ISSN 2079-6617 (Print)
ISSN 2309-9828 (Online)
Ru | En
РПО
Факультет психологии МГУ имени М.В. Ломоносова
Главная RSS Поиск
Приглашение к публикации

ГлавнаяВсе статьи журналаНомера

Собкин В.С., Климова Т.А. Лев Выготский между двух революций: к вопросу о политическом самоопределении ученого. // Национальный психологический журнал. – 2016. – № 3(23). – С. 20-31.

Автор(ы): Собкин В.С.; Климова Т. А.;

Аннотация

В статье представленны тексты трех ранее неизвестных журнальных заметок Л.С. Выготского и комментарии к ним. Эти тексты опубликованы им в середине июля и начале сентября 1917 года в еврейском еженедельнике «Новый путь» под псевдонимами «Л.С.» и «W». В данных текстах Выготский описывает особенности политического поведения еврейского населения черты оседлости в связи с революционными событиями, происходящими в России. При этом он отмечает, с одной стороны, явное расхождение между активизацией партийной работы и политической риторики, а с другой – снижение значимости проблем еврейской общинной жизни. В качестве одной из ключевых характеристик социально-психологического самочувствия еврейского населения в провинции Выготский отмечает абсентеизм – отсутствие интереса к политике. Параллельно ученый фиксирует нарастание в еврейской среде неуверенности и страха по поводу будущих политических и социально-экономических преобразований в России. В комментариях к заметкам Выготского даются определения, касающиеся особенностей деятельности различных еврейских политических партий и общественных организаций, приводятся сведения о различных политических документах и персоналиях, характеризуется социально-политическая обстановка перед выборами в Учередительное собрание. Особое место уделено анализу стилистики и структурных особенностей построения комментируемых текстов. Путем выявления неявных цитирований устанавливается взаимосвязь текстов Выготского с произведениями других авторов. Особое внимание уделяется моментам, касающихся обращения автора к религиозным текстам, что позволяет выделить характерную особенность «двойного видения» ученым реальных событий революции на фоне истории еврейского народа. Комментарии помогают вычленить особенности политической самоидентификации молодого Выготского в период между двумя революциями, что важно для изучения его биографии и понимания особенностей становления его мировоззрения.

Страницы: 20-31
Поступила: 08.09.2016
Принята к публикации: 20.09.2016
DOI: 10.11621/npj.2016.0303

Разделы журнала: История психологии;

Ключевые слова: культурно-историческая психология; социокультурный контекст; Л.С. Выготский; Выготский Л.С.; политическое самоопределение ученого; стилистика текста;

PDF: /pdf/npj-no23-2016/npj_no23_2016_020-031.pdf

Доступно в on-line версии с 30.10.2016

Настоящая статья продолжает цикл наших публикаций, посвя­щенных раннему периоду жизни и творчества Л.С. Выготского (Собкин 1981, 2015 а, б; Собкин, Климова 2016; Собкин, Леонтьев 1994; Собкин, Мазано­ва 2014 а, б, в, г, 2015 а). Она базируется на трех небольших заметках, опубликованных им в еженедельнике «Новый путь» в июле и сентябре 1917 года. Этот еженедельник был посвящен вопросам еврей­ской жизни. Выходил он на русском язы­ке и издавался в Москве с января 1916 г. до октября 1917 г. (редактор издания С.С. Коган, главный редактор известный впоследствии советский ученый-юрист, криминолог, специалист по уголовному праву, член-корреспондент Академии наук А.Н. Трайнин).

Еженедельник «Новый путь» являлся из­данием принадлежащим левому направ­лению, что и отражалось в содержании публикуемых материалов, касающихся как проблем внутренней еврейской жиз­ни, так и общих вопросов культуры и по­литики. В еженедельнике печатались известные юристы, политики, деятели науки и культуры (О.И. Грузенберг, А.М. Эфрос, С.Г. Лозинский, Г.А. Ландау, Ю.И. Айхен­вальд, Л.И. Кацнельсон и др.).

Общую целевую ориентацию журна­ла, выходящего на русском языке, опре­деляло стремление к взаимодействию еврейской и русской культур. В качест­ве примеров можно привести статью А.М. Эфроса «Чехов и евреи», его же пу­бликации о творчестве М.З. Шагала, ста­тью Е.Д. Кусковой «Евреи и русская ин­теллигенция», публикацию С.Я. Штрайха «Еврейские отношения И.И. Мечникова» и др. Принципиальная позиция ежене­дельника по еврейскому вопросу отра­жалась и в работах такого видного юриста, как О.И. Грузенберг (1866–1940).Он выступал в качестве адвоката по наибо­лее крупным в те годы еврейским де­лам (например, обвинение евреев горо­да Орша в нападении на крестьянское население из побуждений религиозной вражды, дело о кишиневском погроме, дело Д. Блондеса, дело М. Бейлиса и др.).

Обращает на себя внимание тот факт, что многие авторы еженедельника «Но­вый путь» не только имели базовое юри­дическое образование, но и параллельно занимались преподавательской деятель­ностью (О.И. Грузенберг, А.Н. Трайнин, Ю.И. Айхенвальд).Возможно, именно этим и объясняется приглашение Л.С. Выготского, как студента юридического факультета Московского университета и, одновременно, студента филологиче­ского факультета Московского город­ского народного университета имени А.Л. Шанявского для работы в журна­ле. Лев Семенович работал в этом еже­недельнике в качестве технического се­кретаря, что подтверждается справкой из его личного дела, хранящегося в Цен­тральном Государственном архиве: ЦГА РСФСР. -Ф.2306. – Оп.42. -Д.499. -Л.11 (Вы­годская, Лифанова,1996, С.39).

Помимо обязанностей технического секретаря еженедельника Выготский так­же активно публиковался на его страни­цах. За полтора года работы в журнале, как нам удалось установить, им было опу­бликовано 11 материалов разного жан­ра. Наряду с литературно-критическими статьями об Андрее Белом, М.Ю. Лермон­тове, юбилейной статьи, посвященной памяти еврейского писателя и общест­венного деятеля И.Л. Гордона, Выготским были опубликованы также три статьи, где центральным является вопрос о сопостав­лении исторических событий общест­венно-культурной жизни евреев с совре­менными процессами, происходящими в России. Это статьи «Траурные строки (День 9-го ава)», «Мысли и настроения (строки к Хануке)», «Avodimhoinu».

Кроме перечисленных работ, с марта по сентябрь 1917 года на страницах еже­недельника «Новый путь» выходит ряд пу­бликаций Выготского, которые являются непосредственным откликом на полити­ческие события, связанные с февральской революцией. Поскольку это небольшие, как правило, репортерские и информаци­онные заметки, печатающиеся в разделах еженедельника «Еврейство в дни револю­ции» и «В провинции», то они не включа­лись в библиографические списки работ Выготского и практически до настояще­го времени не были известны. Между тем, на наш взгляд, эти публикации интересны не только в информационном плане, но и потому, что позволяют (это представ­ляется нам наиболее важным) охаракте­ризовать своеобразие реакций самого Выготского на февральскую революцию и последующие затем события вплоть до октября 1917 года.

