ISSN 2079-6617 (Print)
ISSN 2309-9828 (Online)
Ru | En
РПО
Факультет психологии МГУ имени М.В. Ломоносова
Главная RSS Поиск

ГлавнаяВсе статьи журналаНомера

Капустин С.А. Влияние гиперопеки (сверхтребовательности) на возникновение супружеских проблем. // Национальный психологический журнал. – 2016. – № 1(21). – С. 62-69.

Автор(ы): Капустин С. А. ;

Аннотация

В одной из наших публикаций было показано, что в семьях клиентов психологической консультации по детско-родительским проблемам основными стилями родительского воспитания были гиперопека и сверхтребовательность. В другой нашей работе на основе работ Э. Фромма был описан новый так называемый экзистенциальный критерий нормальной и аномальной личности. Использование данного критерия для оценки личности гиперопекающих и сверхтребовательных родителей в семьях клиентов психологической консультации по детско-родительским проблемам показало, что их личность можно квалифицировать как аномальную. Исследование влияния гиперопеки и сверхтребовательности на развитие личности детей из этих семей, проводимое также с использованием экзистенциального критерия, показало, что эти стили воспитания способствуют формированию у детей определенных аномальных типов личности: ориентированного на внешнюю помощь, ориентированного на соответствие своего поведения требованиям других людей и ориентированного на протест против такого соответствия.

В настоящем исследовании консультирования супружеских проблем в 80% случаев обнаружено прямое или косвенное наличие гиперопеки или сверхтребовательности. Прямое присутствие последних означает, что они явно наблюдаются во взаимоотношениях супругов. Косвенное присутствие указывает на то, что у супругов наблюдаются аномальные типы личности, сформировавшиеся у них в детстве под влиянием гиперопеки или сверхтребовательности. Разработана классификация этих случаев, основаниями которой являются различные варианты прямого или косвенного участия гиперопеки или сверхтребовательности в возникновении супружеских проблем. Показано, что многие проблемы супругов тесно связаны с аномальностью их собственной личности или личности людей из их ближайшего окружения, прежде всего, жен, мужей и родителей.

Страницы: 62-69
Поступила: 22.06.2015
Принята к публикации: 10.10.2015
DOI: 10.11621/npj.2016.0108

Разделы журнала: Возрастная психология;

Ключевые слова: нормальная личность; аномальная личность; стили родительского воспитания; гиперопека; сверхтребовательность; детско-родительские отношения; супружеские проблемы;

PDF: /pdf/npj-no21-2016/npj_no21_2016_062-069.pdf

Доступно в on-line версии с 06.07.2016

В одной из наших публикаций (Ка­пустин, 2014) было показано, что в семьях клиентов психологиче­ской консультации по детско-родитель­ским проблемам основными стилями родительского воспитания были гипер­опека и сверхтребовательность. Усло­вия жизни ребенка в семьях с гиперо­пекающими родителями можно в целом охарактеризовать как «тепличные»: он окружен повышенной любовью, заботой и вниманием, родители стремятся мак­симально оградить его от трудностей и опасностей, всегда с готовностью ока­зывают ему своими действиями и совета­ми помощь, которая охотно им прини­мается. Условия жизни ребенка в семьях со сверхтребовательными родителями иные: к нему постоянно предъявляют­ся со стороны родителей повышенные требования, направленные на то, чтобы сформировать у ребенка определенные, желаемые для них личностные качества, важные, по их мнению, для его успешной жизни в обществе.

В другой нашей работе (Капустин, 2013) на основе работ Э. Фромма (1990а, 1990б, 1993, 2012) был описан новый так называемый экзистенциальный кри­терий нормальной и аномальной личности. Согласно этому критерию, нор­мальность и аномальность личности определяются, во-первых, особенностями содержания, а во-вторых, особен­ностями формирования ее позиции по отношению к свойственным природе че­ловека экзистенциальным дихотомиям – объективно существующим в его жиз­ни неустранимым двухальтернативным противоречиям между разными ее сто­ронами. Позиция нормальной личности по содержанию может быть названа компромиссной, поскольку она ориентирует человека на противоречивую заданность его жизни в виде экзистенциальных ди­хотомий и, следовательно, на необходи­мость поиска компромисса для их раз­решения. Такая позиция формируется на рациональной основе и при активном участии самого человека (базируется на его собственном опыте и разуме и явля­ется результатом его самоопределения). Позиция аномальной личности по со­держанию характеризуется отрицанием заданности человеческой жизни в виде экзистенциальных дихотомий и ориен­тирует человека на непротиворечивый, безальтернативный и, следовательно, од­носторонний способ жизни. Она навязы­вается человеку другими людьми на ир­рациональной основе и не предполагает его самоопределения.

