ISSN 2079-6617 (Print)
ISSN 2309-9828 (Online)
Ru | En
РПО
Факультет психологии МГУ имени М.В. Ломоносова
Главная RSS Поиск

ГлавнаяВсе статьи журналаНомера

Герасимович С.А., Захарова Е.И. Психологические условия формирования правовой позиции клиента в адвокатской практике. // Национальный психологический журнал. – 2016. – № 2(22). – С. 114-123.

Автор(ы): Герасимович Семён Александрович; Захарова Е. И.;

Аннотация

В статье предпринят анализ возможностей, которые открывает использование инструментов практической психологии в адвокатской практике. Авторами выделены психологические аспекты такой юридической категории как правовая позиция, а также ряд психологических условий, способствующих ее формированию у клиента. Описаны конкретные паттерны поведения как адвоката, так и клиента, связанные с установлением и поддержанием психологического контакта и доверительных отношений между ними. Говорится об использование приемов активного слушания. Показаны возможности создания ориентировки клиента в правовой ситуации. Представлены результаты исследования условий эффективности взаимодействия адвоката с клиентом в процессе формирования правовой позиции.

Результаты включенного наблюдения за ситуацией взаимодействия адвоката с клиентом свидетельствуют о том, что эффективность работы адвоката по формированию правовой позиции клиента связана с качеством психологического контакта и доверительностью отношений между ними. Одним из показателей эффективности работы адвоката по формированию правовой позиции клиента является полнота ориентировки клиента в правовой ситуации. Показано, что связь полноты ориентировки клиента в правовой ситуации с эффективностью работы опосредована использованием адвокатом приемов активного слушания и техникой ведения беседы.

Таким образом, расширение адвокатом своей профессиональной компетентности за счет освоения психологических методов воздействия на клиента позволяет существенным образом повысить эффективность оказания юридической помощи.

Страницы: 114-123
Поступила: 03.06.2016
Принята к публикации: 28.06.2016
DOI: 10.11621/npj.2016.0211

Разделы журнала: Психология и право;

Ключевые слова: правовая позиция; психологический контакт; доверительность отношений; приемы активного слушания; техника ведения беседы; ориентировка в правовой ситуации;

PDF: /pdf/npj-no22-2016/npj_no22_2016_114-123.pdf

Доступно в on-line версии с 30.08.2016

Наряду с психологами к числу представителей помогающих профессий относят адвокатов (Райкова, 2011), основной обязанностью которых является оказание юридической помощи. Представляя и защищая частные интересы клиента (Буробин, 2006), адво­кат работает с ним в тесном контакте, квалифицирует юридическую проблему, ориентирует его в возможных законных способах разрешения этой проблемы, помогает формализовать его отношение к проблемной ситуации в виде правовой позиции по делу, способствуя реше­нию проблемы юридическими средства­ми. Цель оказания юридической помощи заключается в нахождении наиболее благоприятного для клиента выхода из трудной ситуации. Выбирая ту или иную форму защиты интересов клиента, адво­кат отталкивается от правовой позиции клиента, которая является ключевым мо­ментом оказания помощи по граждан­скому или уголовному делу.

Правовая позиция (или позиция по делу) представляет собой сложное и мно­гогранное понятие, выражающее как фактическую и юридическую картину случившегося (Львова, 1999), так и характер материально-правового требова­ния клиента и соответствующий этому требованию правовой статус (истец, от­ветчик, обвиняемый, потерпевший и др.). Кроме того, правовая позиция является психологическим образованием. Она со­держит собственное отношение клиента и к юридически значимой ситуации в це­лом (гражданско-правовой спор, деликт, уголовное преследование и пр.), а также к отдельным элементам и субъектам си­туации (размер требований, объем обви­нения, собственное поведение, поведе­ние других участников правоотношения и т.д.), что соответствует психологиче­ской категории «внутренняя позиция» (Божович, 2009). Правовая позиция реа­лизуется в поведении клиента.

Поскольку основным элементом, определяющим содержание позиции по делу, являются фактические обстоятель­ства, которые клиент включает в описа­ние своей версии (Воскобитова, 2006), для эффективной защиты интересов кли­ента адвокату необходимо иметь наибо­лее достоверное и полное представление о фактах. Об этом адвокат предупре­ждает клиента. Однако полнота и досто­верность раскрытия клиентом адвокату обстоятельств совершения им или дру­гим лицом правонарушения или обсто­ятельств, явившихся причиной граждан­ско-правового спора, зависит от целого ряда условий.

Безусловно, в начале сотрудничест­ва клиент опирается на спонтанно сло­жившуюся у него внутреннюю позицию, которая побуждает его действовать в на­правлении, необходимом для удовлет­ворения потребностей в безопасности, справедливости, реализации иных жиз­ненных ценностей. Однако даже про­дуктивная позиция клиента далеко не всегда является правовой, поскольку она не основана на юридических нормах, а зачастую и не соответствует наличной правовой ситуации. Чтобы разграничить психологические аспекты этого понятия с его фактологической и юридической стороной, в дальнейшем под правовой позицией клиента мы будем понимать отношение клиента к правовой ситуации, его ориентировку в ней и выбор адекват­ного способа защиты своих интересов.