В статье мы приведем три неболь­шие журнальные заметки Л.С. Выготско­го, снабдив их необходимыми, на наш взгляд, пояснениями. Когда мы коммен­тировали эти работы, для нас, в первую очередь, было важно кратко реконстру­ировать тот социально-политический контекст, детали которого «стерлись из памяти» за прошедшие сто лет и не всег­да понятны современному читателю. Это касается как роли различных поли­тических еврейских партий (Бунд, СЕРП, Поалей-Цион и пр.), так и деятельности разнообразных еврейских обществен­ных организаций (ЕПО, ОЗЕ, ОРТ и др.). Помимо этого, нам нужно было обра­тить внимание читателей и на то, как Выготский свободно ориентируется в деталях общественной и политической жизни еврейского населения в России.

Другим важным обстоятельством, стимулировавшим нашу работу, яви­лось желание выделить те содержа­тельные оценки Выготского, которые характеризуют особенности реакций еврейского населения России на рево­люционные события. Заметим, что это, с определенными оговорками, позволяет реконструировать и собственную смы­словую позицию Выготского в период кардинальных социально-экономиче­ских трансформаций в ситуации поли­тической и ценностно-нормативной не­определенности. При этом подчеркнем, что процессы национальной и политической самоидентификации выступают у него в органическом и неразрывном единстве. И здесь следует отметить, что Выготский тонко улавливает в настрое­ниях еврейского населения предчувст­вие будущей трагедии.

Предваряя представляемый материал, отметим, что в этих небольших заметках отчетливо проявляется принципиально важная для Выготского оппозиция пар­тийной и общественной деятельности: «мертвой работы» и живой общинной жизни. В контексте его дальнейших собственно психологических исследова­ний это противопоставление представ­ляется нам крайне важным. Во-первых, встречающаяся у него метафора «мер­твая работа» сводит «живую» социальную деятельность к функционированию, деформации фундаментальных смыслов общественной деятельности. Во-вторых, еврейская община выступает у него как фундаментальная социальная единица, которая сохраняет, воспроизводит и, в то же время, развивает национально- культурные традиции народа.

И, наконец, еще одна линия, опреде­ляющая содержание наших коммента­риев, связана с желанием выявить сти­листические особенности построения текстов Выготского, вскрыть их своеобразные взаимоотношения как с рабо­тами других авторов (путем выявления неявных цитирований), так и с более ранними и последующими текстами са­мого Выготского.

Публикуя эти небольшие заметки Вы­готского, мы пользуемся современными нормами русского языка за исключени­ем тех случаев, когда автором намерен­но используются грамматические нарушения.

После этого краткого вступления пе­рейдем к самим текстам и нашим ком­ментариям к ним.

«Новый путь» № 24-25, от 15 июля 1917 г., стб. 30–31.

Рубрика «В провинции».

Гомель.

Выборы в Городскую Думу 1.

Только что закончились выборы в Городскую Думу. Результаты их представляют значительный общественный интерес, как ценные показатели силы и влияния отдельных партий и групп в еврейском населении довольно большого провинциального центра.

Всего еврейскими партиями и общественны­ми группами, как таковыми, было выставлено пять списков. Кроме того, Бунд 2 блокировался с местными организациями Рос. Соц.-Дем. Раб. Партии 3, партии социалистов-революционеров 4 и польского социалистического объединения 5, и поэтому отдельного списка не выставил, но внес своих кандидатов в общий список социалистического блока. Любопытно попутно отметить, что остальные еврейские социалистические пар­тии (объединенная партия – «Серп» 6 и с.-т. – и «Поалей-Цион» 7) не примкну­ли к общему социалистическому блоку и образо­вали еврейский социалистический блок.

Были отдельные кандидаты-евреи и в общих списках (домовладельцев, большевиков и т.д.).

В общем, число всех евреев-гласных (при общем их количестве в 101 челов.) составляет 52 человека, что приблизительно соответствует численному соотношению городского населения.

Значительное преобладание социалистов (все­го 65 чел.) сказалось и на еврейских списках. Помимо большого количества голосов, отданных Бундом общему социалистическому списку, первое место занимает список еврейского социалистиче­ского блока, из которого прошло 12 чел. Затем идут сионисты (7 чел.), национально-религиоз­ная организация (4 чел.) и группа беспартийных общественных деятелей (2 чел.).

Чрезвычайно показательна последняя цифра. Крайний неуспех, выпавший на долю популярных местных общественных деятелей (выборщики в Г. Думу, члены всяких еврейских комитетов и т.д.), хотя и объясняется отчасти недо­статочной активностью группы во время пред­выборной кампании, но все же красноречиво свидетельствует о коренном перемещении обще­ственных симпатий и настроений.

Предвыборная кампания, против ожиданий, прошла не очень оживленно. Наибольшую деятельность развили социалисты и сионисты. Остальных и не было слышно.

В общем, выборы довольно верно отразили общественную жизнь города. Вся она сосредоточилась внутри партий, которые как будто и не встречаются друг с другом в своей работе. Большие еврейские проблемы и стоящие на очереди общееврейские практические вопро­сы (конференция, съезд, строительство общи­ны) проходят мимо всей этой деятельности. У местного обывателя создается невольное пред­ставление, будто все это существует где- то очень далеко. Бог еще знает, когда будет (да и существует ли вообще? да и будет ли?) и, во всяком случае, к нему никакого отношения не имеет. Это не может быть, именно, принято за общественное равнодушие. Напро­тив того: стоит только этим вопросам встать, как вокруг них произойдет страшное столкно­вение 8 вкусов, симпатий, взглядов, интересов, направлений, раздирающих на непримиримые ча­сти общество. Но пока мы проходим мимо всего этого – большого и трудного.

Л.С.

  1. «Гомель. Выборы в Городскую Думу» – заметка опубликована в еженедель­нике «Новый путь» от 15 июля 1917 в рубрике «В провинции» стб.30-31.Текст подписан инициалами Л.С. Дан­ная заметка Выготского, появившаяся в июле 1917, отражает особенности политических настроений населения, проживающего в «черте оседлости». Для ее понимания следует иметь вви­ду, что сразу после Февральской рево­люции началась подготовка выборов в Учредительное собрание. Времен­ное правительство России, принявшее на себя власть в стране после отрече­ния Николая II, должно было действовать только до созыва Учредительно­го собрания.14 июня 1917 года было объявлено, что датой выборов назначается 17 сентября 1917 года, а со­зыв самого Учредительного собра­ния назначен на 30 сентября. Однако впоследствии (9 августа 1917) поста­новлением правительства под пред­седательством А.Ф. Керенского дата выборов была перенесена на более поздний срок – 12 ноября 1917.

    В связи с объявлением даты выборов в Учредительное собрание (17 сен­тября) по всей России началась ак­тивная политическая работа по вы­борам местных представительных органов власти (городских, губерн­ских, окружных и др.). Эта ситуация и отражена в заметке Выготского о вы­борах в Городскую Гомельскую Думу.

  2. «Бунд» – название Всеобщего рабоче­го еврейского союза в Литве, Польше и России. Еврейская социалистиче­ская партия действовала в Восточ­ной Европе с 90-х годов XIX века и считала себя единственным предста­вителем интересов многочисленно­го еврейского рабочего класса в Бе­лоруссии. Это лево-социалистическая марксистская партия, выступавшая за национально-культурную автономию, светскую систему просвещения, развитие культуры на языке идиш. Бунд противопоставлял себя сионистским течениям, выступая против эмигра­ции евреев в Палестину. Идеология Бунда строилась на следующих че­тырех принципах: социализм, секу­ляризм, идишизм и доикайт (приверженность месту жительства: «там, где мы живем – там наша страна»).

