ISSN 2079-6617 (Print)
ISSN 2309-9828 (Online)
Ru | En
РПО
Факультет психологии МГУ имени М.В. Ломоносова
Главная RSS Поиск

ГлавнаяВсе статьи журналаНомера

Вишнева А.Е. Особенности самооценки у больных с различными речевыми нарушениями. // Национальный психологический журнал. – 2016. – № 1(21). – С. 53-61.

Автор(ы): Вишнева А.Е.;

Аннотация

В статье представлены результаты исследования самооценки у пациентов, перенесших инсульт или черепно-мозговую травму и страдающих различными речевыми расстройствами. Все пациенты на момент исследования проходили курс нейрореабилитации. Самооценка рассматривается как важный параметр в исследовании психологического статуса пациентов. В стрессовой ситуации болезни самооценка изменяется, что искажает систему жалоб пациентов и усложняет психокоррекционную работу. Самооценка исследуется при помощи трех различных методик, позволяющих раскрыть как количественные, так и качественные ее характеристики. В исследовании приняли участие пациенты с различными речевыми дефектами (моторными афазиями, височными афазиями, дизартриями). Для получения полной картины изменения самооценки именно в ситуации болезни, исследуется актуальная самооценка, а также ретроспективное (до болезни) и идеальное оценивание себя. Выявлено, что для пациентов с моторными формами афазии характерна заниженная самооценка себя в настоящем и в идеальном плане на фоне завышенной ретроспективной самооценки. Пациенты с височными формами афазий демонстрировали обратную картину оценивания себя до болезни, на настоящий момент и в идеале. Нарушение экспрессивной стороны речи является наиболее инвалидизирующим фактором, накладывающим значительные ограничения на такие социальные сферы, как карьера, дружеские отношения, физическая привлекательность. Ограничения коммуникативных возможностей компенсируется у пациентов с моторными формами афазий приоритетным выбором морально-этических качеств для характеристики себя на момент болезни. При помощи сопоставления результатов разных методик выявлена декларируемая самооценка (для других) и самооценка для себя. Полученные результаты указывают на то, что качество речевого дефекта является значимым фактором в изучении самооценки.

Страницы: 53-61
Поступила: 20.11.2015
Принята к публикации: 12.12.2015
DOI: 10.11621/npj.2016.0107

Разделы журнала: Психофизиология;

Ключевые слова: нейрореабилитация; самооценка; декларируемая самооценка; самооценка для себя; Я-реальное; Я-идеальное; социальная значимость болезни;

PDF: /pdf/npj-no21-2016/npj_no21_2016_053-061.pdf

Доступно в on-line версии с 06.07.2016

В современной нейрореабилита­ции отмечается тенденция ис­пользования комплексного под­хода к восстановлению пациентов. Комплексный подход в нейрореабилита­ции заключается в сочетании медикамен­тозного лечения, нейропсихологической коррекции, психотерапевтической и со­циальной работы с пациентами (Шклов­ский, 2002; Цветкова, 2004; Григорьева, 2012; Tyerman, 2004; Wilson, 2004). Для проведения эффективной психокоррек­ционной работы с пациентами необхо­дима правильная диагностика их пси­хологического статуса, важное место в которой занимает исследование самоо­ценки таких пациентов.

Самооценка является одной из зна­чимых личностных характеристик, на­правляющих регулятивные процессы и обуславливающих психологическое здоровье личности (Чеснокова, 1977). Самооценка формируется на базе оце­нок субъекта окружающими, и в зрелом виде представляет хорошее и стабильное знание субъектом самого себя (Борозди­на, 2011, Чеснокова, 1977). Во многих исследованиях (Соколова Е.Т., Бороздина Л.Н., Тхостов А.Ш., Глозман Ж.М.) показа­но, что самооценка сильно меняется в за­висимости от ситуации, особенно, если это стрессовая ситуации болезни (Тхо­стов, Степанович, 1987). Самооценка или неадекватно завышается, что зачастую может быть следствием работы защит­ных механизмов личности и приводить к анозогнозии, к снижению критично­сти, или оказывается неадекватно за­ниженной, что влечет за собой депрессивные и ипохондрические состояния человека (Соколова, 1989). Изменение самооценки в значительной мере может искажать картину болезни пациента, что усложняет контакт специалистов с паци­ентами, искажает систему жалоб пациен­та и затрудняет реабилитационную рабо­ту в целом (Соколова, Николаева, 1995; Вишнева, 2013).

