ISSN 2079-6617 (Print)
ISSN 2309-9828 (Online)
Ru | En
РПО
Факультет психологии МГУ имени М.В. Ломоносова
Главная RSS Поиск

ГлавнаяВсе статьи журналаНомера

Корякина Ю.М. Условия исполненной жизни: описание и измерение экзистенциальных мотиваций. // Национальный психологический журнал. – 2015. – № 4(20). – С. 49-65.

Автор(ы): Корякина Ю.М. ;

Аннотация

В статье представлен взгляд на проблему движущих сил личности с позиции экзистенциального анализа. Ученик В. Франкла А. Лэнгле развил концепцию воли к смыслу (мономотивационную теорию Франкла), выделив четыре аспекта экзистенциальных отношений личности – четыре фундаментальные мотивации. Экзистенциальные философы и вслед за ними психологи и психотерапевты определяют эти мотивации как основные темы человеческой жизни, а их воплощение – как условие проживания подлинной, глубокой жизни – экзистенции. Лэнгле выделяет четыре аспекта экзистенции: отношения с данностями существования (с миром), отношения с динамичной, витальной стороной бытия (с жизнью), отношения с самим собой и отношения с будущим. Эти аспекты названы первая, вторая, третья и четвертая экзистенциальные фундаментальные мотивации (ФМ). 

В первой части статьи содержится описание содержания четырех фундаментальных мотиваций А. Лэнгле, во второй – результаты собственного исследования автора, посвященного апробации на русскоязычной выборке Теста экзистенциальных мотиваций (ТЭМ) (А. Лэнгле, П. Экхардт), измеряющего субъективное переживание интегрального качества жизни как суммы составляющих его четырех вышеперечисленных аспектов. ТЭМ разработан в рамках экзистенциального анализа как психодиагностический инструмент для оказания психотерапевтической и консультативной помощи, он также может быть использован в исследовательских целях для изучения субъективной удовлетворенности жизнью через отношения к экзистенциально важным аспектам бытия. По мнению разработчиков, ТЭМ обращен к переживаниям человека и способен оценить полноту проживания им каждой из четырех фундаментальных мотиваций. Первая ФМ воплощает намерение активно быть в этом мире и стремится к принятию реальности. Вторая ФМ ищет возможности выстраивания отношений и проживания ценностей. Третья ФМ направлена на реализацию уважительного обращения к себе и другим, на встречу и проживание себя как имеющего ценность. Четвертая ФМ ищет смысл ситуации, способ внести себя со всеми своими возможностями в мир ради будущего. Изучение фундаментальных мотиваций позволяет не только приблизиться к жизненному миру человека, войти в пространство его переживаний, но и отвечает задачам психотерапевтической практики.

Страницы: 49-65
Поступила: 02.02.2015
Принята к публикации: 17.04.2015
DOI: 10.11621/npj.2015.0404

Разделы журнала: Методология;

Ключевые слова: экзистенциальный анализ; экзистенция; фундаментальные мотивации; исполненность; «Тест экзистенциальных мотиваций»;

PDF: /pdf/npj-no20-2015/npj_no20_2015_049-065.pdf

Доступно в on-line версии с 31.12.2015

Что лежит в основании мотиваци­онной структуры человека? Не только А. Адлер, сформулировавший вынесенное в заголовок параграфа определение, но и целый ряд исследователей личности искали ответ на вопрос: что приводит человека в движение, запускает его силы и способности, является «мотором» его жизни. Вопрос о моти­вации личности породил в XX веке ряд мономотивационных теорий. З. Фрейд, А. Адлер, В. Франкл искали одну главную движущую силу личности. Позднее слож­ность человеческих отношений с миром была описана через систему мотива­ций, появились полимотивационные те­ории (Г. Салливан, К. Хорни, Э. Фромм, А. Маслоу, А.Н. Леонтьев и др.). Феноме­нологическая традиция открыла новое направление в изучении экзистенци­альных мотиваций, а именно – как они представлены в субъективном простран­стве переживаний человека, какое влияние оказывают на его представления о себе и мире. Тема жизненного мира человека (Lebens Welt) с появлением феноменологического метода привлекает все большее число исследователей (Бу­сыгина, 2009; Джендлин, 1996; Джорд­жи, 2003; Кривцова, 2006; Лэнгле,2006; Спинелли, 2007; Улановский, 2009 и др.). Особая тема – субъективное пе­реживание качества собственной жизни, не слишком точно описываемое терми­ном «удовлетворенность жизнью». Вме­сто него в экзистенциальной традиции используется понятие «исполненность» (fulfilment) – чувство согласия с важней­шими аспектами бытия [1].