    В 1890 году Бунд участвовал в I съе­зде РСДРП и вошел в партию на пра­вах автономной организации по во­просам еврейского пролетариата. На всех этапах своей деятельности Бунд активно участвовал в жизни общест­венных еврейских организаций и об­ществ (культурно-просветительских, филантропических и др.). После Фев­ральской революции его численность возросла до 30 тысяч человек. Под дав­лением представителей Бунда в Сове­тах рабочих и солдатских депутатов раз­ного уровня Временное правительство 20 марта 1917 года отменило все 140 за­конов и распоряжений, ограничиваю­щих права евреев во всех сферах обще­ственной жизни. В марте 1921-го года Бунд на территории России самоликви­дировался, часть членов была принята в РКП(б).

  3. «…местными организациями Рос. Соц.- Дем. Раб. партии…» – Российская соци­ал-демократическая рабочая партия создана в марте 1898 года с участием «Общееврейского рабочего союза в России и Польше». На II съезде в Лон­доне в 1903 году произошло ее разде­ление на меньшевиков и большевиков. При выборах центральных органов партии сторонники Ю.О. Мартова ока­зались в меньшинстве, а сторонники В.И. Ленина – в большинстве. Боль­шевики держали курс на гегемонию пролетариата в приближавшейся ре­волюции, стремились создать партию профессиональных революционеров. Меньшевики же опасались кримина­лизации партии. Мартовцы стояли за более свободную ассоциацию, ориен­тировались на либеральную буржуа­зию. В отличие от большевиков, слово «меньшевик» всегда было неформаль­ным – партия всегда именовала себя социал-демократической. Меньшеви­ки не выступали за установление про­летарской диктатуры в предстоящей революции, их идейный и теоретиче­ский уровень, как правило, был выше большевистского. Меньшевики счита­ли, что пролетариат должен действо­вать в коалиции с либеральной буржу­азией против самодержавия в России.

    Весной 1917 года большевики взя­ли курс на пролетарскую революцию и выделились в отдельную фракцию РСДРП(б).

  4. «…партия социалистов-революционе­ров…» – (ПСР) партия эссеров, возник­шая на модернизированной идеоло­гии народничества («Земля и воля», «Народная воля»), признающей ин­дивидуальный террор. Это наиболее многочисленная и самая влиятельная не марксистская социалистическая пар­тия. После Февральской революции 1917 года по своей численности она до­стигла миллионного рубежа, приобрела господствующее положение в местных органах политического самоуправле­ния и в большинстве общественных ор­ганизаций, победила на выборах в Уч­редительное собрание. Эссеры вошли в коалиционное Временное правитель­ство (февраль 1917) блокировавшись с меньшевиками-оборонцами. Членами партии были А. Керенский, Б. Савенков, М. Спиридонова и др.

  5. «…польского социалистического объ­единения» – (ПСО) сыграло боль­шую роль в октябрьском перевороте в Западной области. Во главе Объе­динения формально стоял Стефан Хельтман, который был членом поль­ской партии социалистов, но потом из нее вышел. Фактическим же ру­ководителем Объединения был Ста­нислав Берсон (уроженец Варшавы, 1895; расстрелян польскими легио­нерами 21.04.1919), участник борь­бы за установление Советской власти на белорусской земле. Один из руко­водителей Минской организации Со­циал-демократии Королевства Поль­ского и Литвы (СДКПиЛ). С 1917 года член РКП (б).

  6. «…объединенная партия «Серп»» – со­циалистическая еврейская рабочая партия («сеймовцы» или «сеймисты»); партия левого направления. Первая по­пытка создания СЕРП – декабрь 1905 года; в 1906-м состоялся первый съезд, на котором произошло избрание ЦК и принятие программы партии. В рево­люции 1905-1906 гг. СЕРП руководил стачками, участвовал в коаллиционных комитетах различных социалистиче­ских партий. Занимался организаци­ей отрядов еврейской самообороны и профсоюзным движением. Партия иг­рала заметную роль в студенческом движении, издательской деятельнос­ти. СЕРП имел значительное влияние в Витебской и Могилевской губерни­ях. СЕРП придерживался трех основных принципов: социализм, револю­ционная борьба против самодержавия, территориализм. В национальном во­просе придерживался принципа феде­рализма, необходимости националь­но-культурной автономии. При этом уделял особое внимание общинной жизни евреев, организации здравоох­ранения, поддержке социально слабых слоев населения, распространению знаний, организации потребительских и производственных товариществ, раз­решению проблем еврейской эмигра­ции, организации статистики по всем вопросам еврейской жизни. Считал необходимым созыв национального Учредительного собрания, создание экс-территориальных национальных сеймов, которые будут удовлетворять национально-культурные потребности той или иной нации. Единицей наци­онального самоуправления выступа­ет еврейская община (когал); отсюда одно из важных требований – демо­кратизация общинной жизни, созда­ние областных советов общин. В мае 1917 года СЕРПовцы объединились с сионистами-социалистами, которые в тексте заметки обозначены, как «с.- т.» (окончательное слияние и созда­ние объединенной еврейской социа­листической рабочей партии ОЕСРП произошло в августе 1917 года). ОЕСРП поддерживало Временное пра­вительство.

  7. «поалей-цион» – (рабочие сиона); ев­рейская социал-демократическая рабо­чая партия. Первая группа образовалась в 1901 году в Екатеринославле. Предста­вители этой партии придерживались особого понимания национальной ав­тономии в диаспоре (галуте). Разрабо­танная программа партии (1906 год) в частности предусматривала обобществление средств производства и переу­стройство общества на социалистиче­ских началах путем классовой борьбы еврейского пролетариата в рядах ин­тернациональной социал-демократии. Выступали за территориальную еврей­скую автономию в Палестине, активно участвовали в создании групп еврей­ской самообороны. После Февральской революции к лету 1917-го года численность партии резко увеличилась (до 16 тысяч). Партия блокировалась с мень­шевиками-интернационалистами, активно требуя созыва Учредительного собрания.

  8. «…стоит только этим вопросам встать … произойдет страшное столкнове­ние…» – Следует подчеркнуть, что за­метка Выготского появилась букваль­но накануне расстрела июльской мирной демонстрации в Петрогра­де (3-5/16-18 июля 1917 г.), которая была первоначально вызвана проте­стом против продолжения «войны до победного конца», а затем переросла в вооруженный протест против Вре­менного правительства. В этом отно­шении фраза, которой заканчивается заметка Выготского свидетельствует о его способности тонко чувствовать и различать общественно-политиче­ские настроения в стране.

  9. «Новый путь» № 29, от 3 сентября 1917 г., – стб. 29–31.

    Рубрика: «В провинции».

    Провинциальные заметки 9.

    Классическое «народ безмолвствует» 10, дума­ется мне, всего ближе определяет истинное положение дел в провинции. Не то, чтобы народ молчал: слова, слова и слова, речи, возраже­ния, декларации…

    Пожалуй, никогда и не было еще такого по­топа слов 11. Но в некотором ином смысле эти слова остаются глубоко справедливыми в прило­жении к провинциальному еврейству бывшей чер­ты оседлости 12 и оправданными живой действи­тельностью.