До сих пор нет однозначных данных о том, какие именно параметры самооцен­ки являются оптимальными для нормаль­ной адаптации и функционирования в обществе людей, перенесших инсуль­ты и черепно-мозговые травмы. Извест­но, что патологическим является как недифференцированность идеальной и реальной самооценки, их слияние, при­водящее к непродуктивности деятельнос­ти (Братусь, Павленко, 1986), так и гипер­разведение идеальной и реальной целей, что также может повлечь за собой невро­тические нарушения личности пациента.

Описание исследования

Исследование имело несколько целей:

  1. Определить уровень самооценки и описать ее качественные различия у пациентов с различными речевыми нарушениями (моторные формы афа­зий, височные формы афазий, паци­енты с дизартриями);

  2. Исследовать оценивание пациентами себя до болезни, на настоящий мо­мент и в идеальном плане;

  3. Использовать для исследования са­мооценки три различных психоди­агностических методики с целью по­лучения более полного и глубокого представления о феномене самоо­ценки. Сочетание использования трех различных методик позволит повы­сить достоверность и объективность исследования самооценки.

Характеристика пациентов

Исследование проводилось на базе Центра патологии и нейрореабилита­ции (ЦПРиН). В исследовании приняли участие 70 пациентов в возрасте от 20 до 45 лет на момент проведения обследова­ния (средний возраст – 32,6 г.). Невро­логические диагнозы пациентов, пере­несших инсульты: хроническая ишемия головного мозга, инфаркт головного мозга в бассейне левой средней мозго­вой артерии; разрыв аневризмы в бас­сейне левой средней мозговой артерии, субархноидальное кровоизлияние. Па­циенты, перенесшие черепно-мозговые травмы, имели следующие неврологи­ческие диагнозы: ушиб головного мозга тяжелой и средней тяжести, субархно­идальное кровоизлияние (развивалось у некоторых пациентов в результате че­репно-мозговой травмы).

По нейропсихологическому диагнозу все пациенты были разделены на 3 груп­пы в зависимости от нейропсихологиче­ского синдрома:

  1. Пациенты с поражениями премотор­ных и постцентральных (теменных) от­делов коры левого полушария: комплек­сная моторная афазия, динамическая мануальная апраксия, кинестетическая мануальная апраксия – передние фор­мы афазии (за исключением динамиче­ской афазии) – 13 чел.

  2. Пациенты с поражениями височных от­делов коры левого полушария: сенсор­ная, акустико-мнестическая афазия – височные формы афазии – 30 чел.

  3. Пациенты с поражениями подкорко­вых структур головного мозга: наруше­ние нейродинамического компонента психической деятельности – дизар­трия – 27 чел.

Речевой дефект на момент обследова­ния у всех пациентов был средне-легкой и легкой степени выраженности (по ре­зультатам нейропсихологического обследования и количественной оценки речи КОР (Методика оценки …, 1981). Это не мешало пациентам в полной мере понимать предлагаемые вопросы методик и оценивать собственное со­стояние.

Обязательным условием включения пациентов в настоящее обследование было отсутствие снижения когнитивно­го уровня и сохранность критического отношения к собственному состоянию.

Процедура и методы исследования

В работе использовался методический комплекс, включающий в себя психоло­гическую и медицинскую диагностику, а также методы статистической обработ­ки данных. Психологическое исследова­ние было представлено рядом этапов.

Первый этап включал в себя ней­ропсихологическую диагностику речи и других высших психический функций пациентов (праксиса, гнозиса, интел­лектуально-мнестической деятельности, произвольной регуляции) (Цветкова и др., 1981; Хомская, 2010).

На втором этапе проводилось полу­структурированное клиническое ин­тервью с целью сбора дополнительных анамнестических фактов, оценивания полноты понимания пациентами обращенной развернутой речи. Проводилось изучение медицинских историй болез­ни для исключения из эмпирической вы­борки пациентов с отягченными анамне­зами (сопутствующими соматическими заболеваниями, повторными инсульта­ми, с множественными очагами пора­жения головного мозга, с алкоголизмом в анамнезе).

На третьем этапе проводилось психо­логическое исследование самооценки. Для получения полной картины самоо­ценки были выбраны следующие мето­дики:

1. Методика Дембо-Рубинштейн (Рубинштейн, 1999).

