ISSN 2079-6617 (Print)
ISSN 2309-9828 (Online)
Ru | En
РПО
Факультет психологии МГУ имени М.В. Ломоносова
Главная RSS Поиск

ГлавнаяВсе статьи журналаНомера

Каминская Н.А. Психологиеские средства формирования личностью образа своего внешнего облика: качественное исследование. // Национальный психологический журнал. – 2017. – № 1(25). – С. 72-83.

Автор(ы): Каминская Н. А.;

Аннотация

Статья посвящена анализу характеристик образа тела, формирующих отношение личности к своему внешнему облику, описание которых недостаточно представлено в психологической литературе. Процесс создания непротиворечивого образа физического «Я» и поддержания положительной эмоциональной оценки своего тела рассматривается через идею присвоения личностью компонентов своего внешнего облика, происходящего на протяжение всего жизненного пути. Он понимается как особая психологическая задача, адресуемая личности как интегративному образованию, сохраняющему и поддерживающему собственную целостность. Гипотезами исследования выступили предположения, согласно которым положительное отношение к своему внешнему облику обеспечивается актуализацией процессов смыслового и символического опосредствования его физических и экспрессивных особенностей и, наоборот, отрицательное отношение к своему облику свидетельствует о недостаточности подобных процессов.

Были рассмотрены следующие характеристики образа тела: эмоциональная оценка и характер работы над телом, внутренние средства поддержания положительного отношения к своему внешнему облику, а также более широкий контекст личностных показателей: особенности мотивационно-потребностной сферы, самоотношения, психологической защиты, общая гармоничность, интегрированность личностной структуры. Продемонстрированы расхождения между осознаваемым и неосознаваемым отношением к внешнему облику испытуемых. Получены значимые корреляции между неинтегрированностью личностной организации и непринятием своего внешнего облика и между наличием сверхзначимой группы потребностей и негативной оценкой испытуемыми своего внешнего облика. Выявлено, что испытуемые, принимающие свой облик, характеризуются большей представленностью систем опосредствования как средств присвоения в структуре образа физического «Я», чем испытуемые, не принимающие свой физический облик.

Страницы: 72-83
Поступила: 23.10.2016
Принята к публикации: 22.02.2017
DOI: 10.11621/npj.2017.0109

Разделы журнала: Психология личности;

Ключевые слова: телесность; физическое «Я»; образ тела; образ внешности; искажения образа тела; телесно-ориентированная психотерапия; присвоение; интеграция; клинический метод; качественные исследования;

PDF: /pdf/npj-no25-2017/npj_no25_2017_072-083.pdf

Доступно в on-line версии с 30.03.2017

В рамках современной культуры в большинстве стран принято оце­нивать человека с точки зрения его внешнего вида. Поэтому для многих сегодня особую значимость приобрета­ют вопросы преобразование собствен­ного тела, растет популярность практик, направленных на улучшение физиче­ской формы. В последние несколько лет показательной является тенденция по снижению возрастного порога тех, кто активно занимается корректировани­ем своего физического облика. Так, осо­бый интерес представляет тот факт, что к этому приобщаются даже дети младше­го школьного возраста. Интересы косметологического бизнеса требуют роста целевой аудитории, потребляющей сред­ства ухода за телом. Поэтому в нее вовле­каются не только взрослые, но и дети, которые начинают критически относиться к своему внешнему облику. В итоге это приводит к раннему проявле­нию неудовлетворенности своим телом, что отмечается в значительном числе исследований (Тарханова, 2014; Шалыгина, Холмогорова, 2015; Dohnt, Tiggemann, 2006; Jellinek, Myers, Keller, 2016; Jongenelis M.I., Byrne, Pettigrew, 2014; Slater, Tiggemann, 2016; Tatangelo, McCabe, Mellor., Mealey, 2016).

Возрастающее стремление следовать культурно-обусловленному понима­нию «правильного», «привлекательного» внешнего облика становится сигналом к изменению представления о личности и развитию ее индивидуальности. Внеш­ний облик c позиции системного подхо­да представляет собой структуру, состо­ящую из нескольких физиогномических и психологических слоев (Хрисанфова, 2012). На глубинном уровне пережива­ние отождествлённости с собственным телом и физическим образом являет­ся той психологической базой, на кото­рой развивается личность. Индивидуаль­но-неповторимые свойства и качества, а также чувство непохожести, отлично­сти от других во многом формируются при помощи работы личности над собст­венным телом.

В отечественной психологии воспри­ятие личностью своего внешнего обли­ка исследовалось в работах А.Г. Гусевой, Б.А. Еремеева, А.Н. Дорожевца, Е.Т. Соко­ловой, Е.С. Креславского, В.Н. Кунициной, С.М. Михеевой, В.Н. Панферова, К.Д. Шаф­ранской, А.А. Бодалева, В.Н. Панферова, М.В. Коркиной, О.Л. Романовой, Е.А. Пер­вичко и др.

Перспективными являются также ис­следования в русле разрабатываемого В.А. Лабунской с коллегами социально- психологического подхода, в котором отправной точкой анализа выступает осмысление роли внешнего облика в дея­тельности человека и понимание осоз­наваемых и неосознаваемых мотивов конструирования внешнего «Я». Значи­мым в данном случае является отношение личности к своему отраженному облику, например, к фотографии, видеозаписи, портрету (Лабунская, 2005, С. 252).