В экзистенциальном направлении психологии личности (Л. Бинсвангер, М. Босс, Р. Мэй, Дж. Бюджентал) и психо­терапии (И. Ялом, А. Лэнгле, Э. Спинел­ли, Э. Ван-Дорцен, Р. Лэнг) «настоящая хорошая жизнь» анализируется с целью создания научных оснований для пра­ктики психологической помощи – что­бы заботится об условиях экзистенции, их нужно выделить и проанализиро­вать. Результатом такого анализа стала тема фундаментальных экзистенциальных мотиваций – особых содержаний в мире, которые «затрагивают», вызывая интерес, потому что имеют отношение к этим самым условиям (положение, ко­торое экзистенциальная философия принимает без доказательств, состоит в том, что человеку присуще стремле­ние прожить хорошую жизнь). Психо­логия и психотерапия занимаются при­стальным изучением экзистенциально важных аспектов бытия, без которых «жизнь человека невозможно предста­вить», если иметь в виду по-настоящему хорошую жизнь, экзистенцию [2].

Особенностью темы можно считать тот момент, что условиями экзистенции, как правило, занимались одни авторы, а страдание человека в связи с отсутст­вием данных условий описывали другие [3]. Психиатры и психотерапевты многое знают о человеческом страдании в связи с неисполненной жизнью, для психоло­гии – это тема переживания дефицитов экзистенциальных мотиваций.

Неудовлетворенность жизнью как следствие переживания дефицитов экзистенциальных мотиваций

Тема экзистенциальных мотиваций в аспекте их дефицита была подня­та еще А. Адлером и К. Хорни (Адлер, 1997), позднее – Э. Берном (Берн, 2004), Ф. Перлзом (Перлз, 2004). Представители психоаналитической школы свя­зывали переживания нехватки тех или иных важнейших условий хорошей жизни с исходно ошибочными уста­новками: желанием получить любовь всех окружающих людей, требованием гарантий и надежных условий бытия, стремлением к власти и т.д. Фрейдов­ское стремление к удовольствиям тоже, в конце концов, было отнесено к «фикционному финализму» [4] – изначальному заблуждению в том, что данные мотивации приведут к экзистенции. Многочи­сленные классификации типов характе­ров и паттернов «не экзистенциального» поведения обычно не содержали такого аспекта анализа как особенности субъ­ективных переживаний личности, име­ющей подобный дефицит (исклю­чение составляют работы К. Ясперса и Н. Мак-Уильямс, но они относятся к области клинической психологии). Что чувствует человек, накопивший дефицит переживаний, без которых «жизнь невозможно представить»? Можно ли изме­рить этот дефицит и дать его качествен­ную оценку?

В данной статье речь пойдет о таком измерительном инструменте. Тест экзи­стенциальных мотиваций (Лэнгле, Эк­хардт, 2001) (ТЭМ) измеряет, в какой степени человек переживает свою актуальную жизнь как исполненную или дефицитарную (см. Приложение). Тест был разработан на базе структурной модели четырех фундаментальных мотиваций А. Лэнгле и представляет собой ин­тегральный показатель исполненности как сумму показателей по четырем фун­даментальным мотивациям, описания которых приводятся ниже.

Будучи учеником В. Франкла, А. Лэнгле значительно расширил и дополнил его концепцию стремления человека к смы­слу. Согласно его представлениям, блоки­ровать это стремление могут четыре фак­тора:

  1. страх и неуверенность;

  2. отсутствие способности чувствовать ценности;

  3. неясность в отношении собственного права на что-то или неясность карти­ны себя;

  4. недостаточное ориентирование во взаимосвязях конкретной ситуации и связи ее с будущим.

Структурная модель – это разработан­ные с помощью феноменологического метода представления о четырех фунда­ментальных мотивациях – базовых темах человеческой жизни, лежащих в основе всех других мотиваций и пронизывающих все направления человеческой жизнедея­тельности. Проживание этих четырех мо­тиваций является главным условием экзистенциальной исполненности – глубокого чувства согласия в отношении наличных условий существования (1 фундаменталь­ная ситуация), ценностей, проживаемых, когда имеются отношения (2 фундамен­тальная мотивация), себя самого и Дру­гого, не похожего на тебя (3 фундамен­тальная мотивация), будущего и смысла (4 фундаментальная мотивация). Эти содержания выделены не искусственным путем, они обнаруживаются в ситуациях обыденной повседневности, где человек чувст­вует запрошенность в отношении своей личности (Person [5]) (Лэнгле, 2005, С. 156). Согласие в отношении каждого из усло­вий экзистенции предполагает осущест­вление специфической активности по со­гласованию конкретных условий жизни с собственной внутренней реальностью, представленной психическим, телесным и духовным измерениями. В соответствии с четырьмя темами, исполненная жизнь предполагает такие виды персональной активности:

  • принятие и выдерживание реальности (отношения с миром) – 1 ФМ;

  • открытая обращенность к ценностям и отношениям (отношения с жизнью) – 2 ФМ;

  • уважительное и справедливое обра­щении с собой и другими (включая отношения с собственным уникаль­ным началом) – 3 ФМ;

  • согласование со смыслом (отношения с будущим) – 4 ФМ (Лэнгле, 2006).