В нашем исследовании шкала «ум» была заменена шкалой «самочувствие». Были использованы шкалы: «здоро­вье», «самочувствие», «характер», «сча­стье». По результатам предварительного клинического интервью с пациентами было выявлено, что понятия «здоровье» и «самочувствие» для пациентов име­ют различное значение. Это обусловле­но спецификой заболевания: пациенты, перенесшие инсульты и черепно-моз­говые травмы, находящиеся на этапе реабилитации, как правило, не имеют угрозы жизни, их физическое состоя­ние оценивается как стабильное. По результатам беседы оказалось, что паци­енты не страдают какими-либо болями и стойкими недомоганиями. Таким обра­зом, исследование оценки самочувствия пациентов дает нам лучшее понимание представлений пациентами своего со­стояния здоровья. Также для получения более точной позиции испытуемого по той или иной характеристике (здоровья, самочувствия, счастья и характера) была введена 100-бальная система оценок. Так, 100 баллов соответствовали вер­хнему полюсу каждой шкалы, абсолют­но хорошим показателям, 0 баллов соот­ветствовало нижнему полюсу каждой из характеристик.

2. Методика самооценки, метод «ранжирования определений». Методика является модификацией метода измерения самооценки, предложенного американским психологом R. Wylie в 1974–1979 гг. (Wylie, 1979).

Данная методика была модифици­рована Ж.М. Глозман для оценивания пациентами с речевыми нарушения­ми «Я-реального», «Я-до-болезни» и «Я- идеального», а также для взаимооценок больного его родственниками (Глозман, 2002). Метод семантического оценива­ния и эмоционально-личностного отно­шения пациента к себе или значимому другому состоит из 20 характеристик:

  1. легкость в общении;

  2. честность;

  3. активность;

  4. чуткость;

  5. независимость в суждениях и оцен­ках;

  6. творческий подход к любимому делу;

  7. организаторские способности;

  8. практичность;

  9. широта взглядов;

  10. сила воли;

  11. справедливость;

  12. физическое совершенство;

  13. хороший характер;

  14. сообразительность;

  15. уверенность в себе;

  16. самокритичность;

  17. реалистичность;

  18. умение привлекать людей;

  19. оптимистичность;

  20. высокая общая культура.

В нашем исследовании пациенту предлагалось выбрать из 20 определе­ний 10, которые «лучше всего описыва­ют его и его характер». Затем проран­жировать выбранные характеристики по их выраженности/представленности в характере: 1 ранг – самая выраженная характеристика, 10 – наименее выра­женная характеристика. Таким образом, мы получали иерархию личностных характеристик пациента. После оценива­ния себя на настоящий момент, каждому пациенту предлагалось таким же обра­зом оценить себя ретроспективно до бо­лезни («Я-до-болезни»), а затем создать при помощи еще одного выбора и ран­жирования 10-ти характеристик свой идеальный образ («Я-идеальное»).

3. Методика «Оценка социальной значимости болезни» А.И. Сердюка (Малкина-Пых, 2005, С. 63).

Методика позволяет выделить и под­вергнуть количественной оценке влия­ние болезни на разные сферы социаль­ного статуса пациентов. Результатами данной методики являются 10 шкал, оценивающие разные параметры социаль­ной жизни респондентов:

  1. ограничение ощущения силы и энергии;

  2. ухудшение отношения к больному в семье;

  3. ограничение удовольствий;

  4. ухудшение отношения к больному на работе;

  5. ограничение свободного времени;

  6. ограничение карьеры;

  7. снижение физической привлека­тельности;

  8. формирование чувства ущербно­сти;

  9. ограничение общения;

  10. материальный ущерб.

Максимальное количество баллов по каждой шкале – 10, свидетельствует о выраженных ограничениях данной со­циальной сферы болезнью. Минималь­ное количество баллов – 2, показывает минимальное изменение социальной сферы под воздействием болезни.

Для адаптации оригинального опро­сника для нашей выборки пациентов, каждый из 10-ти вопросов мы раздели­ли на два более коротких и однознач­ных утверждения. Это было сделано для упрощения понимания смысла вопросов пациентами с речевыми нарушениями.

Методики Дембо-Рубинштейн и «Ран­жирование определений» проводились с испытуемыми трижды: для оценки себя до болезни, на настоящий момент и в идеальном плане.

