 1989, С. 21). Однако внимательное ознакомление с материалами упомя­нутой нами конференции убедитель­но показывает, что о Л.С. Выготском как о создателе неклассической психологии одновременно сказали и П.Я. Гальперин, и Д.Б. Эльконин – они проявили едино­душие в оценке созданной им культурно-исторической психологии.

Продолжение исследований поэтапного формирования умственных действий и понятий

В 1977 г. в Москве проходил V Всесо­юзный съезд общества психологов СССР, к которому П.Я. Гальперин подготовил доклад «Проблема деятельности в совет­ской психологии». В печатном виде до­клад увидел свет в 1977 г., но материалы к нему готовились давно, со времен имев­шей место дискуссии о путях развития советской психологии. В частности, по­лучила известность так называемая «до­машняя» дискуссия 1969 г.

1960–70-е гг. оказались для П.Я. Галь­перина весьма продуктивными – гипо­теза об образовании умственных дей­ствий превратилась в развитую теорию происхождения конкретных психиче­ских процессов и явлений, подтвержден­ную многочисленными эксперименталь­ными исследованиями (Л.И. Айдарова, Г.А. Буткин, М.Б. Волович, И.А. Володар­ская, Л.С. Георгиев, П. Голу, М.М. Гохлернер, А.Н. Ждан, О.Я. Кабанова, С.Л. Ка­быльницкая, И.П. Калошина, А.Ф. Карпова, С.Н. Карпова, Г.И. Лернер, В.И. Лефевр, Н.Н. Нечаев, Л.Ф. Обухова, Н.С. Пантина, А.И. Подольский, З.А. Решетова, Н.Г. Сал­мина, Н.Н. Сачко, В.П. Сохина, Н.Ф. Талы­зина, Х.М. Тепленькая и др.).

В июне 1975 г. в Москве состоялась Всесоюзная конференция «Теорети­ческие проблемы управления позна­вательной деятельностью человека». Основу обсуждения составили доклады, помещенные в изданном специально к началу работы конференции сборнике. П.Я. Гальперин подготовил статью «Управ­ление познавательной деятельностью в плане восприятия».

Начиная с 1977 г., по инициативе дека­на факультета психологии А.Н. Леонтье­ва, выходит журнал «Вестник Московско­го университета. Психология. Серия ХIV» (сейчас – «Вестник Московского университета. Серия 14. Психология»). Глав­ный редактор журнала – А.Н. Леонтьев, П.Я. Гальперин – член редколлегии. При жизни П.Я. Гальперина в журнале была опубликована всего одна его статья «Сов­ременное состояние теории поэтапно­го формирования умственных действий» (в соавторстве с Н.Ф. Талызиной) (Гальпе­рин, Талызина, 1979).

В 1979 г. по случаю 75-летия П.Я. Галь­перина МГУ имени М.В. Ломоносова представил П.Я. Гальперина к присвое­нию звания «Заслуженный деятель науки РСФСР».

К VI Всесоюзному съезду общества психологов, проходившему в Москве в 1983 г., П.Я. Гальперин подготовил доклад «Формирование познавательных процес­сов», в котором подвел итог многолетним исследованиям.

2 октября 1982 г. П.Я. Гальперину ис­полнилось 80 лет. По этому поводу рек­тор Московского университета имени М.В. Ломоносова академик А.А. Логунов издал приказ, в котором поздравил уче­ного с юбилеем и объявил ему благодар­ность. Сотрудники факультета психо­логии университета в поздравительном адресе написали прекрасные слова: «Ваши замечательные человеческие качества, Ваше несравненное обаяние и по­коряющая мудрость притягивают к Вам людей самых разных возрастов и про­фессий, ибо общение с Вами доставля­ет истинное наслаждение. Мы гордимся возможностью работать рядом с Вами и у Вас учиться».

П.Я. Гальперин оставался заведующим кафедрой детской (в некоторых доку­ментах она называется возрастной) пси­хологии до сентября 1983 г. Через год в личном деле П.Я. Гальперина появилось заявление на имя декана факультета пси­хологии МГУ А.А. Бодалева: «Согласен на Ваше предложение – перейти на положе­ние профессора-консультанта с начала нового 1984–85 учебного года». Это – по­следняя прижизненная запись в личном деле П.Я. Гальперина.