В связи с этим основной задачей, вста­ющей перед адвокатом, является необхо­димость формирования у клиента адек­ватной правовой позиции, поскольку от этого зависит выбор способа защиты его интересов. Решение этой задачи тре­бует от адвоката умения не только правильно выстроить взаимоотношения со своим доверителем (Володина, 2009), но и воздействовать на него психологи­ческими средствами, которые он выби­рает на основании собственного опыта работы, с учетом характера отношения клиента к ситуации и особенностей его поведения. Но часто юрист использу­ет целый ряд средств психологическо­го воздействия на клиента, не только не имея специальной подготовки в дан­ной области, но и не осознавая, что име­ет дело со специальными психологи­ческими компетенциями. Мы полагаем, что расширение представлений адвоката о содержании и потенциале используе­мых средств психологического воздей­ствия может способствовать повышению эффективности решения задачи по формированию правовой позиции клиента.

Обоснование выдвигаемых гипотез

Целью эмпирического исследования стало выявление психологических ус­ловий эффективного решения задачи по формированию адекватной правовой позиции клиента. Для выдвижения гипотезы исследования был осуществлен анализ содержания профессиональной деятельности адвоката, позволивший выявить ряд условий, связанных с нали­чием у него ряда психологических ком­петенций [1].

Во-первых, это наличие доверия к адво­кату. Среди взрослых и достаточно зрелых людей, как правило, встречается понима­ние того, что недостаток информации мо­жет привести к неверному решению. Не­которые из них так и говорят: «К адвокату, как к врачу», и раскрывают перед адвокатом все обстоятельства, и даже такие, ко­торые, по сути, противоречат желаемому ими результату разрешения дела. Однако клиенты из числа молодежи редко сразу открываются незнакомому человеку (Бо­далев, 1996). И адвокату, прежде чем на­чать оказывать юридическую помощь, по­рой приходится буквально завоевывать доверие клиента.

Во-вторых, необходимую информа­цию о фактах адвокат получает со слов клиента в его интерпретации. Поэто­му вопрос достоверности изложения во многом зависит от степени владения ад­вокатом техникой ведения беседы, уме­ния задавать вопросы, способности «ух­ватить» суть правовой проблемы.

В-третьих, вопрос полноты и объек­тивности информации, предоставляемой клиентом, связан с аффективной нагру­женностью ситуации. Редко к адвокату об­ращаются люди в состоянии спокойствия и умиротворенности. Ситуация наруше­ния прав или законных интересов, равно как задержание по подозрению в совер­шении преступления не могут не вызы­вать у клиента душевного волнения или переживания. В данном случае пережива­ние понимается нами как «эмоциональ­ная, форма данности субъекту содержа­ний его сознания» (Василюк, 1984, С. 3). Интенсивность переживаний человека в определенный момент времени может зависеть от многих факторов: его харак­тера, общего эмоционального тона, вре­мени, прошедшего после события и дру­гих. Поэтому полнота и объективность информации о фактических обстоятель­ствах дела, предоставляемой клиентом адвокату, во многом зависит от умения последнего установить с клиентом психо­логический контакт, помочь ему совладать с чувствами, сосредоточиться и шире по­смотреть на ситуацию.

Кроме объективных условий, фак­тических обстоятельств, влияющих на формирование правовой позиции по делу, важную роль играют и субъектив­ные условия. Среди них в первую оче­редь следует выделить отношение кли­ента к правовой ситуации. В уголовном судопроизводстве отношение клиента к обвинению в преступлении формализо­вано как полное или частичное призна­ние либо отрицание вины в содеянном. В гражданском процессе оно выража­ется в характере материально-правово­го требования. Такое отношение редко возникает сразу после какого-либо юри­дически значимого события. Чаще оно складывается постепенно, по мере осознания произошедшего и его последст­вий. Осознание приходит не только в ре­зультате обдумывания, анализа причин, но и в результате оценивания ситуации и с точки зрения морали, и с точки зре­ния права. Однако не всегда осознанное в той или иной степени отношение кли­ента бывает адекватным наличной правовой ситуации. Зачастую собственные чувства и эмоции не позволяют клиенту увидеть и услышать другую сторону.

Поэтому не менее важным условием формирования правовой позиции кли­ента является умение адвоката способ­ствовать созданию у него ориентировки в правовой ситуации, учитывающей соответствие его версии фактическим об­стоятельствам дела, позиции противной стороны, правовые нормы и последст­вия их применения. Эта задача являет­ся конечной в процессе формирования правовой позиции клиента, а успеш­ность ее решения во многом зависит от вышеназванных условий.

Таким образом, гипотеза исследо­вания заключается в том, что в качестве условий, способствующих повыше­нию эффективности работы адвоката по формированию правовой позиции кли­ента, могут выступать следующие:

  • качество психологического контакта;

  • доверительность отношений;

  • использование адвокатом приемов ак­тивного слушания и техники ведения беседы;

  • полнота ориентировки клиента в пра­вовой ситуации.

