ISSN 2079-6617 (Print)
ISSN 2309-9828 (Online)
Ru | En
РПО
Факультет психологии МГУ имени М.В. Ломоносова
Главная RSS Поиск

ГлавнаяВсе статьи журналаНомера

Меньшикова Г.Я., Ковалев А.И., Лунякова Е.Г. Влияние расовой принадлежности лица на выраженность эффекта взгляда-подсказки: метод айтрекинга. // Национальный психологический журнал. – 2017. – № 2(26). – С. 46-58.

Автор(ы): Меньшикова Г.Я.; Ковалев А.И.; Лунякова Е.Г.;

Аннотация

Направление взгляда другого человека является важным социальным стимулом, позволяющим быстро ориентироваться в ситуации общения. Эффект краткосрочного перенаправления внимания в сторону объекта, на который смотрят другие люди, известен как эффект взгляда-подсказки. Есть данные о том, что выраженность этого эффекта зависит от многих социальных факторов, таких как доверие к партнеру, его половая принадлежность, социальные установки и др. В данной работе изучалось влияние расовой принадлежности стимульного лица на выраженность эффекта взгляда-подсказки. Используя модифицированную задачу пространственной подсказки М. Познера, мы исследовали особенности сдвига внимания в сцене, где в качестве дистракторов использовались изображения лиц разной расовой принадлежности. Участников просили фиксировать взгляд на черной точке в центре экрана до тех пор, пока она не изменит цвет, и затем как можно быстрее совершить саккаду вправо или влево в зависимости от цвета фиксационной точки. Одновременно с фиксационной точкой в центре экрана предъявлялось мужское лицо-дистрактор. В момент изменения цвета фиксационной точки направление взора лица- дистрактора менялось с направленного прямо перед собой на направленный влево или вправо. Оно могло совпадать с направлением саккады, задаваемым цветом точки, или быть ему противоположным. Использовались лица-дистракторы трех расовых категорий: европейской (лица собственной расы), азиатской и африканской (лица другой расы). В эксперименте приняли участие 25 добровольцев европеоидной расы. Результаты показали, что расовая принадлежность лица-дистрактора может оказывать влияние на выраженность эффекта взгляда-подсказки, что проявляется в изменении латенции и скорости выполняемых саккад.

Страницы: 46-58
Поступила: 26.05.2017
Принята к публикации: 31.05.2017
DOI: 10.11621/npj.2017.0206

Разделы журнала: Психофизиология;

Ключевые слова: социальное внимание; восприятие лица; эффект собственной расы; эффект взгляда-подсказки; движения глаз; задержка саккады;

PDF: /pdf/npj-no26-2017/national_2017_2_6.pdf

Доступно в on-line версии с 28.06.2017

В последнее время для изучения со­циальной перцепции, в том чи­сле расовых/этнических предпочтений человека все чаще стали использоваться современные цифровые технологии. Для исследования поведенче­ских реакций при коммуникации с пред­ставителями другой этнической группы активно используются технологии вирту­альной реальности (Blascovich et al., 2002; Zinchenko et al., 2015; Menshikova et al., 2016) и технологии регистрации движе­ния глаз (Blais et al., 2008; Wu et al., 2012; Kovalev et al., 2016). Их применение позво­лило найти новые способы решения на­учных и прикладных задач, которые было невозможно или затруднительно решать при помощи классических методов со­циально-психологического исследования (наблюдение, опросы и т.д.). В данной ра­боте предполагалось при помощи техно­логии айтрекинга изучить влияние расы лица, являвшегося стимулом-дистракто­ром, на переключение пространственно­го внимания респондента. Известно, что внимание человека часто направляет­ся социальными стимулами, такими, как взгляд другого человека. Люди склонны переводить взгляд на объекты или в сто­рону объектов, рассматриваемых дру­гими людьми. Этот эффект, связанный с быстрым перенаправлением простран­ственного внимания в сторону, в кото­рую направлен взгляд другого человека, был назван эффектом взгляда-подсказ­ки (gaze-cueing effect) (Friesen, Kingstone, 1998; Kuhn, Kingstone, 2009).

Традиционно сдвиги внимания ис­следуются в парадигме пространствен­ной подсказки М. Познера (Posner, 1980). В таких экспериментах испытуемый фик­сирует взор на точке в центре экрана до тех пор, пока слева или справа не поя­вится целевой стимул. Задача наблюдате­ля может быть разной: обнаружение це­левого стимула (предъявлялся или нет), его локализация (предъявлялся слева или справа), идентификация (например, была ли целевым стимулом буква T или L), пе­ревод взгляда на него. Согласно условиям эксперимента, любую из этих задач испы­туемый должен выполнять как можно бы­стрее. В определенный момент времени перед появлением цели на экране вспыхивает стимул-подсказка, указывающий возможное положение целевого стимула. В части проб стимул-подсказка правильно указывает будущее положение цели (ре­левантная проба), в части – не правиль­но (нерелевантная проба). Традиционно используются два типа стимулов-подска­зок: экзогенные или периферические (рамка, вспыхивающая в области экра­на, где потенциально может появить­ся цель) и эндогенные или центральные (направление предполагаемой цели задается стрелкой, расположенной по центру экрана на месте фиксационной точки). Результаты, полученные разными иссле­дователями, показали, что релевантная экзогенная подсказка всегда приводила к снижению времени реакции на стимул- цель, а нерелевантная – к его возрастанию по сравнению с нейтральными условия­ми. Что касается эндогенной подсказки, то здесь эффект оказывался хорошо вы­раженным лишь в случае значимо более высокого числа релевантных проб, по сравнению с нерелевантными пробами. Если же частота «правильных» и «невер­ных» подсказок совпадали, время реакции на релевантные эндогенные подсказки не снижалось.

Однако оказалось, что в случае реле­вантной подсказки, вне зависимости от ее частотности, время реакции испытуемо­го снижалось, если в качестве эндогенного стимула-подсказки использовалось схематическое или фотографическое изобра­жение человеческого лица с направлен­ным влево или вправо взглядом (Driver at al., 1999; Kingstone et al., 2003). Исследова­ния эффекта взгляда-подсказки (ЭВ-П) по­казали, что он имеет разную выраженность в зависимости от индивидуальных особен­ностей участника исследования и от ряда характеристик предъявляемого лица.