Обработка полученных результатов проводилась при помощи статистиче­ской программы IBM SPSS Statistics 22. Сначала проводится корреляционный анализ для подтверждения согласованности методик. Результаты корреля­ционного анализа показали наличие значимых корреляций между аналогич­ными по смыслу шкалами разных мето­дик, что указывает на адекватность ис­пользуемых методик для исследования самооценки и на высокую их внутрен­нюю валидность. Далее проводился од­нофакторный дисперсионный анализ (ANOVA), при помощи которого выявля­лись различия в оценивании себя паци­ентами с различными нейропсихологическими диагнозами. Для исследования ретроспективной самооценки и идеального Я-образа в разных группах пациен­тов проводился дисперсионный анализ повторных измерений (ОНЛ-повторные измерения) для методики Дембо-Рубин­штейн и методики «Ранжирование определений».

Результаты исследования и их обсуждение

Пациенты с моторными формами афазий склонны давать завышенную оценку своего «здоровья», «самочувст­вия» и «характера» в методике Дембо-Рубинштейн в прошлом («Я-до-болезни») по сравнению со всеми другими паци­ентами (см. рис. 1 и табл. 1). Идеальный Я-образ у них был, наоборот, самый пес­симистичный. По шкале «счастья» эти пациенты давали самые низкие оценки в настоящем и в идеальном плане (зна­чимость различий р≤0,05) по сравне­нию с другими пациентами. Самооценка в настоящем соответствует нормативным показателям (выше среднего) здоровых пациентов (см. табл. 1 и рис. 1). Завышен­ная самооценка до болезни в сочетании с более низкой оценкой счастья в настоя­щем и с заниженными оценками идеаль­ного Я-образа указывает на субдепрес­сивное состояние моторных пациентов. Данное эмоциональное состояние может носить как первичный характер, т.е. быть обусловлено анатомическими изменениями мозга, так и быть реакцией пациен­тов на ограничение речевой деятельнос­ти (Глозман, 2002).

Здор.

Самоч

Хар.

Счаст.

Здор.

Самоч

Хар.

Счаст

Здор.

Самоч

Хар.

Счаст

До болезни

В настоящем

Идеальный Я-образ

Дизар. N-27

82,67

82,33

71,56

75,67

55,74

66,48

67,93

71,22

77,41

83,27

80,15

85,85

височные аф. N-30

85,80

84,23

71,66

81,61

61,87

69,87

72,55

69,00

85,93

88,23

80,34

91,41

моторные аф. N-13

89,62

91,92

82,69

81,15

61,15

62,54

70,08

56,92

80,36

77,75

80,00

72,18

Таблица 1. Средние значения оценивания себя в настоящем, ретроспективно и в идеале по методике Дембо-Рубинштейн.


Рисунок 1. Различия в самооценке между пациентами с разным нейропсихологическим диагнозом

По результатам последующей клини­ческой беседы при выполнении мето­дики Дембо-Рубинштейн большинство пациентов аргументировали высокую оценку хорошим самочувствием и тем, что они «не чувствуют себя больными». Это касалось и пациентов с выражен­ными гемипарезами правых или левых конечностей, т.е. с очевидными инвали­дизирующими последствиями болезни. Учитывая тот факт, что в исследовании приняли участие пациенты без нейроп­сихологических нарушений критично­сти, мы предполагаем, что завышенная самооценка в методике Дембо-Рубинш­тейн, это декларируемая для других по­зиция, обусловленная работой защит­ных механизмов личности. Оценивая «здоровье», «самочувствие», «характер» и «счастье» достаточно высоко в методи­ке Дембо-Рубинштейн, пациенты все же высказывали в методике «Оценка социальной значимости болезни» жалобы на ограничения, накладываемые болезнью на различные сферы жизни.

Большинство пациентов затрудня­лись аргументировать высокую оценку собственного характера и испытывали трудности при описании конкретных черт своего характера, особенно это ка­салось негативных черт. Это указывает на ограниченность рефлексии и эмоци­ональной сферы пациентов, что может быть следствием когнитивных наруше­ний после болезни или же характероло­гических особенностей пациентов.