Методы исследования

Исследование проводилось методами опроса и включенного наблюдения.

Практическая часть исследования проводилась в два этапа.

Целью первого этапа было выясне­ние степени осведомленности практи­кующих адвокатов о психологических условиях, способствующих повышению эффективности работы адвоката по формированию правовой позиции кли­ента. На этом этапе мы провели опрос практикующих адвокатов по ключевым, с нашей точки зрения, моментам их взаимодействия с клиентом. Чтобы зао­стрить внимание респондентов на кон­кретных поведенческих проявлениях клиента и адвоката в ситуации взаимо­действия, опросные листы содержали список утверждений, сформулирован­ных как бы от лица несведущего чело­века. Утверждения были построены по принципу «от обратного», предлагались варианты ответа: «согласен», «не согла­сен», затрудняюсь ответить». Нами было опрошено 35 адвокатов, имеющих стаж работы не менее одного года и различ­ную специализацию в области права. Выборка формировалась стихийно в су­дебных учреждениях Москвы и Москов­ской области.

Цель второго этапа заключалась в проверке гипотезы о наличии свя­зи между психологическими условия­ми взаимодействия адвоката с клиентом и эффективностью его работы по фор­мированию правовой позиции послед­него. На этом этапе исследования перед нами стояли следующие задачи:

  1. Определение параметров включенно­го наблюдения в условиях взаимодей­ствия адвоката с клиентом.

  2. Сбор данных об использовании адво­катом психологических средств и от­ветных реакциях клиента.

  3. Анализ эффективности работы адво­ката.

В первую очередь нами были опреде­лены параметры включенного наблюде­ния, на основании которых осуществ­лялся анализ психологических условий взаимодействия адвоката с клиентом. Данные параметры в форме конкретных поведенческих проявлений были вне­сены в протокол включенного наблю­дения. В ходе обработки данных ана­лизировалась частота встречаемости параметров как на стороне адвоката, так и на стороне клиента.

Сначала мы выделили ряд ключе­вых моментов взаимодействия адвока­та с клиентом, по которым можно было бы судить о качестве психологического контакта. Мы обратили внимание на то, что готовность адвоката к встрече с кон­кретным клиентом и понимание своей компетентности в правовой проблеме клиента, может ослабить у адвоката тре­вогу, придать ему уверенность в своих силах (Скабелина, 2012). Начало бесе­ды с общепринятых нейтральных фраз, демонстрация адвокатом не только благожелательного, уважительного тона, но и профессиональной компетентности (Файн, Глассер, 2010; Володина, 2009) позволяет «ослабить страх и укрепить надежду» клиента (Кочунас, 2010, С. 82).

Поскольку схема взаимоотношений адвоката с клиентом не всегда возника­ет сама собой с первых минут встречи, адвокату приходится проявлять иници­ативу и прикладывать усилия для того, чтобы направить общение в конструк­тивное русло. Обращение адвоката и клиента друг к другу в привычной и комфортной для адресата форме, ко­торую мы назвали симметричностью обращения, способствует взаимному расположению собеседников, а любое изменение в обращении клиента к адво­кату, либо отказ от обращения как тако­вого, указывает на изменение его отно­шения к адвокату (Файн, Глассер, 2010).

Об углублении психологического кон­такта между клиентом и адвокатом можно судить по тому, как прогрессируют отно­шения между ними: от взаимного инте­реса к дальнейшему психологическому сближению и окончательному обособле­нию в диаду (Скабелина, 2012). Весьма важным моментом, способствующим со­хранению психологического контакта, яв­ляется безоценочное принятие клиента как целостной личности, когда адвокат не осуждает клиента даже если тот совершил что-то недостойное с моральной точки зрения (Кочунас, 2010). Это не исключа­ет, однако, необходимости выяснения тех или иных мотивов поведения клиента и в некоторых случаях позволяет «примирить клиента с самим собой» (Львова, 1999, С. 15). Также мы обратили внимание на такое условие, непосредственно задающее тон взаимоотношениям адвоката с клиентом, как пространственная организация обще­ния (Скабелина, 2012).

Далее, мы выделили ряд моментов, по которым можно судить о возникно­вении доверительных отношений меж­ду адвокатом и клиентом. Поскольку в ходе общения с адвокатом клиент порой не только раскрывает реальные факты конкретного дела, но и делится своими мыслями, опасениями, переживаниями и надеждами (Буробин, 2006), непре­менным условием такого общения яв­ляется конфиденциальность. Поскольку доверие клиента к адвокату, основанное на непоколебимой вере в добрую волю и благие намерения адвоката по отно­шению к нему (Файн, Глассер, 2010) яв­ляется внутренней позицией, внешним свидетельством возникновении доверия между ними может служить тот факт, что клиент и адвокат могут безбоязнен­но выражать свои эмоции.