В этой же работе на основе анализа теорий личности З. Фрейда, А. Адлера, К. Юнга, К. Роджерса и В. Франкла было показано, что данный критерий также неявно присутствует в них при описании личности, предрасположенной и не предрасположенной к возникновению жизненных проблем или психических расстройств. Но здесь он присутствует в более частных его вариантах – по отношению к таким конкретным дихото­миям как природа и культура (З. Фрейд), превосходство и общность (А. Адлер), противоположности (К. Юнг), самоакту­ализация и условные ценности (К. Род­жерс), детерминизм и самоопределение (В. Франкл).

Дихотомия природы и культуры, со­держащаяся в работах З. Фрейда (Фрейд, 1989а, 1989б), состоит в том, что че­ловек как природное существо должен жить в соответствии со своей биологической природой, подчиняясь естествен­ным требованиям сексуальных влечений, а как член общества он должен жить в со­ответствии со своей социальной приро­дой, подчиняясь морально-эстетическим требованиям, предъявляемым обществом к объектам этих влечений и способам их удовлетворения.

Дихотомия превосходства и общно­сти, содержащаяся в работах А. Адле­ра (Адлер, 1993, 2014), состоит в том, что, в соответствии с мотивом достиже­ния превосходства над другими людьми, возникающим у человека в качестве компенсации чувства неполноценности, его жизнь направлена на достижение этого превосходства, конфронтацию с другими людьми, получение различ­ного рода преимуществ для себя лично, в то же время, в соответствии с врожденным чувством общности, он дол­жен жить в единении с другими людьми, ради их блага, подчиняя свои личные интересы интересам общества. Дихо­томии противоположностей, содержа­щиеся в работах К. Юнга (Адлер, 1991, 1994), характеризуют, с его точки зре­ния, природу человеческой жизни. Поскольку противоречия могут возникать не только между противоположными, но и между любыми другими несовме­стимыми сторонами действительнос­ти, то из этого следует, что дихотомии противоположностей можно рассма­тривать как более узкий класс экзистенциальных дихотомий. Примером может служить противоречие межу сознатель­ными установками человека и противо­положными требованиями со стороны его бессознательного. Дихотомия самоактуализации и условных ценностей, со­держащаяся в работах К. Роджерса (Род­жерс, 1994, 2007; Rogers, 1959), состоит в том, что человек должен, с одной сто­роны, реализовывать в своем личност­ном развитии врожденную тенденцию к самоактуализации, а с другой – соответствовать условным ценностям, на­вязываемым ему другими людьми, что является условием удовлетворения его потребности в положительном к нему отношении со стороны окружающих. Дихотомия детерминизма и самоо­пределения, содержащаяся в работах В. Франкла (Франкл, 1990, 1997, 2011), состоит в том, что человек должен жить, с одной стороны, в соответствии со своей биологической и социальной при­родой, подчиняясь различного рода природным, психологическим и обще­ственным влияниям, а с другой – в со­ответствии со своей духовной природой как существо свободное и ответствен­ное за самоопределение в смыслах сво­ей жизни.

Использование экзистенциально­го критерия для оценки личности ги­перопекающих и сверхтребовательных родителей в семьях клиентов психоло­гической консультации по детско-родительским проблемам (Капустин, 2015а) показало, что их личность можно квалифицировать как аномальную.

Исследование влияния гиперопе­ки и сверхтребовательности на разви­тие личности детей из таких семей (Ка­пустин, 2015б, 2015в), в котором также использовался экзистенциальный критерий, позволило сделать следующие выводы. Стиль воспитания «гиперопе­ка» способствует формированию у де­тей аномального типа личности, ори­ентированного на внешнюю помощь, которому свойственна односторонняя позиции по отношению к экзистенци­альной дихотомии помощи и самосто­ятельности, заключающаяся в преиму­щественной жизненной ориентации на внешнюю помощь, а не на проявление самостоятельности. Стиль воспитания «сверхтребовательность» способствует формированию у детей трех аномаль­ных типов личности:

  1. ориентированного на соответствие своего поведения требованиям других людей;

  2. ориентированного на протест против соответствия своего поведения требо­ваниям других людей;

  3. смешанного, представляющего собой сочетание первых двух типов.