Было показано, что вышеописанный эффект выражен сильнее у женщин, чем у мужчин (Bayliss et al., 2005), а также, что он формируется в сравнительно раннем возрасте – младенцы в 10–12 месяцев уже способны следовать взглядом за взглядом другого человека, проявляя так называемое совместное внимание (joint attention) (Corcum, Moore, 1995). Люди с более вы­сокими коэффициентами аутизма меньше реагируют на направление взгляда друго­го человека (Baron-Cohen et al., 2001), тог­да как люди с высокими показателями тревожности более склонны направлять свой взгляд в сторону взгляда другого че­ловека (Holmes et al., 2006). Значимыми оказались также различия в выраженно­сти ЭВ-П в зависимости от социального статуса участника – руководитель/подчи­ненный (Macdonald, Tatler, 2013) и от его политических пристрастий – привержен­ности идеям консерваторов или либера­лов (Dodd et al., 2011).

В большинстве работ по изучению ЭВ-П внимание исследователей было сос­редоточено на особенностях стимуль­ного материала и его влиянии на эффек­тивность перенаправления внимания человека. Так, в работе с использованием схематических лиц было показано, что значимую роль в выраженности эффекта играют именно глаза, а не форма и тип са­мого лица (Quadflieg et al., 2004). Важная роль глаз подтвердилась и в ряде других экспериментов, где было выявлено со­кращение времени реакции на релевант­ную подсказку не только в случае, если подсказкой является изображение чело­веческого лица, но и при предъявлении изображения морды животного или даже неодушевленного предмета с подрисо­ванными глазами (например, яблока или перчатки). При этом замена изображений зрачков на стрелки приводила к существенному снижению выраженности эффекта. Полученные результаты свидетель­ствуют о том, что вид «лица-подсказки» мало значим, что частично объясняется использованием в экспериментах слиш­ком простых схематизированных контур­ных изображений лица.

Дальнейшие исследования, в которых использовались либо фотографии, либо антропоморфные изображения лиц, вы­явили влияние некоторых особенностей лица, в частности, социально-психоло­гических характеристик модели на выра­женность получаемого эффекта. Б. Джонс с коллегами (Jones et al., 2010) предполо­жили, что тип внешности человека (мас­кулинный–фемининный) может влиять на выраженность ЭВ-П. Они создали ли­ца-подсказки, модифицировав с помо­щью компьютерной программы две про­тотипические (полученные усреднением по 24 моделям) фотографии мужчины и женщины. Черты лица фотографий- прототипов (пропорции и относительное расположение, длина подбородка, высота лба т.п., за исключением цвета и текстуры кожи) искусственно варьировались, что­бы на основе каждого фото получить два дихотомических стимула – с более маску­линными и более фемининными черта­ми лица. Сравнение выраженности ЭВ-П показало, что доминантное маскулинное лицо оказывается более эффективным, чем женственное, и в варианте мужского, и в варианте женского прототипа. Авто­ры также обнаружили, что наблюдаемый эффект зависит от длительности предъ­явления подсказки – различие во времени реакции в релевантных и нерелевантных пробах проявляется только при корот­ком (200 мс) времени предъявления. Это, с их точки зрения, свидетельствует о рефлекторном характере сдвига внимания в ответ на изменение направления взгляда другого человека.

Одно из недавних исследований пока­зало, что на выраженность ЭВ-П может влиять даже такая субъективная характе­ристика, как надежность (trustworthiness), приписываемая испытуемыми предъяв­ляемому персонажу (Süßenbach, Schönbrodt, 2014). Испытуемые демонстри­руют большее различие во времени реакции в релевантных и нерелевантных пробах, если подсказка задается взглядом персонажа, производящего впечатление надежного человека, и не демонстриру­ют значимых различий, если персонаж не вызывает доверия. Правда, следует отметить, что такой результат получил­ся только на выборке испытуемых-жен­щин с низким уровнем тревожности. При средних и высоких показателях тревож­ности ЭВ-П выражен одинаково хорошо для всех использованных стимулов.

Другим параметром, оказывающим влияние на ЭВ-П, оказалось эмоциональ­ное выражение предъявляемого лица. Выраженная эмоция страха на лице вли­яет на скорость реакции больше, чем другие эмоции или нейтральное выра­жение (Tipples, 2006). Для более четкого разграничения ЭВ-П и роли конкретно­го эмоционального выражения М. Бек­кер (Becker, 2010) модифицировал экспериментальную парадигму, предъявляя одновременно два стимула-подсказки – одно лицо сверху, другое снизу от точ­ки фиксации. В лицах-подсказках ва­рьировали два основных параметра: эмоциональное выражение (нейтраль­ное, радостное или испуганное) и на­правление взгляда (влево или вправо). В эксперименте использовались все воз­можные комбинации указанных параме­тров. Результаты исследования подтвер­дили наличие феномена ЭВ-П, а также выявили некоторые его особенности. Если лица выражали одинаковую эмо­цию и при этом оба указывали в реле­вантном направлении, время реакции испытуемого значимо снижалось, если оба указывали в нерелевантном направле­нии или взгляды верхнего и нижнего лиц были направлены в разные стороны – повышалось. Кроме того, было показано, что в ситуации, когда одно из лиц было нейтральным, а другое эмоциональным, выраженность ЭВ-П различалась в зави­симости от конкретной экспрессии лица: испуганное лицо-подсказка приводило к более выраженному эффекту по срав­нению с нейтральным лицом, а радост­ное – напротив, оказалось менее эффективным в паре с нейтральным. В то же время, использование в качестве дистракторов двух противоположенных экспрессий: страха и радости не изменя­ло выраженности ЭВ-П – если испытуе­мому предъявлялись в качестве подсказок два эмоциональных лица с указанны­ми экспрессиями и их взгляды были на­правлены в разные стороны, испытуемый не отдавал предпочтения ни одному из них. Исследования М. Беккера (Becker, 2010) также выявили временные особен­ности формирования ЭВ-П. Было пока­зано, что он имеет тенденцию угасать по мере увеличения числа проб.250–300 проб являются пределом, после которо­го данный эффект практически не про­является.

Знакомость/незнакомость модели и ее внешнее сходство с самим испытуемым также являются факторами, влияющими на ЭВ-П – знакомые лица вызывали боль­ший эффект, чем незнакомые. Однако это различие оказалось значимым только для женской половины выборки испытуемых (Deaner et al., 2007). К. Хангр и А. Хант ис­пользовали в исследовании лица-морфин­ги, полученные при помощи трансфор­мации фотографий самих испытуемых и незнакомых им людей (Hungr, Hunt, 2012). Авторы обнаружили значимое сни­жение времени реакции и максимальное различие между временем реакции в ре­левантных и нерелевантных пробах при предъявлении в качестве подсказки лиц самих испытуемых (0% морфинг) и похо­жих на них лиц (30% морфинг).