Весьма важным условием возникно­вения доверительных отношений явля­ются также честность и открытость пе­ред клиентом. При этом показателем доверия может стать уверенность клиен­та в том, что адвокат относится к нему с уважением, несмотря на имеющиеся разногласия. Поскольку обязанность ад­воката состоит в том, чтобы защищать, а не доискиваться правды (Слоновский, 2013), еще одним параметром, свиде­тельствующим о доверительности отно­шений, является демонстрация клиенту того, что адвокат верит его словам.

Анализируя психологические усло­вия доверительности отношений, мы не могли не отметить специфические для юридической практики моменты, разру­шающие доверие, или препятствующие его возникновению. К ним относятся: непроцессуальное общение с судом или стороной обвинения, сокрытие содеян­ного клиентом другого преступления либо намерение клиента осуществить последнее (побег, взятка, угроза), а так­же преступный склад личности клиента (Познышев, 2007).

Также мы выделили ряд моментов, свидетельствующих о степени исполь­зования адвокатом приемов активно­го слушания и техники ведения беседы. Поскольку для формирования у клиен­та правовой позиции первостепенное значение имеют фактические обстоя­тельства дела, о которых адвокат полу­чает представление, в первую очередь, со слов самого клиента, нежелание адво­ката слушать клиента ставит под вопрос возможность оказания квалифициро­ванной юридической помощи, как тако­вой. Об умении выслушать свидетельст­вует то, что адвокат способен выразить искреннюю заинтересованность клиен­том, как человеком, и его проблемой.

На практике адвокаты часто сталкива­ются с ситуацией, когда клиент буквально «вываливает» свою проблему и у адвока­та в связи с этим возникает естествен­ное желание прервать словесный поток клиента и структурировать беседу, что­бы сразу выяснить проблему. Однако ми­нимальная вербальная активность адво­ката в начале беседы способствует тому, что клиент сосредотачивает внимание на раскрытии именно сути своих проблем и обстоятельств дела.

Умение выслушать клиента – это актив­ный процесс, который предполагает обрат­ную связь с мыслями и чувствами клиента, направленный на то, чтобы помочь кли­енту высказаться (Роджерс, 2008). На при­менение адвокатом приемов активного слушания в беседе с клиентом может указывать использование, например, «вы-под­хода» (Айламазьян, 1999), минимальной обратной связи (Алешина, 1999), обоюдно­го молчания – паузы (Кочунас, 2010), эмпа­тического слушания (Кочунас, 2010).

Принципиальное значение для полу­чения представления о проблеме клиен­та имеет фактическая информация. Об уровне владения адвокатом техникой ве­дения беседы можно судить по его умению правильно задавать вопросы клиен­ту – закрытые, открытые и выясняющие, в зависимости от того, чего он хочет узнать. (Айламазьян, 1999), а также пользоваться техниками перефразирования (Кочунас, 2010) и резюмирования (Трунов, 2013).

Поскольку вербальный канал передачи информации в случае непосредственно­го общения адвоката с клиентом является не единственным, на владение техникой беседы может указывать и использова­ние адвокатом невербальных особенно­стей общения, таких, как структурирова­ние времени, модальность голоса, контакт глаз, выражение лица (Кочунас, 2010), вы­ражение глаз (Мэй, 2010).

С психологической точки зрения, правовая ситуация, в которую попадает клиент, характеризуется, во-первых, но­визной, поскольку обращение к адвока­ту, как правило, связано с осознанием невозможности разрешить возникшие трудности и противоречия, возникшие средствами наличного знания и опы­та (Петровский, Ярошевский, 1990). Во- вторых, эта ситуация связана с наличи­ем у клиента какой-либо потребности (Гальперин, 1998), в качестве которой могут выступать различные категории материальных и нематериальных благ, таких как свобода и справедливость.

Поскольку профессиональные стан­дарты [2] не позволяют адвокату навязывать клиенту свою точку зрения и требовать от него изменения собственной пози­ции, решение о выборе правовой позиции либо об ее изменении остается за клиентом. Также мы выделили ряд задач ориентировочной деятельности клиента, по результатам решения которых, можно сделать вывод о полноте его ориентиров­ки в правовой ситуации. Правовая ситу­ация предполагает одновременное нали­чие следующих показателей:

  • для клиента: новизна ситуации, уя­снение наличной правовой ситуации, принятие ответственности за выбор пути или способа действия;

  • для адвоката: выделение предмета по­требности клиента, объяснение на­личной правовой ситуации, ясное и понятное изложение возможных ва­риантов разрешения правовой ситуации (Володина, 2009).

Сбор данных осуществлялся од­ним адвокатом во время консультаций по гражданским делам, а также во вре­мя первых бесед с подзащитными по уголовным делам. Протокол наблюде­ния состоял из двух колонок – в одной осуществлялась фиксация показателей, свидетельствующих о наличии тех или иных психологических условий для ад­воката, в другой – для клиента. В качестве критерия эффективности работы адвоката нами был выбран показатель изменения адекватности правовой пози­ции. Данный показатель дважды оцени­вался экспертным путем до и после взаимодействия с адвокатом по следующим сугубо юридическим основаниям:

  • соответствие юридической квалифи­кации или законность требований;

  • основан на доказательствах.

