ISSN 2079-6617 (Print)
ISSN 2309-9828 (Online)
Ru | En
РПО
Факультет психологии МГУ имени М.В. Ломоносова
Главная RSS Поиск
Приглашение к публикации

ГлавнаяВсе статьи журналаНомера

Капустин С.А. Сбалансированный стиль родительского воспитания и его влияние на развитие личности детей. // Национальный психологический журнал. – 2015. – № 4(20). – С. 119-129.

Автор(ы): Капустин С. А. ;

Аннотация

В статье изложены результаты исследования семей, никогда не обращавшихся в психологическую консультацию. Для оценки нормальности и аномальности личности родителей и детей использовался экзистенциальный критерий. В этих семьях выявлен так называемый сбалансированный стиль родительского воспитания, свидетельствующий о компромиссной позиции родителей, занимаемой ими при воспитании своих детей по отношению к экзистенциальным дихотомиям помощи и самостоятельности, природы и культуры, самоактуализации и условных ценностей, детерминизма и самоопределения.

Результаты исследования позволяют предположить, что эта позиция вырабатывается ими в большей степени самостоятельно и на рациональной основе. В соответствии с экзистенциальным критерием указанные особенности воспитательной позиции родителей свидетельствует о нормальности их личности. Показано, что сбалансированный стиль воспитания способствует формированию у детей типа личности с двойственной, противоречивой ориентацией при решении жизненных задач – и на себя, и на родителей. Детям, обладающим этим типом личности, так же, как и их родителям, свойственна компромиссная позиции по отношению к тем же самым экзистенциальным дихотомиям помощи и самостоятельности, природы и культуры, самоактуализации и условных ценностей, детерминизма и самоопределения.

Благодаря сбалансированному стилю воспитания, у детей возникают благоприятные личностные предпосылки для формирования нормальной личности. Поскольку сбалансированный стиль воспитания способствует нормальному развитию личности детей, у них отсутствует личностные предпосылки для возникновения затруднений при социальной адаптации, и поэтому в семьях с данным стилем воспитания полностью отсутствуют детско-родительские проблемы, обусловленные этими трудностями.

Страницы: 119-129
Поступила: 22.12.2015
Принята к публикации: 07.09.2015
DOI: 10.11621/npj.2015.0412

Разделы журнала: Возрастная психология;

Ключевые слова: нормальная личность; аномальная личность; экзистенциальные дихотомии; стили родительского воспитания; детско-родительские проблемы;

PDF: /pdf/npj-no20-2015/npj_no20_2015_119-129.pdf

Доступно в on-line версии с 31.12.2015

В одной из наших публикаций (Ка­пустин, 2014) на основе иссле­дования 176 семей клиентов психологической консультации по дет­ско-родительским проблемам было по­казано, что основными стилями роди­тельского воспитания, практикуемыми в этих семьях, были гиперопека и сверхтребовательность. При гиперопеке жизнь ребенка можно в целом охарактеризовать как проходящую в «тепличных» условиях – он окружен повышенной лю­бовью, заботой и вниманием, родители стремятся максимально оградить его от трудностей и опасностей, всегда с готов­ностью оказывают ему своими действия­ми и советами помощь, которая охотно им принимается. Условия жизни ребен­ка в семьях со сверхтребовательными родителями иные. Здесь ребенок растет в условиях постоянного предъявления к нему со стороны родителей повышен­ных требований, направленных на то, чтобы сформировать у него определен­ные личностные качества важные, по их мнению, для его успешной жизни в обще­стве и желанные, прежде всего, для них, а не для самого ребенка.

В другой нашей работе (Капустин, 2013) было предложено описание но­вого, так называемого экзистенциального критерия нормальной и аномаль­ной личности, содержащегося в неявном виде в трудах Э. Фромма. Согласно это­му критерию, нормальность и аномаль­ность личности определяются, во-пер­вых, особенностями ее содержания, во-вторых, особенностями формирования ее позиции по отношению к свой­ственным природе человека, так называемым экзистенциальным дихотомиям – объективно существующим в его жиз­ни неустранимым двухальтернативным противоречиям между разными ее сто­ронами. Позиция нормальной личности по содержанию ориентирует человека на противоречивую заданность его жизни в виде экзистенциальных дихотомий и необходимость поиска компромис­са для их разрешения. Она формируется при активном участии самого чело­века на рациональной основе. Позиция аномальной личности по содержанию субъективно отрицает противоречивую заданность человеческой жизни в виде экзистенциальных дихотомий, ориенти­руя человека на непротиворечивый, безальтернативный и, следовательно, одно­сторонний способ жизни, который не предполагает его самоопределения. Она навязывается человеку другими людьми на иррациональной основе. В этой же ра­боте на основе анализа теорий личности З. Фрейда, А. Адлера, К. Юнга, К. Роджерса и В. Франкла было показано, что данный критерий также неявно присутствует в них при описании личности, предра­сположенной и не предрасположенной к возникновению жизненных проблем или психических расстройств. Но здесь он присутствует в более частных его ва­риантах – по отношению к таким кон­кретным дихотомиям как природа и культура (З. Фрейд), превосходство и общность (А. Адлер), противоположности (К. Юнг), самоактуализация и услов­ные ценности (К. Роджерс), детерминизм и самоопределение (В. Франкл).

Дихотомия природы и культуры по З. Фрейду состоит в том, что человек, с од­ной стороны, будучи природным суще­ством, должен жить в соответствии со своей биологической природой, подчиняясь естественным требованиям сек­суальных влечений, с другой стороны, являясь членом общества, он должен жить в соответствии со своей социаль­ной природой и подчиняться морально-эстетическим требованиям, предъ­являемым обществом к объектам этих влечений и способам их удовлетворения (Фрейд, 1989).