Всем этим типам присуща односто­ронность позиции по отношению, по меньшей мере, к трем классическим эк­зистенциальным дихотомиям: природы и культуры, самоактуализации и условных ценностей, детерминизма и самоопреде­ления. Для личности, ориентированной на соответствие своего поведения тре­бованиям других людей, эта односторон­ность заключается в чрезмерной жизнен­ной ориентации детей на соответствие своего поведения социальным требованиям других людей в ущерб реализа­ции собственных природных влечений, самоактуализации и самоопределения. А для противоположной ей личности, ориентированной на протест против такого соответствия, она заключается в асоциальном поведении, отрицающем ценности, которыми руководствуются ее родители и другие взрослые, в стремле­нии жить так, как она сама считает нуж­ным, в большем согласии со своими при­родными влечениями.

Цель и задачи исследования

В своей консультационной практике мы сталкивались не только с детско-ро­дительскими проблемами, но и с пробле­мами взрослых людей, среди которых очень распространенными были супружеские проблемы. В процессе анализа этих проблем часто обнаруживалось, что гиперопека и сверхтребовательность ис­пользуются супругами не только по от­ношению к детям, но и по отношению к другому супругу. Кроме того, среди су­пругов зачастую встречались лица с теми же типами аномальной личности, которые были свойственны детям, вос­питывавшимся в условиях гиперопеки и сверхтребовательности. Эти факты по­будили нас провести более тщательное исследование консультационных случа­ев с супружескими проблемами, предпо­лагающее решение трех основных задач:

  1. Выявление степени распространенно­сти гиперопеки и сверхтребователь­ности, а также аномальных типов лич­ности, формирующихся под влиянием этих стилей воспитания, в консульта­ционных случаев с супружескими про­блемами;

  2. Разработку классификации этих слу­чаев;

  3. Доказательство того, что одним из важ­нейших факторов, влияющих на воз­никновение многих супружеских про­блем, является аномальность личности самих супругов или людей из их бли­жайшего окружения.

Объектами нашего исследования были 66 аудиозаписей консультационных случаев с супружескими проблемами.

Результаты и их обсуждение

Анализ этих случаев показал, что в 80% из них (в 53 из 66 случаев) присутство­вали гиперопека или сверхтребовательность, при этом их присутствие могло быть прямым или косвенным. В нашей терминологии прямое присутствие озна­чает, что гиперопека или сверхтребовательность явно наблюдаются во взаимо­отношениях супругов или супругов с их родителями. Косвенное присутствие ука­зывает на то, что у супругов наблюдают­ся аномальные типы личности, сформировавшиеся у них в детстве под влиянием гиперопеки или сверхтребовательности.

Все эти случаи мы классифицировали на 4 группы:

  1. Случаи, в которых со стороны одно­го из супругов по отношению к друго­му осуществлялась сверхтребователь­ность;

  2. Случаи, в которых сверхтребователь­ность осуществлялась со стороны тещи к зятю или свекрови к невестке;

  3. Случаи, в которых личность одного из супругов сформировалась под влияни­ем гиперопеки или сверхтребователь­ности;

  4. Случаи, в которых со стороны одного из супругов осуществлялась сверхтре­бовательность по отношению к дру­гому, личность которого сформиро­валась под влиянием гиперопеки или сверхтребовательности.

В остальных 13 случаях с супружески­ми проблемами нам не удалось выявить ни прямого, ни косвенного присутствия гиперопеки или сверхтребовательности.

Рассмотрим каждую из выделенных групп случаев более подробно.

Случаи, в которых со стороны одного из супругов по отношению к другому осуществлялась сверхтребовательность

Эта группа оказалась самой многочи­сленной, в нее вошло 23 случая (7 кли­ентов были мужчины и 23 – женщины). Возраст клиентов варьировал от 19 до 64 лет и в среднем составлял 35 лет. В 13 случаях сверхтребовательность наблю­далась со стороны мужа, в 10 – со сто­роны жены.

Проблемы, встречающиеся в этих случаях, можно разделить на два клас­са в зависимости от типа доминирую­щей реакции одного из супругов в ответ на сверхтребовательность к нему со стороны другого супруга. Эти типы реакций составляют основу проблем. Словом «до­минирующая» мы хотим подчеркнуть тот факт, при одновременном присутствии обеих реакций в каждом из этих случаев имеет место относительное преоблада­ние одной из них. Реакция первого типа, которую можно обозначить реакцией покорности, состоит в том, что супруг, подвергающийся сверхтребовательно­сти, начинает подстраиваться под предъ­являемые ему требования, пытаясь жить в соответствии с ними, проявляя терпение. В результате у него начинают периодически возникать состояния подавленности, уныния, горя, усталости от совместной жизни. Реакцией второго типа являет­ся протест супруга против оказываемо­го на него давления, проявляющийся во вспышках раздражения, злости или гнева и соответствующих этим эмоциям фор­мах поведения. У жен сверхтребователь­ных мужей явно доминировала реакция покорности, она встречалась в 10 из 13 случаев. Напротив, у мужей сверхтребо­вательных жен в 8 из 10 случаев наблюдалась реакция протеста.