Важные идеи о присвоении субъек­том своего внешнего облика содержатся и в работах зарубежных психологов. На наш взгляд, наибольший интерес пред­ставляют концепции, в которых подчеркиваются значимая роль в развитии субъекта системы отзеркаливающих вза­имодействий, начиная непосредствен­но с зеркала как физического объекта и заканчивая отражающими социальны­ми интеракциями. В русле данного под­хода выполнены исследования Ж. Ла­кана, Ф. Дольто, Дж.Г. Мида, Ч.Х. Кули, А. Хали и др. Рост осознания своей свя­зи с социальной группой и ее требова­ниями, присвоение отражения в зеркале собственной внешности и интернализо­ванных реакций других, образуют струк­туру образа физического «Я». Именно так, по словам Дж.Г. Мида, индивид обретает ощущение целостности своей личности. Различного рода нарушения в данном процессе влекут за собой негативное от­ношение к себе и к своему внешнему об­лику как к внешней репрезентации, к ча­сти своего «Я», обращенного к социуму и выступающего своеобразным посредником в социальном взаимодействии. Необходимо отметить, что указанные ра­боты фокусируются на анализе причин формирования негативного образа тела, изначально предполагая, что отсутст­вие негативных тенденций обеспечивает безусловное принятие личностью своего внешнего облика. Лишь в ряде работ об­суждаются стратегии поддержания пози­тивной самооценки физического облика. Так, по мнению Т.Ф. Кэша, для того, что­бы справиться с мыслями и чувствами, вызывающими тревогу, субъект исполь­зует особые когнитивно-поведенческие стратегии, которые получили названия избегающих стратегий, фиксирующихся на проблеме, и стратегий рационально­го, позитивного принятия (Cash, Smolak, 2011).

В данной работе мы стремимся рас­ширить понимание механизмов поддер­жания позитивного отношения к собст­венному телу, исходя из теоретических концепций, рассматривающих личность как инструмент формирования интег­рированности психических процессов. Присвоение и построение непротиво­речивого образа физического «Я», вы­работка эмоционального отношения к своему телу представляет собой осо­бую задачу для личности. Данный про­цесс может осуществляться с разной степенью успешности. В некоторых случаях совокупности психологических и социально-психологических характеристи­ках личности оказывается недостаточно для поддержания положительного отно­шения к своему внешнему облику.

Цель исследования – попытаться вы­явить психологические характеристики, отвечающие за создание положительно­го или отрицательного отношения лич­ности к своему внешнему облику.

Гипотезами исследования выступи­ли предположения, что положительное отношение к своему внешнему облику обеспечивается актуализацией процес­сов смыслового и символического опосредствования его физических и экс­прессивных особенностей. И наоборот, отрицательное отношение к своему об­лику свидетельствует о недостаточности подобных процессов.

В соответствии с этим, были сформу­лированы следующие задачи эмпириче­ского исследования:

  1. Рассмотрение феноменологии отно­шения испытуемых к своему внешне­му облику и фотографиям;

  2. Выявление осознаваемого и неосозна­ваемого отношения испытуемых к сво­ему внешнему облику с помощью ка­тегориального анализа и разделение их на группы в соответствии с данным критерием;

  3. Выявление характера работы испыту­емых по созданию своего внешнего облика в полученных группах;

  4. Исследование мотивационно-потреб­ностной сферы испытуемых для по­нимания места внешнего облика в ее структуре;

  5. Анализ текстов с целью фиксации по­казателей отношения к своему внеш­нему облику в выделенных группах испытуемых.

Выборка была сформирована из ис­пытуемых, не имеющих физических де­фектов, не обращавшихся к хирургиче­скому преобразованию своего внешнего облика, не занимающихся спортивными оздоровительными практиками и дав­ших добровольное согласие на участие в исследовании. Общая численность вы­борки составила 30 человек – 15 муж­чин и 15 женщин в возрасте от 20 до 30 лет (средний возраст – 25,2 лет). Все испытуемые имели законченное высшее образование (техническое или эко­номическое), работали и/или обучались в аспирантуре, имели схожее семейное положение (25 чел. из 30 не состояли в браке).

Методики исследования

В исследовании были использованы следующие методики:

  1. Метод фотографии и видеосъемки (В.А. Лабунская). Для воссоздания ес­тественных условий проявления ин­тересующих нас компонентов образа физического «Я», мы посчитали необходимым смоделировать ситуацию «столкновения» со своим отраженным обликом. Испытуемым было предло­жено сфотографироваться в несколь­ких ракурсах и сняться на видео. Де­лалось 5 фотографий и 1 видеоролик, при желании испытуемого или по просьбе экспериментатора часть по­лучившегося материала переснима­лась. Затем на мониторе компьютера испытуемому показывали получив­шийся материал и просили оценить каждую фотографию и видеоролик по 10-балльной шкале, где 10 бал­лов – это абсолютная положительная оценка, а 0 баллов – абсолютная отри­цательная оценка. Испытуемому задавались вопросы: «Почему Вы не стави­те этой фотографии (видеоролику) 10 баллов (если испытуемый ставит от­метку ниже)?» «Что необходимо изме­нить, какие действия предпринять Вам или фотографу, чтобы Вы поставили фотографии (видеоролику) 10 баллов?» «Чувствовали вы себя свободно, комфортно, когда Вас снимали?» «Ка­кие свои фотографии (съемки на ви­део) Вы считаете удачными? Почему?» «Давайте попробуем переснять фотографию (видеоролик) так, чтобы Вы посчитали ее удачной».

  2. Полустандартизированное интервью. Оно было направлено на исследова­ние осознаваемых и неосознаваемых компонентов образа физического «Я» испытуемого и являлось естествен­ным продолжением процедуры фото- и видеосъемки.

    Испытуемому задавались вопросы, за­трагивающие структуру представлений испытуемого о своем теле и его отно­шение к собственному внешнему об­лику. Первый блок вопросов продол­жал тему фотографий и отношения к ним испытуемого. В нем были во­просы о том, как испытуемый оцени­вает свои фотографии вообще, любит ли он фотографироваться, если да, то преимущественно как, часто ли он де­лает свои фотографии, чувствует ли он себя естественно при съемке, выклады­вает ли он свои фотографии в соци­альных сетях, как происходит отбор этих фотографий, какую фотографию он поставил в качестве главной на сво­ей странице в социальных сетях, каков критерий выбора именно этой фото­графии. Помимо этого, испытуемого спрашивали о достоинствах и недо­статках, которые он видит в собствен­ном облике, о том, чтобы он хотел ис­править, что из этого можно считать реальным, а что – абсолютно невоз­можным.