Оценка адекватности правовой по­зиции проводилась вторым адвокатом, не принимавшим участия в сборе данных.

Выборка носила случайный характер и была сформирована путем включения в нее всех случаев обращения к адвокату за юридической помощью на протяже­нии нескольких месяцев. Всего в исследо­вании приняли участие 32 клиента, в том числе 22 мужчины и 10 женщин. В возра­сте от 19 до 21 года – 6 человек, от 22 до 40 лет – 25 человек и от 41 до 50 лет – 7 человек. По уголовному делу – 24 человека и по гражданскому делу – 8 человек.

Результаты опроса адвокатов

В ходе опроса нам удалось выяснить, в какой степени практикующие адвокаты осведомлены о том, что на эффективность их работы по формированию правовой позиции клиента оказывают влияние пси­хологические условия взаимодействия.

Во-первых, большинство адвока­тов имеют представление об условиях, способствующих установлению и под­держанию психологического контакта с клиентом, и считают своей задачей ста­билизацию эмоционального состояния клиента, в том числе, за счет снижения собственной тревоги, безоценочного принятия клиента. Однако обращает на себя внимание неосведомленность адво­катов в вопросах пространственной ор­ганизации общения.

Во-вторых, большинство адвокатов не имеют представления о психологических условиях, способствующих установле­нию доверительных отношений с клиен­том. Значительная часть адвокатов, невзи­рая на определенные профессиональные принципы, не считают конфиденциальность обязательным условием при оказа­нии юридической помощи. Большинство опрошенных коллег считают, что есте­ственные живые формы общения, допу­скающие критику сказанного друг дру­гом, способны стать препятствием для возникновения доверия между клиентом и адвокатом. При этом скрытое осужде­ние адвокатом клиента может остаться незамеченным для последнего.

В-третьих, адвокаты в своем боль­шинстве продемонстрировали психоло­гическую некомпетентность в области использования приемов активного слу­шания и техники ведения беседы. Они отвергали необходимость выслушивания клиента, недооценивали значение пауз и минимальной обратной связи, не считали, что, задавая вопрос клиенту, адво­кат должен строить его в зависимости от того, какой ответ он ожидает услышать. При этом следует отметить, что большинство опрошенных все-таки догады­вались о том, что явное рассогласование слов клиента и выражения его лица явля­ется поводом для выяснения истинного отношения клиента к проблеме.

В-четвертых, подавляющая часть ад­вокатов имеют неверное представление о принципах разделения ответственно­сти между клиентом и специалистом, по­скольку считают возможным оставить за собой выбор способа решения пробле­мы и приложить все усилия, чтобы убе­дить клиента изменить ошибочную, по их мнению, позицию. Кроме того, боль­шинство адвокатов вообще не понимают свою роль в ориентировочной деятель­ности клиента, поскольку считают основ­ной задачей – просто подсказать клиенту выход из сложившейся ситуации.

Таким образом, большинство опро­шенных адвокатов показали низкий уро­вень психологической компетентности, который не позволяет им в полной мере учитывать психологические условия при формировании правовой позиции кли­ента и не может не сказываться на эф­фективности их профессиональной дея­тельности.

Таблица 1. Результаты опроса адвокатов

Формулировка вопроса

Количество ответов в %

согласен

не согласен

затрудняюсь ответить

Компетенция адвоката ограничена вопросами права, а с волнением и тревогой клиент может справиться самостоятельно

3

97

0

Адвокат вправе оценивать поступок клиента с точки зрения морали и права и не обязан скрывать ни жалости, ни осуждения клиента

20

66

14

Настоящему профессионалу нет необходимости готовиться к встрече с новым клиентом

26

69

5

Расположение клиента напротив консультанта в большей степени способствует взаимопониманию

63

23

14

Условия конфиденциальности должны соблюдаться только по желанию клиента, когда ему есть что скрывать

17

80

3

Юридическая консультация – не место для выражения эмоций, адвокату и клиенту необходимо сдерживать свои чувства

51

40

9

Подвергая сомнению и оспаривая слова клиента, адвокат рискует утратить его доверие

60

29

11

Несовпадение систем жизненных ценностей клиента и адвоката вызывает необходимость скрывать свои истинные установки

66

17

17

Если клиент «вываливает» на адвоката свои проблемы, целесообразно остановить его «словесный поток» и структурировать беседу

80

11

9

Паузы в беседе с клиентом создают напряжение и могут указывать на некомпетентность адвоката в правовой проблеме клиента

20

63

17

Задавая вопрос клиенту, адвокат должен его строить в зависимости от того, какой ответ он ожидает услышать

29

71

0

Адвокату не следует задавать клиенту вопросы на личные темы и выяснять, какие чувства он испытывает в данной правовой ситуации