Ниже приводятся примеры двух слу­чаев, в которых демонстрируются эти два типа доминирующих реакций в от­вет на сверхтребовательность со сторо­ны, соответственно, мужа и жены.

Случай 1.

В консультацию обратилась супру­жеская пара: София (24 года) и Олег (30 лет). В браке состоят всего полгода, жи­вут вдвоем.

Олег сообщил о себе, что у него есть сложившаяся жизненная позиция, кото­рой он неукоснительно следует, и в со­ответствии с которой он предъявляет требования к другим людям, в том числе, к жене. У него отмечается склонность к регламентированности человеческих взаимоотношений. Так, например, он собирается написать конституцию для своей семьи, где будут четко оговорены права и обязанности супругов, правила поведения и санкции за их несоблюде­ние. София характеризует его отноше­ние к ней «как к машине, которая должна выполнять какие-то функции, вне зави­симости от настроения».

Софию раздражает повышенная тре­бовательность мужа по отношению к ней и его повелительный тон. Она против того, что муж «пытается затянуть меня в свой мир», «если начинаешь усту­пать, то чувствуешь, что он еще больше затягивает». Особенно остро она реагирует на требования мужа вести светские беседы с его клиентами по бизнесу, ко­торые очень часто приходят к нему до­мой. Буквально сразу же после свадьбы София стала высказывать в резкой фор­ме свое недовольство таким поведением Олега, несколько раз после очередного скандала уходила ночевать к родителям.

Случай 2.

В консультацию обратилась Алена (29 лет). Замужем 1 год, живут вдвоем с мужем.

О себе сообщила, что была очень требовательна по отношению к мужу: «У меня сформировался идеал человека, с которым я его соотносила; пыталась его переделать, требовала от него проявления мужских качеств; постоянно тер­роризировала его по мелочам, сделай то, сделай это, хотелось, чтобы у него был чистенький и аккуратненький вид, и по этому поводу делала замечания».

Муж старался соответствовать ее тре­бованиям, но недавно заявил, что «я тебя люблю, но жить вместе больше не могу, если мы будем продолжать жить, то я устану или сойду с ума». В настоящее время у него состояние подавленности, «ходит какой-то вялый, не может разговаривать со мной без слез, начинает го­ворить и плачет; постоянно обвиняет себя, говорит, что недостоин меня, что он не очень хороший человек, у него много недостатков, он сделал все, что мог, но ничего не получилось». Кроме того, он стал жаловаться на боли в сер­дце. Несмотря на такое тяжелое состоя­ние мужа, Алена считает, что «он прило­жил недостаточно сил для искоренения своих недостатков».

В нашей практике не встречались слу­чаи с проявлениями в супружеских взаимоотношениях гиперопеки. Возможно, это свидетельствует о том, что отноше­ния гиперопеки среди супругов не столь разрушительны для их совместной жиз­ни, как отношения сверхтребовательности.

Случаи, в которых сверхтребовательность осуществлялась со стороны тещи к зятю или свекрови к невестке

Эта группа состояла из 7 случаев (1 клиент был мужчина и 6 – женщи­ны). Возраст клиентов варьировал от 22 до 68 лет и в среднем составлял 37 лет. В 5-ти случаях сверхтребовательность наблюдалась со стороны тещи к зятю, в 2-х – со стороны свекрови к невестке.

Во всех этих случаях основу про­блем составляли напряженные отноше­ния между тещей и зятем или свекровью и невесткой, которые возникали в ре­зультате несоответствия требований, предъявляемых тещами или свекровями к поведению своих зятьев или невесток. Два следующих случая иллюстрируют эти проблемы.

Случай 3.

В консультацию обратилась Олеся (26 лет). В браке 7 лет. Живут вчетвером: она, ее мать, муж и ребенок (6 лет).

Олеся характеризует свою мать как «властного человека с трудным харак­тером», постоянно вмешивающегося в жизнь молодой семьи.