Дихотомия превосходства и общно­сти, согласно работам А. Адлера, состоит в том, что, с одной стороны, у человека в соответствии с мотивом достижения превосходства над другими людьми, возникающим в качестве компенсации чув­ства неполноценности, жизнь направлена на достижение этого превосходства, конфронтацию с другими людьми и по­лучение различного рода преимуществ для себя лично, а с другой стороны, в со­ответствии с врожденным чувством общности, он должен жить в единении с другими людьми, во их благо, подчиняя свои личные интересы интересам обще­ства (Адлер, 1993).

Дихотомии противоположностей, со­держащиеся в работах К. Юнга, харак­теризуют, с его точки зрения, природу человеческой жизни. Поскольку проти­воречия могут возникать не только между противоположными, но и любыми други­ми несовместимыми сторонами действительности, то дихотомии противополож­ностей можно рассматривать как более узкий класс экзистенциальных дихотомий. Примером такого рода противоре­чия между противоположностями может служить противоречие межу сознатель­ными установками человека и проти­воположными, компенсирующими эти установки, требованиями со стороны его бессознательного (Юнг, 1994).

Дихотомия самоактуализации и услов­ных ценностей, прослеживающаяся в работах К. Роджерса, состоит в том, что человек, с одной стороны, должен реали­зовывать в своем личностном развитии врожденную ему тенденцию к самоакту­ализации, а с другой стороны, – обязан соответствовать условным ценностям, навязываемым ему другими людьми, что является условием удовлетворения его потребности в положительном к нему от­ношении с их стороны (Rogers, 1959).

Дихотомия детерминизма и самоо­пределения, содержащаяся в работах В. Франкла, состоит в том, что человек должен жить, с одной стороны, в соответ­ствии со своей биологической и социальной природой, подчиняясь различного рода природным, психологическим и общественным влияниям, а с другой сторо­ны, – в соответствии со своей духовной природой как существо свободное и от­ветственное за самоопределение в смы­слах своей жизни (Франкл, 1990).

Использование экзистенциального критерия для оценки личности гиперо­пекающих и сверхтребовательных роди­телей из тех семей, о которых говорилось выше, позволило сделать вывод о том, что их личности можно квалифицировать как аномальные (Капустин, 2015б).

В исследовании влияния гиперопе­ки и сверхтребовательности на развитие личности детей из этих семей с исполь­зованием экзистенциального критерия (Капустин, 2015а) были получены следующие результаты. Стиль воспитания «гиперопека» способствует формированию у детей аномального типа лич­ности, ориентированного на внешнюю помощь, которому свойственна одно­сторонность позиции по отношению к экзистенциальной дихотомии помощи и самостоятельности. Она заключается в преимущественной жизненной ориентации детей на внешнюю помощь, а не на проявление самостоятельности. Суть данной дихотомии в следующем: с одной стороны, ребенок рождается крайне беспомощным существом, поэ­тому для своего полноценного развития он нуждается во всесторонней помощи взрослых членов общества, прежде все­го, своих родителей. С другой же сто­роны, как считают, например, Э. Фромм и В. Франкл, природе человеческой жиз­ни свойственно самоопределение, ко­торое, напротив, предполагает само­стоятельный образ жизни человека без помощи других людей, с опорой исключительно на собственные способности, жизненный опыт и разум (Фромм, 1993; Франкл, 1990).

Стиль воспитания «сверхтребователь­ность» способствует формированию у детей аномальных типов личности трех видов:

  1. ориентированного на соответствие своего поведения требованиям других людей;

  2. ориентированного на протест против соответствия своего поведения требо­ваниям других людей;

  3. смешанного, представляющего собой сочетание первых двух.

Всем этим типам детей присуща од­носторонность позиции по отноше­нию, по меньшей мере, к трем класси­ческим экзистенциальным дихотомиям: природы и культуры, самоактуализации и условных ценностей, детерминизма и самоопределения. Односторонность личности ребенка, ориентированного на соответствие своего поведения тре­бованиям других людей, заключается в жизненной ориентации на соответст­вие собственного поведения социаль­ным требованиям других людей в ущерб реализации своих природных влечений, самоактуализации и самоопределения. А для ребенка противоположной лич­ности – ориентированной на протест против такого соответствия, односто­ронность проявляется в асоциальном по­ведении, отрицающем ценности, кото­рыми руководствуются его родители и другие взрослые, в стремлении жить так, как он сам считает нужным, в согласии со своими природными влечениями.

Результаты этих исследований по­зволили сделать вывод о том, что важ­нейшим психологическим фактором, влияющим на возникновение детско-ро­дительских проблем в семьях клиентов психологической консультации, являет­ся аномальность личности родителей, которая, проявляясь в используемых ими стилях воспитания, способствует фор­мированию аномальных типов личности у детей. Детско-родительские про­блемы непосредственно связаны тем, что дети с данными типами личности, сталкиваясь с требованиями со стороны сво­его ближайшего социального окружения, рассчитанными на детей с нормальным уровнем личностного развития и потому не соответствующими их личност­ным возможностям, начинают испыты­вать трудности в их выполнении. Такие проблемы детей, связанные с трудностя­ми приспособления к требованиям социального окружения, мы отнесли их к ка­тегории проблем социальной адаптации.

На основе полученных нами резуль­татов мы выдвинули следующую гипо­тезу. В семьях, не обращающихся в пси­хологическую консультацию, должны в большей степени присутствовать родители с нормальной личностью по экзистенциальному критерию, которые используют стили воспитания, способ­ствующие нормальному личностному развитию их детей, и поэтому в данных семьях у детей отсутствуют личностные предпосылки для возникновения про­блем социальной адаптации.

Цель и задачи исследования

Цель настоящего исследования за­ключалась в проверке этой гипотезы.

Для достижения этой цели были по­ставлены три задачи:

  1. Изучить стили родительского вос­питания и их влияние на развитие личности детей в семьях, никогда не обращавшихся в психологическую консультацию.

  2. Провести сравнительный анализ ре­зультатов тестирования детей и ро­дителей из семей, обратившихся и, напротив, никогда не обращавшихся в психологическую консультацию.