Если персональная активность ока­зывается заблокирована, исполненность жизни не наступает, в таких условиях человек фактически утрачивает себя, его жизнь начинает приносить много страданий, боли и, в конечном счете, ведет к отчаянию. Ниже мы остановимся подробнее на каждом из 4 аспектов испол­ненной экзистенции.

Первая фундаментальная мотивация – отношения с миром как предпосылка экзистенции

Философские основания для разра­ботки проблематики 1 ФМ восходят к он­тологии Хайдеггера. Описанный им фе­номен заброшенности человека в мир поставил под вопрос возможность личности активно быть, а не просто сущест­вовать в мире. Используя положения философии Хайдеггера, А. Лэнгле в качестве первой мотивации человеческой жизни выделил стремление «мочь-быть-в-мире» как активность, направленную на преодо­ление условий мира, в которых человек, по факту пребывания, всегда себя обнаруживает (Лэнгле, 2004, С. 41-48). На пути к реализации этого стремления первым шагом становится восприятие и распоз­навание конкретных условий, возмож­ностей, в которых протекает его жизнь. Для того, чтобы свободно быть, человеку необходимо разобраться с «основа­нием своего бытия», понять достаточно ли в его жизни пространства, существу­ет ли у него защита, есть ли опора. Про­странство, защита и опора представляют собой три необходимые предпосылки пребывания человека в этом мире. Человек чувствует себя защищенным, если в своем субъективном опыте имеет чув­ство, что принят другими, собой, миром. Пространство (как духовное, так и мате­риальное) оставляет место для выстра­ивания человеком собственной жизни. Наличие опоры является необходимым условием появления доверия (по Хайдег­геру доверие – «основа бытия») и делает возможным появление мужества для пре­одоления неуверенности и страха (Лэн­гле, 2006, С. 44).

На этом фундаменте строится способ­ность выдержать и/или принять условия и возможности своего существования. «Выдержать и/или принять» представля­ют собой основную духовную работу че­ловека в рамках этой мотивации. На онто­логическом уровне «выдержать» – значит нести то, что дано и нельзя изменить. «Принять» означает – «мочь оставить то, что есть», сказав: «пусть это (пока) будет в моей жизни». Такая работа предшествует любым проектам изменений неподходя­щих условий: прежде, чем что-то менять, нужно согласиться/принять тот факт, что оно есть. Когда мы говорим о выдержива­нии, то сосредотачиваемся на теме соб­ственных сил как ресурса чему-то напря­женно противостоять. Процесс принятия несет в себе иное содержание, он заключается в том, что человек делает то, что он принимает частью своей реальности, для него это что-то становится истиной, тем, что есть. Восприятие чего-то как истины дает пространство фактам, при­водит процесс принятия решений в соот­ветствие с реальностью, лежит в основе выбора и совершения поступков. Если че­ловек отрицает нечто как истину, он об­рекает себя на утрату реальности своей жизни.

Таким образом, первая мотивация не­сет в себе возможность решиться «дать чему-то быть». Веление «дать чему-то быть» заключает в себе глубокий экзистенциальный смысл: то чему я даю быть, позволяет с ним взаимодейство­вать, а то, чему не даю, отнимает силы. Доверие к миру, установка полагаться на то, что может быть опорой в мире, по­иски структур, которые «тебя хорошо держат», вплоть до последней опоры – все это дает переживание покоя, прочности, хорошей устроенности в мире. Знание законов реальности, ориентация на них, ясное восприятие других людей и самого себя рождает доверие. На ос­новании опыта доверия в отношениях с другими людьми возникает пра-доверие – переживание, что всегда будет кто- то, на кого можно положиться. Доверие к себе основано на знании своих при­вычек, установок, своего характера. Из суммы всего опыта доверия и осмысле­ния собственной жизни, включающей в себя, помимо аспекта отношений меж­ду людьми, опору и устойчивость мира, возникает фундаментальное доверие – глубинная структура первого условия экзистенции – «сознательный или бессознательный акт доверия к последней опоре, которая представляется человеку в качестве основы бытия» (Лэнгле, 2004, С. 41-48). «Основа бытия» представляет собой трансцендентальное понятие, ко­торое может воплощаться в образе неко­го мирового порядка, глобального закона или Бога.

Если принятие каких-то вещей и их выдерживание оказываются невозмож­ны, то возникают психодинамические защитные реакции: поведение избега­ния (основное движение), сопротивление, протест, борьба (активизм, пара­доксальное движение), разрушительная ненависть (агрессия), паралич, оцепене­ние (рефлексы мнимой смерти).

Таким образом, 1 ФМ представлена такими темами как страх, тревога, неуверенность, пространство, защита, опоры, доверие, мужество.