    С первого взгляда может показаться, что еврейское население живо отзывается на все происходящее в России, действенно участвует в строительстве новой государственности, «расширяет, углубляет и закрепляет завоевания революции» 13 на местах, что революция вызва­ла к жизни новые силы в еврействе, причастила всегда безучастное и стоящее в стороне провинциальное еврейство к огромной стихии поли­тики 14. В самом деле, митинги, организационные собрания, совещания, областные, губернские и районные конференции – явление повсемест­ное. Не только в столицах, как некогда, «гре­мят витии, кипит словесная война». От былой «вековой тишины» осталось очень мало 15.

    Но стоит лишь сколько-нибудь вниматель­но вглядеться во все это, чтобы заметить, что это одна только видимость, мертвая дея­тельность, топтание на месте. Вся политиче­ская деятельность заключена в узких пределах партийности, исчерпывается «учебными заняти­ями» организаций, которые выстраивают и пе­рестраивают свои ряды, декларируют что-то, совещаются, готовятся. Все это внутрипартий­ная работа. Партия с партией не соприкасает­ся даже, не встречается даже в своей работе, никто и ничто не выводит их в их деятельнос­ти из круга внутриорганизационного устро­ительства. А если и случается кому-нибудь выйти во-вне, то лишь в том случае, если того требуют общеполитические обстоятельст­ва: в Советах Рабочих Депутатов, в городских думах. В сфере же еврейской общественности нет такого вопроса или дела, которое стол­кнуло бы их друг с другом.

    Разумеется, это проистекает из того же са­мого: мертвая работа 16, ничем не связанная с текущей еврейской действительностью. Все, что совершается в пределах этой последней, проходит мимо, не задевая и даже не затрагивая «нормального» верчения по партийному кругу.

    Ни в одном почти городе черты вы не услы­шите, чтобы на совещаниях, докладах, ми­тингах, конференциях говорили об еврейском съезде 17. Разве вскользь и мимоходом. Общест­венное внимание даже не заинтересовано ни в какой степени съездом. Вопросы, которые вста­нут перед ним, нигде не дебатируются.

    Или взять к примеру строительство или ре­организацию общины. Мало того, что в этом направлении ничего не делается. Есть факт, по­чти повсеместный и чрезвычайно красноречиво свидетельствующий о настроениях провинциаль­ного еврейства. Этот факт – полнейшее отвлечение общественного внимания от всего того, что составляет жизнь еврейской общины. В го­родах с еврейским населением в несколько де­сятков тысяч общественные организации, во­круг которых еще так недавно кипела страстная борьба, остаются совершенно забытыми. ОПЕ, ОЗЕ, ОРТ 18, общества пособия бедным и пр., и пр. не могут созвать собрания из-за недо­статка интересующихся делами этих обществ. Положение беженских комитетов во многих ме­стах чрезвычайно тяжелое.

    Многие общественные учреждения переживают тяжелый кризис: нет деятелей. А ведь из все­го этого складывается общинная жизнь. В об­щем, община переживает несомненный и глубокий упадок.

    А нарождающаяся провинциальная печать го­ворит о кипучей деятельности, о вопросах грандиозной и подавляющей важности, вставших перед еврейством.

    Провинция по-прежнему привыкла думать, что не ей заниматься политикой: в центрах вид­нее. Только в городских самоуправлениях пар­тии «завоевывают позиции», энергично ведут выборную кампанию и подсчитывают силы. В общем, итоги выборов почти повсеместно таковы, что количество занимаемых евреями мест до­вольно точно соответствует численности мест­ного еврейского населения. Только изредка это затемняется блоками, соглашениями, абсентеиз­мом 19 и пр.

    Значительная часть провинциального еврей­ства, едва-ли даже не самая значительная, именно та, что осталась вне партий, не только политически глубоко равнодушна, не причащена революции, осталась вне политики, но и внутри еврейства не «само-определилась», не выявила своего отношения к разным течениям. А ведь за ней – решающее слово.

    В ее молчании 20 зреет, надо думать, великий раскол, но пока она единодушна в бездействии и безмолвии. Состояние растерянности и тяже­лого недоумения не покидает ее.

    Недоумение это едва-ли покрывается впол­не вопросами: как быть и с кем идти? Причины, несомненно, глубже и сложнее. Они лежат в том общем кризисе, сдвиге, который особенно остро и болезненно переживает именно провинциальное еврейство.

    Неудачная проба политикой и отрицательная реакция на революцию только частные проявле­ния общего кризиса. Значительная часть еврей­ства осталась аполитичной и действенно вне революции.

    И если партии хотят на нее рассчитывать, они должны не политически воспитать массы, а заново создать из нее «политические еврей­ские массы». До сих пор не произнесено еще такое слово, которое обратило бы ее к поли­тике.

    Единственное, на что живо отзывается про­винциальное еврейство, это то, что осталось от старого, и на что отзываться все привыкли. Погромные попытки 21, правда, не очень серьез­ного характера, но все же далеко не единичные и не ничтожные, все растущее антиеврейское настроение в населении, – все это привлекает к себе тревожные взоры всех. Пессимистические настроения в этом вопросе далеко не редки. Все общегосударственные затруднения (продо­вольственный вопрос, спекуляция, большевизм, вопрос о власти и пр.) здесь неизбежно преломляются через призму обостренного нацио­нального вопроса.

    Этими тремя чертами – напряженной партий­ной «политикой», полнейшим упадком общинных дел в связи с безразличием к большим обще-ев­рейским вопросам и, наконец, тревожным всматриванием в «погромные горизонты» – опреде­ляются, пожалуй, важнейшие моменты в жизни и настроениях провинциального еврейства бывшей «черты».

    Я знаю, конечно, что освещение, которое придают всему этому настоящие строки, не­сколько противоречит общепринятому типу про­винциальных описаний. Может быть, здесь взята и слишком пессимистическая нота. Но, как го­ворит Талмуд, всякий видит то, что ему мере­щится 22.

    Л.С.

  10. «Провинциальные заметки» – данный текст опубликован в еженедельнике «Новый путь» № 29 от 3 сентября 1917 года, в рубрике «В провинции», стб.29-31.Заметка подписана инициала­ми Л.С.

  11. «…народ безмолвствует» – отсылка к за­ключительным словам последней сце­ны трагедии «Борис Годунов» (1825) А.С. Пушкина.

    Боярин Масальский, один из убийц вдовы Бориса Годунова и ее сына объ­являет:

      ·Народ! Мария Годунова и сын ее Фе­одор отравили себя ядом. Мы виде­ли их мертвые трупы (Народ в ужа­се молчит).

      ·Что ж вы молчите? Кричите: да здравствует царь Димитрий Ивано­вич! (Народ безмолвствует).

    Эта заключительная ремарка является ярчайшим примером смыслового обо­бщения, примером «вбирания смысла словом». Здесь различные сюжетные линии трагедии, связанные со взаи­моотношениями, с борьбой за власть, верностью и предательством – пере­водятся на совершенно иной уровень, когда политическая интрига между различными группами переходит на уровень отношений «власти и наро­да». Заметим, что именно этот аспект замыкания разных линий и уровней развития действия был принципиаль­но важен для Выготского при анализе произведений искусства. Так, например, сопоставление «семейной драмы» Гамлета (отношения с матерью, дядей, Офелией) – с одной стороны, и собст­венно политический конфликт (Гам­лет – Фортинбрас) – с другой, Выгот­ский делает центральным моментов в работе над «Гамлетом».