К сожалению, в работах, посвящен­ных феномену ЭВ-П, очень мало вни­мания было уделено влиянию расовой принадлежности лица. Известно, что ин­формация о расовой принадлежности лица обрабатывается чрезвычайно быст­ро. Было показано, что лица своей расы обнаруживаются, запоминаются и рас­познаются быстрее, а также легче при­влекают внимание наблюдателя. Данный эффект получил название эффекта соб­ственной расы (own-race bias или own-race advantage). Было показано, что при опознании лиц своей расы/этноса ве­роятность правильных ответов значимо повышается, а вероятность ложных тре­вог и время реакции значимо снижают­ся (Malpass, Kravitz, 1969). Данный фено­мен был неоднократно подтвержден вне зависимости от расовой принадлежно­сти самих участников и предъявляемых изображений лиц, методов и особенно­стей процедуры исследования (Meissner, Brigham, 2001; Барабанщиков, Ананьева, 2009; Харитонов, Ананьева, 2012).

Может ли эффект собственной расы проявиться и в сдвиге внимания респон­дента в направлении взгляда другого человека? Одна из работ дала положи­тельный ответ на этот вопрос (Dalmaso et al., 2015). В ней использовалась сле­дующая исследовательская парадигма, несколько измененная относительно описанных выше экспериментальных парадигм: предъявляемое лицо с направленным влево или вправо взглядом ис­пользовалось не как стимул-подсказка, а, напротив, как дистрактор. В качест­ве же стимула-подсказки использовал­ся вертикально-ориентированный или наклонно-ориентированный крест. На­правление взгляда лица-дистрактора могло совпадать с направлением, ука­зываемым основной подсказкой (ре­левантная проба), или быть противоположным ему (нерелевантная проба). Авторы проверяли гипотезу о влиянии расы лица-дистрактора (негроидной или европеоидной) на выраженность ЭВ-П. Оказалось, что при маленьких вре­менных интервалах между предъявлени­ем подсказки и дистрактора эффект выражен сильнее. При этом испытуемые допускали большее число ошибок в не­релевантных пробах и меньшее – в ре­левантных пробах, когда дистрактором являлось изображение лица собствен­ной расы. Также было обнаружено, что время реакции в этом случае было зна­чимо ниже, чем в пробах, где в качестве дистрактора использовались изображе­ния лиц негроидной расы.

Мы решили провести более детальное исследование феномена ЭВ-П при ис­пользовании лиц-дистракторов разных расовых групп. В отличие от исследова­ния Dalmaso с коллегами, где в качестве дистракторов использовались изобра­жения лиц только двух расовых групп (Dalmaso et.al, 2015), мы применили изо­бражения лиц трех основных расовых групп (европеоиды, негроиды, монго­лоиды). Мы также использовали техно­логию айтрекинга, которая позволила в качестве индикаторов использовать не только число ошибок, совершаемых под влиянием ЭВ-П, но и глазодвигательные показатели в процессе слежения за взо­ром партнера. Кроме того, мы модифицировали экспериментальную парадигму с учетом предыдущих исследований, ко­торые показали, что ЭВ-П более выражен при очень коротких временах предъ­явлений (до 300 мс) (Driver at al., 1999) и в случае минимальной задержки меж­ду предъявлением подсказки и тестово­го стимула (Dalmaso et al., 2015). Суть мо­дификации состояла в том, что в нашем исследовании стимул-подсказка и сти­мул-дистрактор предъявлялись одновре­менно без временной задержки.

Гипотеза исследования заключалась в том, что перевод взора лица-дистрак­тора, принадлежащего к собственной расовой группе, будет оказывать бо­лее сильное влияние на успешность выполнения задачи. Это может проявиться в более значимых различиях показате­лей релевантных и нерелевантных проб, в которых в качестве дистракторов будут предъявляться лица своей, а не другой расы. В качестве индикаторов влияния расы лица-дистрактора на выраженность ЭВ-П мы предполагали проанализиро­вать число ошибок перевода взора, а так­же время латенции и скорость саккад.

Методика

Участники

В исследовании участвовали 25 добро­вольцев (4 мужчины, 21 женщина, ср.воз­раст 21 год) европеоидной (24 человека) и смешанной европеоидной и монголо­идной (1 человек) расы с нормальным или скорректированным до нормально­го зрением.

Аппаратура

Стимуляция предъявлялась на LCD-мо­ниторе с диагональю 23 дюйма и разре­шением 1920x1080 пикселей, находив­шемся на расстоянии 75 см от головы наблюдателя. Регистрация движений глаз осуществлялась в бинокулярном режиме при помощи аппаратуры SMI iViewXTM Hi- Speed 1250 с частотой 500 Гц и разреше­нием <0.01° (рис.1).


Рис. 1. Установка для регистрации движений глаз SMI iViewXTM Hi-Speed 1250

Стимулы

В центре серого (200:200:200 в коор­динатах RGB) экрана располагалась чер­ная фиксационная точка в виде овала размером 0,3х0,4 угловых градуса. Целе­выми стимулами были черные квадраты со стороной 0,65 угловых градуса, распо­ложенные на расстоянии 10 угловых гра­дусов слева и справа по горизонтали от фиксационной точки.

Подсказка задавалась изменением цвета фиксационной точки с черного на зеленый (0:133:62 в координатах RGB) в случае перевода взора влево или на красный (196:38:29 в координатах RGB) в случае перевода взора вправо. Красный и зеленый цвета были примерно уравне­ны по яркости.

Дистракторами служили мужские лица представителей трех основных рас­овых групп (европеоиды, негроиды, мон­голоиды), представленные на рис.2. Для каждого типа расовой внешности были смоделированы по четыре конкретных изображения мужского лица, которые были сгенерированы при помощи про­граммы FaceGen Modeller Version 3.5.3. Все лица предъявлялись в анфас, не имели прически и растительности на лице и имели нейтральное эмоциональное вы­ражение. Размер лица (не включая уш­ные раковины) варьировал в пределах 3,5–4 угловых градусов по горизонтали и 6,6–6,8 угловых градусов по вертикали. Лица предъявлялись в центре экрана так, что фиксационная точка накладывалась на область переносицы лица.