Вторая фундаментальная мотивация

Даже при наличии защищенного пространства человеку в мире недоста­точно просто «быть». Человеческое бы­тие пронизано миром чувств, окрашено переживаниями. Быть живым означает быть открытым по отношению к чувст­вам, возникающим потому, что жизнь постоянно меняется и эти изменения не оставляют человека равнодушным. Постоянно меняющаяся жизнь ставит человека перед экзистенциальным во­просом: «Нравится ли мне моя жизнь сегодня, в этот период, на этом этапе?» и, наконец, «Хорошо ли мне быть в этом мире?». По своей природе человек мо­тивирован переживать свою жизнь как ценность и стремиться к тому, чтобы и другие также ощущали ее ценность.

Для того чтобы человек воспринял ценность своей жизни, ему необходимы три предпосылки: близость, время и от­ношения с другими людьми.

Отношение возникает из восприя­тия Другого, это восприятие несет в себе особый смысл, после него нельзя более поступать так, как если бы Другого не было. После восприятия уже нельзя не иметь отношений. Соотнесение с миром через отношения дает переживание времени. Оно питает отношения и создает пространство для возникновения эмо­циональной затронутости.

Процесс возникновения переживаний происходит более интенсивно, благода­ря наличию близости. В близости пред­мет получает возможность «врываться» в переживание человека и чувственно его окрашивать. Чувства – переживания «дви­жения жизни», позволяют воспринимать ценности – субъективные значения, ко­торые объекты приобретают в жизни че­ловека (Лэнгле, 2004, С. 41-48)

От того, насколько хорошо реализу­ется каждая из этих предпосылок (от­ношения, время, близость), зависит характер отношений с жизнью. Если хо­роших, доброжелательных отношений в жизни человека было мало, то у него может отсутствовать важный опыт соотнесенности и взаимодействия с жизнью и его решимость вступать в отношения может быть подорвана. Жизнь в отсутст­вии этих трех условий переживается как пустая и холодная. Недостаток решимости устанавливать отношения и дефи­цит теплого обращения извне приводят к тому, что переживание жизни оказыва­ется труднодостижимым. Плохие отно­шения с другими могут также нагружать и подавлять жизнь. Все эти факторы при базовой установке любви к жизни в конечном итоге приводят к депрессии (Лэнгле, 2010).

Аналогичным образом, если человек не находит для отношений времени, его чувства не успевают развиться, офор­миться и он теряет глубину в прожива­нии как себя, так и жизни. Отсутствие близости лишает нас возможности быть затронутыми событиями мира и, тем са­мым, вступать в отношения с самим со­бой и своими ценностями. Кроме того, сама близость может причинять страда­ние: ранить, вводить в состояние беспо­мощности, если, например, человек пос­тоянно не отвечает чьим-то ожиданиям или не знает, как быть с переживанием.

Решимость вступать в отношения, уделять им время, выходить на уровень близости выступают условием для «об­ращения» – основной духовной рабо­ты Person на этой мотивации. Обращение к жизни воплощает в себе решение дать согласие всему, что ей сопутству­ет. В рамках экзистенциального ана­лиза обращение рассматривается как открытость по отношению к глубине собственных чувств – и к радости и к страданию. (Кривцова, 2006, С. 22). Акт обращения направлен на пере­живание жизни, в котором уже содер­жится информация о ее ценности. Информация о ценности жизни является основной для формирования базовой позиции по отношению к жизни. На ос­новании этой позиции возникает чувст­во фундаментальной ценности – субъективный ответ на вопрос человека о ценности жизни самой по себе, глубокое личное отношение к собственной жиз­ни (Лэнгле, 2005, С. 139).

На этом уровне мотивации также за­кладывается фундамент способности к восприятию основных видов ценно­стей, выделенных еще Франклом: ценно­стей творчества (того, что было создано), ценностей переживания (хорошего, настоящего, прекрасного), ценностей позиций (честного и истинного) (Лэн­гле, 2006, С. 54).

Если блокируется способность обращения, в ход идут защитные механизмы: отступление или «эмоциональный» уход (основное движение), погоня за успе­хом, суетливое ухаживание (парадоксальное движение), ярость (агрессия), апатия и обесценивание (рефлекс мнимой смерти).

Согласно вышеописанному, основными темами второй мотивации являются: депрессия, апатия, горе, время, близость, отношения, ценности, чувства.

Третья фундаментальная мотивация

Персональное бытие человека пред­ставляет собой динамический процесс двойного соотнесения с миром. В рам­ках этого соотнесения еще одной целостной мотивационной силой для человека становится желание отстоять право быть собой. Затрагивая уровень ответственности, эта сила воплощается в стремление человека быть оправдан­ным перед лицом себя и других.

Вопрос третьей фундаментальной мотивации звучит так: «Я – есть я, но имею ли я право быть собой?». Ответ, который дает человек, напрямую зави­сит от его представлений о нравственной основе собственного выбора. На его базе формируется идентичность, карти­на себя и личная этика.