    Саму же фразу «народ безмолвству­ет» принято рассматривать как от­чуждение народа от власти. Причем интерпретации здесь могут быть раз­личны, о чем свидетельствуют и многочисленные режиссерские решения по сценическому воплощению этой трагедии. Например, это может ин­терпретироваться иносказательно как безропотное послушание народа власти, отсутствие желания, воли, смелости защищать свои интересы. Возможно и противоположное пони­мание: когда народное чувство ориен­тировано на иную нравственную си­стему ценностей и в этом отношении молчание – является нравственной позицией неприятия лживой власти.

    Таким образом, уже в самом начале заметки Выготский, своей отсылкой к Пушкину, задает читателю «особый нравственный камертон», который не­обходимо удерживать для ее понима­ния.

    Современному читателю стоит обра­тить внимание также и на саму дату пу­бликации заметки – начало сентября 1917 года. Напомним, что после отре­чения Николая II и перехода власти к Временному правительству предпо­лагалось проведение Учредительного собрания, на котором и должна была быть сформирована легитимная власть в стране. Причем первоначально выбо­ры в Учредительное собрание были назначены как раз на сентябрь (17 сен­тября 1917 г.). Однако политическая обстановка в Петрограде была крайне напряженной: практически сразу по­сле отречения Николая II (уже 2 марта 1917 г.) по сути установилось двоевла­стие между Временным правительст­вом и Петроградским советом, которое просуществовало до начала июля. По­сле неудачного наступления на фрон­те (3–4 июля 1917 г.) большевиками была организована политическая де­монстрация и предпринята попытка свержения Временного правительства. Демонстрация была расстреляна, на большевиков обрушились репрес­сии, и, таким образом, Временному правительству удалось подчинить себе Советы. К сентябрю социально-поли­тическая ситуация вновь крайне обо­стрилась: неудачи на фронте, раскол РСДРП, ориентация фракции больше­виков на пролетарскую революцию пу­тем вооруженного восстания и т.д.

  12. «…слова, слова и слова… не было еще та­кого потопа слов» – комментируя это место, на наш взгляд, следует обратить внимание на три момента.

    Во-первых, здесь очевидна отсыл­ка к трагедии «Гамлет». Ответ Гамлета на вопрос Полония («Что вы читаете, принц? – …слова, слова, слова…»). Эта фраза стала крылатым выражением, обозначающим пустоту и бессодержа­тельность.

    Во-вторых, заметим, что фраза «сло­ва, слова и слова» – это не точное ци­тирование Шекспира. С нашей точки зрения здесь возможна и неявная от­сылка Выготского к рассказу А.П. Че­хова, который именно так и называл­ся: «Слова, слова и слова». Напомним, это рассказ о проститутке и телегра­фисте. Парафраз из Гамлета у Чехова явно не случаен, поскольку оба героя его рассказа, играя в искренность, врут друг другу, будто в дурном спектакле: демонстрируют не живое поведение, а расхожие штампы, литературщину. Поэтому рассказ и заканчивается сло­вами: «Пошлая музыка!». Если иметь ввиду отмеченный контекст, то тогда использование Выготским этого рече­вого оборота («слова, слова и слова») имеет еще и явно выраженную оце­ночную характеристику – фальши и пошлости той политической ритори­ки, которая, по его мнению, характер­на для данного периода.

    В-третьих, забегая вперед, эту фразу стоит соотнести с финальной фразой заметки: «как говорит Талмуд, всякий видит то, что ему мерещится». Если в этой связи обратиться к Талмуду, то фраза «слова, слова, слова», комменти­руемая в Вавилонском Талмуде может быть соотнесена с проблемой речево­го воздействия: «Не ходи сплетником среди народа твоего; не стой на кро­ви ближнего» (Талмуд, Ваикра (Левит) 19:16). Высказывания подобно «сло­весным ударам» могут иметь разру­шительный характер и приносить невозместимый ущерб. Таким образом, здесь можно отметить еще один смы­словой аспект: агрессивность – небез­обидность «потопа слов». Заметим, не потока, а именно «потопа» слов, что неявно отсылает читателя к библей­скому контексту.

  13. «…бывшей черты оседлости» – грани­ца территории, за пределами которой запрещалось постоянное жительство евреям. Здесь важно обратить внима­ние на использование Выготским сло­ва «бывшей». Дело в том, что 2 мар­та 1917 г. Временное правительство в своей первой Декларации объяви­ло о необходимости отмены всех со­словных, вероисповедальных и национальных ограничений. В ночь на 21 марта 1917 г. такой декрет и был под­писан; в тот же день он вступил в силу; евреи стали полноправными гражда­нами России. Именно этот аспект сло­жившейся новой социально-экономи­ческой и социокультурной ситуации и подчеркивает Выготский, характе­ризуя черту оседлости, как бывшую. С нашей точки зрения на актуальность переживания Выготским новой гражданской идентичности, выразив­шейся в данной фразе, следует обра­тить специальное внимание.

  14. «…расширяет, углубляет и закрепляет завоевания революции» – ключевые слова революционной риторики, ре­чевое клише многократно встречаю­щееся в социально-политическом ди­скурсе революционного периода.

  15. «…причастила всегда безучастное и стоящее в стороне провинциальное еврейство к огромной стихии поли­тики» – данная фраза, на наш взгляд, в смысловом отношении представляет особый интерес. Дело в том, что иуда­изм (так же как и ислам) не знает Таинства причастия. Причастие появляется только в христианстве, и заключает­ся в освящении хлеба и вина как Тела и Крови Иисуса Христа. Причащение – (вкушение хлеба и вина) позволя­ет верующему соединиться с Богом; оно необходимо человеку для спасе­ния души.

    В этой связи оборот «причащение ев­рейства» в обычном понимании являет­ся оксюмороном (стилистический при­ем, сочетание несочетаемого). Поэтому «причащение еврейства» может рассма­триваться как приобщение к чужому, чу­ждому. Вместе с тем, в данном контексте, подобная фраза может иметь и другой смысл: приобщение к другой вере, к той новой духовности, которой и должна служить революция. Стоит добавить, что стилистика данного фрагмента характе­ризует, с нашей точки зрения, и ценност­ные ориентации самого Выготского. С одной стороны, это явное ощущение себя на границе двух культур (иудаизма и христианства): он пишет о евреях и при этом задействует глубинные культур­но-смысловые контексты христианства (причащение). С другой стороны – «при­чащение революцией» – позволяет выя­вить определенные смысловые оттенки позитивного отношения Выготского к событиям Февральской революции.

  16. «…как некогда «гремят витии, кипит словесная война» … от былой вековой тишины осталось мало…» – закавычен­ные фразы взяты Выготским из сти­хотворения Н.А. Некрасова 1860 г.:

    В столицах шум, гремят витии,

    Кипит словесная война,

    А там, во глубине России —

    Там вековая тишина.