Пациенты с височными формами афазий, наоборот, имели наиболее оп­тимистичные ожидания изменения сво­его здоровья, самочувствия и счастья в будущем («Я-идеальное») (см. рис. 1). Также они в среднем выше всех дру­гих пациентов оценивали свой характер и самочувствие в настоящем (значимость различий на уровне тенденции) при уме­ренных оценках себя до болезни. Это указывает на более оптимистичный эмо­циональный фон, на игнорирование соб­ственного речевого дефекта у височных пациентов по сравнению с моторными пациентами. Данная картина объяснят­ся спецификой речевых дефектов (Цвет­кова, 2004; Хомская, 2010). Более легкое переживание речевого дефекта, наблю­даемое у пациентов с височными форма­ми афазий, связано еще с реакцией окру­жающих на речевые дефекты пациентов. Дефекты импрессивной речи и слабость слухо-речевой памяти у височных паци­ентов, как правило, выглядят менее пугающими для окружающих, чем нару­шения экспрессивной речи у моторных пациентов, при полной сохранности по­нимания. Невозможность высказать соб­ственные мысли порождает фобию ком­муникаций и способствует обеднению социальных связей и самоизоляции мо­торных пациентов.

Пациенты с дизартриями демонстри­ровали самые умеренные и средние оценки по всем шкалам и наименьший разброс в оценке себя в настоящем, ре­троспективно и в идеальном плане.

В методике «Ранжирования опреде­лений» пациенты с афазиями, особенно с моторными формами, для характери­стики себя на настоящий момент зна­чимо чаще, чем другие пациенты, вы­бирали характеристики: «честность», «активность», «сила воли», «справедли­вость» и реже – коммуникативные и со­циально-обусловленные характеристики: «легкость в общении», «умение привле­кать людей», «независимость в суждениях и оценках», «широта взглядов», «творче­ский подход к любимому делу», «опти­мистичность» (см. табл. 2). Таким обра­зом, в личностных портретах моторных пациентов на момент болезни преобла­дают морально-этические характеристики, в то время как характеристики коммуникативности и внешней удачли­вости выбираются ими реже, чем други­ми пациентами. Но коммуникативные ха­рактеристики преобладают у моторных пациентов в оценке себя до болезни и в идеальном плане, что указывает на значимость для них коммуникативных характеристик. Частота их выбора сни­жается в настоящем у моторных паци­ентов именно вследствие дефектов эк­спрессивной речи. Возрастание частоты морально-этических характеристик на момент болезни может рассматриваться как компенсация речевого дефекта.

 

До болезни

В настоя­щем

Идеаль­ный Я-образ

До болез­ни

В настоя­щем

Идеальный Я-образ

Честность

Легкость в общении

Дизарт.

2,55

4,05

3,41

3,95

3,23

3,14

Височн.

4,68

4,48

4,00

5,25

3,76

4,36

Моторн.

3,62

6,55

5,27

5,25

2,64

5,18

Активность

Умение привлекать людей

Дизарт.

4,50

3,45

4,36

2,00

2,00

1,86

Височн.

3,00

3,12

3,68

2,78

2,24

2,60

Моторн.

5,55

5,82

2,64

1,82

0,09

1,18

Сила воли

Независимость в суждениях и оценках

Дизарт.

3,32

3,91

4,68

1,68

2,14

1,73

Височн.

3,08

3,72

5,24

1,52

1,48

2,24

Моторн.

5,00

6,55

4,18

1,09

0,36

1,45

Справедливость

Широта взглядов

Дизарт.

2,86

2,59

2,00

1,50

2,18

1,05

Височн.

3,40

4,04

2,20

1,92

1,60

1,08

Моторн.

3,74

5,27

4,00

2,09

0,82

3,09

Самокритичность

Творческий подход к любимому делу

Дизарт.

2,36

3,41

1,05

3,68

2,23

1,77

Височн.

1,16

1,36

0,36

2,16

1,64

2,04

Моторн.

1,45

2,27

1,36

2,64

0,73

3,00

Чуткость

Оптимистичность

Дизарт.

1,18

2,59

2,77

2,41

3,82

1,86

Височн.

2,32

3,08

1,92

2,68

3,96

2,48

Моторн.

0,36

2,09

1,64

2,27

2,82

2,36

Реалистичность

Организаторские способности

Дизарт.

1,95

4,27

1,91

2,55

1,55

2,05

Височн.

2,48

3,64

1,28

2,00

0,60

1,61

Моторн.