Рис. 2. Примеры лиц-дистракторов: негроид, монголоид, европеоид (европеец)

Процедура

Испытуемый располагался перед мо­нитором, положение его головы фик­сировалось при помощи специальной стойки айтрекера. Испытуемому дава­лась следующая инструкция: «Смотрите на черную фиксационную точку в центре экрана до тех пор, пока она не поменя­ет цвет. Если цвет фиксационной точки изменится на ЗЕЛЕНЫЙ, как можно быс­трее и точнее переведите взгляд на чер­ный квадратик СЛЕВА. Если цвет фикса­ционной точки изменится на КРАСНЫЙ, как можно быстрее и точнее переведи­те взгляд на черный квадратик СПРАВА. Не обращайте внимания на другие сти­мулы».

Первые шесть проб были трениро­вочными и проводились для того, что­бы убедиться в правильности понимания инструкции испытуемым. В ходе трени­ровочной серии лица-дистракторы не предъявлялись. Схема стандартной экс­периментальной пробы представлена на рис.3. Испытуемый фиксировал взгляд на фиксационной точке. Через 2000 мс на экране появлялось лицо с направ­ленным прямо на испытуемого взглядом и два целевых квадрата – слева и спра­ва. После этого через 500 мс или 1000 мс (50х50% проб) фиксационная точ­ка меняла цвет на зеленый или красный, что служило стимулом-подсказкой, куда испытуемому следует перевести взгляд. Одновременно с этим взгляд персона­жа на экране также менял направление – смотрел влево (в 50% проб) или вправо. В половине случаев направление, указы­ваемое стимулом-подсказкой, и направ­ление взгляда персонажа совпадали (ре­левантные пробы). В половине случаев – были противоположными (нерелевант­ные пробы). Изображение вновь сменя­лось пустым экраном с фиксационной точкой через 2000 мс. В течение этого времени испытуемый совершал саккаду на один из целевых квадратов.


Рис. 3. Схемы стандартных проб с релевантным и нерелевантным дистрактором [1]

В эксперименте использовались изо­бражения 12 лиц. В экспериментальной серии каждое лицо предъявлялось в че­тырех условиях:

  1. взгляд влево, релевантный подсказке;

  2. взгляд влево, нерелевантный подсказке;

  3. взгляд вправо, релевантный подсказке;

  4. взгляд вправо, нерелевантный под­сказке.

Предъявления осуществлялись в слу­чайном порядке. Эксперимент состоял из двух идентичных экспериментальных се­рий, разделенных 3-минутным переры­вом для отдыха. В начале каждой серии осуществлялась 13-точечная калибров­ка. Общее число экспериментальных проб для одного испытуемого 96.При­мерное время проведения эксперимента 12–15 мин.

Данные всех испытуемых были проа­нализированы на предмет наличия мор­ганий. Все пробы, в которых испытуемые моргали менее чем за 250 мс до предъяв­ления стимула-подсказки или не соблю­дали позицию фиксации, исключались из анализа. Таким образом, остались дан­ные 25 испытуемых общим числом 2157 проб. Из них релевантных проб – 1089, нерелевантных – 1069 (в том числе 910 проб, в которых испытуемые не допуска­ли ошибок при переводе взора и 159 – с ошибочным переводом взора).

Результаты

В качестве независимых переменных выступили два фактора – расовая при­надлежность лица-дистрактора (фак­тор расы) и релевантность направле­ния взгляда лица-дистрактора подсказке (фактор релевантности).

Анализировались три зависимые пере­менные:

  • относительное число ошибочных пе­реводов взгляда;

  • латенция саккады – время, прошедшее с момента предъявления стимула-под­сказки и стимула-дистрактора до на­чала саккады;

  • скорость саккады при переводе взора.

Число ошибочных переводов взгляда

Для каждого участника определялось общее число релевантных и нерелевант­ных проб и процент проб с ошибочным переводом взгляда при каждом условии для каждого расового типа лица-дистрак­тора. Усредненные по всей выборке значе­ния относительного числа ошибок (в %) и стандартные отклонения для каждой расовой группы лиц-дистракторов и при каждом условии представлены в таблице 1.

Табл. 1. Средние значения ошибок (М) и стандартные отклонения (SD) переменной «Число ошибочных переводов взгляда» (в %)

Расовая принадлежность лица-дистрактора

Релевантные

Нерелевантные

M

SD

M

SD

Негроид

3,6

3,1

14,3

12,7

Монголоид

2,1

1,9

14,7

9,4

Европеоид

1,9

1,3

16,5

11,2

Данные таблицы 1 представлены гра­фически на рис.4. По оси абсцисс рас­положены группы стимулов, содержащие лица-дистракторы различной расовой принадлежности, по оси ординат – ошибки в процентах от числа проб дан­ной категории. Столбики с горизонталь­ной штриховкой соответствуют пробам с релевантным подсказке направлением взгляда лица-дистрактора, столбики с ди­агональной штриховкой – с нерелевант­ным направлением. Диаграмма показы­вает незначительное число ошибок (от 2 до 4%) в релевантных пробах и значи­мо большее их число (13-15%) в нереле­вантных пробах. Анализ относительного числа ошибок с помощью критерия знаковых рангов Вилкоксона в направлении перевода взгляда выявил значимые раз­личия между релевантными и нереле­вантными пробами в случае лиц-дистрак­торов негроидного (Z=2,882, p=0,004), монголоидного (Z=3,934, p<0,001) и ев­ропеоидного (Z=3,825, p<0,001) типов.


Рис. 4. Процент ошибок в направлении перевода взгляда [2]

Были рассчитаны статистические показатели сравнения среднего коли­чества ошибок между пробами с лица­ми-дистракторами различной расовой принадлежности (см.табл.2). Из таблицы видно, что все различия между пробами с лицами-дистракторами различной рас­овой принадлежности не значимы.

Табл. 2. Статистические показатели сравнения среднего количества ошибок между пробами с лицами-дистракторами различной расовой принадлежности

 

Релевантные

Нерелевантные

Негроид-монголоид

Z=1,028

p=0,304

Z=0,665

p=0,506

Негроид-европеоид

Z=1,504

p=0,132

Z=0,934

p=0,350

Монголоид-европеоид

Z=0,090

p=0,928

Z=0,302

p=0,763

Латенция саккады

При оценке глазодвигательных пока­зателей анализировались данные трех типов:

  1. релевантные пробы с правильно вы­полненной задачей;

  2. нерелевантные пробы с ошибкой;

  3. нерелевантные пробы с правильно выполненной задачей.