  3. Оценить с помощью экзистенциально­го критерия нормальность и аномаль­ность личности родителей и детей из семей, никогда не обращавшихся в психологическую консультацию.

Методика

В исследовании участвовало 38 се­мей, никогда не обращавшихся в психологическую консультацию. Большин­ство этих семей, как и обследованные нами ранее 176 семей клиентов психологической консультации (Капустин, 2014, 2015а, 2015б), были полными с одним или двумя детьми. Возраст родите­лей также варьировал в сходном диапа­зоне от 27 до 52 лет и также в каждой семье был хотя бы один ребенок в воз­расте от 3 до 17 лет. Но, поскольку в ряде случаев у детей были братья или сестры старшего или младшего возраста, которых мы также решили включить в иссле­дование, то возрастные границы выбор­ки детей из этих семей, по сравнению с ранее обследованными, оказались более широкими – от 6 месяцев до 25 лет.

Родителям для выявления их лич­ностных особенностей предлагались опросник Р. Кеттелла (16 ЛФ) и восьмицветовой тест М. Люшера.

Детям, в зависимости от их возраста, предлагались разные методики:

Адаптированный модифицированный вариант детского личностного опросника Р. Кеттелла (от 8 до 12 лет) или опросник Р. Кеттелла 16 ЛФ (от 13 лет) для выявления их личностных осо­бенностей, а также тест «Диагностика межличностных отношений» Т. Лири (ДМО) (от 12 лет) для выявления осо­бенностей их взаимоотношений со сво­ими родителями.

Тест ДМО состоит из восьми шкал, номера которых соответствуют опреде­ленным стилям межличностных отно­шений, имеющим следующие названия:

  1. Властный – лидирующий

  2. Независимый – доминирующий

  3. Прямолинейный – агрессивный

  4. Недоверчивый – скептический

  5. Покорный – застенчивый

  6. Зависимый – послушный

  7. Сотрудничающий – конвенциальный

  8. Ответственный – великодушный

Пары видов межличностных отноше­ний: 1 и 5, 2 и 6, 3 и 7, 4 и 8 по содержанию противоположны друг другу.

Эти же методики применялись и в ис­следовании 176 семей клиентов психологической консультации.

После тестирования с родителями и детьми проводилась беседа, продол­жительностью 1,5-2 часа, в ходе которой целенаправленно выявлялись следую­щие аспекты:

  1. устойчивые особенности взаимоот­ношений детей со всеми взрослыми членами семьи, которые принимали основное участие в их воспитании, начиная с раннего детства и до насто­ящего времени;

  2. черты личности родителей и детей;

  3. проблемы, беспокоящие родителей и детей.

Данные бесед являлись основным эм­пирическим материалом для последующего анализа и выдвижения гипотез, которые затем соотносились с результа­тами тестов.

Результаты и их обсуждение

На основе анализа данных бесед было выявлено 4 группы семей, различающихся по используемым родителя­ми по отношению к своим детям стилям воспитания, которые были обозначены следующим образом:

  1. Семьи, в которых используется сба­лансированный стиль воспитания;

  2. Семьи, в которых используется гипер­опека или сверхтребовательность;

  3. Семьи, в которых используется недо­статочно сбалансированный стиль воспитания;

  4. Семьи, в которых в настоящее вре­мя используется сбалансированный стиль воспитания, но ранее имели место гиперопека или сверхтребова­тельность.

В настоящей работе мы проанализи­руем только первую группу семей, как имеющую наиболее непосредственное отношение к проверяемой гипотезе.

Эта группа оказалась самой многочи­сленной, в нее вошли 20 семей (53% от общего числа), в которых был 31 ребе­нок (17 мальчиков и 14 девочек). В дан­ных семьях сбалансированный стиль воспитания встречался у всех без исклю­чения матерей и у 8 отцов. В 3 семьях дети воспитывались без отца, в осталь­ных 9 семьях влияние отцов на детей, по словам матерей, было незначительным, поскольку они были очень заняты на ра­боте.

Характеристика сбалансированного стиля родительского воспитания

Описание этого стиля мы делаем, основываясь на данных бесед с члена­ми семей и сравнивая его со стилями гиперопеки и сверхтребовательности, ука­зывая на самые существенные черты их сходства и различия.

Сбалансированный стиль родитель­ского воспитания сходен с гиперопекой в том, что в нем также присутствует определенная степень опеки, но, в от­личие от гиперопеки, она предполагает развитие у детей самостоятельности. Ро­дители целенаправленно приучают своих детей к выполнению без их помощи самых разных видов деятельности, на­пример, складывать игрушки, одеваться, выполнять гигиенические процедуры, готовить еду, убираться в квартире, делать уроки, собираться в школу, ходить в магазин и др.

Сходство сбалансированного стиля со сверхтребовательностью проявляется наличием в нем определенной степени тре­бовательности родителей. Она направле­на на соблюдение детьми определенных (принимаемых родителями) социаль­ных норм и правил. Однако, в отличие от сверхтребовательности, детям при этом предоставляется возможность вести себя так, как они сами хотят или счита­ют нужным. Предъявляемые родителями требования, как правило, не навязываются догматично, напротив, родители стре­мятся объяснить детям целесообразность своих требований, апеллируя к их собст­венному опыту и разуму. В качестве иллюстрации сбалансированного стиля воспитания мы приводим описание од­ного конкретного случая.

Семья состоит из трех человек: мате­ри, отца и сына Богдана (8 лет). Воспи­танием сына занимаются оба родителя.