2,73

3,36

2,00

2,82

0,90

0,73

Практичность

Физическое совершенство

Дизарт.

2,82

2,91

1,77

2,18

0,45

3,50

Височн.

2,76

3,08

1,60

1,60

1,32

3,24

Моторн.

2,55

2,55

0,45

0,73

1,09

2,18

Сообразительность

Уверенность в себе

Дизарт.

2,95

2,75

3,36

5,32

3,73

4,64

Височн.

2,56

2,60

3,24

3,40

3,92

5,00

Моторн.

3,36

2,45

2,09

4,36

3,64

5,45

Высокая общая культура

Хороший характер

Дизарт.

0,77

1,00

2,14

2,23

1,91

4,00

Височн.

1,44

0,88

1,88

4,36

3,64

4,48

Моторн.

0,91

0,64

3,55

3,00

2,55

3,09

Таблица 2. Результаты методики «Ранжирование определений»

Пациенты с височными формами афа­зий, несмотря на то, что показывали сни­жение коммуникативных характеристик на момент болезни, по некоторым пара­метрам оценивали себя также, как и до болезни. Например, они показывали, что и на момент болезни так же, как и раньше активны, сообразительны, уверены в себе и даже более, чем раньше, опти­мистичны (см. табл. 2). Это подтверждает полученные результаты в методике Дем­бо-Рубинштейн. Пациенты с височными формами афазий не склонны к самоизо­ляции вследствие переживания речевого дефекта, наоборот, некоторое игнориро­вание речевых дефектов делает их наибо­лее оптимистичными и социально адап­тивными.

Если у пациентов с афазиями, особен­но с моторными формами, снижалась ча­стота выбора коммуникативных харак­теристик, то пациенты с дизартриями значимо реже выбирали характеристику «физическое совершенство» на момент болезни. В идеальном плане и до болезни эта характеристика у данных пациентов представлена часто, что указывает на ее значимость. У пациентов с дизартриями на момент болезни повышается часто­та некоторых коммуникативных харак­теристик: «широта взглядов», «независи­мость в суждениях и оценках», «высокая общая культура», «оптимистичность», «умение привлекать людей» (см. табл. 2). Это указывает на то, что речевой дефект у данных пациентов не является основным инвалидизирующим фактором, не снижает их социальной активности. На это указывают и результаты методики «Оцен­ка социальной значимости болезни».

В методике «Оценка социальной зна­чимости болезни» на уровне тенденций обозначаются следующие различия меж­ду группами пациентов. Пациенты с мо­торными формами афазий чувствуют большую напряженность в сфере карье­ры, ограничения общения, отношений к себе на рабочем месте, физической привлекательности (см. табл. 3). Пациен­ты с височными формами афазий отме­чали ограничение в карьере, в общении, ухудшение отношений на работе, одна­ко давали не такие высокие оценки, как моторные пациенты (см. табл. 3). Паци­енты с дизартриями чаще других паци­ентов упоминали об ограничениях удо­вольствий (приходится во многом себе отказывать, соблюдать режим, исключить алкоголь и курение) и о чувстве ущербно­сти в связи с болезнью. Это, скорее все­го, связано с наличием у некоторых па­циентов двигательных нарушений в виде гемипарезов. По всем другим шкалам они показывали более низкие баллы, чем па­циенты с афазиями, что указывает на меньшую напряженность в социальных сферах в связи с болезнью.

 

Дизарт.

Височ.афаз.

Мотор.афаз

Знач.

1. Ограничение ощущения силы и энергии.

3,60

3,46

3,45

Тенд.

2. Ухудшение отношения к больному в семье.

3,52

3,46

4,00

Тенд.

3. Ограничение удовольствий.

6,16

5,96

5,45

Тенд.

4. Ухудшение отношения к больному на работе.

3,4

4,19

4,54

Тенд.

5.Ограничение свободного времени.

5,12

5,19

5,63

Тенд.

6. Ограничение карьеры.

6,44

6,57

7,54

Тенд.

7. Снижение физической привлекательности.

4,52

4,15

4,90

Тенд.

8. Формирование чувства ущербности.

4,76

4,07

4,54

Тенд.

9. Ограничение общения.

3,96

4,42

4,36

Тенд.

10. Материальный ущерб.

6,60

6,53

6,45

Тенд.