По воспоминаниям В.П. Зинченко, «Петр Яковлевич … в силу своего харак­тера сторонился начальства, избегал ру­ководящих постов … никогда не пытал­ся претендовать на членство в Академии педагогических наук» (Зинченко, 1993, С. 91). Этим же, наверное, объясняет­ся и то, что при жизни П.Я. Гальперин не отмечал юбилеи. По воспоминаниям Л.Ф. Обуховой, свое 75-летие П.Я. Гальпе­рин встретил в узком кругу коллег. Един­ственное событие, которое широко от­мечалось – это празднование 80-летия со дня рождения и 55-летия научной и педагогической деятельности ученого. По этому поводу 30 сентября 1982 г. со­стоялось заседание Ученого совета фа­культета психологии. На следующий день 1 октября была организована работа кон­ференции на тему «Значение теории П.Я. Гальперина о поэтапном формирова­нии умственных действий для развития психологической науки и совершенство­вания практики обучения».

В течение многих лет П.Я. Гальперин готовил к изданию работу, посвящен­ную проблеме соотношения обучения и умственного развития. Она увидела свет лишь в 1985 г. (Гальперин, 1985). Данный материал – последняя прижизненная пу­бликация П.Я. Гальперина, не считая небольшого интервью журналу «Вопросы психологии» в 1987 г. по случаю своего 85-летия.

П.Я. Гальперин умер 25 марта 1988 г. на 86-м году жизни, спустя полгода умер­ла его жена Тамара Израилевна Меерзон. Они похоронены рядом, на Востряков­ском кладбище.


Фото 1. Фотография П.Я. Гальперина из его архива

Психология студентам

На протяжении всех лет работы в Мо­сковском университете имени М.В. Ло­моносова П.Я. Гальперин занимался пре­подаванием. Курс общей психологии с начала 1950-х и до начала 1980-х гг. он читал будущим философам – не одно поколение психологов с удовольствием и явной пользой для себя посещали эти лекции. Правда, однажды в 1970/71 учеб­ном году П.Я. Гальперин все-таки прочи­тал курс общей психологии студентам-психологам.

П.Я. Гальперин также в течение многих лет читал годовой курс истории психоло­гии, которая преподносилась как «драма идей и драма людей». В 1968/69 учебном году этот курс он передал А.Н. Ждан.

Для студентов факультета психоло­гии П.Я. Гальперин подготовил спецкурс «Формирование познавательных процес­сов», но читал его не каждый год.

П.Я. Гальперин – психолог XXI века

Известно, что человек жив до тех пор, пока жива память о нем. Из числа собы­тий последних лет, связанных с именем П.Я. Гальперина, можно выделить следую­щие.

Во-первых, это присуждение премии Президента РФ в области образования за 1997 год [11] за создание психолого-пе­дагогического комплекса «Теория и пра­ктика формирования умственной дея­тельности» П.Я. Гальперину (посмертно), Н.Ф. Талызиной, Л.И. Айдаровой, И.А. Во­лодарской, И.И. Ильясову, Л.Ф. Обуховой, А.И. Подольскому, З.А. Решетовой, Н.Г. Салминой, Н.Н. Нечаеву.

Во-вторых, проведение в 2002 г. на фа­культете психологии МГУ имени М.В. Ло­моносова Международной научной кон­ференции, посвященной 100-летию со дня рождения П.Я. Гальперина. На кон­ференцию, ставшую заметным событием научной жизни, приехали не только уче­ники и последователи ученого из разных уголков России, но и зарубежные колле­ги. Аналогичная конференция была при­урочена к 110-летнему юбилею ученого. Запланировано проведение конферен­ции и по случаю 115-летия со дня рожде­ния П.Я. Гальперина.


Фото 2. Празднование 75-летия П.Я. Гальперина. За столом (слева направо) П.Я. Гальперин, А.В. За­порожец, Д.Б. Эльконин, В.В. Давыдов.