В основе формирования нравствен­ной системы, обретения идентичности и собственной самоценности лежат три внешних предпосылки: справедливое отношение и оценка поступков другого, оправдание другого; уважительное вни­мание к чувствам, границам, потребностям другого; признание ценности дру­гого (Лэнгле, 2004, С. 41-48). Для того чтобы эти внешние предпосылки стали внутренним достоянием, должна быть совершена длительная духовная работа по их присвоению.

Человек обладает способностью ощу­щать справедливость и несправедли­вость собственных действий точно так же, как он ощущает справедливость или несправедливость отношения к нему со стороны других. Опираясь на это чувст­во, он получает возможность ощущать основания своего выбора и оставаться самим собой не только для себя, но и для других. При встрече с миром у человека появляется возможность сопоставле­ния собственных представлений о справедливости с представлениями других людей, что всегда дает основу для того, чтобы оставаться оправданным в собст­венных поступках перед самим собой.

Уважительное внимание других лю­дей к индивидуальности человека спо­собствует тому, что человек начинает интересоваться своей внутренней сущ­ностью. Следуя за заинтересованным взглядом других, он получает возмож­ность обнаружить ценное внутри себя, благодаря чему его личность становит­ся видимой.

Обнаружение сущности Person спо­собствует тому, что в отношении ее значимости предпринимается оценка. Она заключается в признании неповторимости собственной личности, уникальности своего стиля жизни и способа дей­ствия. Это признание, в свою очередь, способствует уважительному внима­нию и справедливому к ней отношению (Лэнгле, 2004, С. 41-48).

Следствием нахождения своего соб­ственного «Я» является способность к встрече, к диалогу с миром или другим человеком, который превращает «Я» в «Ты для Другого». «Когда говорится Ты, говорится и Я, сочетания Я – Ты», сказал бы об этом М. Бубер (Бубер,1995). При встрече происходит принятие себя и другого как уникальных и непохожих в своей основе сущностей. Процесс встре­чи можно описать как последователь­ность этапов рассмотрения, принятия другого всерьез и выявление различий (Лэнгле, 2006, С. 48).

Вершиной развития третьей фун­даментальной мотивации становит­ся совесть – одна из ипостасей Person – орган, который в форме интуитивно­го чутья дает представление о сущности конкретной ситуации и, опираясь на ценности, направляет к единствен­но правильному в рамках нее решению (Кривцова, 2006). Голос совести являет­ся здесь голосом аутентичности, благо­даря ему, человек познает то, каким он сейчас и всегда является, вступая в от­ношения соответствия со своей индивидуальность. Согласованность со сво­ей персональной изначальностью дает человеку представление о собственной идентичности или аутентичности.

Если это невозможно, у человека на­чинают действовать защитные меха­низмы: уход на дистанцию в качестве основного движения, такие активизмы как функционирование или оправдание, агрессия в виде гнева или раздражения, рефлекс мнимой смерти как отрицание и расщепление.

Основные темы третьей мотивации: одиночество, пустота, стыд, вина, уважение, справедливость, самоценность, ау­тентичность, совесть.

Четвертая фундаментальная мотивация

Исполнение первой (Мочь-быть-здесь), второй (Иметь ценности) и третьей (Мочь-быть-самим-собой) фундаментальных мотиваций, дают воз­можность открыться четвертому условию экзистенции – возможности расти и развиваться для будущего.

«Человеческий разум всегда пребы­вает в поиске общих духовных связей, в рамках которых изменчивая экзистен­ция смогла бы получить постоянное значение» – пишет о четвертом условии экзистенции А. Лэнгле (Лэнгле, 2004).

С этим поиском связан вопрос чет­вертой фундаментальной мотивации. Он ставится человеком в отношении смысла: «Я есть здесь, но для чего?».

Согласно логотерапии Франкла, жить со смыслом означает быть включенным во что-то, превосходящее тебя. Франкл определяет экзистенциальный смысл как «возможность на фоне действительнос­ти» (Франкл, 1990, С. 37). Лэнгле конкре­тизирует его понятие и пишет о смысле как о «самой ценной возможности ситу­ации» (Лэнгле, 2005, С. 145). Эта реали­стичная, соответствующая обстоятель­ствам ситуации возможность зависит от трех переменных. Этими переменными являются, с одной стороны, условия кон­кретной ситуации, с другой – особенности человека, находящегося в этой ситуа­ции, с третьей – то важное и ценное, что содержится в ситуации для самого чело­века (Лэнгле, 2004). В качестве условия точного восприятия и различения этих переменных выступает формирование феноменологической установки – это «установка открытости по отношению к миру, которая позволит человеку слы­шать его запрос» (Лэнгле, 2005, С. 145).

Достижение четвертого условия ис­полненной экзистенции невозможно без включенности человека в структур­ные взаимосвязи его жизни (семья, рабо­та и т.д.), активного участия в различных деятельностях и наличия представлений о будущем.

Структурные взаимосвязи позволяют человеку исследовать и расширять гра­ницы собственной личности. Выполне­ние различных ролей способствует бо­лее интегрированному, комплексному видению мира и дает ориентиры для успешного с ним взаимодействия.