Правильным выполнением задачи считалось осуществление саккады в на­правлении, заданном подсказкой. Анализ данных с ошибочным выполнением зада­чи в релевантных пробах не проводился в связи с их малым количеством (около 1% данных).

Показатели времени задержки сак­кады для каждого типа анализируемых проб и для каждой расы лица-дистракто­ра были проверены на соответствие нор­мальному распределению при помощи критерия Колмогорова-Смирнова. Было показано, что данные во всех подвыбор­ках распределены нормально.

Усредненные по всей выборке зна­чения латенции саккады и стандартные отклонения для каждой расовой группы лиц-дистракторов и для каждого условия представлены в таблице 3.

Табл. 3. Средние значения (М) и стандартные отклонения (SD) переменной «Латенция саккады»

Расовая принадлежность лица-дистрактора

Релевантные

Нерелевантные с ошибками

Нерелевантные без ошибок

M

SD

M

SD

M

SD

Негроид

345,5

68,8

340,9

87,4

360,4

86,0

Монголоид

348,7

59,9

339,0

54,0

356,5

66,1

Европеоид

341,9

58,6

343,8

76,8

359,6

67,6

Данные таблицы 3 отображены гра­фически на рис.5. Двухфакторный ди­сперсионный анализ переменной «Ла­тенция саккады» обнаружил значимое влияние фактора «тип пробы» (F=4,504, df=4, p=0,009), незначимое влияние фак­тора «раса лица-дистрактора» (F=2,030, df=4, p=0,127), а также значимое на уров­не тенденции взаимодействие этих фак­торов (F=2,453, df=8, p=0,057). В целом значения задержки саккады ниже в ре­левантных пробах и выше – в нерелевантных пробах, в которых испытуемые совершали саккаду в правильном (ука­зываемом подсказкой, а не взглядом-ди­страктором) направлении. Парный t-тест Стьюдента обнаружил значимое разли­чие в показателях латенции саккады меж­ду релевантными пробами и нерелевант­ными пробами, в которых испытуемые правильно выполнили задачу при предъ­явлении лиц-дистракторов европеоид­ного типа (t=2,646, df=24, p=0,014). Зна­чимых различий для лиц-дистракторов других рас не выявлено.


Рис. 5. Средние значения латенции саккады [3]

Скорость саккады

Показатели средней скорости саккады для каждого типа анализируемых проб и каждой расы лица-дистрактора были проверены на соответствие нормально­му распределению при помощи критерия Колмогорова-Смирнова. Данные во всех подвыборках распределены нормально.

Усредненные по всей выборке зна­чения скорости саккады и стандартные отклонения для каждой расовой группы лиц-дистракторов и для каждого условия представлены в таблице 4.

Табл. 4. Средние значения (М) и стандартные отклонения (SD) переменной «Скорость саккады»

Расовая принадлежность лица-дистрактора

Релевантные

Нерелевантные с ошибками

Нерелевантные без ошибок

M

SD

M

SD

M

SD

Негроид

176,4

18,1

153,8

33,5

171,2

18,6

Монголоид

178,6

17,1

166,0

32,9

172,2

19,1

Европеоид

179,9

21,3

175

24,8

177,6

23,6

 Значения скорости саккад и их стан­дартных отклонений графически пред­ставлены на рисунке 6. Двухфакторный дисперсионный анализ данных по ско­рости саккад позволил обнаружить значимое влияние фактора «раса лица-ди­страктора» (F = 4,967, df = 4, p = 0,011) и фактора релевантности пробы (F = 7,546, df = , p = 0,001) на значения зави­симой переменной «скорость саккады».


Рис. 6. Средние значения скорости саккад [4]

Детальное сравнение значений ско­ростей саккад в различных пробах по­казало, что по этому показателю зна­чимо различаются данные, полученные в нерелевантных пробах с ошибками при предъявлении лиц-дистракторов европеоидного и негроидного типов (t = –2,610, df = 24, p = 0,015). Средняя скорость саккады в ошибочном направ­лении значимо ниже в ситуации предъ явления лица-дистрактора негроидно­го типа, по сравнению с предъявлением лица-дистрактора европеоидного типа. Также получены значимые различия в пробах с лицами-дистракторами негроидного типа между релевантными проба­ми и нерелевантными пробами с ошиб­кой (t = 3,389, df = 24, p = 0,002), а также между нерелевантными пробами с пра­вильными и ошибочными саккадами (t = –2,662, df = 24, p = 0,014). На уровне тенденции аналогичный результат раз­личения по скорости саккад был получен и для лиц-дистракторов монголоидной расы (t = 1,754, df = 24, p = 0,092).

Таким образом, скорость саккады не­значительно варьирует в пределах 170- 180 угловых град./с в пробах, где саккада выполнялась в правильном направлении и ее величина не зависила от типа сти­мула-дистрактора (табл.2). В то же время скорость ошибочных саккад демонстри­рует тенденцию к снижению при предъ­явлении лиц-дистракторов чужой расы, что особенно было выражено, когда в ка­честве дистрактора использовались нег­роидные лица.

Обсуждение результатов

В большом количестве исследований был выявлен эффект другой расы, пока­завающий трудности различения и иден­тификации лиц представителей другой расы или этнической группы (Brigham et al.1985; Bothwell et al., 1989; Fu et al., 2012). Эти исследования подтвержда­ют гипотезу о значимости для человека лиц своей расы в отличие от лиц другой расы (Meissner, Brigham, 2001). В нашем исследовании мы предположили, что выраженность ЭВ-П будет различаться при предъявлении в качестве дистрак­торов изображений лиц разных расовых групп. Эти различия проявятся в особен­ностях выполнения задачи перевода взо­ра с лица своей расы и аналогичной задачи по отношению к лицам чужой расы. Соответственно, показатели качества и скорости выполнения задачи в ситуации предъявления лица-дистрактора своей расы должны быть выше, по сравнению с аналогичными показателями в ситуациях предъявления лица-дистрактора чужой расы. Применительно к нашей экспе­риментальной парадигме должны изме­ниться показатели числа ошибок, а также глазодвигательной активности (латен­ции и скорости саккад) в условии предъ­явления лиц-дистракторов своей расы по отношению к аналогичным показателям в пробах с предъявлением лиц-дистрак­торов другой расовой принадлежности.