Богдан родился слабеньким, поэтому с детства родители старались развивать его физически и закалять. Отец считает, что «если к ребенку относиться, как к не­полноценному, то он таким и останется», поэтому «вместо того, чтобы нюни распу­скать, надо работать над собой». Ему удалось привить сыну любовь к спорту. Зи­мой с 5 лет они вместе ходят на лыжах, летом обливаются холодной водой. Ка­ждое лето отправляются на неделю в по­ход, «а там уже не спрячешься за мамину юбку – надо быть мужчиной». Как отме­чает отец, с тех пор, как они стали ходить в походы, Богдан очень повзрослел, стал более самостоятельным и ответственным. На него и раньше можно было положить­ся, но сейчас он стал более серьезным, «способным отвечать за свои поступки, понимающим, к чему это может привести; стал сильнее духом; на него можно поло­житься в любой ситуации; он не обманет, а если пообещал, то выполнит».

Учится Богдан с удовольствием на 4 и 5, домашние задания выполняет сам. Если что-то совсем не получается, то мать старается не подсказывать, а объ­яснить принцип выполнения задания. С середины первого класса родители практически не проверяют уроки. Сра­зу после поступления сына в школу отец сказал ему, что «школа – это твоя рабо­та; как ты учишься и общаешься с классом, говорит о том, какой ты человек», «в принципе, мне все равно, на какие отметки ты учишься, потому что ты учишься не для родителей, а для себя». По словам родителей, это помогло определенным образом – Богдан не боится им сообщать о плохих отметках, но, с другой стороны, «понимает, что в плохой отметке виноват только он сам», поэтому тут же старает­ся исправить ее. В конце каждой четверти родители поощряют успехи сына – на ка­никулах водят в кино, цирк, а в зависимо­сти от количества итоговых пятерок, по­ощряют деньгами.

Отец считает, что сыну нельзя что-то навязывать. «Если на чем-то настаивать, то Богдан, в конце концов, сделает, но это будет из-под палки, а родительская тон­кость заключается в том, чтобы заинте­ресовать ребенка». Мать придерживается такого же мнения: «Что толку настаивать на чем-то, ведь если надо, ребенок и об­маном своего добьется; пусть хотя бы по­нимает, что родителям доверять можно, плохого не посоветуют, а так, кто из нас не ошибался». Отец предпочитает воспитывать сына на его собственном опы­те: «Если Богдан с чем-то не согласен, я ему говорю: “Поступай, как знаешь, но с тобой может случиться то-то и то-то”; он головой кивнет, но сделает по-своему, ну и получится так, как я предупреждал. Жалко его, конечно, ведь мог бы избежать, но пусть сам идет по жизни, я могу только посоветовать, а так, это его дело». Например, когда Богдан разводил костер в походе, отец ему объяснил, как это де­лается, «а он все равно больших веток навалил и пытается поджечь; час мучил­ся, но упрямый, на своем стоит, а я сижу в стороне и наблюдаю; потом Богдан не выдержал, за помощью подошел, я ему еще раз объяснил, как разводить, и ска­зал, что он сам должен попробовать».

Мать поражается терпению отца, она говорит, что «иногда у нее сил не хватает уговаривать Богдана и проще самой что- то сделать». В этом смысле, по словам ма­тери, как родители они друг друга очень хорошо дополняют, что позволяет им «находить золотую середину», потому что папа «иногда заигрывается в самостоя­тельность и ставит перед Богданом такие требования, которые он с трудом может выполнить». В таких случаях мать вмеши­вается и «открывает папе глаза». Иногда мама «слишком потакает Богдану, и тот начинает на ней ездить, вить веревки». Такие конфликтные ситуации родители обсуждают без сына, и это позволяет им «держаться одной линии в воспитании и стараться делать то, что идет на пользу ребенку, не перегибая палку».

На рисунке 1 представлены резуль­таты относительных показателей теста ДМО, предлагавшегося детям для оцен­ки особенностей их взаимоотношений с родителями. При оценке результатов этого теста его разработчики рекоменду­ют ориентироваться не столько на абсо­лютные показатели, но в большей степе­ни на преобладание одних показателей над другими – противоположными им. Поскольку данный тест диагностирует 4 пары противоположных видов межличностных отношений, то очевидно, что степень выраженности у человека каждого из них будет зависеть от того, насколь­ко тот компенсируется противополож­ным ему видом. Поэтому, в соответствии с рекомендациями Л.Н. Собчик, мы вычи­слили относительные показатели этого теста как разности абсолютных по всем парам противоположных шкал: А = 1–5, В = 2–6, С = 3–7, Д = 4–8 (Собчик,1998).


Рис. 1. Относительные показатели теста ДМО, предлагавшегося детям для оценки особенностей их взаимоотношений с родителями, у которых по данным бесед выявились: гиперопека (N=27); сверхтребовательность (N=22); сбалансированный стиль воспитания (N=21)

Как видно из рисунка 1, максималь­ные различия показателей теста ДМО наблюдаются у гиперопекающих роди­телей между шкалами 4 и 8, а у сверх­требовательных родителей – между шкалами 1 и 5, что свидетельствует о преобладании у них, соответственно, ответственно-великодушного и власт­но-лидирующего стиля межличностных отношений. Следовательно, эти относительные показатели могут рассматри­ваться как отражающие степень выраженности опеки и требовательности в стилях родительского воспитания. Не­трудно заметить, что в сбалансированном стиле воспитания также присутст­вует и опека, и требовательность, но они выражены в гораздо меньшей степени, чем, соответственно, в стилях гиперопеки и сверхтребовательности, что согласуется с данными бесед.

На рисунке 2 показаны значения двух интегральных факторов этого теста (до­минантности – V и доброжелательно­сти – G), вычисленные по стандартным формулам по результатам тестирования этой же группы детей. На обоих рисун­ках результаты детей, родители которых применяют сбалансированный стиль воспитания, представлены в сравнении с результатами тестирования детей, у родителей которых по данным бесед выявились стили гиперопеки или сверхтребовательности (Капустин, 2014).