По ее словам, вследствие этого вме­шательства муж «никогда не чувствовал себя хозяином в этом доме, они посто­янно конфликтовали с тещей по разным поводам, особенно по поводу воспитания ребенка». Как выяснилось, Олеся в этих конфликтах была в большей степени на стороне матери, она говорила мужу, что «раз ты пришел к нам в дом, то соблюдай заведенные порядки». В результате начали возникать ссоры и между супругами. Муж стал задерживаться на работе, приходить поздно и нередко выпивши. Олеся по на­ущению матери запретила приходить ему пьяному домой и однажды сказала, что «если будешь пить, я с тобой разведусь». На что муж ответил: «Давай разводиться, все равно у нас жизни никакой не было».

Случай 4.

В консультацию обратилась Антони­на (55 лет). Живет вместе с мужем, сы­ном, невесткой и двумя внучками (6 лет и 1 год). Сын женат 7 лет.

В ходе беседы выяснилось, что Ан­тонина сразу же после женитьбы сына стала активно вмешиваться в жизнь молодой семьи и особенно невестки: «С первых дней нашей жизни у меня было такое желание, чтобы она смо­трелась, была культурной, была образо­ванной; это я старалась для сына, чтобы у него была хорошая жена».

Невестка стала сопротивляться этому вмешательству, устраивая громкие скан­далы, во время которых «она кричала, что ненавидит свекровь, что свекровь ее затравила, что она живет в невыноси­мых условиях». В последнее время скан­далы участились и стали возникать по самым незначительным поводам. Сын в этом конфликте в большей степени принимает сторону своей жены. Анто­нина считает, что ее «обижают незаслу­женно», поскольку она «очень много помогла для становления их семьи».

Случаи, в которых личность одного из супругов сформировалась под влиянием гиперопеки или сверхтребовательности

Эта группа состояла из 12 случаев (9 клиентов были мужчины, 9 – женщи­ны). Возраст клиентов варьировал от 24 до 48 лет и в среднем составлял 32 года. В 9-ти случаях один из супругов (7 мужчин и 2 женщины) обладал типом лич­ности, ориентированным на внешнюю помощь, сформировавшимся в детстве под влиянием гиперопеки, и в 3 случа­ях (все 3 – мужчины) – типом личности, ориентированным на соответствие сво­его поведения требованиям других людей, сформировавшимся в детстве под влиянием сверхтребовательности. Как видно из приведенной статистики, эти два типа личности в значительно боль­шей степени наблюдались у мужчин (в 10 случаях) и только в 2 случаях – у женщин.

Основу проблем в семьях с мужьями, обладающими личностью, ориентиро­ванной на внешнюю помощь, составля­ли претензии к ним жен по поводу их чрезмерной ориентации на внешнюю помощь, конкретными формами прояв­ления которой были, как правило, лень, беззаботность, безответственность по отношению к решению семейных во­просов. Кроме того, они нередко выказывали недовольство повышенной при­вязанностью мужей к своим родителям. Проблемы в семьях с женами, обладаю­щими данным типом личности, заклю­чались в их претензиях к своим мужьям по поводу их недостаточной помощи, заботы и внимания к ним.

В двух следующих случаях приводят­ся примеры подобных проблем. В одном из них тип личности, ориентированный на внешнюю помощь, наблюдается у мужа, в другом – у жены.

Случай 5.

В консультацию обратились муж Ки­рилл (35 лет) и жена Анна (35 лет). Они женаты 6 лет, есть дочь (4 года), живут втроем, отдельно от родителей.

По словам Анны, родители всегда опекали и продолжают опекать ее мужа вплоть до настоящего времени: «Они всегда поддерживали его материально, любят давать ему советы, а он их слушается; он со мной не советуется, все важ­ные вопросы решает со своими родителями». Кирилл характеризует свою жизнь с родителями до женитьбы как легкую и беззаботную: «Я отношусь к родителям с пиететом; мне в жизни никогда не при­ходилось прикладывать каких-либо усилий для достижения каких-то целей, я их просто не ставил перед собой, т.е. всегда плыл по течению, не было никакой целе­устремленности; у меня всегда было хо­рошее настроение, я привык считать, что все разрешится само собой».

Основные претензии Анны к мужу за­ключаются в том, что он «должен обес­печивать семью, быть опорой в жизни, сам решать свою судьбу», а вместо этого он «не стремится зарабатывать больше, последние 4 месяца вообще не работает, апатично относится к жизни; я верчусь, а он лежит на диване и смотрит телеви­зор; до сих пор считает себя частью той семьи, а я и дочь должны войти в состав его семьи». Эти претензии Анна перио­дически высказывает Юрию, после чего происходят скандалы. Два раза муж по­давал заявление на развод и сам же за­бирал его.

Случай 6.

В консультацию обратились жена Яна (24 года) и муж Антон (24 года). В браке состоят 4 года, живут вдвоем.