В свою очередь, в поле деятельнос­ти объективно существующие возможности приобретают связанную со структу­рой деятельности значимость, становятся личностно значимыми; происходит по­нимание человеком своих действий. Поле деятельности выполняет множество необходимых человеку функций: ставит пе­ред ним задачи, требует занять позиции, создает условия для переживаний, делает возможными непрерывное становление и творчество. Благодаря наличию этих воз­можностей, человек становится тем, кем он есть, и подготавливает базу для собственного развития в будущем.

Когда все эти предпосылки оказы­ваются выполненными, бытие человека приобретает смысл. Выполняя роль компаса в море человеческих поступков и желаний, смысл дает возможность пережить чувство экзистенциальной исполненности – глубокое удовлетворение от правильности течения соб­ственной жизни.

Обретение экзистенциального смы­сла способствует обретению онтоло­гического (философского или религи­озного) смысла, который раскрывает глубокое понимание оснований бытия в мире.

Вершину мотивационной иерархии представляет развитие воли – свободно­го решения о внесении в жизнь некой ценности, которая субъективно ощуща­ется как осуществимое решения (Кривцова, 2006, С. 24). В качестве предпосылок подлинное воление имеет «мочь», «желать», «иметь право», «долженствовать».

Если предпосылки для обретения смысла отсутствуют, в ход запускаются защитные механизмы: временная устой­чивость бытия (основное движение), активное создание смысла через идеализацию, фанатизм и постоянную фиксацию на цели (парадоксальное движение), агрессия в виде цинизма, духовные реф­лексы мнимой смерти в виде нигилизма.

Обобщая темы 4 ФМ, еще раз их назо­вем: отчаяние, экзистенциальный вакуум, структурные взаимосвязи, поле дея­тельности, будущее, воля, смысл.

Страдание как субъективное переживание дефицита экзистенциальных фундаментальных мотиваций.

При всем многообразии причин и со­держаний в страдании можно выделить сущностный компонент, который отли­чает его от любого другого переживания: в страдание мы переживаем разруше­ние для себя того, что представляло для нас первостепенную ценность в жизни. Лэнгле определяет страдание как «субъ­ективное чувство разрушения чего-то жизненно важного, чувство разорванно­сти, уничтожения, разъединения основ экзистенции» (Лэнгле, 2012). Предметом духовного восприятия посредством чувств в страдании оказывается деструк­ция. Само по себе страдание нельзя отне­сти только к области неприятных чувств. Боль, которую чувствует человек, свиде­тельствует о том, что под угрозой ока­зываются защищающие, сохраняющие и поддерживающие жизнь базовые струк­туры экзистенции – четыре фундаментальные мотивации, каждая из которых имеет свой модус переживания, темы и ряд следствий. Деструкция первого фундаментального условия экзистенции подрывает способность свободно быть в этом мире и при отсутствии глубоко­го анализа этого состояния сопровожда­ется развитием страхов и неуверенности. В случае долгого отсутствия участия пер­сонального измерения в решении проблем происходит фиксация копинговых реакций – на фоне усиления страха раз­виваются более серьезные формы пато­логических переживаний: фобии (фик­сация активизмов), генерализированные переживания страха (фиксация избега­ния), тревожные расстройства личности, может возникнуть психогенная шизоф­рения (Лэнгле, 2009). В качестве причин разрушения первого основания эк­зистенции можно назвать как тяжесть внешних обстоятельств, отсутствие необ­ходимых предпосылок для возможности обходится с данностями, так и отсутствие сил для выдерживания и принятия внешних условий.

Поставленное под угрозу второе усло­вие экзистенции может проявляться в появлении стойкого «мне не нравится» в отношении действий или выражаться в неспособности получать удовольствие и переживать радость. Причинами раз­рушения могут стать отсутствие необходимых предпосылок для обращения к ситуации с возможность увидеть цен­ное, обедненная ценностями среда, в ко­торой человек живет, его конституцио­нальные предрасположенности, а также постигшие его утраты и непрожитые лишения. Так, например, блокирование способности соотноситься с чувствами, вызванная их чрезвычайной болезнен­ностью, обращаться к жизни и ценному выражается в появлении чувства тяжести, вины, тревоги и горя. Если проработка проблем, связанных с этой мотивацией, оказывается невозможной, человек погружается в депрессивный мир собствен­ных переживаний. В этом случае девиз его жизни может звучать так: если жизнь такова, то я не хочу жить. (Лэнгле, 2009). Любой депрессии предшествует «дефицит субъективно переживаемых ценно­стей» (Лэнгле, 2010, С. 35).