Рисунок 2. Значения интегральных факторов V – доминантности и G – доброжелательности теста ДМО, предлагавшегося детям для оцен­ки особенностей их взаимоотношений с родителями, у которых по данным бесед выявились: гиперопека (N=27); сверхтребовательность (N=22); сбалансированный стиль воспитания

На рисунке 2 видно, что сбалансиро­ванный стиль родительского воспитания, по сравнению с гиперопекой, является более доминантным и менее доброже­лательным, а по сравнению со сверхтре­бовательностью, наоборот, – более до­брожелательным и менее доминантным. На этом основании можно сделать вы­вод, что родителям, использующим дан­ный стиль воспитания, свойственно из­бегание крайностей и чувство меры при проявлении этих факторов во взаимоотношениях со своими детьми, что также согласуется с данными бесед.

Использование экзистенциального критерия для оценки личности родите­лей в семьях со сбалансированным сти­лем воспитания.

Так же, как в гиперопеке и сверхтре­бовательности, в сбалансированном стиле воспитания проявляется особен­ность позиции, занимаемой родите­лями. Основываясь на описании этого стиля и результатах тестирования, мож­но сделать следующий вывод. В отли­чие от односторонней позиции гипер­опекающих родителей по отношению к экзистенциальной дихотомии помощи и самостоятельности и односторонней позиции сверхтребовательных родите­лей по отношению к экзистенциальным дихотомиям природы и культуры, са­моактуализации и условных ценностей, детерминизма и самоопределения (Ка­пустин, 2015б), позиция родителей, ис­пользующих сбалансированный стиль воспитания, является по содержанию компромиссной по отношению ко всем этим дихотомиям, что в соответствии с экзистенциальным критерием является одним из признаков нормальности их личности.

Для выявления особенностей форми­рования у родителей этой компромиссной позиции рассмотрим результаты те­ста М. Люшера. Они приведены на рис. 3 в сравнении с результатами гиперопекающих и сверхтребовательных родителей.


Рисунок 3. Результаты теста М. Люшера для родителей, у которых по данным бесед выявились: а) гиперопека (N=56), б) сверхтребовательность (N=48), в) сбалансированный стиль воспитания (N=22)

На этом рисунке цифры соответст­вуют следующим цветам: 1 – синему, 2 – зеленому, 3 – красному, 4 – желтому, 5 – фиолетовому, 6 – коричневому, 7 – черному, 0 – серому. Порядок предпочтения цветов в каждой группе установлен на основании подсчета их средних ран­гов, как это принято для метода ранжи­рования.

Не вдаваясь в подробный анализ этих результатов, укажем главное – гиперопекающие и сверхтребовательные родите­ли поставили фиолетовый цвет на вто­рое место, что, по мнению М. Люшера и Л.Н. Собчик, является значимым для диагностики событием, на которое обязательно следует обращать внимание (Люшер, 1997; Собчик, 1998). На первые две позиции этот цвет часто помещают люди, обладающие личностной чертой, которую можно обозначить как иррациональность, такие люди руководствуются в своей жизни скорее желаниями, эмоциями и чувствами, чем разумом. Им свой­ственны «иррациональность притязаний, нереальные требования к жизни, субъек­тивизм» (Собчик, 1998, С. 221), что не­редко является причиной их социальной дезадаптации.

Родители, у которых выявился сбалан­сированный стиль воспитания, поместили, фиолетовый цвет (5) на третье место. Этот факт позволяет сделать, вывод о том, что для данной категории родителей, в от­личие от гиперопекающих и сверхтребо­вательных, иррациональность не является характерной личностной чертой.

На рис. 4 представлены два профи­ля результатов теста Р. Кеттела для свод­ной группы, в которую вошли родители, склонные к гиперопеке или сверхтре­бовательности, и для группы родителей, использующих сбалансированный стиль воспитания. Основанием для объ­единения гиперопекающих и сверхтре­бовательных родителей в одну группу послужило то, что нам не удалось выявить статистически значимых различий между ними ни по одной шкале этого теста по t-критерию для α≤0,05.


Рисунок 4. Профили результатов теста Р. Кеттела для родителей, у которых по данным бесед вы­явились: гиперопека или сверхтребовательность (N=123); сбалансированный стиль воспитания (N=25)

Между группой родителей со сбалан­сированным стилем воспитания и сводной группой обнаружились статистиче­ски значимые различия по t-критерию для α≤0,05 по четырем шкалам: В, G, Q2 и Q4.

Как видно на рис. 4, у родителей со сбалансированным стилем воспитания выявился более высокий уровень интел­лекта (шкала В). Это, безусловно, прояв­ляется в используемом ими стиле воспи­тания. Эти пытаются найти компромисс в разрешении многих известных экзистенциальных дихотомий, что соответст­вует природе человеческой жизни, а также они избегают иррационального навязыва­ния детям своих требований, предпочитая апеллировать к их собственному опыту и разуму. Как известно, высокий уровень интеллекта и иррациональность – противоречивые личностные характери­стики. Поэтому, неудивительно, что обнаруженная с помощью теста М. Люшера у гиперопекающих и сверхтребовательных родителей иррациональность сочетается с выявленной по шкале В низкой степе­нью их интеллекта. И, наоборот, высокая степень интеллекта родителей со сбалансированным стилем воспитания хорошо согласуется с тем фактом, что ирраци­ональность не является их характерной личностной чертой.

Также у этой категории родителей от­мечается более высокий показатель по шкале Q2. Это свидетельствует о том, что они при решении жизненных задач больше склонны полагаться на самих себя, использовать собственные способ­ности и возможности. В.М. Мельников и Л.Т. Ямпольский отмечают: «Лица с вы­сокими оценками (по шкале Q2 – С.К.) независимы, самостоятельны, … предпо­читают делать все сами: сами принима­ют решения, сами добиваются его исполнения, сами несут ответственность.… Они не нуждаются в “чувстве локтя”, в одобрении и поддержке со стороны. Низкие оценки свидетельствуют о неса­мостоятельности, зависимости, привязанности к группе. Эти люди в своем по­ведении ориентируются на групповое мнение, нуждаются в постоянной опоре, поддержке окружающих, в совете и одо­брении. Они предпочитают жить и ра­ботать вместе с другими людьми … по­тому, что у них отсутствует инициатива и смелость в выборе собственной линии поведения» (Мельников, 1985, С. 54).