Анализ числа ошибок показал, что процент ошибок при переводе взора в пробах с нерелевантным направлени­ем взгляда лица-дистрактора значимо больше, чем в пробах с релевантным направлением взгляда, вне зависимости от расовой принадлежности лиц-дистракторов. Полученный результат согласу­ется с выводами многочисленных ис­следований, изучающих ЭВ-П в задаче сдвига пространственного внимания на материале схематических и реалистиче­ских изображений лиц. В данных рабо­тах также обнаружено значимо большее число ошибок именно в нерелевантных пробах (Friesen, Kingstone, 1998, Driver et al., 1999, Kingstone et al., 2003). Одна­ко наше предположение относительно большего числа ошибок при переводе взора в нерелевантных пробах с лица­ми-дистракторами своей расы по отно­шению к пробам с лицами другой расы не подтвердилось. Хотя число ошибок для лиц своей расы и было выше по от­ношению к лицам азиатской и негроид­ной расы (таблица 1, сравнение ошибок в нерелевантных пробах), однако эти различия оказались незначимыми. Мы сравнили полученные нами результа­ты с данными исследования M. Dalmaso и коллег (Dalmaso et al., 2015), поскольку дизайны нашего и указанного экспери­ментов были близки. Сравнение показа­ло, что в указанной работе эффект увели­чения ошибочных переводов взора был мало выражен и проявился только в од­ной из четырех экспериментальных си­туаций, существенно отличавшейся вре­менными параметрами предъявления стимулов от нашей экспериментальной процедуры. Малая вариабельность параметра ошибочных саккад связана, по- видимому, с тем, что сама по себе задача произвольного перевода взора является достаточно простой для испытуемого, что позволяет эффективно осуществлять произвольный контроль движений глаз. Поэтому такой хорошо контролируемый показатель, как «процент ошибок» оказы­вается в этом случае нечувствительным к выявлению эффекта другой расы. Ана­логичный вывод относительно процента ошибок был получен и в других исследо­ваниях (Ricciardelli et al., 2002).

Анализ глазодвигательных показате­лей, как более чувствительных поведен­ческих индикаторов, позволил обнару­жить различия в особенностях перевода взгляда испытуемых при предъявлении лиц-дистракторов представителей раз­личных рас. В частности, для стимулов европеоидного типа были выявлены зна­чимо более высокие различия в показа­телях латенции саккад между релевантными пробами (условия, при которых перевод взора соответствовал подсказ­ке) и нерелевантными пробами с без­ошибочным переводом взора (условия, при которых перевод взора не соответ­ствовал подсказке). Также было выявле­но отсутствие таких различий для лиц- дистракторов других расовых типов (рис.5). Полученный нами результат мо­жет свидетельствовать об изменениях в процессах распределения внимания испытуемых при предъявлении лиц-дистракторов своей расы по отношению к лицам другой расы. Так, низкие показа­тели задержки саккады могут свидетель­ствовать о том, что глазодвигательная ак­тивность совершается в результате более быстрой непроизвольной социальной ориентировочной реакции, в то время как высокие показатели могут являть­ся индикаторами произвольного, более медленного, высокоуровневого процес­са перевода взора. Эти процессы пере­распределения внимания действительны только для лиц-дистракторов собствен­ной расы, поскольку чувствительность к лицам собственной расы существен­но выше (Allison et al., 1994), а также по­тому, что они в большей степени про­воцирует непроизвольную социальную реакцию на направление взгляда, чем ли­ца-дистракторы других рас. В целом эти результаты соответствуют концепции о большей чувствительности зрительной системы к изменениям в лицах предста­вителей собственной расы (Hirose, Peter, 2008, Humphreys et al., 2005).

Особый интерес для нас представля­ет анализ скоростей саккад при выполне­нии задачи по переводу взгляда. Принято считать, что скорость саккады представ­ляет собой мало варьируемый показа­тель, поскольку саккады рассматривают­ся как баллистический низкоуровневый процесс, скорость и амплитуда которо­го детерминированы конечной точкой приземления (Bahill et al., 1975). Однако результаты исследований последнего де­сятилетия позволяют предположить, что кинематика саккад не настолько стерео­типична, как это представлялось ранее. Например, макаки производят саккаду в заранее запомненную ими позицию с большей скоростью в том случае, если точка приземления предварительно ассо­циировалась с едой (Takikawa et al., 2002). Если саккада выполняется в сторону цели совместно с движением тела человека, ее скорость больше, а длительность ко­роче, чем в ситуации, когда саккада вы­полняется неподвижным человеком (van Donkelaar et al., 2004; Snyder et al., 2002). Научение в точности выполнении сакка­ды в сторону целевого объекта сказыва­ется при повторном выполнении на сле­дующий день в том, что они выполняются с меньшей скоростью и большей дли­тельностью (Chen-Harris et al., 2008). Тем самым, скорость саккады может опос­редоваться не только низкоуровневыми процессами программирования скачка на цель, но и высокоуровневыми про­цессами, включающими факторы задачи и научения.

В нашем исследовании были полу­чены значимые различия в показате­лях скоростей саккад в нерелевантных пробах, в которых испытуемые допуска­ли ошибки (то есть, саккады следовали не в сторону, задаваемую подсказкой, а за взглядом-дистрактором). Скорость сак­кад была значимо выше, если стимулом- дистрактором было лицо европеоидного типа, чем в случае предъявления лица-ди­страктора негроидного типа. Скорость саккад в аналогичных пробах с дистрак­торами монголоидного типа была так­же ниже, относительно проб с лицами- европеоидами, однако данное различие не достигало значимого уровня. Соглас­но дизайну нашего эксперимента, в ошибочной нерелевантной пробе человек осуществляет саккаду в ответ на значи­мый социальный стимул – перенаправле­ние взгляда лица-дистрактора. Поскольку лицо как таковое является значимым вне зависимости от его расовой принадлеж­ности, мы не обнаружили различий в латенции саккад между пробами с разными расами дистракторов. Однако показатель скорости саккады оказался более чувст­вительным к переменной «раса лица» – более высокая скорость саккады в пробах с лицами европеоидного типа может сви­детельствовать о большей значимости/ надежности таких стимулов для испыту­емых (Meissner, Brigham, 2001; Süßenbach, Schönbrodt, 2014).

Выводы

Проведенное нами исследование по­зволяет сделать следующие выводы:

В ситуации, когда наблюдателю предъ­является подсказка, задающая направле­ние перевода взгляда, и одновременно с ней появляется стимул-дистрактор в виде человеческого лица, переводяще­го взгляд либо в ту сторону, куда указыва­ет подсказка, либо в противоположную, проявился эффект, схожий с эффектом взгляда-подсказки.