    Лишь ветер не дает покою

    Вершинам придорожных ив,

    И выгибаются дугою,

    Целуясь с матерью-землею,

    Колосья бесконечных нив…

    В этом стихотворении выразился скептицизм Некрасова по поводу на­мечающихся «великих реформ» и «смелости» статей, публиковавших­ся в столичной печати. Стихотворение не было пропущено цензурой. Из­вестен его первый вариант (1857 год – письмо И.С. Тургеневу). Сравнение разных фрагментов текста показыва­ет, что определение «вековая тиши­на» появляется лишь в позднем вари­анте. Первоначально же были такие строки: «а там, во глубине России, / Что там? ...Бог знает… Не поймешь! /… Стоит такая тишина». Затем появился еще вариант: «Что там? немая тиши­на…». И наконец, – «вековая тишина». Заметим, что подобные замены, фик­сируют своеобразное «нащупывание смысла», определяющего для Некра­сова фундаментальную характеристи­ку состояния России. Это состояние, конечно, чувствует и Выготский, со­храняя ключевое противопоставление «вековой тишины» и «политического витийствования» в связи с ожиданием реформ. Подчеркнем, что Некрасов­ское иронически-пренебрежительное отношение к самой возможности по­литических перемен оказывается важ­ным для Выготского при оценке ситу­ации осени 1917 года. Добавим, что употребление старомодного слова «вития» (красноречивый человек, ре­чистый, краснобай…) восходит к А.С. Пушкину, к его знаменитому стихот­ворению «Клеветникам России» («О чем шумите вы, народные витии?»). Напомним, что в данном стихотво­рении Пушкин специально акценти­рует внимание на внутренних нацио­нальных отношениях в России: «спор славян между собой» – фраза, ставшая крылатой.

  17. «…мертвая работа» (см. также выше «мертвая деятельность») – на наш взгляд, данная характеристика чело­веческой работы (деятельности) как мертвой в психологическом плане яв­ляется крайне важной. По сути дела, метафора Выготского заостряет противопоставление живого и мертвого дела. Последнее характеризует соци­альное функционирование, лишенное внутренних связей с глубинными основаниями жизни личности в про­странстве культуры. Подчеркнем, что для понимания последующих, собственно психологических исследований Выготского, оппозиция «живое-мер­твое» оказывается концептуально важ­ной. Это особое видение феномено­логии психологических явлений как живых проявлений характерно для Выготского. Например, напомним сопоставление живого слова и мертвого слова, которое задано в качестве своеобразной поэтической рамки к седьмой главе книги Выготского «Мыш­ление и речь». Так, эпиграфом к главе взята фраза О. Мандельштама: *«Я слово позабыл, что я хотел сказать, и мысль бесплотная в чертог теней вернется», заканчивается же эта глава и вся кни­га фразой из стихотворения Н. Гумиле­ва: «и как пчелы в улье опустелом дурно пахнут мертвые слова».

    Среди последователей Выготско­го особый акцент на необходимость учета живой психологической реаль­ности делал В.П. Зинченко, обсуждая, например, «живое движение» в своей монографии «Посох Мандельштама и трубка Мамардашвили». В этой связи можно вспомнить и приводимый А.Н. Леонтьевым в своих лекциях пример с заключенными, которых заставляли выполнять «мертвую работу»: носить ведра с водой из одной проруби в дру­гую. При этом Леонтьев подчеркивал важность оживления деятельности, придания ей смысла, что и актуализи­ровало возможность личностного самостояния у заключенных.

  18. «…говорили об еврейском съезде» – для понимания самой темы о необходи­мости созыва еврейского съезда важ­но иметь ввиду, что данный вопрос возник в связи с принятием поста­новления Временного правительст­ва, которое было подготовлено Ми­нистром юстиции (на тот момент эту должность занимал А. Керенский) при участии членов Политического и ин­формационного бюро при евреях-де­путатах Четвертой Государственной Думы. Этим законодательным актом (опубликован 22 марта 1917 г.) отменялись все «ограничения в правах российских граждан, обусловленные принадлежностью к тому или ино­му вероисповеданию, вероучению или национальности». В России по­добные ограничения регулировали около 140 нормативных документов. Таким образом, принципиально ме­нялась вся нормативная база, регулирующая политическую, социаль­но-общественную и экономическую жизнь евреев и других национально­стей, проживающих в России. Именно в этой связи возникла необходимость созыва Всероссийского еврейского съезда, который должен был выработать требования для предъявления их правительству еще до созыва Учредительного собрания, первоначально намеченного на сентябрь 1917 года. Подчеркнем, что идея о необходи­мости созыва еврейского съезда выд­вигалась представителями различных еврейских партий. Приведем в качестве иллюстрации фрагмент ре­золюции «Об осуществлении наци­онально-культурной автономии» X Конференции Бундта, которая состо­ялась в апреле 1917 года:

    «Особым законом Учредительного собрания должны быть установле­ны публично-правовые учреждения, местные, областные и общегосудар­ственные, избранные на основе все­общего, равного, прямого и тайного избирательного права, без различия пола, для организации и руководства всей культурной жизнью еврейской нации в России…».

    Необходимо подчеркнуть, что именно на принципиальную важность созы­ва Всероссийского еврейского съезда и обращает здесь внимание Выгот­ский, понимая, как юрист, что снятие ограничений требует подготовки но­вой нормативно-правовой базы, регу­лирующей жизнь евреев, и, в первую очередь, жизнь еврейской общины как основной социальной структуры. С определенными оговорками, мож­но предполагать, что само понимание важности социальных отношений (в данном случае их нормативно-пра­вового регулирования) выступает как один из ключевых принципов, на ко­торых впоследствии и будет строить­ся культурно-историческая психоло­гия: вне культурной среды оказывается невозможным и становление национальной идентичности. Заметим, что подобное понимание, формулируе­мое молодым Выготским на идеоло­гическом уровне, существенно расши­ряет традиционные представления о культурном развитии как о знаковом опосредовании. Как следует из текста заметки Выготского, именно в организации общинной жизни он и видел ту структурную социальную единицу, которая обеспечивает формирование и становление национально-культур­ной самоидентификации.

    Возвращаясь к теме о необходимо­сти созыва общееврейского съезда, важно иметь ввиду, что существовала и иная точка зрения. Так, например, крупнейший историк, изучавший осо­бенности жизни евреев в России, С.М. Дубнов по поводу созыва еврейского съезда писал: «Можно ли закладывать фундамент во время пожара?».

  19. «ОПЕ, ОЗЕ, ОРТ, общество пособия бедным и проч…» – благотворитель­ные еврейские общества социальной направленности. Следует отметить, что благотворительность является ос­новой существования еврейской об­щины, позволяя ощутить связанность людей друг с другом, обязывая их по­могать своему ближнему.

    ОПЕ – Общество по распространению просвещения между евреями в России, одна из старейших еврейских общест­венных организаций. Ее устав был ут­вержден правительством в октябре 1863 года. Общество поддерживалось купеческой элитой и другими предпринимателями. В его деятельности участвовали представители еврейской культуры, боровшиеся против рели­гиозного консерватизма еврейских масс. Общество поддерживало науч­ные исследования и художественное творчество. Особое внимание уделя­лось поддержке студенчества.

    Следует отметить, что в Гомеле в этот период руководил ОПЕ отец Выгот­ского – Симха (Семен) Львович Вы­годский, что в частности подтвер­ждается и текстом поздравления еврейского поэта Х.Н. Бялика, которое было опубликовано в журнале «Новый путь» (за 1916 г., № 13-14 от 24 апреля 1916 г.с.44-46) и подписано: «Комитет Гомельского Отделения ОПЕ, Предсе­датель С. Выгодский». Опубликован­ный текст этого поздравления, как память хранится в архиве семьи Вы­готского.