Разрушение третьего условия экзи­стенции приводит к тому, что человек переживает невозможность, отсутствие у себя права быть самим собой, аутен­тично проживать свою жизнь и вступать в отношения с другими людьми. Прео­бладающие в такой жизненной ситуации чувства потерянности, смятения, чу­ждости самому себе, одиночества, стыда при отсутствии персональной обработ­ки приводят к внутренней пустоте, по­тери чувствительности и переживанию безутешности. Длительное нарушение способности встречать себя и других и вступать с собой и другими в диалог становится причиной истерических нарушений. К патологиям мотиваций этого уровня можно отнести четыре типа личностных расстройств или расстройств самости: истерическое рас­стройство, пограничные расстройство, нарциссическое расстройство и параноидальное расстройство (Лэнгле, 2009).

Причинами утраты бытия самим со­бой могут стать как отсутствие необходимых предпосылок для формирования способности к встречающему диалогу и внешние травматизации, так и собственное поведение человека.

При нарушениях четвертого условия человек перестает правильно распозна­вать запросы текущих ситуаций и обна­руживать в них смысл как ориентир для последующих действий. В качестве преобладающих отказываются чувство уны­ния, переживание того, что все происходящее, мысли и действие, не обладают никакой ценностью, лишены смысла. Утрачиваются видимые связи с будущим, оно становится чуждым и далеким. След­ствием нарушения способности к согла­сованию требований ситуации с вну­тренними стремлениями оказываются переживания бессмысленности жизни, пустоты, отчаяние. Возникает так называ­емый «экзистенциальный вакуум», впервые описанный В. Франклом как ком­плекс переживаний, включающий скуку, ощущение внутренней пустоты и апатию (Франкл, 1990). К патологии четвертой мотивации относится суицидальность – отчаяние при безысходном чувстве бес­смысленности (Лэнгле, 2006, С. 121).

Причинами возникновения страдания в случае разрушения четвертого условия экзистенции могут стать как нарушения одного или нескольких предыдущих ус­ловий экзистенции, так и отсутствие ре­ализации необходимых предпосылок для обнаружения смысла.

Очень часто страдание воспринима­ется нами как лишенное смысла состояние, не представляющее ценности: горе, потеря, боль, нужда. В. Франкл писал, что смысл, включая в себя ценностный ком­понент, противоположен страданию. Тем не менее, не смотря на свою очевидную бессмысленность, проживание страда­ния в ряде случаев становится осмысленным. «Дорогой к смыслу» в страдании Франкл назвал глубокое и внимательное обхождение с ним, заключающее в себе установку на поиск ценного. В экзистен­циальном анализе, помимо названной установки и занятия позиции по отноше­нию к страданию, его преодолению спо­собствует высвобождение активности, соответствующей каждой из мотиваций, заблокированной страданием: выдерживания и принятия, обращения, готовно­сти вступать в диалог, умения выявлять требования ситуации и согласовать их с внутренними стремлениями.

Тест экзистенциальных мотиваций ТЭМ – инструмент для измерения субъективного переживания качества жизни

В качестве методики, позволяющей оценивать уровень исполненности по каждой из четырех фундаментальных мотиваций, предлагается ТЭМ. Данная методика была разработана А. Лэнгле, П. Эдхард на основании учения о че­тырех фундаментальных мотивациях в 2001 году (Längle, Eckhardt, 2001). Тест изначально разрабатывался в качестве вспомогательного средства, способного расширить спектр возможностей оказа­ния психотерапевтической и консультативной помощи. Он представляет собой инструмент для изучения предпосылок экзистенциально исполненной жизни и прояснения проблем, связанных со сферой личности. В своем рабочем вари­анте методика направлена на то, чтобы выявить характер переживаний человека и понять, насколько полно он прожи­вает свою жизнь. Тест Экзистенциальных Мотиваций может быть использован как диагностическое средство в научных це­лях в рамках дисциплин, в сферу интересов которых входит изучение отно­шения человека с собственной жизнью и вопрос субъективного качества жизни (социология, педагогика, менеджмент). Данный тест – это опросник, содержа­щий утверждения о себе и своих отноше­ниях с четырьмя аспектами бытия. Он не защищен от социальной желательности, поэтому не может быть использован для аттестации, профессиональной оценки персонала или самочувствия. На сегод­няшний день тест проходит апробацию на русскоязычной выборке. В данной ста­тье приведен бланк четвертой редакции опросника (Корякина, 2010, 2011).

Пространство теста представлено 4 субшкалами, каждая из которых состо­ит из 14 вопросов с 6-ступенчатыми ка­тегориями ответов от «согласен» до «не согласен». Нейтральная категория отсутствует, поскольку она не обладает силой утверждения.

Человек, приступающий к заполнению теста, должен соотнести каждое из утверждений опросника с возникающим после его прочтения ответным переживанием и выразить свою степень согласия с ним, исходя из предложенной 6-ступенчатой градации в диапазоне от «соответствует» до «не соответствует». За каждый ответ на вопрос испытуемому присваивается соответствующий этому ответу «сырой» балл в интервале от 1 до 6. После завершения тестирования данные, получен­ные от клиента, подвергаются количественной, а затем и качественной оценке. Для прямых пунктов баллы присваива­ются справа налево (максимальный балл присваивается крайнему значению спра­ва). Для обратных – по восходящей: слева направо (максимальный балл присваива­ется крайнему значению слева). Итого­вый «сырой» балл по каждой из шкал это­го опросника дает подсчет суммы баллов входящих в нее вопросов. Сумма баллов по четырем субшкалам образует суммар­ное значение по тесту – общий показатель ТЭМ.