Число ошибок в задаче перевода взгляда в заданном направлении разли­чается в релевантных и нерелевантных пробах. В пробах с одинаковой направ­ленностью подсказки и взора лица-дистрактора число ошибок значимо ниже, чем в пробах с их противоположной на­правленностью. Расовая принадлежность лица-дистрактора не влияет на данный показатель.

Мы обнаружили значимые разли­чия во времени задержки саккады меж­ду релевантными и нерелевантными безошибочными пробами в ситуации предъявления лица-дистрактора европеоидного типа. В пробах с лицами других рас значимых различий в латенции саккад не выявлено.

Обнаружено значимое влияние фак­тора расы лица-дистрактора и фактора релевантности пробы на скорость осу­ществляемых саккад. Скорость саккад в ошибочном направлении ниже в си­туации предъявления лица-дистракто­ра негроидного типа и выше в ситуации предъявления лица-дистрактора европе­оидного типа.

Полученные нами результаты мож­но объяснить влиянием эффекта другой расы, проявляющегося не только в клас­сических задачах опознания лиц разной расовой принадлежности, но и в простых задачах перевода взора в условиях нали­чия лиц-дистракторов разных рас.

Глазодвигательные показатели (латен­цию и скорость саккад) можно исполь­зовать как достоверные индикаторы фе­номена эффекта другой расы в задачах распределения внимания.

Примечания:

1. Левый столбик: фиксационная точка меняет цвет на зеленый, испытуемый, согласно инструкции, должен перевести взгляд влево, при этом взгляд-подсказка лица-дистрактора также указывает в левую сторону. Правый столбик: фиксационная точка меняет цвет на зеленый, но взгляд-подсказка лица-дистрактора указывает другое направление – вправо.

2. Левые столбики соответствуют пробам с релевантным подсказке направлением взгляда лица-дистрактора, правые – с нерелевантным на¬правлением.

3. По оси абсцисс – группы стимулов, содержащие лица-дистракторы различной расовой принадлежности. По оси ординат – значения латенции саккады в мс.

4. По оси абсцисс – группы стимулов, содержащие лица-дистракторы различной расовой принадлежности. По оси ординат – значения перемен¬ной в угловых градусах в секунду.

Литература:

Барабанщиков В.А., Ананьева К.И. Восприятие фотоизображений лиц людей разной расовой принадлежности // Вестник РУДН. – 2009. – № 1. – С. 7–13.

Харитонов А.Н., Ананьева К.И. Распознавание лица и эффект «другой расы» // Лицо человека как средство общения: междисциплинарный подход / отв. ред. В.А. Барабанщиков, А.А. Демидов, Д.А. Дивеев. – Москва : Когито-Центр, 2012. – С. 145–160.

Allison, T., McCarthy, G., Nobre, A.C., Puce, A., & Belger, A. (1994) Human extrastriate visual cortex and the perception of faces, words, numbers, and colors. Cerebral Cortex, 5, 544–554. doi: 10.1093/cercor/4.5.544

Bahill, A.T., Clark, M.R., & Stark, L. (1975) The main sequence: a tool for studying human eye movements. Mathematical Biosciences, 24, 191–204. doi: 10.1016/0025-5564(75)90075-9

Baron-Cohen, S., Wheelwright, S., Skinner, R., Martin, J., & Clubley, E. (2001) The Autism-Spectrum Quotient (AQ): Evidence from Asperger syndrome/high functioning autism, males and females, scientists and mathematicians. Journal of Autism & Developmental Disorders, 31(1), 5–17. doi: 10.1023/A:1005653411471

Bayliss, A.P., Pellegrino, G., & Tipper, S.P. (2005) Sex differences in eye gaze and symbolic cueing of attention. The Quarterly Journal of Experimental Psychology, 58 (4), 631–650. doi: 10.1080/02724980443000124

Becker, M.W. (2010) The effectiveness of a gaze cue depends on the facial expression of emotion: Evidence from simultaneous competing cues. Attention, Perception & Psychophysics, 72(7), 1814–1824. doi: 10.3758/APP.72.7.1814

Blais, C., Jack, R.E., Scheepers, C., Fiset, D., & Caldara, R. (2008) Culture shapes how we look at faces. PLoS One, 3(8), e3022. doi: 10.1371/journal. pone.0003022

Blascovich, J., Loomis, J., Beall, A. C., Swinth, K., Hoyt, C., & Bailenson, J.N. (2002) Immersive virtual environment technology as a methodological tool for social psychology. Psychological Inquiry, 13(2), 103–124. doi: 10.1207/S15327965PLI1302_01

Bothwell, R.K., Brigham, J.C., & Malpass, R.S. (1989) Cross-racial identification. Personality and Social Psychology Bulletin, 15, 19–25. doi: 10.1177/0146167289151002

Brigham, J.C., & Malpass, R.S. (1985) The role of experience and context in the recognition of faces of own- and other-race persons. Journal of social issues, 4, 139–155. doi: 10.1111/j.1540-4560.1985.tb01133.x

Chen-Harris, H., Joiner, W.M., Ethier, V., Zee, D.S., & Shadmehr, R. (2008) Adaptive Control of Saccades via Internal Feedback. J Neurosci, 28, 2804– 2813. doi: 10.1523/JNEUROSCI.5300-07.2008

Corkum, V., & Moore, C. (1995) Development of joint visual attention in infants. Joint attention: Its origins and role in development. Hillsdale, NJ: Erlbaum, 61–83.

Dalmaso, M., Galfano, G., & Castelli, Lи (2015) The impact of Same- and Other-Race gaze distractors on the control of saccadic eye movements. Perception, 44(8-9), 1020–1028. doi: 10.1177/0301006615594936

Deaner, R.O., Shepherd, S.V., & Platt, M.L. (2007) Familiarity accentuates gaze cueing in women but not men. Biol. Lett, 3, 64–67. doi: 10.1098/ rsbl.2006.0564

Dodd, M.D., Hibbing, J.R., & Smith, K.B. (2011) The politics of attention: gaze-cuing effects are moderated by political temperament. Atten. Percept. Psychophys, 73(1), 24–29. doi: 10.3758/s13414-010-0001-x

van Donkelaar, P., Siu, K.C., & Walterschied, J. (2004) Saccadic output is influenced by limb kinetics during eye-hand coordination. J. Mot. Behav, 36, 245–252. doi: 10.3200/JMBR.36.3.245-252

Driver, J., Davis, G., Ricciardelli, P., Kidd, P., Maxwell, E., & Baron-Cohen, S. (1999) Gaze perception triggers reflexive visuospatial orienting. Visual Cognition, 6, 509–540. doi: 10.1080/135062899394920