По шкале G «сила Сверх-Я» более высо­кий показатель обнаруживается у гипер­опекающих и сверхтребовательных ро­дителей. Это характеризует их как людей, имеющих стойкие моральные принципы и склонных неукоснительно следовать им. Как уже указывалось ранее со ссылкой на работы З. Фрейда, повышенная ориента­ция человека на соблюдение моральных норм зачастую приводит к повышенной фрустрации его природных влечений. Это, на наш взгляд, может объяснить вы­сокий показатель у этих групп родителей по шкале «фрустрированности» Q4.

В целом, результаты тестирования позволяют сделать вывод о том, что компромиссная позиция в воспитании детей свойственна родителям, облада­ющим высоким уровнем интеллекта и склонным полагаться при решении жизненных задач на себя. На этом основании можно предположить, что и сама эта позиция вырабатывается ими в боль­шей степени самостоятельно и на рациональной основе, как это свойственно нормальной личности.

Напротив, односторонние позиции гиперопекающих и сверхтребователь­ных родителей, занимаемые ими в вос­питании своих детей, как было показа­но в предшествующей работе (Капустин, 2015), формируются в большей степени под влиянием акцентуированных стилей воспитания, которым они сами под­вергались в детстве (особенно, гипер­опеки и сверхтребовательности) и на иррациональной основе, что свидетель­ствует об аномальности их личности.

Влияние сбалансированного стиля воспитания на развитие личности детей

Основываясь на результатах бесед с членами семей, можно утверждать, что сбалансированный стиль родительско­го воспитания способствует формиро­ванию у детей типа личности с двойственной, противоречивой ориентацией. Одну из них можно обозначить как ориентация человека при решении жизненных задач на себя. В повседневной жизни такого человека обычно называют самостоятельным. Другая – это ориентация человека при решении жизненных задач на родителей. Она проявляется в том, что дети слушаются своих родителей, привязаны к ним и сами родители характери­зуют их как достаточно послушных, вы­полняющих их просьбы и требования и прислушивающихся к их советам.

На рис. 5 представлены два профиля результатов теста Кеттела: для детей, ро­дители которых вошли в сводную группу (склонных к гиперопеке либо сверхтре­бовательности), и для детей, воспиты­вавшихся в условиях сбалансированно­го стиля. Основанием для объединения указанных трех групп детей в одну свод­ную послужило то, что при сравнении их по всем шкалам этого теста по t-кри­терию для α≤0,05 не удалось выявить статистически значимых различий среди них ни по одной шкале. Результаты приводятся только по тем шкалам, кото­рые являются общими для двух вариан­тов использованных нами опросников.


Рисунок 5. Профили результатов теста Р. Кеттела: для детей, родители которых по данным бесед проявляли: гиперопеку, сверхтребовательность или сочетание гиперопеки и сверхтребовательности (N=75); сбалансированный стиль воспитания (N=20)

Между группой детей, в семьях кото­рых использовался сбалансированный стиль воспитания, и каждой из групп детей, воспитывавшихся в условиях либо гиперопеки, либо сверхтребовательности, либо их сочетания, обнаружились статистически значимые различия по четырем шкалам: В, Е, О и Q4.

У детей из семей со сбалансирован­ным стилем воспитания так же, как и у их родителей, наблюдается более высокое значение по шкале В, что свидетельст­вует о более высоком уровне интеллекта у них по сравнению с детьми, относя­щимся ко всем другим категориям. Высокий показатель по шкале Е указыва­ет на наличие у них ярко выраженного стремления к независимости и самосто­ятельности. Как пишут В.М. Мельников и Л.Т. Ямпольский, лица с высокими пока­зателями по этой шкале: «Живут по своим собственным законам и соображениям, … отстаивают свои права на самостоятель­ность. … Человек, имеющий низкую оценку, послушен, конформен, покорно следу­ет за более сильными, … не верит в себя и свои способности, … часто оказывается зависимым» (Мельников, 1985, С. 36). От­носительно низкие оценки у детей из семей со сбалансированным стилем воспи­тания по шкалам О и Q4 свидетельствуют об их жизнерадостности и меньшей фру­стрированности побуждений.

В этом исследовании выяснилось так­же, что у детей с типом личности, ориен­тированным при решении жизненных задач на себя и на родителей, отсутствуют какие-либо трудности при социальной адаптации и, следовательно, связанные с этим детско-родительские проблемы. Из этого вовсе не следует, что в семьях со сбалансированным стилем воспитания полностью отсутствуют детско-родитель­ские проблемы. Они есть и зачастую воз­никают из-за того, что дети не всегда ведут себя так, как хотелось бы родителям, а родители – так, как хотелось бы детям. Во всех этих случаях между ними могут возникать стычки, ссоры, скандалы, во время которых родители могут накричать на детей, наказать их и даже отшлепать, а дети также выразить различными спо­собами свое недовольство родителями. Но здесь важно подчеркнуть, что эти проблемы имеют совсем другое происхожде­ние. Они возникают не вследствие труд­ностей детей в социальной адаптации, обусловленных аномальным развитием их личности, а вследствие трудностей, объективно присущих самому процессу воспитания человека. Наверное, родители интуитивно понимают, что совсем без проблем процесса воспитания не бывает, и поэтому они не считают нужным обращаться к психологу за помощью в прео­долении такого рода трудностей.

Использование экзистенциального критерия для оценки личности детей

Результаты исследования показывают, что сбалансированный стиль воспитания, в котором проявляется компромис­сная позиция родителей по отношению к экзистенциальным дихотомиям помощи и самостоятельности, природы и культуры, самоактуализации и условных ценностей, детерминизма и са­моопределения, способствуют фор­мированию у детей типа личности с двойственной, противоречивой ори­ентацией при решении жизненных задач (на себя и на родителей).