34

55

11

Интерес адвоката к фактическим обстоятельствам ограничивается информацией, которую клиент счел возможным до него донести

34

63

3

Явное рассогласование слов клиента и выражения его лица является поводом для выяснения истинного отношения клиента к проблеме

45

23

31

Опытный профессионал не должен перекладывать на клиента ответственность выбора альтернативного способа решения проблемы

19

62

19

Поскольку редкий клиент говорит адвокату правду, необходимо все слова клиентов подвергать сомнению

50

41

9

Адвокату следует приложить все силы для того, чтобы убедить клиента изменить ошибочную правовую позицию

63

25

12

Основная задача адвоката – подсказать клиенту выход из сложившейся юридически значимой ситуации

78

13

9

Результаты включенного наблюдения

Анализ качества психологического контакта проводился нами с помощью функции «Описательные статистики» программы SPSS. При количестве показа­телей от 4 до 20, среднее составило 12,75, стандартное отклонение – 4,77. Это по­зволило выделить три уровня психологи­ческого контакта:

  • низкое качество контакта – в 18% слу­чаев (количество отмеченных показа­телей не превышало 7);

  • среднее – в 66% случаев (от 8 до 17 по­казателей);

  • высокое – в 16% случаев (18 и более показателей).

Таким образом, распределение случаев взаимодействия по качеству психологиче­ского контакта близко к нормальному.

Таблица 2. Качество психологического контакта

Уровень контакта

Низкий

Средний

Высокий

Количество показателей

от 4 до 7

от 8 до 17

от 18 до 20

Количество случаев в %

18

66

16

Анализируя доверительность отноше­ний, мы исходили из того, что доверие, как психологический феномен, либо есть, либо его нет. При обработке результатов показатели, разрушающие доверие учиты­вались со знаком «минус». Поэтому в тех 22% случаев, когда какие-либо проявле­ния, свидетельствующие о возникновении доверия со стороны клиента, были незна­чительными либо вообще отсутствовали, мы посчитали, что доверительность отно­шений отсутствует. В остальных 78% слу­чаев, по нашему мнению, доверительность отношений имела место быть.

Таблица 3. Доверительность отношений

Наличие доверительности

Отсутствует

Имеется

Количество показателей

от -1 до 3

от 4 до 10

Количество случаев в %

22

78

В ходе анализа использования ад­вокатом приемов активного слушания и техники ведения беседы при коли­честве показателей от 3 до 37, среднее составило 13, стандартное отклонение – 6,201. Было выделено три уровня ис­пользовании данных приемов:

  • низкая степень использования – в 15% случаев (количество отмеченных по­казателей не превышало 7);

  • средняя – в 75% случаев (от 8 до 18 по­казателей);

  • высокая – в 10% случаев (19 и более показателей).

Таким образом, распределение случаев взаимодействия по качеству психологиче­ского контакта близко к нормальному.

Таблица 4. Использование приемов активного слушания и техники ведения беседы

Степень использования

Низкая

Средняя

Высокая

Количество показателей

от 3 до 7

от 8 до 18

от 19 до 37

Количество случаев в %

15

75

10

Анализируя полноту ориентировки клиента в правовой ситуации, мы исхо­дили из того, что ориентировка может быть полной только при наличии всех шести показателей. Качество ориентировки было оценено как неполное в 34% случаев, а как полное – в 66% случаев взаимодействия.

Таблица 5. Полнота ориентировки

Полнота ориентировки

Неполная

Полная

Количество показателей

от 2 до 5

6

Количество случаев в %

34

66

При помощи функции «Таблицы со­пряженности» программы SPSS мы выпол­нили анализ связей между выделенными параметрами взаимодействия. При этом были установлены следующие связи:

  • между качеством психологического контакта и использованием адвокатом приемов активного слушания и техни­ки ведения беседы (коэффициент со­пряженности Хи-квадрат Пирсона – 12,832, уровень значимости – 0,012);

  • между качеством психологического контакта и полнотой ориентировки в правовой ситуации (коэффициент сопряженности Хи-квадрат Пирсона – 10,308, уровень значимости – 0,010);

  • между использованием адвокатом при­емов активного слушания и техники ве­дения беседы и полнотой ориентиров­ки (на уровне тенденции, коэффициент сопряженности Хи-квадрат Пирсона – 5,550, уровень значимости – 0,062);

В случаях, когда качество психоло­гического контакта между адвокатом и клиентом было выше, адвокат в большей степени использовал приемы активного слушания и технику ведения беседы, при этом ориентировка клиента в правовой ситуации тоже была полнее.

Далее нами был проведен анализ эф­фективности работы адвоката по форми­рованию правовой позиции клиента. В ре­зультате оценки адекватности правовой позиции клиентов до и после беседы с ад­вокатом выяснилось, что до беседы с ад­вокатом в 31% случаев правовая позиция клиента была полностью неадекватной, в 63% случаев – частично адекватной, а в 6% случаев – полностью адекватной налич­ной правовой ситуации. В результате бе­седы с адвокатом количество случаев пол­ностью неадекватной позиции клиента сократилось до 9%, частично адекватной – до 28%, а полностью адекватной – воз­росло до 63% случаев.