Friesen, C.K., & Kingstone, A. (1998) The eyes have it! Reflexive orienting is triggered by nonpredictive gaze. Psychonomic Bulletin & Review, 5, 490–495. doi: 10.3758/BF03208827

Fu, G., Hu, C.S., Wang, Q., Quinn, P.C., & Lee, K. (2012) Adults scan own- and other-race faces differently. PloS One, 7(6), e37688. doi: 10.1371/journal. pone.0037688

Hirose, Y., & Peter, J.B. Equally attending but still not seeing: An eye-tracking study of change detection in own and other race faces. Retrieved from: http://www.psychologicalscience.com/2008/10/eyetracking-study.html ,doi: 10.1080/13506280601069578

Holmes, A., Richards, A., & Green, S. (2006) Anxiety and sensitivity to eye gaze in emotional faces. Brain and cognition, 60, 282–294. doi: 10.1016/j. bandc.2005.05.002

Humphreys, G., Hodsoll, J., & Campbell, C. (2005) Attending but not seeing: The “other race” effect in face and person perception studied through change blindness. Visual Cognition, 12(1), 249–262. doi: 10.1080/13506280444000148

Hungr, C.J., & Hunt, A.R. (2012) Physical Self-Similarity Enhances the Gaze Cueing Effect. The Quarterly Journal of Experimental Psychology, 65(7), 1250–1259. doi: 10.1080/17470218.2012.690769

Jones, B.C., DeBruine, L.M., Main, J.C., Little, A.C., Welling, L.L., Feinberg, D.R., & Tiddeman, B.P. (2010) Facial cues of dominance modulate the short-term gaze-cuing effect in human observers. Proceeding of the Royal Society B: Biological Sciences, 277, 617–624. doi: 10.1098/rspb.2009.1575

Kingstone, A., Smilek, D., Ristic, J., & Eastwood, J.D. (2003) Attention, researchers! It is time to take a look at the real world. Current Directions in Psychological Science, 12, 176–180. doi: 10.1111/1467-8721.01255

Kovalev, A., Menshikova, G., & Zinchenko, Y. (2016) Eye movements characteristics as indicators of ethno-cultural identity. International Journal of Psychophysiology, 108, 146. 10.1016/j.ijpsycho.2016.07.424

Kuhn, G., & Kingstone, A. (2009) Look away! Eyes and arrows engage oculomotor responses automatically. Attention, Perception & Psychophysics, 71, 314–327. doi: 10.3758/APP.71.2.314

Macdonald, R.G., & Tatler, B.W. (2013) The effect of social roles on gaze cue utilisation in a real-world collaboration. Proceedings of 35th Annual Cognitive Science Society Meeting (CogSci 2013). 942–947.

Meissner, C.A., & Brigham, J.C. (2001) Thirty years of investigating the own-race bias in memory for faces: A meta-analytic review. Psychology, Public Policy, & Law, 7, 3–35. doi: 10.1037/1076-8971.7.1.3

Menshikova, G.Ya., Saveleva, O.A., Zinchenko, Yu.P. (2016) Effects of interpersonal distance during interactions with avatars in virtual environments. International Journal of Psychophysiology, 108, 163. doi: 10.1016/j.ijpsycho.2016.07.467

Posner, M.I. (1980) Orienting of attention. Quarterly Journal of Experimental Psychology, 32, 3–25. doi: 10.1080/00335558008248231

Quadflieg, S., Mason, M.F., & Macrae, C.N. (2004) The owl and the pussycat: Gaze cues and visuospatial orienting. Psychonomic Bulletin & Review, 11(5), 826–831. doi: 10.3758/BF03196708

Ricciardelli, P., Bricolo, E., Aglioti, S., & Chilazzi, L. (2002) My eyes want to look where your eyes are looking: Exploring the tendency to imitate another individuals’ gaze. Neuroreport, 13, 2259–2264. doi: 10.1097/00001756-200212030-00018

Shepherd, S.V., Deaner, R.O., & Platt, M.L. (2006) Social status gates social attention in monkeys. Curr. Biol, 16, 119–120. doi: 10.1016/j.cub.2006.02.013

Snyder, L.H., Calton, J.L., Dickinson, A.R., & Lawrence, B.M. (2002) Eye-Hand Coordination: Saccades Are Faster When Accompanied by a Coordinated Arm Movement. J. Neurophysiol, 87, 2279–2286.

Süßenbach, F., & Schönbrodt, F. (2014) Not afraid to trust you: Trustworthiness moderates gaze cueing but not in highly anxious participants. Journal of Cognitive Psychology, 26, 670–678. doi: 10.1080/20445911.2014.945457

Takikawa, Y., Kawagoe, R., Itoh, H., Nakahara, H., & Hikosaka, O. (2002) Modulation of saccadic eye movements by predicted reward outcome. Exp Brain Res, 142, 284–291. doi: 10.1007/s00221-001-0928-1

Tipples, J. (2006) Fear and fearfulness potentiate automatic orienting to eye gaze. Cogn. Emotion, 20, 309–320. doi: 10.1080/02699930500405550

Wu, E. X., Laeng, B., & Magnussen, S. (2012) Through the eyes of the own-race bias: Eye-tracking and pupillometry during face recognition. Social Neuroscience, 7, 202–216. doi: 10.1080/17470919.2011.596946

Zinchenko, Yu.P., Kovalev, A.I., Menshikova, G.Ya., Shaigerova, L.A. (2015) Postnonclassical methodology and application of virtual reality technologies in social research. Psychology in Russia: State of the Art, 8(4), 60–71. doi: 10.11621/pir.2015.0405

Для цитирования статьи:

Меньшикова Г.Я., Ковалев А.И., Лунякова Е.Г. Влияние расовой принадлежности лица на выраженность эффекта взгляда-подсказки: метод айтрекинга. // Национальный психологический журнал. – 2017. – № 2(26). – С. 46-58.

Menshikova G.Ya., Kovalev A.I., Luniakova E.G. (2017). Studying the influence of race on the gaze cueing effect using eye tracking method. National Psychological Journal. 2, 46-58.

О журнале Редакция Номера Авторы Для авторов Индексирование Контакты
Национальный психологический журнал, 2006 - 2017
CC BY-NC

Все права защищены. Использование графической и текстовой информации разрешается только с письменного согласия руководства МГУ имени М.В. Ломоносова.

Дизайн сайта | Веб-мастер