В-третьих, открытие в Московском го­родском психолого-педагогическом уни­верситете в 2008 г. по инициативе Л.Ф. Обуховой – преданной ученицы и про­должательницы дела своего Учителя – аудитории имени П.Я. Гальперина. В год 110-летия П.Я. Гальперина и на факуль­тете психологии появилась аудитория его имени. На доске написано: «Аудито­рия имени Петра Яковлевича Гальперина (1902–1988), выдающего отечественно­го психолога, профессора Московского университета».

И, наконец, переиздаются труды П.Я. Гальперина, продолжаются исследова­ния в рамках теории поэтапного форми­рования умственных действий и понятий.

Подводя итоги

В начале публикации, посвященной восстановлению основных этапов про­фессионального пути П.Я. Гальпери­на, были приведены слова В.П. Зинчен­ко, который, как известно, очень высоко оценивал вклад П.Я. Гальперина в психо­логию. В заключение также хочется обра­титься к В.П. Зинченко, писавшему о лич­ности, а точнее говоря, о полноценных личностях: «… если земля еще вертится, то исключительно благодаря тому, что они есть» (Зинченко, 2017, С. 43).

Земля вертится, а вместе с ней разви­вается и наша наука только потому, что ее создавали такие ученые как Петр Яковле­вич Гальперин.

О милых спутниках, которые наш свет

Своим сопутствием для нас

животворили,

Не говори с тоской: их нет;

Но с благодарностию: были.

Примечания:

1. Данные взяты из личного архива П.Я. Гальперина.

2. Юдин Тихон Иванович (1879–1949) – российский психиатр и историк отечественной психиатрии.

3. Лебединский Марк Самуилович (1894/или1895–1980) – советский психотерапевт, в те годы – научный сотру дник сектора психологии.

4. Официальное название – Восстановительная клиника НИИ психологии МГУ на базе госпиталя №4008 (в архиве П.Я. Гальперина – госпиталя №4003), была создана 6 сентября 1942 года, и А.Н. Леонтьев стал ее директором (Леонтьев и др., 2005, С. 87).

5. Эти и последующие исторические данные приводятся по книге – Психология в Московском университете: 1755-2005 / науч. ред. А.Н. Ждан. – Москва: МГУ им. М.В. Ломоносова, 2007.

6. Подробно процедура защиты изложена М.А. Степановой в статье «Историческое значение общепсихологической теории П.Я. Гальперина» (Степанова, 2016).

7. Сейчас это 310 аудитория, носящая имя А.Н. Леонтьева.

8. Только в октябре 1968 г. вышло Постановление Совета министров СССР «О включении психологии в перечень отраслей науки, по которым присуждаются ученые степени».

9. В структуре факультета было три кафедры: общей и прикладной психологии, психофизиологии и нейропсихологии, педагогики и педагогиче¬ской психологии и научные лаборатории: психофизиологии ощущений, инженерной психологии, нейропсихологии, генетической психологии, про¬граммированного (управляемого обучения).

10. Значительным событием в этом отношении был выход в 1966 г. шестого номера журнала «Вопросы психологии», посвященного 70-летию со дня рождения Л.С. Выготского. В этом номере была опубликована работа Л.С. Выготского «Игра и ее роль в психическом развитии ребенка», а так¬же статьи А.В. Запорожца, Д.Б. Эльконина, В.В. Давыдова, А.Р. Лурии и П.Я. Гальперина («К вопросу об интериоризации»).

11. Указ Президента РФ от 6 октября 1998 года № 1200 // Поиск. – 1998. – № 41. – С. 8.

Литература:

Айдарова Л.И. П.Я. Гальперинпсихолог и человек // Вопросы психологии. – 2002. – № 5. – С. 114–119.

Ариевич И.М. Вклад П.Я. Гальперина в теорию деятельности: интегральный подход к обучению и развитию // Вопросы психологии. – 2002. – № 5. – С. 50–59.

Гальперин П.Я. Амбулаторное лечение алкоголиков: [послесловие] // Э. Йоэль. Лечение наркоманий. Алкоголизм. Морфинизм. Кокаинизм / пер. с нем. П.Я. Гальперина. – Харьков, 1930. – С. 111–134.

Гальперин П.Я. Введение в психологию. – Москва : Изд-во Моск. ун-та, 1976.