    ОЗЕ – Общество здравоохранения ев­реев возникло по инициативе группы еврейских общественных деятелей в августе 1912 года в Петербурге. Це­лью общества являлось изучение са­нитарно-гигиенических условий жиз­ни евреев, распространение среди них актуальной информации, связан­ной с медициной и гигиеной. Одной из главных целей общества являлось создание среди евреев единой обще­ственной службы здравоохранения. Общество вело активную работу по охране материнства и младенчества; расширяло сеть ясель, детских садов, летних лагерей; организовывало амбулатории и диспансеры, передвиж­ные поликлиники, поддерживало бес­платное обеспечение нуждающихся лекарствами, занималось обследова­нием физического и психического состояния еврейских масс. К августу 1917 года действовало 45 филиалов ОЗЕ в 35 губерниях.

    ОРТ – Общество ремесленного и зем­ледельческого труда, организация ко­торая ставила своей целью распро­странение среди евреев и поощрение квалифицированного профессио­нального и сельскохозяйственного труда. Основная идея создания это­го общества принадлежала видно­му ученому и писателю, профессору физиологии в Санкт-Петербургском университете Н. Баксту, который был убежден, что лишь образование и обучение полезным профессиям обес­печат будущее российского еврейст­ва; нищие и угнетенные евреи «черты оседлости» просто не выживут, если не научатся своим трудом обеспечи­вать себя и свои семьи. Бакст не толь­ко продумал план создания организа­ции, но и убедил в значимости своего замысла крупного железнодорожно­го магната Самуила Полякова (1836– 1888). Благодаря усилиям барона Г. Гинцбурга удалось добиться благосклонности властей, и 22 марта 1880 года было получено разрешение на образование Временного комитета ОРТа. В его состав вошли наиболее видные еврейские предпринимате­ли, петербургский раввин и предста­вители столичной еврейской интеллигенции. Был создан специальный фонд по поддержке деятельности ОРТа. Фонд содействовал экономиче­скому оздоровлению русского еврей­ства (помощь в переселении реме­сленников за черту оседлости, ссуды на покупку оборудования, помощь сельскохозяйственным поселениям, создание более сотни профессиональных школ). Во время первой ми­ровой войны фонд оказывал помощь беженцам, переселенцам, помогал в поиске работы, в организации курсов обучения для взрослых. В настоящее время ОРТ является влиятельной Все­мирной еврейской просветительской и благотворительной организацией.

  20. «абсентеизм» — уклонение избирате­лей от участия в голосовании на выбо­рах (от латинского absens, absentis — отсутствующий, англ. absenteeism), в более широком понимании, полити­ческое поведение, характеризующе­еся бездействием; уклонение от ка­кого-либо политического участия (электорального поведения, партий­ной деятельности, участия в митингах и демонстрациях и т.д.).

  21. «В ее молчании…» – в организации тек­ста на наш взгляд появление этой фра­зы важно, поскольку композиционно возвращает читателя к самому нача­лу статьи: «народ безмолвствует». За­метим, что для стилистики работ Вы­готского этот момент своеобразного повтора, «замыкания» начала и конца текста весьма характерен и подчерки­вает целостность смыслового содер­жания. В данном случае безмолвие – политическое самоустранение, абсен­теизм, выступают как самоустранение чисто внешне. Внутри же еврейства, и это чувствует Выготский, зреет явный раскол.

  22. «Погромные попытки…» – в связи с рез­ким ухудшением экономического по­ложения и неудачами на фронте стало распространяться мнение, что в основ­ном именно евреи выиграли от сверже­ния самодержавия. Так, в апреле 1917 года комиссар Временного правитель­ства докладывал из Одессы, что анти­еврейские настроения очень сильны и «эксцессы вполне возможны». В Петрог­раде и других городах стали появляться прокламации, призывающие к погрому, а также периодические антисемитские издания. Еврейские погромы прошли в 60 населенных пунктах: Киевской, По­дольской и Волынской губерниях. По решению сельских сходов евреев нача­ли изгонять из деревень. Вспышки ан­тисемитизма летом 1917 года прохо­дили на фоне всеобщего хаоса, а порой и полного безвластия: вновь созданная милиция была плохо организована, су­дебные органы бездействовали, в губер­ниях начались самосуды.

  23. «как говорит Талмуд, всякий видит то, что ему мерещится» – здесь Выготский ис­пользует характерный для него художественный прием возвращения к теме и ключевым словам, заданным в начале статьи. Как мы уже отмечали выше во фразе «слова, слова и слова» также со­держится не явная отсылка к Вавилон­скому Талмуду (подробнее см.коммент.11). Заметим, что фиксация «пессими­стической ноты» и параллельная от­сылка к Талмуду позволяет нам сделать вывод о том, что Выготский пытается расширить горизонт видения конкрет­ных проблем в контексте исторической судьбы еврейского народа. И это осо­бый культурно-исторический масштаб рассмотрения проблем.

  24. «Новый путь» № 29, от 3 сентября 1917 г., – стб. 31–32.

    Рубрика: «В провинции».

    Гомель.

    Конференция с.-д 23.

    Закончившаяся недавно губернская конфе­ренция социал-демократической партии, происходившая в Могилеве – губ., была посвящена вопросам, связанным с выборной кампанией в Уч­редительное Собрание. Правда, подготовка к вы­борам началась далеко не всюду, но социал-демократы опередили все остальные партии в смысле наиболее энергичной деятельности.

    Первым был разрешен вопрос о списке канди­датов. Решено было идти отдельно, а не бло­кируясь с прочими социалистическими партиями, как это было при выборах в местные городские думы. Разумеется, партийные организации соц.-дем. и Бунда идут вместе. Вопрос стоял лишь о распределении мест в списке между соц.-дем. и бундовцами и о кандидатах.

    Первое место в списке предоставлено пред­ставителю Бунда – доктору Липецу 24 (Максу); второе председателю местного Совета Рабочих и Солдатских Депутатов прапорщику Севруку 25.

    Доктор Липец – старый работник Бунда, из­вестный гомельчанам еще по своей работе за несколько лет до нынешней революции; по об­щим отзывам хороший оратор и, вообще, одна из видных сил партии.

    Любопытны некоторые мотивы, выдвинутые на конференции и побудившие отдать первое место в списке бундовцу.

    Во-первых, партийные организации Бунда в Могилевской губернии, в общем, сильнее и многочисленнее организаций соц.-дем.; во-вторых, только в губерниях бывшей черты оседлости мо­гут рассчитывать бундовцы провести в Учредительное собрание своего представителя, пойдут же они вместе с соц.-дем. повсеместно; нако­нец, национальный антагонизм на местах столь силен, что это явится не только выразитель­ной демонстрацией и вызовом, но и не лишенным значения в деле политического воспитания масс фактом.

    Таким образом, позиция Бунда определилась. «Не затемняя классовой борьбы национальны­ми тенденциями» и т.д.; менее ясна та позиция, которую займут прочие еврейские партии, и уж совсем загадочно будущее поведение всей огромной массы еврейства, которая останется вне партий.

    Общее впечатление такое, что везде господ­ствует нерешительность, и что вопрос об Учредительном Собрании вырешится не на местах, а в центре. Внепартийная же масса ничем себя не обнаруживает, и разве предстоящий съезд уяснит ей самой ее позицию.