  3. Второй блок вопросов был нацелен на получение информации о работе ис­пытуемого над своим внешним обликом. Там были вопросы о том, что он включа­ет в процесс ухода за собой, считает ли он нужным поддерживать себя в физи­ческой форме, если да, то как, важен ли для него стиль, имидж, если да, то как он его формирует, на что, прежде всего, обращает внимание и т.д.

    Вопросы третьего блока касались об­щей жизненной ситуации испытуемых, сферы их интересов, рода деятельности, семейных обстоятельствах, хобби, пла­нов и т.п.

  4. Методика «Просмотр фотографий». Методика «Просмотр фотографий» имела целью косвенное исследование образа физического «Я» испытуемых. Испытуемым предъявлялось 29 чер­но-белых фотографий лиц различно­го типа внешности, того же пола, что и сам испытуемый (было заготовлено два набора фотографий – мужских и женских). Инструкция звучала следу­ющим образом: «Выберете из предло­женных фотографий те лица, которые Вы считаете приятными для себя по каким-либо параметрам». Содержание данной инструкции было обусловлено стремлением не наводить испытуемо­го на оценку исключительно физических черт внешнего облика, а дать ему возможность самому обозначить критерии выбора. При этом обращалось внимание на следующие моменты в от­ветах: чему испытуемый отдает боль­шее предпочтение – экспрессивным или анатомическим чертам внешнего облика, какие черты внешнего облика он оценивает положительно, а какие отрицательно и, какие ценности в це­лом являются ведущими при восприя­тии им внешнего облика.

    Далее испытуемому предлагалось вы­брать лица, которые он считает похо­жими на него, при этом можно было опираться и на черты внешности и на особенности экспрессии. При обработке учитывались критерии данного выбора испытуемого.

  5. Тематический апперцептивный тест (ТАТ)

    В нашем исследовании ТАТ использо­вался в сокращенной форме (9 картин). Был выбран так называемый базовый набор таблиц, который затрагивает наи­более значимые и типичные сферы жиз­ни испытуемого. Давалась инструкция, предложенная М.З. Дукаревич. Расска­зы испытуемого записывались на дик­тофон и расшифровывались дословно с фиксацией пауз и интонаций.

  6. Метод незаконченных предложений.

    При обследовании испытуемых был использован вариант метода, состоя­щий из 60 незаконченных предложе­ний (J.M. Sacks, S. Levy).

  7. Методика исследования самоотноше­ния (С.Р. Пантилеев).

Выделяемые показатели

При обработке данных методик вы­делялись следующие показатели: отно­шение к своему телу, работа над внеш­ним обликом и категории, относящиеся к особенностям структуры личности.

  1. Отношение к своему телу (фиксиро­валось по данным интервью, метода фотографии и видеосъемки, методи­ки «Просмотр фотографий»):
    • осознаваемое (выявлялось по пря­мым показателям) – принятие (прямые оценки, свидетельствующие о положительном отношении ис­пытуемого к своему телу) или непринятие (прямые оценки, свиде­тельствующие об отрицательном отношении испытуемого к своему телу);

    • неосознаваемое (выявлялось по косвенным показателям) – приня­тие (косвенные оценки, указываю­щие на положительное отношение испытуемого к своему телу) или не­принятие (косвенные оценки, ука­зывающие на отрицательное отно­шение испытуемого к своему телу).

    В таблице 1 представлены прямые и косвенные показателей оценки испы­туемыми своего внешнего облика.

  2. Работа над внешним обликом (фикси­ровалась по данным интервью, метода фотографии и видеосъемки и методи­ки «Просмотр фотографий»):
    • работа над стилевой завершен­ностью своего облика (например, строгий подбор одежды, аксессуа­ров, косметики и т.д.), исключение составляет создание определенного образа в соответствии с требовани­ями работы;

    • уход за внешним обликом на основе общепринятых понятий об ухожен­ности, аккуратности, опрятности с элементами следования некоему стилю (например, чистая одежда, расчесанные волосы, подбор оде­жды по цвету, интерес к аксессуа­рам и т.п.);

    • отсутствие работы над внешним об­ликом (например, проявление нео­прятности, неряшливости).

    Перечень прямых и косвенных пока­зателей, свидетельствующих о характере работы испытуемых над внешним обли­ком, представлен в таблице 2.

    Табл. 1. Прямые и косвенные показатели оценки испытуемого своего внешнего облика

    Вопросы

    Отношение к телу

    Прямые показатели

    Косвенные показатели

    1.

    Как Вы относитесь к своим фотографиям?

    Хорошо (к хорошим – хорошо, к плохим – плохо, обычно хорошо, в основном хорошо, нормально и т.д.) (Принятие)

    Плохо (не очень, не фотогеничен, не люблю свои фотографии, не нравится, как получаюсь, критично к ним отношусь и т.д.) (Непринятие)

     

    2.

    Поведение во время фотографирования

     

    Позирует, меняет образы для разных фотографий; держится свободно, естественно (Принятие)

    Держится смущенно, скованно; присутствуют защитные поведенче­ские реакции – гримасничает, закрывает себя предметами или стара­ется встать максимально далеко, произносит реплики типа «Я не знаю, как, покажите, как встать, как сесть, так хорошо?», «Я не умею позиро­вать», «Не люблю, когда меня фотографируют», отказывается фотографироваться или сниматься на видео. (Непринятие)

    3.

    Оцените фотогра­фии и видеоролик по 10-балльной шкале

    Выставляемый балл по 10-балльной шкале (высо­кий балл – принятие, низкий балл – непринятие)

    Уход от ответа – отказывается смотреть фотографии, быстро проли­стывает их, не рассматривая, оценивает их разом («нормальные фотографии», «более или менее», «сойдет» и т.д.), утверждает, что внешний облик неважен. (Непринятие)

    Табл. 2. Прямые и косвенные показатели, свидетельствующие о характере работы испытуемых над внешним обликом

    Вопросы

    Работа над внешним обликом

    Прямые показатели

    Косвенные показатели

    1.

    На что Вы больше всего обращаете внимание в своей внешности?

    1. Перечисление с негативной оценкой

    2. Перечисление с позитивной оценкой

    3. Ни на что

    Испытуемый много говорит о чертах внешности, о работе над внешним обликом (ухоженность, опрятность, следование моде и т.д.)