Гальперин П.Я. Идеи Л.С. Выготского и задачи психологии сегодня // Научное творчество Л.С. Выготского и современная психология : тезисы докладов Всесоюзной конференции. Москва, 23–25 июня 1981 г. – Москва : АПН СССР; НИИ ОиПП АПН СССР, 1981. – С. 46–50.

Гальперин П.Я. Методы обучения и умственное развитие ребенка. – Москва : Изд-во Моск. ун-та, 1985.

Гальперин П.Я. Несколько разъяснений к гипотезе умственных действий // Вопросы психологии. – 1960. – № 4. – С. 141–148.

Гальперин П.Я. Психологический сектор // Всеукраинская Психоневрологическая Академия : сб. материалов / под ред. М.А. Гольденберга. – Харьков, 1934. – С. 33–36.

Гальперин П.Я. Психология как объективная наука / под ред. А.И. Подольского. – Москва : Изд-во «Институт практической психологии», Воронеж : МОДЭК, 1998.

Гальперин П.Я. Развитие исследований по формированию умственных действий // Психологическая наука в СССР. – Т. 1. – 1959. – С. 441–469.

Гальперин П.Я. Умственное действие как основа формирования мысли и образа // Вопросы психологии. – 1957. –№ 6. – С. 58–69.

Гальперин П.Я. Научный архив.

Гальперин П.Я., Гиневская Т.О. Зависимость объема движения от психологического характера задачи // Ученые записки МГУ им. М.В. Ломоносова. – 1947. – Вып. 111. – С. 75–79.

Гальперин П.Я., Талызина Н.Ф. Современное состояние теории поэтапного формирования умственных действий // Вестник Московского университета. Серия 14. Психология. – 1979. – № 4. – С. 54–63.

Движение и деятельность : сборник исследований кафедры психологии / под ред. С.Л. Рубинштейна // Ученые записки МГУ им. М.В. Ломоносова. Вып. 90. – Москва, 1945.

Дискуссия о положении на психологическом фронте // Советская психоневрология. – 1931. – № 2–3.– С. 7–52.

Ждан А.Н. Л.С. Выготский и научные школы Московского университета: единство в многообразии // Культурно-историческая психология. – 2007. – №1. – С. 29–34.

Зинченко В.П. К проблеме Я. Языковые игры: не с нулевой ли суммой? // Национальный психологический журнал. – 2017. – № 1 (25). – С. 37–42. doi: 10.11621/npj.2017.0105

Зинченко В.П. П.Я. Гальперин: от действия с заданными свойствами к свободной мысли // Вопросы психологии. – 2002. – № 5. – С. 120–134.

Зинченко В.П. Слово об Учителе // Вопросы психологии. –1993. – № 1. – С. 89–92.

Леонтьев А.А., Леонтьев Д.А., Соколова Е.Е. Алексей Николаевич Леонтьев. Деятельность, сознание, личность. – Москва : Смысл, 2005.

Леонтьев А.Н. Философия психологии: из научного наследия / под ред. А.А. Леонтьева и Д.А. Леонтьева. – Москва, 1994.

Леонтьев А.Н., Запорожец А.В. Восстановление движения. Психофизиологическое исследование восстановления функций после ранения. – Москва : Советская наука,1945.

Лурия А.Р. Этапы пройденного пути. Научная автобиография / под ред. Е.Д. Хомской. – Москва : Изд-во Моск. ун-та, 1982.

Материалы совещания по психологии : стенографический отчет // Известия АПН РСФСР. – 1953. – Вып. 45.

Нечаев Н.Н. А.Н. Леонтьев и П.Я. Гальперин: диалог во времени //Вопросы психологии. – 2003. – № 2. – С. 50–69.

Нечаев Н.Н. Роль теории поэтапного формирования в развитии методологии деятельностного подхода // Вестник Московского университета. Серия 14. Психология.– 2012.– № 4. – С. 23–42.

Нечаев Н.Н. Роль теории поэтапного формирования в развитии методологии деятельностного подхода // Вестник Московского университета. Сер. 14. Психология. – 2012. – № 4. – С. 23–42.

Обухова Л.Ф. Петр Яковлевич Гальперин. Учитель из плеяды мудрецов (1902–1988) // Выдающиеся психологи Москвы / под ред. В.В. Рубцова, М.Г. Ярошевского. – Москва, 1997. – С. 309–319.