Яна сообщила, что в детстве ее очень опекала мать: «Я инфантильная, мама за меня принимала все решения, все делала за меня, старалась во всем помочь».

Проблемы в семье начались год на­зад после того, как Яна окончила инсти­тут и начала трудовую деятельность. За этот год она поменяла три места работы, так как везде сталкивалась с различного рода трудностями, которые, по ее сло­вам, «выбивали меня из колеи, у меня на­чиналась депрессия, опускались руки». Яна «начала жаловаться на свою жизнь мужу». Антону это было неприятно, он стал чаще задерживаться на работе, а Яна в ответ на задержки мужа устраивала скандалы, обвиняя его в недоста­точности чуткости, заботы и внимания к ней. Виктор весь этот период «чувст­вовал себя виноватым за все ее пробле­мы». В настоящее время он собирается подать заявление на развод, поскольку устал от скандалов и обвинений.

Во всех трех семьях с мужьями, обла­дающими личностью, ориентирован­ной на соответствие своего поведения требованиям других людей, пробле­мы были тесно связаны с характерной для данного типа личности чертой – повышенной привязанностью к своим родителям. Ниже приводится один из примеров проблемы, связанной с этой чертой.

Случай 7.

В консультацию обратились жена Ирина (29 лет) и муж Валентин (30 лет). Женаты 4 года, живут вдвоем.

По словам Ирины, у ее свекрови «властный характер, она всегда руково­дила всеми членами ее семьи», в том чи­сле, своим сыном. Валентин очень при­вязан к матери и бабушке, «они для него – святые люди». Он не менее одного раза в две недели уезжает к ним на выходные навестить (они живут за городом) или уезжает по первому требованию матери, «как она прикажет, так и будет». Там «он делает по хозяйству все, что его попро­сят». Когда у Валентина заболела бабушка, «он развил бурную активность, чтобы достать нужные лекарства».

Ирину раздражает привязанность Ва­лентина к родителям и его постоянная готовность помогать им, поскольку в своей семье он ведет себя совершенно иначе: «дома он ложится на диван, а я кручусь; если у него нет настроения, он может целый день пролежать на диване». При этом Ирина специально поясняет, что «мне работа по дому не в тягость, но меня раздражает, что он там помогает, а мне нет; не могу уговорить вбить гвоздь для вешалки и сделать задвижку, получа­ется, что основная семья там, а не здесь».

Случаи, в которых со стороны одного из супругов осуществлялась сверхтребовательность, а личность другого сформировалась под влиянием гиперопеки или сверхтребовательности

Эта группа состояла из 11 случаев (2 клиента были мужчины и 11 – женщи­ны). Возраст клиентов варьировал от 22 до 39 лет и в среднем составлял 29 лет.

Проблемы в данной группе случаев были очень сходны с проблемами, ха­рактерными для первой группы, в кото­рой один из супругов проявлял сверхтре­бовательность по отношению к другому. Основу этих проблем так же составляли реакции покорности или протеста того супруга, по отношению к которому осу­ществлялась сверхтребовательность, с той лишь разницей, что тип его личности, сформировавшиеся под влиянием гиперопеки или сверхтребовательности, вносил свой специфический вклад в со­держание супружеских проблем.

Этот специфический вклад мы проде­монстрируем на примерах трех случа­ев, соответственно, с тремя разными ти­пами личности – ориентированными на внешнюю помощь, на соответствие своего поведения требованиям других людей, и на протест против такого соответствия. В этой группе случаев все указанные типы наблюдались только у жен.

Личность, ориентированная на внеш­нюю помощь, встречалась в 5 случаях. В каждом из них у жен доминировала реакция покорности с характерными для относящихся к третьей группе случаев жалобами на недостаточную по­мощь, заботу и внимание к ним со сто­роны мужей. Ниже приводится пример одного из этих случаев.

Случай 8.

В консультацию обратилась Лидия (23 года). В браке состоит 4 года. Живет с мужем, свекром и свекровью.

О своем детстве она сообщила, что росла в атмосфере тепла, заботы и вни­мания, которую создавали ее родите­ли: «У нас все заботились друг о друге». В нынешней семье к ней отношение совершенно иное: со стороны свекрови и мужа предъявляются повышенные тре­бования. По словам Лидии, у нее «очень властная свекровь», которая «постоянно дает понять, что я недостаточно забо­чусь о муже», «муж также все время пыта­ется меня переделать», а «я не могу даже высказать свое мнение», «у меня такое чувство, что об меня вытирают ноги».