    Уход от ответа (игнорирование вопроса; стереотипные ответы, подчеркивание не­значимости внешнего облика)

    2.

    Ухаживаете ли Вы за своим внешним обликом?

    Ответы:

    Да

    Нет

    Испытуемый говорит об уходе за одеждой, о занятиях спортом, о посещении па­рикмахерской и т.п.

    Уход от ответа

    Подчеркивание незначимости внешнего облика

    3.

    Важен ли для Вас выбор одежды?

    Ответы:

    В зависимости от обстоятельств

    Нет

    Особенности внешнего облика испытуемого

    Испытуемый детально описывает выбор одежды

    Уход от ответа

    Подчеркивание незначимости внешнего облика

    Оценка протоколов исследования с использованием данных показателей проводилась группой экспертов из трех дипломированных психологов со ста­жем практической работы от 8 лет, один из которых имел степень кандидата наук. После сведения всех полученных оценок в единую таблицу рассчитывалась сте­пень согласованности экспертной оцен­ки (коэффициент Каппа Коэна).

    Уточним, что при выведении обо­бщенных оценок использовался услов­ный критерий, согласно которому от­несение испытуемого к той или иной категории делалось на основе 70 и более процентов оценок одного типа. Напри­мер, осознаваемое принятие своего тела в рамках категории «отношение к свое­му телу» фиксировалось при 70 и более процентах прямых оценок, свидетельст­вующих о принятии испытуемыми сво­его внешнего облика. Если оценки распределялись приблизительно поровну, то предпочтение отдавалось преобладающему характеру оценок, полученных при помощи косвенных методик.

    Помимо этого в текстах протоколов исследования выделялись все выска­зывания испытуемых о своем внешнем облике и внешнем облике других субъ­ектов. В дальнейшем данные высказыва­ния анализировались, подсчитывались и объединялись группы, что позволяло выявить способы восприятия и присвоения испытуемыми анатомических и экспрессивных особенностей своего внеш­него облика.

  3. Категории, относящиеся к особенно­стям структуры личности:
    • Мотивационно-потребностная сфе­ра. Применялась классификация пси­хогенных потребностей Г. Мюррея: потребности амбиций, потребности силы, материальные потребности, потребности привязанности, инфор­мационные потребности. Их наличие фиксировалось по данным ТАТ (по­вторяющиеся темы в рассказах), ме­тода незаконченных предложений (конфликтные системы отношений и связанные с ними фрустрирован­ные потребности) и интервью.

    • Характер самоотношения – пози­тивный (ему соответствовали сред­ние и высокие значения когнитив­ного и эмоционально-ценностного компонентов самоотношения при низком уровне самообвинения) или конфликтный (его признаками явля­лись: повышенный уровень самообвинения и тенденция к снижению значений когнитивного и эмоционально-ценностного компонентов самоотношения).

    • Категория, обобщающая значения показателей личностной структу­ры (мотивационно-потребност­ной сферы, характера самоотно­шения). При этом выделялись два типа личностной структуры. Ин­тегрированный тип личностной структуры, принадлежность к которому испытуемых определялась по результатам проективных и те­стовых методик на основе заключе­ния о непротиворечивости образа «Я», сформированности мотиваци­онно-потребностной сферы, о по­ложительном характере самоотно­шения и преобладании вторичных защитных механизмов. Неинтегри­рованный тип личностной структу­ры фиксировался, если при анализе протоколов выявлялись противоре­чивый образ «Я», неустойчивость, неоднозначность мотивационно- потребностной сферы, конфликт­ный характер самоотношения, пре­обладающие защитные механизмы первичного или смешанного типа.

Результаты

Анализ поведенческих и вербальных проявлений испытуемых позволил вы­делить следующие феномены, указыва­ющие на особенности эмоционального отношения к своему внешнему облику:

  1. Непринятие своего облика на фото- и видеоизображении (13 случаев). При этом имели место высказыва­ния негативного отношение к свое­му внешнему облику на фотографиях и характерные особенности поведе­ния при фотографировании и оценке получившихся фотографий (гримасничанье, излишнее смущение, смена настроения, покраснение и т.д.).

  2. Нежелание видеть себя на фотографи­ях (7 случаев). Испытуемые не выно­сят негативных оценок своим фото­графиям, видеоролику или ситуации фотографирования и видеосъемки в целом, но их поведение свидетельст­вует о нежелании фотографировать­ся или рассматривать получившийся материал (быстро пролистывают фо­тографии, отказываются их смотреть, закрывают глаза рукой, уходят от об­суждения внешнего облика и т.д.).

  3. Осознаваемое переживание отсутствия контакта со своим телом или физиче­ским образом (5 случаев). Испытуемые высказываются следующим образом: «Ну, я не очень хорошо понимаю в дви­жении. То есть мне трудно бывает пред­ставить… Как движется трава, я могу представить, а как движусь я сам – это очень сложно представить», «Я не очень хорошо чувствую себя (о внешнем об­лике)», «Возможно, что я уже чувствую себя взрослее, чем выгляжу, и поэтому мне многое не нравится…», «Я не пом­ню мое выражение лица, плохо себе его представляю».

  4. Переживание несоответствия свое­го внешнего облика «в жизни» и на фотографиях (16 случаев). Испытуе­мые заявляли: «Себя же совершенно не представляешь, как выглядишь, это ин­тересно. Когда на фотографиях себя вижу, каждый раз пугаюсь. Я внутри себя, видимо, какой-то аристократизм хотела бы ощущать», «На фотографиях у меня лицо какое-то недалекое получается. Я надеюсь, что в жизни я выгля­жу не так, а чуточку лучше».

Были выделены причины отрицатель­ных оценок фотографий испытуемыми, которые они сообщали вербально в ходе интервью. Их можно разделить на по­стоянные и ситуативные.