Таблица 3. Средние значения в методике «Оценка социальной значимости болезни»

При общем анализе результатов ме­тодики видно, что наиболее проблем­ными областями являются сферы карье­ры и материального ущерба от болезни, ограничение свободного времени и удо­вольствий. Шкалы, связанные непосред­ственно с оценкой самочувствия и вну­трисемейных отношений («ограничение ощущения силы и энергии» и «ухудшение отношения к больному в семье»), имеют наименьшее количество баллов у всех па­циентов. Это указывает на то, что пациен­ты в большинстве своем не страдают от плохого самочувствия, чувствуют поддер­жку в семье.

По результатам анализа методик, мож­но предположить наличие декларируе­мой самооценки (это проявляется в мето­дике Дембо-Рубинштейн: «я не больной, а полноценный человек», где напрямую оценивается здоровье и др. параметры) и «самооценки для себя», которая выяв­ляется при помощи косвенных вопросов об ограничениях в разных сферах жиз­ни, возникших в связи с болезнью. Это мы можем видеть в методиках «Ранжиро­вание определений» и «Оценка социальной значимости болезни».

Полученные различия в самооценке между пациентами с разными нейропси­хологическими синдромами могут быть обусловлены физиологией повреждения головного мозга. Так, известно, что паци­енты, с очагом поражения в левой пере­дней гемисфере головного мозга (мотор­ные афазии) склонны к депрессивным настроениям (Хомская, 2010), что и отра­жается в завышенных оценках здоровья, самочувствия и счастья в прошлом и, на­оборот, в пессимистичной оценке насто­ящего и будущего у моторных пациентов по сравнению с другими пациентами. Для пациентов с височными формами афазий характерно недооценивание собственно­го речевого дефекта (Глозман, 2002), что может объяснять их завышенные оценки здоровья, самочувствия и счастья в насто­ящем и ожидания значительных улучше­ний в будущем. Полученные результаты показывают значимость речевого дефекта в исследовании самооценки.

Выводы

  1. 1. Получены качественные и количест­венные различия в самооценке между группами пациентов с разными ней­ропсихологическими диагнозами.

  • Для пациентов с моторными форма­ми афазии характерна завышенная ретроспективная самооценка на фоне бо­лее низкой самооценки Я-реального и Я-идеального, по сравнению с дру­гими группами пациентов. Это может указывать на наличие субдепрессивно­го эмоционального фона у пациентов с локализацией очага поражения голов­ного мозга в премоторных и постцен­тральных отделах левого полушария.

  • Пациенты с височными формами афа­зий показывали завышенную самоо­ценку в настоящем и в идеальном пла­не на фоне умеренных показателей ретроспективной самооценки (карти­на обратная, по сравнению с моторны­ми формами афазий). Это может ука­зывать на игнорирование стойкости и выраженности речевого дефекта у пациентов с височными формами афазий.

  • У пациентов с афазиями, особенно с моторными формами, наблюдается снижение частоты выбора коммуника­тивных характеристик и компенсация речевого дефекта предпочтительным выбором морально-волевых качеств (честность, справедливость, сила воли) для характеристики Я-реального, в то время как в ретроспективной самооцен­ке данных различий не наблюдалось.

  • У пациентов с афазиями, особенно с моторными видами, речевой дефект накладывает значительные ограни­чения на сферы карьеры, дружеских и рабочих отношений, физической привлекательности.

  • У пациентов с дизартриями наибо­лее измененными болезнью оказались сферы досуга и удовольствий. Пациен­ты с дизартриями в связи с болезнью не отмечали снижения коммуникатив­ности и социальной успешности, но отмечали наличие отрицательного самоотношения (чувство ущербности).

Полученные результаты указыва­ют на то, что качество речевого де­фекта является значимым фактором при изучении самооценки. Для объ­яснения некоторых полученных фе­номенов требуется дальнейшее рас­ширение исследования самооценки с применением методик, исследую­щих внутреннюю картину болезни и защитные механизмы личности.

Литература:

Бороздина Л.В., Волкова Н.Н. Опыт коррекции «триады риска» // Вестник Московского университета. Серия 14. Психология. – 2014. – №1 – с.72–86.

Вишнева А.Е. Динамика стратегий совладания у больных c последствиями инсультов и черепно-мозговых травм // Национальный психологический журнал. – 2013. – № 1(9) – С. 103-109. DOI: 2079-6617/2013.0114

Братусь Б.С., Павленко В.Н. Соотношение структуры самооценки и целевой регуляции деятельности в норме и при аномальном развитии // Вопросы психологии. – 1986. – № 4. – С. 146-154.