В результате этого двойного давле­ния у Лидии возникают состояния подав­ленности, она часто плачет, «в последнее время появились боли в сердце». Кроме того, Лидия жалуется на многочисленные жизненные трудности: «утром труд­но встать, тяжело добираться до работы, очень устаю на работе так, что вечером нет сил поесть». Основная претензия к мужу – недостаточность заботы и вни­мания. Как она говорит: «Если нет забо­ты и поддержки со стороны мужа, то зачем он тогда нужен; если жить с чело­веком и не получать от него внимания, тогда зачем с ним жить». Идеалом отно­шения мужа к жене является для нее при­мер семьи подруги: «У нее муж пришел с работы, устал, не устал, голодный, не го­лодный, все бросит и на другой конец Москвы помчится ее встретить, если она ему позвонит и попросит».

Личность, ориентированная соот­ветствие своего поведения требовани­ям других людей, встречалась в 4 случа­ях. Во всех них у жен наблюдалась более ярко выраженная реакция покорности с более безропотным подчинением тре­бованиям мужей, чем в первой группе случаев. Ниже приводится пример одно­го из них.

Случай 9.

В консультацию обратилась Кристи­на (39 лет). Замужем 14 лет. Живет с му­жем и двумя детьми (6 и 9 лет).

Характеризуя мужа, она сообщает, что «он полный хозяин в доме, лидер, ведет себя грубо, не считаясь с интере­сами других, люди для него – средство для достижения своих целей». Его позиция в отношении семьи состоит в том, что «муж – это глава семьи, а жена долж­на ухаживать за мужем и детьми, зани­маться домашним хозяйством». Кристи­на полностью разделяет эту позицию, ее тяготит лишь повышенная требователь­ность и грубость мужа. Все эти годы она периодически испытывала состояния подавленности, «успокаивалась только тогда, когда муж во время отпуска уез­жал», (муж всегда проводил отпуск один без семьи), даже «дети плакали и говорили, что не хотят, чтобы он приезжал».

Несколько лет назад муж стал ей гово­рить, что она не устраивает его «духовно и как женщина». Два года назад у него по­явилась любовница и он этого от жены не скрывает. На предложение Кристины пе­реехать к любовнице ответил, что «буду жить с двумя, так как хочу быть счастливым». Последнее время он часто говорит ей: «Чтоб ты сдохла». Несмотря на такое отношение, Кристина не хочет уходить от мужа, поскольку любит его и считает, что у детей должен быть отец.

В 2 случаях у жен наблюдался тип личности, ориентированный на про­тест против соответствия своего поведе­ния требованиям других людей. В обоих этих случаях жены давали очень резкий отпор в ответ на сверхтребовательность по отношению к ним со стороны их му­жей. В качестве иллюстрации мы приво­дим один из них.

Случай 10.

В консультацию обратилась Елизаве­та (22 года). Замужем 4 года. Живет вдво­ем с мужем.

О своих взаимоотношениях с мате­рью сообщила, что «у мамы были креп­кие жизненные устои, высокие мораль­ные принципы – это надо, это не надо; она сама такая и хотела видеть такими других, пыталась воспитать меня по какому-то образцу, по системе Мака­ренко; меня никогда не жалела, сильно мной манипулировала». Елизавета «всег­да протестовала против ее давления, в 14-15 лет стала ходить на ночные ди­скотеки, убегала из дома на 2-3 дня».

В 18 лет познакомилась со своим бу­дущим мужем, который старше ее на 14 лет, и сразу же ушла к нему жить. Вскоре они поженились. По словам Елизаве­ты, «муж был очень требовательный, ему нужна была жена, которая ставит семей­ную жизнь выше собственной самореали­зации». С его точки зрения «муж должен зарабатывать деньги, а жена готовить, сти­рать, убирать». Первые 3 года она занима­лась домашним хозяйством с удовольст­вием, поскольку ей «казалось, что лучше человека нет, но потом прозрела». Так на­зываемое прозрение наступило, когда она захотела пойти работать, чтобы «реализо­вать себя», а муж стал возражать. Елизавета настояла на своем, и через год по ее ини­циативе они разошлись.

Выводы

Результаты исследования консульта­ционных случаев с супружескими про­блемами позволяют сделать следующие выводы:

  1. В 80% случаев обнаружено прямое или косвенное присутствие гиперопеки или сверхтребовательности. Прямое присутствие означает, что гиперопека или сверхтребовательность явно на­блюдаются во взаимоотношениях су­пругов. Косвенное присутствие указы­вает на то, что у супругов наблюдаются аномальные типы личности, сформи­ровавшиеся у них в детстве под влия­нием гиперопеки или сверхтребовательности.