Постоянные причины:

  1. несоответствие представлению о хо­рошем внешнем облике («слишком полные бедра», «диспропорция тела», «слишком большой живот» и т.д.), их назвали 9 человек;

  2. характер общей самопрезентации («всегда глупо улыбаюсь», «выражение лица обычно застенчиво-романтиче­ское» и т.д.) –6 человек.

Ситуативные причины:

  1. ситуативные недочеты внешности («растрепанная прическа», «неподхо­дящая одежда» и т. д.) – 16 человек;

  2. ситуативная экспрессия («неудачное выражение лица», «вся ссутулилась») – 3 человека;

  3. композиционные недочеты («слиш­ком бытовой интерьер», «на столе много предметов») – 5 человек.

Согласно полученным данным, ситу­ативные недочеты внешнего облика на­зывались в качестве причин неудачных фотографий чаще постоянных, что ука­зывает на возможный способ объяснения себе воспринимаемых недостатков внеш­ности посредством актуализации защит­ных или компенсаторных механизмов.

Большинство испытуемых выстави­ли своим фотографиям средние и высо­кие оценки. Согласно среднему значению баллов для каждого испытуемого, 1–4 бал­ла зафиксировано у 3 человек, 5–6 баллов у 6 человек, 7–9 баллов у 21 человека, а 2 человека отказались сниматься на ви­део (см. табл. 3).

Исп-ые

Среднее зна­чение баллов, выставленных фотографиям

Медиана (фотографии)

Минимальный балл (фотографии)

Максималь­ный балл (фотографии)

Баллы видеоролику

1.

7,08

7,5

5

8,5

8,5

2.

7,2

7

5

9

9

3.

3,3

4

0

7

1

4.

4

3

2

7

-

5.

7,6

9

3

10

10

6.

5,6

6

3

8

6,5

7.

6,2

7

1

10

9

8.

5

4,5

3

8

8

9.

8,8

8,5

8

10

9

10.

7,5

8

4

10

8

11.

7,08

6,5

6

9,5

6

12.

5,8

5,5

5

7

7

13.

2

2

1

3

3

14.

7,4

7

5

10

10

15.

6,6

6,5

6

8

8

16.

4,8

5

3

6

6

17.

7,8

7

6

10

10

18.

8,58

8,5

8

9,5

8

19.

3,6

4

0

6

2,5

20.

6,58

6,25

4

10

8

21.

5,6

6

4

7

7

22.

5,9

5

2

10

10

23.

6,3

6

6

7

4,5

24.

2

2,5

0

4

3

25.

5,3

6

0

10

0

26.

8,1

8

7

9

-

27.

8,25

8

7

10

8

28.

8

8,25

6,5

9

9

29.

9,3

9,5

8

10

10

30.

4,83

5

3

8

8

Таким образом, несмотря на часто встречающуюся, выраженную негатив­ную оценку своих фотографий на вер­бальном уровне, испытуемые не склон­ны ставить им низкие баллы, что может объясняться наличием механизмов, за­щищающих положительное отношение к себе. С другой стороны, это может ука­зывать на действие социальных норм, не позволяющих ставить себе слишком низ­кие и слишком высокие баллы (напри­мер, оценку 10). Оценка повыше в этом случае может компенсироваться вербальной самокритикой. Баллы 5–6 же рассма­триваются как нейтральные оценки, ма­скирующие действительное отношение к своим фотографиям.

Далее проведем анализ протоколов по выделенным категориям. Рассмотрим распределение испытуемых в зависимо­сти от характера их отношения к своему физическому облику (согласованность мнений экспертов является значимой на уровне p<0,001).

Согласно данным табл. 4, особенно ярко выражено рассогласование в отно­шении к своему телу на осознаваемом и неосознаваемом уровне. Лишь около трети выборки демонстрирует принятие своего тела, что подтверждается прямы­ми и косвенными оценками. В подавля­ющем большинстве случаев, несмотря на декларируемое принятие, испытуе­мые с внешностью, лишенной косметических дефектов, по существу, не прини­мают свой физический облик.

Неосознаваемое принятие, %

Неосознаваемое непринятие, %

Осознаваемое принятие

Осознаваемое непринятие

Осознаваемое принятие

Осознаваемое непринятие

26,6

3,3

60

10

Далее рассмотрим категорию «ра­бота над телом» и ее представленность в протоколах исследования испытуе­мых. Поскольку группа испытуемых, принимающая свой физический облик по косвенным показателям и не прини­мающая по прямым, является немного­численной, ее выделение можно считать артефактным, вследствие чего она будет исключена из дальнейшего анализа.

Статистический анализ данных не выявил значимых различий в пред­ставленности определенных форм рабо­ты с телом у конкретных групп испыту­емых. Однако данные табл. 5 указывают на тенденцию, согласно которой испы­туемые, принимающие свой внешний облик на осознаваемом и неосознавае­мом уровне, ухаживают за собой на ос­нове общепринятых понятий об аккуратности, ухоженности и опрятности. В группе испытуемых, принимающих свое тело на осознаваемом уровне и не принимающих на неосознаваемом, су­ществует разброс в характере ухода за своим внешним обликом, что говорит о существовании различных «стратегий» взаимодействия со своим физическим обликом. Его принятие на осознаваемом уровне может достигаться с помощью как внешних (особенный тщательный уход за собой) средствами, так внутрен­них (перестройка отношения к внешно­сти, мотивационные компенсации).

На основе данных таблицы 5, мож­но предположить, что испытуемые, при­нимающие свой облик, в основном ис­пользуют не средства его внешнего изменения, а внутренние средства, что и обеспечивает положительное к нему от­ношение. Иначе говоря, они не испыты­вают потребности в специфической ра­боте над обликом, чтобы поддерживать высокую его оценку.

Табл. 5. Характер ухода за внешним обликом среди испытуемых

Работа над телом

1 группа, %

2 группа, %

3 группа, %

1

6,6

13,3

0,0

2

20

43,3

6,6

3

0,0

6,6

3,3

(χ² = 9,356, p > 0,05)

Помимо выявления характера работы над телом, важно установить функцию создания определенного образа (напри­мер, в соответствии с правилами рабо­ты) и ответить на вопрос: какова моти­вация особого ухода за своим внешним обликом.