Детям из семей со сбалансированным стилем воспитания, как и их родителям, присуща компромиссная позиции по отношению к тем же дихотомиям, что является одним из признаков нормальности их личности.

Позиция этих детей является компро­миссной по отношению к дихотомиям помощи и самостоятельности, самоактуализации и условных ценностей, де­терминизма и самоопределения. Потому что, свойственная их личностному типу ориентация на родителей включает в себя расчет на их помощь, стремление соответствовать своим поведением их требованиям и подчинение их влияниям, а ориентация на себя подразумевает од­новременно проявление самостоятельности, самоактуализацию и самоопре­деление. А поскольку стремление детей соответствовать своим поведением социальным требованиям родителей совме­щается с тем, что родители предоставляют им в определенной мере возможность жить так, как они сами хотят или считают нужным, не препятствуя проявлениям их природных влечений, эта позиция является компромиссной также и по отно­шению к экзистенциальной дихотомии природы и культуры.

В связи с тем, что в формировании личности этих детей главная роль принадлежит родителям, то в соответствии с экзистенциальным критерием такую личность следовало бы рассматривать как аномальную. Однако против такого утверждения свидетельствуют два факта. Во-первых, как неоднократно указы­валось, родители, использующие сбалан­сированный стиль воспитания, приучают своих детей к ориентации на себя при решении жизненных задач. Во-вторых, как свидетельствуют данные бесед, од­ной из особенностей сбалансированного стиля воспитания является то, что роди­тели стараются не навязывать детям свои требования на иррациональной основе, предпочитая объяснять им, почему и для чего их следует выполнять. Тем самым, на наш взгляд, они показывают детям, что их поступки должны быть осмысленными, иметь рациональное объяснение. Мож­но предположить, что, приучая детей к ориентации при решении жизненных задач на себя и к рациональному подхо­ду в объяснении совершаемых поступков, родители закладывают необходимую основу для выработки у них собственной, рациональной позиции по отношению к тем же самым или каким-то другим эк­зистенциальным дихотомиям. Поэтому, при сбалансированном стиле воспита­ния, в отличие от гиперопеки и сверхтребовательности, у детей возникают более благоприятные личностные предпосыл­ки для формирования нормальной личности. Сформируется ли у них впоследст­вии нормальная личность, будет зависеть только от них самих, от того, смогут ли они воспользоваться этими благоприят­ными предпосылками.

Такое понимание нормального раз­вития личности детей согласуется с классическими представлениями о нор­мальной личности, содержащимися в ра­ботах Э. Фромма, З. Фрейда, А. Адлера, К. Юнга, К. Роджерса и В. Франкла. В со­ответствии с ними, нормальная личность должна не только занимать компромис­сную позицию по отношению к экзи­стенциальным дихотомиям, но и форми­роваться при активном участии самого человека на рациональной основе (Капустин, 2013).

Поскольку сбалансированный стиль воспитания способствует нормальному развитию личности детей, то у них от­сутствуют личностные предпосылки для возникновения проблем социальной адаптации.

Сравнение сбалансированного сти­ля родительского воспитания с дру­гими позволило выявить его сходство с отдельными стилями воспитания, ока­зывающими благоприятное влияние на развитие личности детей. Интересно, что этим стилям также свойственна сба­лансированность их отдельных противоречивых сторон. Так, A. Baldwin отме­чает, что наиболее благоприятным для развития личности детей является такой стиль воспитания, который характери­зуется принятием ребенка и соблюдением баланса, с одной стороны, между доминированием и потворствованием, а с другой, – между демократичностью и автократичностью (Baldwin, 1948). В ряде работ (Райс, 2000; Baumrind, 1991; Cobb, 1995) указывается на так называ­емый авторитетный стиль воспитания, в котором родители сочетают опеку и контроль детей с постепенной их подготовкой к самостоятельной жиз­ни. Этот стиль способствует развитию у детей высокой когнитивной и социальной компетентности (Шэффер, 2003; Baumrind, 1991), а также автономии и индивидуации (Райс, 2000; Шэффер, 2003; Cobb, 1995;), что является важ­нейшей задачей их личностного развития (Карабанова, 2010; Поскребышева, 2014). Автономия и индивидуация – это два тесно связанных друг с другом поня­тия, которые означают способность де­тей решать жизненные задачи, полагаясь не на родителей (автономия), а на собственный опыт, интеллект и возможности (индивидуация). При этом наи­более оптимальным для развития лич­ности детей считается достижение ими автономии и индивидуации при сохра­нении их связи с родителями.

Выводы этих авторов хорошо согла­суются с нашими. Но, в отличие от них, мы, основываясь на результатах оценки личности детей, полученных с помощью экзистенциального критерия, можем утверждать, что сбалансированный стиль воспитания, который по описанию очень сходен с авторитетным, способствует нормальному развитию личности детей, соответствующему природе человека.

Выводы

Результаты проведенного исследова­ния стилей воспитания в семьях, никог­да не обращавшихся в психологическую консультацию, и их влияния на развитие личности детей позволяют сделать следующие выводы:

  1. На основе данных бесед с членами се­мей описан так называемый сбалан­сированный стиль родительского вос­питания. Это описание согласуется с результатами, полученными с помощью теста ДМО. На основе этого описа­ния можно сделать вывод о компромиссной позиции родителей, занимаемой ими в воспитании своих детей по отношению к экзистенциальным дихо­томиям помощи и самостоятельности, природы и культуры, самоактуализации и условных ценностей, детерминизма и самоопределения.

  2. Результаты, полученные с помощью теста М. Люшера и Р. Кеттела, свиде­тельствуют о том, что родителям, использующим сбалансированный стиль воспитания, в отличии от гиперопекающих и сверхтребовательных родителей, в большей степени свойственны высо­кий интеллект и ориентация при реше­нии жизненных задач на себя. На основе этих результатов можно предположить, что компромиссная позиция, занимаемая родителями в воспитании своих де­тей по отношению к экзистенциальным дихотомиям, вырабатывается ими само­стоятельно и на рациональной основе, что в соответствии с экзистенциальным критерием свидетельствует о нормаль­ности их личности.