    W

  25. «Гомель. Конференция с.-д.» – опублико­вана в еженедельнике «Новый путь» от 3 сентября 1917, в рубрике «В провинции», – стб.31–32.Подписана псевдонимом W. Поскольку эта небольшая заметка посвя­щена политическим событиям в Гомеле, и размещена сразу после публикации статьи Л.С. Выготского «Провинциаль­ные заметки», то у нас есть достаточно оснований для предположения, что ее авторство также принадлежит Выготско­му. Однако нам не известны факты под­писания каких-либо других его публикаций подобным образом. В этой связи можно предположить, что псевдоним «W» (дабл-V, т.е. «двойное V») возможно означает, что она написана двумя авто­рами – двумя Выгодскими: один из них – Лев Семенович, а второй, скорее всего, его отец Семен Львович, который в этот период вел большую общественную работу в Гомеле (смотри наши коммент.18). Другие родственники: сестры Зина­ида, Эстер (Эся) и Клавдия, а также двоюродный брат Давид, в качестве соавторов менее вероятны.

  26. «…доктору Липецу (Максу)» – он же Да­вид Липец, Макс Гольдфарб, Давид Пе­тровский, Товарищ Беннет (родился в 1886 году; расстрелян по приговору Военной коллегии Верховного суда СССР от 10.09.1937).

    Человек невероятной судьбы. В 1902 – вступает в Бунд. В период революции 1905 года ведет работу среди рабочих Двинска, Белостока, Гомеля. В 1907 уча­ствует в V съезде РСДРП как делегат от Бунда. Параллельно с участием в революционной деятельности получает степень доктора экономических наук Брюссельского университета (1910), является членом ЦК еврейской соци­алистической федерации Америки, а затем редактором ежедневной еврей­ской газеты «Forwards».

    В конце 1919 года порывает с Бундом и вступает в РКП(б) и берет фамилию Петровский; занимает должность на­чальника Главного управления высших учебных заведений Рабочее-крестьянс­кой Красной армии. С весны 1924 года направлен на работу в Коммунистиче­ский Интернационал. Около трех лет как уполномоченный исполкома Коминтерна действовал нелегально в США и Великобритании под псевдонимом «Товарищ Беннет»; становится одним из руководителей Коммунистического движения в США.В 30-е годы после ра­боты в Коминтерне занимает крупные должности в Наркомате тяжелой промышленности – начальник Главного управления учебных заведений.

  27. «…прапорщику Севруку» – Поликарп Николаевич Севрук (точные даты жизни установить не удалось) до 1916 года служил помощником присяжно­го поверенного Екатеринбургского окружного суда Верхотурского уезда. В 1908 году им была опубликована брошюра: «Теория ренты Карла Мар­кса: Популярное изложение».6 мар­та 1917 года был избран первый Гомельский Совет, который П.Н. Севрук и возглавил. Он являлся членом РСДРП, придерживался умеренных взглядов. В 1917 г. перешел на позиции революционного оборончества, что означало соединение идеи народ­ной революции с желанием довести войну до победного конца. Позже присоединился к меньшевикам, был участником съезда меньшевистской партии в декабре 1917 г.

Литература:

Библия. Книги Священного писания, Ветхого и Нового Завета (канонические). – Москва : Рос. библ. общ., 2012. – 1248 с.

Выгодская Г.Л., Лифанова Т.М. Лев Семенович Выготский. Жизнь. Деятельность. Штрихи к портрету. – Москва : Смысл, 1996.

Выготский Л.С. Мышление и речь. Изд. 5, испр. – Москва : Лабиринт, 1999. – 352 с.

Выготский Л.С. Психология искусства / под ред. М.Г. Ярошевского. – Москва : Педагогика, 1987. – 344 с.

Зинченко В.П. Посох Мандельштама и трубка Мамардашвили. К началам органической психологии. – Москва : Новая школа, 1997. –334 с.

Леонтьев Д.А., Собкин В.С. Психология искусства и психологическая методология в ранних работах Л.С. Выготского // Вестник Московского университета. Серия 14: Психология. – 1994. – № 4. – С. 35–44.

Собкин В.С. Вступительная статья. Л.С. Выготский: абрис социокультурного контекста // Выготский Л.С. Полное собрание сочинений. В 16 тт. Т. 1. Драматургия и театр. – Москва : Левъ, 2015. – С. 10–75.

Собкин В.С. К исследованию поэтики текстов Л.С. Выготского // Научное творчество Л.С. Выготского и современная психология. – Москва,1981. – С. 143–145.

Собкин В.С. Комментарии к театральным рецензиям Льва Выготского // Выготский Л.С. Театральные рецензии. – Москва : Институт социологии образования РАО, 2015. – 568 с.

Собкин В.С. Комментарий к неизвестному репортажу Л.С. Выготского: впечатления о Февральской революции // Вопросы психологии . – 2016. – № 5. – С. 88–101.

Собкин В.С., Климова Т.А. Неизвестный Выготский: об опыте перевода с древнееврейского // Вопросы психологии. – 2016. – № 4. – С. 1–20.

Собкин В.С., Леонтьев Д.А. Психология искусства и психологическая методология в ранних работах Л.С. Выготского // Вестник Московского университета. Сер. 14. Психология. – 1994. – № 4. – С. 35–44.

Собкин В.С., Мазанова В.С. Комментарии к статье Л.С. Выготского «Театр и революция» // Культурно-историческая психология. – 2015. – № 1. – С. 91–113.

Собкин В.С., Мазанова В.С. Комментарии к театральной рецензии Л.С. Выготского «Гастроли Соловцовской труппы» // Диалог. – 2014. – № 9. – С. 39–48. DOI: 10.11621/npj.2014.0104

Собкин В.С., Мазанова В.С. Комментарии к «Театральным заметкам» Л.С. Выготского // Культурно-историческая психология. – 2014. – № 3. – С. 82–96.

Собкин В.С., Мазанова В.С. О чем рассказал гомельский «Вереск» Льва Выготского: опыт реконструкции социокультурного контекста // Вопросы психологии. – 2014. – № 6. – С. 89–106.

Собкин В.С., Мазанова В.С. Опыт комментариев к одной театральной рецензии Л.С. Выготского // Национальный психологический журнал. – 2014. – № 1. – С. 37–48.

Чехов А.П. Слова, слова и слова // Чехов А.П. Полное собрание сочинений и писем. В 30 т.т. Т. 2. – Москва : Наука, 1975.

Sobkin V.S., Lykova T.A., Kolomiets Y.O. (2016) Dynamics of drama students’ personality features at theatre college. Procedia – social and behavioral sciences, 233, 42–45. doi: 10.1016/j.sbspro.2016.10.125

Sobkin V.S. (2016) L.S. Vygotsky and the Theater. Journal of Russian & East European Psychology, 53(3), 1–92. doi: 10.1080/10610405.2016.1230996

Для цитирования статьи:

Собкин В.С., Климова Т.А. Лев Выготский между двух революций: к вопросу о политическом самоопределении ученого. // Национальный психологический журнал. – 2016. – № 3(23). – С. 20-31.

Sobkin V.S., Klimova T.A. (2016). Lev Vygotsky between two revolutions: on the political self-determination of the scientist. National Psychological Journal. 3, 20-31.

О журнале Редакция Номера Авторы Для авторов Индексирование Контакты
Национальный психологический журнал, 2006 - 2017
CC BY-NC

Все права защищены. Использование графической и текстовой информации разрешается только с письменного согласия руководства МГУ имени М.В. Ломоносова.

Дизайн сайта | Веб-мастер