Далее сопоставим отношение к фи­зическому облику на осознаваемом уровне с типом личностной структуры испытуемых.

Табл. 6. Сопоставление типа личностной структуры и неосознаваемого отношения к телу в выборке испытуемых

Тип личностной организации

Отношение к физическому облику, %

Принятие

Непринятие

Интегрированная

40

13,3

Неинтегрированная

6,6

40

(χ² = 36,697, p < 0,01)

Как показывают данные, наиболее яр­кой и значимой оказывается взаимос­вязь между типом личностной структуры и отношением к телу на неосознаваемом уровне. Важно, что несовпадение осоз­наваемого и неосознаваемого отноше­ния к физическому облику соотносится с интегрированностью или неинтегри­рованностью личностной организации, а непосредственный характер действи­тельного восприятия своего тела испы­туемыми выявляется не по прямым, а по косвенным данным.

На следующем этапе рассмотрим сферу значимых потребностей в груп­пах выборки (таблица 7).

Табл. 7. Характер значимых потребностей у испытуемых, характеризующихся разным (положительным и отрицательным отношением) к внешнему облику

Потребности

1 группа, %

2 группа, %

3 группа, %

Потребности амбиции

3,0

10,0

0,0

Потребности силы

3,0

30,0

10,0

Потребности привязанности

0,0

20,0

20,0

Информационные потребности

0,0

3,0

0,0

(χ² = 21,958, p < 0,01)

Наличие группы ярко выраженных потребностей имеет место среди испы­туемых, не принимающих свой внешний облик. Потребность может приобретать значимый характер из-за ее фрустри­рованности или же вследствие ее ком­пенсаторного характера, что оказывает влияние и на образ внешнего облика. У испытуемых, положительно оцениваю­щих свой внешний облик на осознавае­мом уровне и негативно – на неосозна­ваемом, доминирующие, сверхзначимые потребности могут служить опорой его принятия.

В ходе анализа протоколов исследования испытуемых, ответов на вопро­сы интервью, данных метода фотогра­фирования и видеосъемки и методики «Просмотр фотографий» были выделе­ны категории, характеризующие осо­бенности восприятия испытуемыми сво­его и чужого внешнего облика:

  1. Подчеркивание индивидуальности во внешнем облике – испытуемый ука­зывает на черты, которые, по его мне­нию, отличают его от других или вы­деляют среди других.

  2. Отрицание значимости внешнего об­лика – испытуемый утверждает, что внешний облик не имеет значения для общения, профессиональной деятель­ности, для жизни в целом.

  3. Противопоставление анатомических черт экспрессивным особенностям внешнего облика – испытуемый ут­верждает, что анатомические черты имеют меньшее значение или не значимы по сравнению с выражением лица, общим образом, характером.

  4. Символизация своего внешнего обли­ка – замещение представления внеш­него облика символическим обра­зом (например, в социальных сетях) и/или наличие символизаций в описании внешнего облика.

  5. Положительное оценивание тех черт внешнего облика, которые есть и у испытуемого – испытуемый дает поло­жительную оценку тем чертам внешне­го облика других, которые оценивает положительно у себя.

  6. Сравнение своего внешнего облика с положительными примерами – ис­пытуемый сопоставляет некоторые черты своей внешности с примерами, которые одобряются с точки зрения современной культуры.

  7. Противопоставление своего внеш­нему облика чужому – испытуемый подчеркивает достоинства своего внешнего облика и негативные осо­бенности внешнего облика других.

  8. Критика внешнего облика других – испытуемый негативно оценивает черты внешнего облика других.

  9. Уравнивание своего внешнего облика с внешним обликом других – испыту­емый утверждает, что его внешний об­лик ничем не отличается от внешнего облика других.

  10. Критика своего внешнего облика – испытуемый негативно оценивает черты своего внешнего облика.

  11. Указание на положительные черты своего внешнего облика и уравнове­шивание их отрицательными – ис­пытуемый, называя достоинства сво­его внешнего облика, тут же говорит и о своих недостатках.

  12. Уходы от обсуждения внешнего об­лика – нежелание выставлять баллы по фотографиям, игнорирование во­просов, реакции раздражения, агрес­сии и т.п.

В представленной ниже таблице знак «+» указывает на то, что данная катего­рия встречается более, чем в половине протоков обследования данной группы.

Как видно из табл. 8, наименьшее ко­личество категорий выделено в прото­колах обследования третьей группы ис­пытуемых. В группах испытуемых, не принимающих свой облик на неосознаваемом уровне, и испытуемых, поло­жительно относящихся к своему облику, заметно различие в отмеченных кате­гориях. Упоминание индивидуальности черт своего внешнего облика, сравне­ние его с известными примерами (на­пример, фигура, как у барышень на кар­тинах эпохи Ренессанса, классические черты лица, внешность настоящего сла­вянина и т.п.) или, наоборот, использо­вание понятий «стандартная», «обычная» в отношении своего облика свойствен­но чаще испытуемым, положительно относящимся к собственной внешно­сти. Таким образом, их восприятие себя опосредствовано некоей системой значений. В то время, как в группе испытуемых, принимающих свой облик только на осознаваемом уровне, мы выделяем различного рода противопоставления, отрицания, уходы и символизацию.

Табл. 8. Представленность категорий, характеризующих особенности восприятия испытуемыми своего и чужого внешнего облика, в подгруппах выборки

Категории

1 группа

2 группа

3 группа

Упоминание индивидуальных черт во внешнем облике

+

-

-

Отрицание значимости внешнего облика

-

+

-

Противопоставление внешнего облика экспрессии

-

+

-

Символизация своего внешнего облика

-

+

+

Положительное оценивание черт внешнего облика, которые есть и у испытуемого

+

+

-

Сравнение своей внешности с положительными примерами

+

+

-

Противопоставление своего внешнего облика и чужого

-

+

-

Критика внешнего облика других

-

+

-

Уравнивание своего внешнего облика с внешним обликом других

+

-

-

Критика своего внешнего облика

-

-

+

Указание на положительные черты своего внешнего облика и уравновешивание их отрицательными

+

-

-

Уход от обсуждения внешнего облика

-

+

+

В целом на основе качественного анализа данных возможно выделить че­тыре группы испытуемых, отличающих­ся друг от друга характером отношения к внешнему облику. Представим их крат­ко, не дублируя выявленные выше сред­ства поддержания оценки собственной внешности.