Выготский Л.С. Основы дефектологии. – Санкт-Петербург : Лань, 2003. – 654 с.

Глозман Ж.М. Общение и здоровье личности. – Москва : Академия, 2002.

Григорьева В.Н. Когнитивная реабилитация больных с инсультом и черепно-мозговой травмой : монография / В.Н. Григорьева, М.С. Ковязина, А.Ш. Тхостов. – Нижний Новгород : Издательство Нижегородсткой государственной медицинской академии, 2012. – 324 с.

Каминская Н.А., Айламазян А.М. Исследования образа физического «Я» в различных психологических школах // Национальный психологический журнал. – 2015. – № 3(19). – С. 45-55. DOI: 10.11621/npj.2015.0305

Малкина-Пых И.Г. Психосоматика : справочник практического психолога – Москва : Эксмо, 2005. – 992 с.

Николаева В.В. Влияние хронической болезни на психику. – Москва : Изд-во МГУ, 1987. – 167 с.

Рубинштейн С.Я. Экспериментальные методики патопсихологии. – Москва : ЭКСМО-Пресс, 1999.

Соколова Е.Т. Самосознание и самооценка при аномалиях личности. – Москва : МГУ, 1989.

Соколова Е.Т., Николаева В.В. Особенности личности при пограничных расстройствах и соматических заболеваниях. – Москва, 1995. – 352 с.

Хомская Е.Д. Нейропсихология : учебник для вузов. – Санкт-Петербург : Питер, 2010. – 496 с.

Цветкова Л.С. Нейропсихологическая реабилитация больных. – Воронеж : МОДЭК, 2004. – 424 с.

Методика оценки речи при афазии : учеб. пособие к спецпрактикуму для студентов психол. фак. / Л.С. Цветкова, Т.В. Ахутина, Н.М. Пылаева. – Москва : Изд-во МГУ, 1981.

Тхостов А.Ш., Степанович Д.А. Влияние кризисной жизненной ситуации на структуру самооценки // Вопросы психологии. – 1987. – С. 128- 133.

Чеснокова И.И. Проблема самосознания в психологии. – Москва : Наука, 1977. – 143 с.

Шкловский В.М. Системная организации нейрореабилитации больных с последствиями черепно-мозговой травмы // Клиническое руководство по черепно-мозговой травме. Т. 3 / ред. А.Н. Коновалов, Б. Лихтерман, А.А. Потапов. – Москва : Антидор, 2002. – С. 543-557.

Mezzich, J.E., Zinchenko, Y.P., Krasnov, V.N., Pervichko, E.I., & Kulygina, M.A. (2013). Person-centered approaches in medicine: Clinical tasks, psychological paradigms, and postnonclassic perspective. Psychology in Russia: State of the Art, 6(1), 95-109. Doi: 10.11621/pir.2013.0109

Tyerman A. Intervention for psychological problems after brain injury / A. Tyerman, N.S. King // Clinical neuropsychology. A practical guide to assessment and management for clinicians / Edited by L.H. Goldstein, J.E. McNeil. – John Wiley&Sons, Ltd., England, 2004. – P. 73-82.

Wilson B.A. Theoretical approaches to cognitive rehabilitation / B.A. Wilson // Clinical neuropsychology. A practical guide to assessment and management for clinicians / Edited by L.H. Goldstein, J.E. McNeil. – John Wiley&Sons, Ltd., England, 2004. – P. 345-366.

Wylie R. The self concept. – Lincoln, 1979. – 433 p.

Для цитирования статьи:

Вишнева А.Е. Особенности самооценки у больных с различными речевыми нарушениями. // Национальный психологический журнал. – 2016. – № 1(21). – С. 53-61.

Vishneva Anastasia E. (2016). Features of self-esteem in patients with various speech disorders. National Psychological Journal. 1, 53-61.

О журнале Редакция Номера Авторы Для авторов Индексирование Контакты
Национальный психологический журнал, 2006 - 2017
CC BY-NC

Все права защищены. Использование графической и текстовой информации разрешается только с письменного согласия руководства МГУ имени М.В. Ломоносова.

Дизайн сайта | Веб-мастер