Таким образом, изменение адекват­ности правовой позиции клиента в про­цессе взаимодействия с адвокатом име­ло положительную динамику.

Диаграмма 1. Изменение адекватности правовой позиции клиента


В целях оценки полученного эффек­та взаимодействия нами было выделено три варианта изменений правовой по­зиции клиента:

  • изменение отсутствует – в 25% случаев;

  • частичное изменение – в 53% случаев;

  • полное изменение позиции – в 16% случаев.

Поскольку в 6% случаев правовая по­зиция клиента была полностью адек­ватной до начала беседы с адвокатом, в целях оценки эффективности работы адвоката было решено исключить эти случаи из дальнейшего анализа.

Таким образом, изменение правовой позиции клиента после беседы с адвока­том было выделено нами в качестве кри­терия эффективности работы адвоката по формированию правовой позиции. В 25% случаев взаимодействия с клиентом, ког­да правовая позиция клиента не претер­пела ни каких изменений, работа адвока­та была признана неэффективной, а в 69% случаев положительной динамики изме­нения правовой позиции клиента – эф­фективной.

По завершении подготовительных процедур методом составления таблиц сопряженности нами была проведена проверка гипотезы о связях эффектив­ности работы адвоката по формирова­нию правовой позиции клиента с выде­ленными психологическими условиями взаимодействия. В результате чего были выявлены статистически значимые свя­зи между эффективностью работы адво­ката по формированию правовой пози­ции клиента и таким показателями как:

  • качество психологического контак­та (коэффициент сопряженности Хи- квадрат Пирсона – 6,172, уровень зна­чимости – 0,046);

  • доверительность отношений (коэф­фициент сопряженности Хи-квадрат Пирсона – 4,337, уровень значимости – 0,037).

Также на уровне тенденции была вы­явлена связь между эффективностью ра­боты адвоката по формированию пра­вовой позиции клиента и полнотой ориентировки клиента в правовой ситуации (коэффициент сопряженности Хи- квадрат Пирсона – 5,488, уровень значи­мости – 0,064).

Кроме того, нами была выявлена воз­растная специфика показателя эффек­тивности работы адвоката. Выборка была разделена на 3 группы, соответственно возрастам клиентов: от 19 до 21 года, от 22 до 40 лет, от 41 до 50 лет. После ана­лиза связей в каждой из групп, в случаях взаимодействия с клиентами в возрасте с 19 до 21 года дополнительно были выяв­лены связи между эффективностью рабо­ты адвоката по формированию правовой позиции клиента и использованием при­емов активного слушания и техники веде­ния беседы (коэффициент сопряженно­сти Хи-квадрат Пирсона – 6,000, уровень значимости – 0,014).

Обсуждение результатов

Подводя итоги проведенных исследо­ваний можно утверждать (вопреки рас­пространенным в профессиональном сообществе установкам), что эффектив­ность работы адвоката по формированию правовой позиции клиента связана с каче­ством психологического контакта и доверительностью отношений между клиен­том и адвокатом. Полагаем, что данные, полученные в результате обоих исследо­ваний в этой части не вступают в противо­речие между собой и вполне согласуются с постулатами практической психологии.

Невысокую значимость связи между эффективностью работы адвоката и ис­пользованием приемов активного слу­шания по всей выборке (при высокой значимости этой связи в случаях взаимодействия с клиентами в возрасте с 19 до 21 года) мы объясняем тем, что про­цесс формирования правовой позиции клиента опосредован ориентировочной деятельностью клиента. Но полнота ори­ентировки клиента в правовой ситуации невозможна без понимания адвокатом сути правой проблемы и знания факти­ческой стороны дела, для выяснения ко­торой и используются приемы активно­го слушания. По всей видимости, такие особенности юношеского возраста, как потребность в общении и стремление достигнуть более высокого социально­го статуса, позволяющего самостоятель­но решать свои проблемы, стимулируют ориентировочную деятельность.

С другой стороны, наличие статисти­чески значимой связи между использо­ванием адвокатом приемов активного слушания и полнотой ориентировкой клиента в правовой ситуации, указывает на то, что более интенсивное использо­вание адвокатом психологических при­емов побуждает клиента к активному действию, то есть, к самостоятельному ориентированию в правовой ситуации. Поэтому, по всей видимости, активное слушание является связующим звеном между полнотой ориентировки клиен­та и эффективностью работы адвоката.

Мы считаем, что большинство адвокатов недооценивают возможности, которые от­крывает использование таких психологических методов взаимодействия с клиентом, как приемы активного слушания, техника ведения беседы и создание ориентировки для повышения эффективности работы по оказанию юридической помощи.

В заключение считаем необходимым заметить, что владение навыками практи­ческой психологии адвокатом, как специа­листом помогающей профессии, деятельность которого предполагает длительное общение с людьми, необходимо рассма­тривать в качестве одной из составляю­щих его профессиональной компетенции.