  1. Для первой группы испытуемых харак­терно совпадение прямых и косвен­ных показателей отношения к своему физическому облику, эмоциональное принятие его. Оценивая чужой облик, они описывают, прежде всего, целост­ный образ и характер экспрессии по­ведения, гораздо меньше внимания уделяется особенностям черт лица и фигуры. В мотивационно-потреб­ностной сфере таких испытуемых пре­обладает социальная мотивация, мо­тивация достижения, аффилиации, преодоления трудностей. Они облада­ют неконфликтной, интегрированной личностной структурой.

  2. Для второй выделенной группы испы­туемых характерно принятие своего физического облика на осознаваемом уровне и непринятие на неосозна­ваемом уровне. При оценке чужого облика они подчеркивают важность самопрезентации, экспрессивных компонентов внешности, дают категоричные негативные оценки чертам внешности, связывая их с отрицатель­ными чертами характера. В их мотивационно-потребностной сфере пре­обладают потребности в подчинении, повиновении, автономии. Фиксирует­ся конфликтная, не интегрированная личностная организация.

  3. Для третьей выделенной группы ис­пытуемых характерно непринятие своего физического облика на осоз­наваемом и неосознаваемом уровнях. При оценке чужого облика они фиксируются на отрицательных особен­ностях внешности, которые, по их мнению, есть и у них самих (самокритика). В мотивационно-потребност­ной сфере таких испытуемых преобладает потребность в познании, аффилиации, понимании. Данные ис­пытуемые обладают конфликтной, неинтегрированной личностной струк­турой.

  4. Для последней выделенной группы характерны перфекционизм в вос­приятии внешнего облика, принятие своего физического облика на осоз­наваемом уровне и непринятие – на неосознаваемом уровне. При оцен­ке чужой внешности преобладают эпитеты, связанные с анатомически­ми особенностями лица и фигуры, о характере другого они судят по его внешности, качеству одежды, ее соот­ветствию моде. В мотивационно-по­требностной сфере особое значение придается внешности (что ярко про­является в рассказах ТАТ), выделяется потребность в достижении, независи­мости, особом статусе. Фиксируется и интегрированная, и неинтегрирован­ная личностная организация.

Обсуждение результатов

Проведенный анализ результатов ис­следования позволил сформировать список категорий, отражающих психо­логические характеристики, отвечаю­щие за создание положительного или отрицательного характера взаимодейст­вия испытуемых со своим внешним об­ликом, а также выделить группы по кри­терию его эмоционального принятия или непринятия.

Во-первых, была выявлена значи­мая корреляция между неинтегриро­ванностью личностной организации и непринятием своего внешнего обли­ка, что подтверждает предположение о способности образа физического «Я» быть индикатором состояния мотива­ционно-потребностной сферы и об­щего самоотношения. Во-вторых, была показана связь между наличием сверх­значимой группы потребностей и не­гативной оценкой испытуемыми свое­го внешнего облика. Непринятие своего тела может формироваться вследствие фрустрированности потребностей.

Подчеркнем, что в работе затрагива­ется как сфера внутренних особенно­стей человека, направленных на под­держание положительного отношения к своему внешнему облику, так и внешняя активность человека, направленная на совершенствование собственного физи­ческого облика. Однако исследование не выявило значимой корреляции между характером работы над своим обликом, т.е. способом ухода за телом, с особен­ностями отношения к нему. Возможно, исследование функции преобразова­ния своего внешнего облика проясни­ло бы полученный результат. Например, очевидна разница между созданием ин­дивидуального имиджа и следованием имиджу некой социальной группы, ко­торая является значимой для индивида. Важным является и характер подобной работы.

Следует отметить, что категории, вы­деленные в текстах протоколов исследо­вания, могут дать представление о сис­темах опосредствования в восприятии личностью своего внешнего облика. По полученным результатам, испытуемые, принимающие свой облик на осознавае­мом и неосознаваемом уровне, характе­ризуются большей представленностью смыслового опосредствования в рамках образа физического «Я», а испытуемые, не принимающие свой физический об­лик – меньшей.

По всей видимости, опосредствова­ние заключается в различного рода диф­ференциации, происходящей в струк­туре образа внешнего облика. С этой точки зрения, непринятие своего тела сосуществует с особого рода «слито­стью» личности со своим внешним об­ликом, когда определяющее значение имеют анатомические и экспрессивные особенности. При негативном образе внешнего облика фиксируется малое ко­личество средств поддержания положи­тельного отношения к нему, среди кото­рых выявляются символизации и уходы.

Символизации (или символические замещения в структуре восприятия внеш­него облика) могут быть расценены как инструмент скрепления личности со своим внешним обликом. В них находят проявления и даже усиливаются те чер­ты, которые оцениваются субъектом по­ложительно, и, наоборот, происходит абстрагирование от отрицательных осо­бенностей внешности. То есть, они пред­ставляют собой попытку изменения сво­его внешнего облика, совершаемую с использованием символических средств.

Уход как способ справиться с нега­тивным отношением к внешнему облику может представлять собой следствие не­достатка средств принятия себя.

Результаты данного исследования мо­гут быть осмыслены посредством со­отнесения их с описанными в психо­логической литературе механизмами защиты самоотношения, которые изучаются с помощью анализа внутреннего диалога и целостного отношения лич­ности к самой себе. Средства присвое­ния своего физического облика могут характеризовать особенности внутрен­него диалога личности. Механизм «Я» и «не-Я» как центральный механизм за­щиты самоотношения проливает свет на зафиксированные уходы испытуемых от восприятия своего внешнего обли­ка. Необходимо отметить, что средства присвоения своего внешнего облика во многом лежат вне образа физического «Я», они определяются особенностями функционирования мотивационно-по­требностной сферы.