Подольский А.И. П.Я. Гальперин и его школа // Психология в Московском университете: 1755–2005 / науч. ред. А.Н. Ждан. – Москва : МГУ им. М.В. Ломоносова, 2007. – С. 167–178.

Подольский А.И. Психологическая система П.Я. Гальперина //Вопросы психологии. – 2002. – № 5. – С. 15–28.

Протоколы и стенограммы заседаний. Архив МГУ имени М.В. Ломоносова фонд №13; опись 2; ед.хр. 150.

Степанова М.А. Историческое значение общепсихологической теории П.Я. Гальперина // Психологический журнал. – 2016. – Т. 37. – № 1. – С. 112–123.

Степанова М.А. Петр Яковлевич Гальперин: жизненные и профессиональные ориентиры // Вопросы психологии. – 2012. – № 5. – С. 96–109.

Стиль мышления: проблема исторического единства научного знания: к 80-летию Владимира Петровича Зинченко / сост. Б.Г. Мещеряков и др. – Москва : РОССПЭН, 2011.

Талызина Н.Ф. Педагогическая психология. – Москва : Академия, 2013.

Талызина Н.Ф. Развитие П.Я. Гальпериным деятельностного подхода в психологии // Вопросы психологии. – 2002. – №5. – С. 42–49.

Эльконин Д.Б. Избранные психологические труды / под ред. В.В. Давыдова, В.П. Зинченко. – Москва : Педагогика, 1989.

Galperin P.J. (1931) Neueverstärkte Form der Poggendorffschen Figur (Zur Theorie der geometrisch-optischen Illusionen). Zeitschrift für Psychologie und Physiologie der Sinnesorgane. I. Abteilung Zeitschrift für Psychologie, 122, 85–97.

Galperin, P. Ya. (1968). Towards research of the intellectual development of the child. International Journal of Psychology, 3 (4), 257–271. doi: 10.1080/00207596808246649

Galperin, P.Ya. (1969). Stages in the development of mental acts. In M. Cole & I. Maltzman (Eds.) A handbook of contemporary soviet psychology. New York: Basic Book, 249–273.

Galperin, P.Ya. (1989). Organization of mental activity and effectiveness of learning. Soviet Psychology. 27(3), 65–82. doi: 10.2753/RPO1061-0405270365

Galperin, P.Ya. (1992). Stage by stage formation as a method of psychological investigation. Journal of Russian and East European Psychology, 30(4), 60–80. doi: 10.2753/RPO1061-0405300460

Haenen, J., (Ed.) (1992) P.Ia. Galperin and the content of Soviet Psychology. Journal of Russian and East European Psychology, 30(4). doi: 10.2753/ RPO1061-040530043

Haenen, J. (1996) Piotr Galperin. Psychologist in Vygotsky Footsteps. Nova Science Publishers, Inc. Commack NY.

Podolskiy, A.I. (2009). On Scientific Status and Practical Significance of One Psychological Theory. Psychology in Russia: State of the Art, 2, 187–209.

Podolskiy, A. (2010) The Galperin’s theory of planned stage-by-stage formation as a tool to improve teaching/learning activity. Piaget is dead, Vygotsky is still alive, or? Ed. by P. Aunio et al. Jyvaskyla, Finland, 223–245. doi: 10.11621/pir.2014.0301

Podolskiy, A.I. (2014). “There is nothing so practical as a good theory”: How to let it work in practice (the case of Galperin’s theory). Psychology in Russia: State of the Art, 7(3), 4–12. doi: 10.11621/pir.2014.0301

Для цитирования статьи:

Степанова М.А. Психолог, медик, философ: вехи научной биографии П.Я. Гальперина. // Национальный психологический журнал. – 2017. – № 3(27). – С.21-32

Stepanova M.A. (2017). Psychologist, physician and philosopher: the stages of P. Yа. Galperin’s scientific biography. National Psychological Journal. 3, 21-32.

О журнале Редакция Номера Авторы Для авторов Индексирование Контакты
Национальный психологический журнал, 2006 - 2017
CC BY-NC

Все права защищены. Использование графической и текстовой информации разрешается только с письменного согласия руководства МГУ имени М.В. Ломоносова.

Дизайн сайта | Веб-мастер