Таблица 6. Эффективность работы адвоката

Эффективность работы адвоката

Отсутствует

Полная

Изменение правовой позиции клиента

Отсутствует

Частичное или полное

Количество случаев в %

25

69

Выводы

  1. Эффективность работы адвоката по формированию правовой позиции клиента связана с качеством психоло­гического контакта, обеспечивающим высокую степень открытости и эмо­циональную стабильность клиента.

  2. Степень доверительности отношений между адвокатом и клиентом отража­ется на эффективности работы адво­ката по формированию правовой по­зиции клиента.

  3. Средством достижения полноты ори­ентировки клиента в правовой ситу­ации выступает использование адво­катом приемов активного слушания и техники ведения беседы.

  4. Овладение адвокатом навыками пра­ктической психологии способствует повышению его профессиональной компетенции и позволяет быть более эффективным.

Примечания:

1. Возможности выдвижения гипотезы обусловлены профессиональной адвокатской практикой С.А. Герасимовича.

2. Кодекс профессиональной этики адвоката (принят Первым Всероссийским съездом адвокатов 31.01.2003; ред. от 22.04.2013). Российская газе¬та, № 222, 05.10.2005.

Литература:

Адвокат: навыки профессионального мастерства // под ред. Л.А. Воскобитовой, И.Н. Лукьяновой, Л.П. Михайловой. – Москва : Волтерс Клувер, 2006. – 592 с.

Адвокатская тайна // под ред. В.Н. Буробина. – Москва : Статут, 2006. – 255 с.

Алешина Ю.Е. Индивидуальное и семейное психологическое консультирование. – Москва : Класс, 1999. – 208 с.

Бодалев А.А. Психология общения. – Москва : Институт практической психологии; Воронеж : МОДЭК, 1996. – 256 с.

Божович Л.И. Личность и ее формирование в детском возрасте. – Санкт-Петербург : Питер, 2009. – 400 с.

Василюк Ф.Е. Психология переживания (анализ преодоления критических ситуаций). – Москва : Изд-во Моск. ун-та, 1984. – 200 с.

Володина С.И. Адвокат-доверитель: возникновение отношений // Адвокатская практика. –2009. – № 6. – С. 2–4.

Гальперин П.Я. Психология как объективная наука / под ред. А.И. Подольского. – Москва : Институт практической психологии; Воронеж : МОДЕК, 1998. – 480 с.

Защита по уголовному делу : пособие для адвокатов // под ред. Е.Ю. Львовой – Москва : Юристъ, 1999. – 216 с.

Кочюнас Р. Психологическое консультирование. Групповая психотерапия : учеб. пособие для вузов. – Москва : Академический Проект; Мир, 2010. – 463 с.

Метод беседы в психологии : учеб. пособие для студентов / ред.-составитель А.М. Айламазьян. – Москва : Смысл,1999. – 222 с.

Мэй Р. Искусство психологического консультирования. Как давать и обретать душевное здоровье // пер. с англ. М. Будыниной, С. Римского. – Москва : Институт Общегуманитарных Исследований, Апрель Пресс, 2010. – 224 с.

Познышев С.В. Криминальная психология: преступные типы. – Москва : ИНФРА-М, 2007. – 302 с.

Психологический словарь // под общ. ред. А.В. Петровского, М.Г. Ярошевского. – Москва : Политиздат, 1990. – 494 с.

Райкова Е.Ю. Терапия и профилактика профессионального выгорания у представителей помогающих профессий // Молодой ученый. – 2011. – № 5. – Т. 2. – С. 140–306.

Роджерс К. Консультирование и психотерапия: Новейшие подходы в области практической работы. – Москва : Психотерапия, 2008. – 512 с.

Скабелина Л.А. Психологические аспекты адвокатской деятельности : монография. – Москва : Федеральная палата адвокатов, 2012. – 229 с.

Слоновский Ю.В. Основы методики работы адвоката в уголовном деле // Адвокатская палата. – 2013. – № 12. – C. 14–26.

Трунов Д.Г. Индивидуальное психологическое консультирование. – Москва : Этерна, 2013. – 384 с.

Файн С., Глассер П. Первичная консультация: установление контакта и завоевание доверия. – Москва : Когито-Центр, 2010. – 238 с.

Для цитирования статьи:

Герасимович С.А., Захарова Е.И. Психологические условия формирования правовой позиции клиента в адвокатской практике. // Национальный психологический журнал. – 2016. – № 2(22). – С. 114-123.

Gerasimovic Semyon A., Zakharova Elena I. (2016). Psychological conditions of developing client legal position in lawyer’s practice. National Psychological Journal. 2, 114-123.

О журнале Редакция Номера Авторы Для авторов Индексирование Контакты
Национальный психологический журнал, 2006 - 2017
CC BY-NC

Все права защищены. Использование графической и текстовой информации разрешается только с письменного согласия руководства МГУ имени М.В. Ломоносова.

Дизайн сайта | Веб-мастер