Дальнейшее исследование средств присвоения внешнего облика должно обратиться к более детальному анализу мотивационно-потребностной сферы и образа «Я» личности, что позволит выявить механизмы поддержания положи­тельныйого образа физического «Я».

Литература:

Гальперин П.Я. Введение в психологию. – Москва : Университет, 2000. – 336 с.

Дольто Ф. Бессознательный образ тела // Ф. Дольто Собрание сочинений. Т. 16. Бессознательный образ тела. – Москва : ERGO, 2006. – 376 с.

Дорожевец А.Н. Искажение восприятия своей внешности у больных ожирением // Вестник Московского университета. Серия 14. Психология. – 1987. – № 1. – С. 21–29.

Дорожевец А.Н., Соколова Е.Т. Исследование образа физического Я: некоторые результаты и размышления // Телесность человека: междисциплинарный аспект : сб. статей / отв. ред. В.В. Николаева, П.Д. Пищенко. – Москва : ФО СССР, 1991. – С. 67–74.

Жане П. Психологическая эволюция личности. – Москва : Академический Проект, 2010. – 400 с.

Лабунская В.А. Бытие субъекта: самопрезентация и отношение к внешнему Я // Субъект, личность и психология человеческого бытия : сб. статей под ред. В.В. Знакова, З.И. Рябикиной. – Москва : Ин-т психологии РАН, 2005. – С. 235–257.

Лабунская В.А. Эстетическая оценка своего лица и значимость внешнего облика для женщин, использующих различные практики проеобразования внешнего облика // Лицо человека как средство общения: междисциплинарный подход / отв. ред. В.А. Барабанщиков, А.А. Демидов, Д.А. Дивеев. – Москва : Когито-Центр, 2012. – C. 45–56.

Лакан Ж. Стадия зеркала и ее роль в формировании функции Я в том виде, в каком она предстает нам в психоаналитическом опыте // Ж. Лакан Инстанция буквы в бессознательном или судьба разума после Фрейда. – Москва : Логос, 1997. – С. 7–14.

Леонтьев Д.А. Тематический апперцептивный тест. – Москва : Речь, 2004. – 247с.

Рамси Н., Харкорт Д. Психология внешности. – Санкт-Петербург : Питер, 2011. – 256 с.

Тарханова П.М. Исследование влияния макро-и микросоциальных факторов на уровень физического перфекционизма и эмоционального благополучия у молодежи // Культурно-историческая психология. – 2014. – № 1. – С. 89–95.

Хрисанфова Л.А. Лицо человека. Системный подход // Лицо человека как средство общения: междисциплинарный подход / отв. ред. В.А. Барабанщиков, А.А. Демидов, Д.А. Дивеев. – Москва : Когито-Центр, 2012. – С. 115–142.

Шалыгина О.В., Холмогорова А.Б. «Телоцентрированность» современной культуры и ее последствия для здоровья детей, подростков и молодежи // Консультативная психология и психотерапия. – 2015. – Т. 23. – № 4. – С. 36–68.

Andrew, R., Tiggemann, M., & Clark, L. (2016) Predicting body appreciation in young women: An integrated model of positive body image. Body Image. Vol. 18, 34-42. 10.1016/j.bodyim.2016.04.003

Bailey, K.A., & Gammage, K.L. (2015) «It’s all about acceptance»: A qualitative study exploring a model of positive body image for people with spinal cord injury. Body image. Vol. 15, 24-34. doi: 10.1016/j.bodyim.2015.04.010

Cash, T.F. (2012) Cognitive-behavioral perspectives on body image. In T.F Cash (Ed.). Encyclopedia of Body Image and Human Appearance (334-342). London, UK, and San Diego, CA: Academic Press (Elsevier). doi: 10.1016/b978-0-12-384925-0.00054-7

Cash T.F., & Smolak, L. (2011) Body Image: A Handbook of Science, Practice, and Prevention. New York: Guilford Press.

Dohnt, H., & Tiggemann, M. (2006) The contribution of peer and media influences to the development of body satisfaction and self-esteem in young girls: A prospective study. Developmental Psychology. 42 (5), 929-936. doi: 10.1037/0012-1649.42.5.929

Halliwell, E. (2015) Future directions for positive body image research. Body Image. Vol. 14, 177-189. doi: 10.1016/j.bodyim.2015.03.003

Jellinek, R.D., Myers, T.A., & Keller, K.L. (2016) The impact of doll style of dress and familiarity on body dissatisfaction in 6- to 8-year-old girls. Body Image. Vol. 18, 78-85. doi: 10.1016/j.bodyim.2016.05.003

Jongenelis, M.I., Byrne, S.M., & Pettigrew, S. (2014) Self-objectification, body image disturbance, and eating disorder symptoms in young Australian children. Body Image. Vol. 11. Iss. 3, 290-302. doi: 10.1016/j.bodyim.2014.04.002

Slater, A., & Tiggemann, M. (2016) Little girls in a grown up world: Exposure to sexualized media, internalization of sexualization messages, and body image in 6-9 year-old girls. Body Image. Vol. 18,19-22. doi: 0.1016/j.bodyim.2016.04.004

Tatangelo, G., McCabe, M., Mellor, D., & Mealey, A. (2016) A systematic review of body dissatisfaction and sociocultural messages related to the body among preschool children. Body Image. Vol.18, 86-95. doi: 10.1016/j.bodyim.2016.06.003

Для цитирования статьи:

Каминская Н.А. Психологиеские средства формирования личностью образа своего внешнего облика: качественное исследование. // Национальный психологический журнал. – 2017. – № 1(25). – С. 72-83.

Kaminskaya N.A. (2017). A qualitative research on the psychological means of developing one’s personal image and appearance. National Psychological Journal. 1, 72-83.

О журнале Редакция Номера Авторы Для авторов Индексирование Контакты
Национальный психологический журнал, 2006 - 2017
CC BY-NC

Все права защищены. Использование графической и текстовой информации разрешается только с письменного согласия руководства МГУ имени М.В. Ломоносова.

Дизайн сайта | Веб-мастер