  2. Разработана классификация случа­ев, основаниями которой являют­ся различные варианты прямого или косвенного участия гиперопеки или сверхтребовательности в возникновении супружеских проблем.

  3. Показано, что многие проблемы су­пругов тесно связаны с аномально­стью их собственной личности или личности людей из их ближайшего окружения, прежде всего, жен, мужей и родителей.

Литература:

Адлер А. Наука о характерах. Понять природу человека. – Санкт Петербург : Академический проект ; Гаудеамус, 2014. – 240 с.

Адлер А. Практика и теория индивидуальной психологии. – Москва : Прагма, 1993. – 175 с.

Дзукаева В.П., Садовникова Т.Ю. Роль матери и отца в развитии индивидуации юношей и девушек: кросс-культурный аспект // Национальный психологический журнал. – 2014. – № 4(16). – С. 52–63. DOI: 10.11621/npj.2014.0406

Капустин С.А. Использование экзистенциального критерия для оценки личности гиперопекающих и сверхтребовательных родителей в семьях клиентов психологической консультации по детско-родительским проблемам // Вестник Московского университета. Серия 14. Психология. – 2015. – №2 – С. 51-62.

Капустин С.А. Особенности личности детей в семьях клиентов психологической консультации // Национальный психологический журнал. – 2015. – № 1(17). – С. 79-87. DOI: 10.11621/npj.2015.0109

Капустин С.А. Стили родительского воспитания в семьях клиентов психологической консультации по детско-родительским проблемам // Вестник Московского университета. Серия 14. Психология. – 2014. – № 4. – С. 76-96.

Капустин С.А. Сбалансированный стиль родительского воспитания и его влияние на развитие личности детей // Национальный психологический журнал. – 2015. – № 4(20) (в печати)

Капустин С.А. Экзистенциальный критерий нормальности и аномальности личности в классических направлениях психологии и психотерапии. – Москва: Когито-Центр, 2013. – 101 с.

Роджерс К. Взгляд на психотерапию. Становление человека. – Москва : Прогресс, Универс, 1994. – 480 c.

Роджерс К. Клиент-центрированная психотерапия: теория, современная практика и применение. – Москва : Психотерапия, 2007. – 560 c.

Серых А.Б., А.А. Лифинцева. Влияние факторов, связанных с особенностями родителей, на эффективность психотерапии детей и подростков // Национальный психологический журнал. – 2014. – № 2(14). – С. 91-96. DOI: 10.11621/npj.2014.0211

Франкл В. Доктор и душа. – Санкт Петербург : Ювента, 1997. – 287 с.

Франкл В. Страдания от бессмысленности жизни. Актуальная психотерапия. – Новосибирск : Сибирское университетское издательство, 2011. – 105 с.

Франкл В. Человек в поисках смысла : сборник. – Москва : Прогресс, 1990. – 368 с.

Фрейд 3. Введение в психоанализ : лекции. – Москва : Наука, 1989а. – 456 с.

Фрейд 3. Психология бессознательного : сборник произведений. – Москва : Просвещение, 1989б. – 448 c.

Фромм Э. Бегство от свободы. – Москва: МНПП «ЭСИ», 1990а. – 272 c.

Фромм Э. Иметь или быть? – Москва: Прогресс, 1990б. – 333 c.

Фромм Э. Психоанализ и этика. – Москва. М.: Республика, 1993. – 415 c.

Фромм Э. Человек для себя. – Москва: Астрель, 2012. – 290 с.

Юнг К. Архетип и символ. – Москва : Ренессанс, 1991. – 300 c.

Юнг К. Психология бессознательного. – Москва : Канон, 1994. – 320 с.

Rogers C.R. A theory of therapy, personality and interpersonal relationships as developed in the client-centered framework // Psychology: A study of a science / Ed. by S. Koch. N.Y.: McGraw-Hill Book Company, INC. – 1959. – Vol. 3. – 184–256.

Для цитирования статьи:

Капустин С.А. Влияние гиперопеки (сверхтребовательности) на возникновение супружеских проблем. // Национальный психологический журнал. – 2016. – № 1(21). – С. 62-69.

Kapustin Sergey A. (2016). Influence of hyperprotection (overexactness) on marital problems. National Psychological Journal. 1, 62-69.

О журнале Редакция Номера Авторы Для авторов Индексирование Контакты
Национальный психологический журнал, 2006 - 2017
CC BY-NC

Все права защищены. Использование графической и текстовой информации разрешается только с письменного согласия руководства МГУ имени М.В. Ломоносова.

Дизайн сайта | Веб-мастер