  3. На основе данных бесед с членами се­мей было обнаружено, что сбалансированный стиль воспитания способ­ствует формированию у детей типа личности с двойственной, противоречивой ориентацией при решении жиз­ненных задач на себя и на родителей. Описание этого типа личности согла­суется с результатами теста Р. Кеттела. Показано, что детям, обладающим этим типом личности, так же, как и их родителям, присуща компромиссная позиции по отношению к тем же самым экзистенциальным дихотомиям помощи и самостоятельности, при­роды и культуры, самоактуализации и условных ценностей, детерминизма и самоопределения. Согласно экзистенциальному критерию компромиссная позиция детей по отношению ко всем этим дихотомиям является одним из признаков нормальности их личности.

  4. Исходя из того, что сбалансирован­ный стиль воспитания способствует формированию у детей ориентации при решении жизненных задач на себя и приучает их к поиску рациональ­ных объяснений человеческих поступ­ков, можно предположить, что родители тем самым закладывают основу для выработки их детьми собственной, рациональной позиции по отношению к экзистенциальным дихотомиям раз­личного рода. Поэтому у детей, к которым применялся сбалансированный стиль воспитания, возникают более благоприятные личностные предпо­сылки для формирования нормальной личности, чем у детей родителей, ко­торым свойственны гиперопека или сверхтребовательность.

  5. Поскольку сбалансированный стиль воспитания способствует нормально­му развитию личности детей, у них отсутствуют личностные предпосыл­ки затруднений в социальной адаптации, поэтому в семьях с данным стилем воспитания нет детско-родительских проблем, обусловленных этими трудностями.

Литература:

Адлер А. Практика и теория индивидуальной психологии / А. Адлер. – Москва : Прагма, 1993. – 175 с.

Капустин С.А. Экзистенциальный критерий нормальности и аномальности личности в классических направлениях психологии и психотерапии / С.А. Капустин. – Москва : Когито-Центр, 2013. – 101 с.

Капустин С.А. Стили родительского воспитания в семьях клиентов психологической консультации по детско-родительским проблемам / С.А. Капустин // Вестник Московского университета. Серия 14. Психология. – 2014. – № 4. – С. 76-90.

Капустин С.А. Особенности личности детей в семьях клиентов психологической консультации / С.А. Капустин // Национальный психологический журнал. – 2015а. – № 1(17). – С. 79-87.

Капустин С.А. Использование экзистенциального критерия для оценки личности гиперопекающих и сверхтребовательных родителей в семьях клиентов психологической консультации по детско-родительским проблемам / С.А. Капустин // Вестник Московского университета. Серия 14. Психология. – 2015б. – № 2. – С. 51-62.

Карабанова О.А. Семейное психологическое консультирование – теория, практика, образование / О.А. Карабанова // Национальный психологический журнал. – 2010. – № 1(3). – С. 104-107.

Люшер М. Цвет вашего характера / М. Люшер. – Москва : РИПОЛ КЛАССИК; Вече, 1997. – 240 с.

Мельников В.М. Введение в экспериментальную психологию личности / В.М. Мельников, Л.Т. Ямпольский. – Москва : Просвещение, 1985. – 319 с.

Поскребышева Н.Н. Возрастно-психологический подход в исследовании личностной автономии подростка / Н.Н. Поскребышева, О.А. Карабанова // Национальный психологический журнал. – 2014. – № 1(13). – С. 74-85.

Райс Ф. Психология подросткового и юношеского возраста / Ф. Райс. – Санкт-Петербург : Питер, 2000. – 624 c.

Собчик Л.Н. Введение в психологию индивидуальности / Л.Н. Собчик. – Москва : Институт прикладной психологии, 1998. – 512 с.

Франкл В. Человек в поисках смысла / В. Франкл. – Москва : Прогресс, 1990. – 368 с.

Фрейд 3. Введение в психоанализ: лекции / З. Фрейд. – Москва : Наука, 1989. – 456 с.

Фромм Э. Психоанализ и этика / Э. Фромм. – Москва : Республика, 1993. – 415 с.

Шэффер Д. Дети и подростки: психология развития / Д. Шэффер. – Санкт-Петербург : Питер, 2003. – 976 с.

Юнг К. Психология бессознательного / К. Юнг. – Москва : Канон, 1994. – 320 с.

Baldwin A.L. Socialization and the parent-child relationship // Child Development. – 1948. – Vol. 19. – P. 127-136.

Baumrind D. The influence of parenting style on adolеscent competence and substance use // Journal of Early Adolscence. – 1991. – Vol. 11. – P. 56-95.

Cobb N.J. Adolescence: Continuity, Change, and Diversity. – California: Mayfield Publishing Company, 1995. – P. 218-239.

Rogers C.R. A Theory of Therapy, Personality and Interpersonal Relationships as Developed in the Client-Centered Framework // S. Koch (ed.). Psychology: a Study of a Science. – New York: McGrow Hill, 1959. – Vol. 3. – P. 184-256.

Для цитирования статьи:

Капустин С.А. Сбалансированный стиль родительского воспитания и его влияние на развитие личности детей. // Национальный психологический журнал. – 2015. – № 4(20). – С. 119-129.

Kapustin Sergey A. (2015). Balanced parenting style and its impact on the development of child personality. National Psychological Journal. 4, 119-129.

О журнале Редакция Номера Авторы Для авторов Индексирование Контакты
Национальный психологический журнал, 2006 - 2017
CC BY-NC

Все права защищены. Использование графической и текстовой информации разрешается только с письменного согласия руководства МГУ имени М.В. Ломоносова.

Дизайн сайта | Веб-мастер