К субшкалам опросника относятся:

  • Фундаментальное доверие – является мотивационной силой для физическо­го выживания и духовного преодоле­ния условий бытия, данной через переживание «мочь быть», «иметь силы»;

  • Фундаментальная ценность – пред­ставляет собой стремление к получе­нию радости от жизни и пережива­нию ценностей, к достижению того, чтобы человеку «нравилось жить» свою жизнь;

  • Самоценность – воплощает жела­ние быть персонально аутентичным и справедливым, «иметь право быть та­ким, какой ты есть».

  • Смысл жизни – представлен моти­вацией к экзистенциальному смыслу и созданию того, что имеет ценность, дабы «действовать должным образом».

Сумма «сырых» значений по 4 субш­калам дает суммарное значение – общий показатель (Summenscore) ТЭМ, аналог экзистенциальной исполненно­сти личности.

Проблемы измерения отношения к жизни

В качестве методологической базы при разработке данного теста был ис­пользован феноменологический под­ход с его ключевым тезисом о самоо­чевидности и беспредпосылочности непосредственно получаемого челове­ком опыта в пространстве его переживаний. В основу разработки теста легло представление о том, что ответы испы­туемых, основанные на оценке характе­ра их переживаний, обладают статусом субъективной правды, то есть тем, что отчетливо есть здесь и сейчас, тем, что нельзя отрицать, поэтому на них можно опираться как на надежный источник информации об их состоянии. Пред­полагалось, что респондент способен оценить характер собственных пере­живаний, возникающих при прочтении утверждения, и привести их в соответ­ствие с предложенной в тесте шкалой. Сопоставление утверждений с характером переживаний выступало для разра­ботчиков основным критерием получе­ния надежных и валидных данных при помощи этого теста. Отстаивая справед­ливость такого подхода, можно вспом­нить позицию психолога, автора много­численных исследований, посвященных изучению духовных стремлений лично­сти, Эммонса, который вслед за други­ми авторами под удовлетворенностью жизнью понимает «глобальную оценку личности своей жизни» (Эммонс, 2004).

Вместе с тем, вопросы о качестве соб­ственной жизни уводят человека на такую глубину, которая не часто встречается в повседневной жизни (не случайно экзи­стенциалисты называют эти вопросы «не будничными»). Они могут вызывать чув­ства боли или страха, защитные реакции, воспринимаемые интервьюером как пси­хологическое сопротивление.

Мы в нашем опыте адаптации ТЭМ столкнулись с тем, что степень искрен­ности при ответе на вопросы и го­товность обращения к собственному переживанию может зависеть от множества факторов. Среди них: мотивация респондента к заполнению данного те­ста, доверие диагносту, способность за­мечать и как-то означивать собственные переживания, наличие достаточного времени для заполнения, самочувствие, внешние обстоятельства жизни испытуемого и др. Все эти факторы, так или иначе, надо учитывать при проведения диагностики.

Особенности интерпретации опросника ТЭМ

Описываемый нами тест прошел адаптацию к русской выборке (Коряки­на, 2010), но к настоящему моменту не имеет стандартных норм. Поэтому ин­терпретация данных теста может осуществляться только на уровне отдельно взятых вопросов (пунктов) путем срав­нения субшкал между собой и сравне­ния данных по шкалам у разных испы­туемых.

Интерпретация на уровне вопро­сов дает возможность составить общее представление о характере возможных проблем, выявить сферу, где они про­являются особенно ярко. Эти данные могут дать важную для работы инфор­мацию о человека, начиная с первой встречи в рамках проведения консуль­тирования или психотерапии.

Для выявления тенденций социаль­ной желательности мы предлагаем сравнить ответы на вопросы, составляющие пары (5 и 25, 10 и 41, 18 и 23, 27 и 56, 31 и 51), которые являются разнона­правленными и близкими по смысло­вому содержанию. Если респондент на оба вопроса каждой пары дает одинако­вые ответы, то к интерпретации его ре­зультатов следует отнестись, по крайней мере, с осторожностью. Если, например, респондент одновременно соглашается (или не соглашантся) с утверждени­ем под номером 10 («По-настоящему мне не на что опереться в жизни») и с утверждением под номером 41(«Я чувст­вую, что у меня в жизни есть опора»), то это свидетельствует о том, что он недо­статочно внимательно читает вопросы либо он невосприимчив к их содержа­нию. Существует и третий вариант: мож­но предположить, что картина мира, жизненный опыт и знания респондента дают ему основания для тонкого различения смыслов этих двух вопросов и ви­дения в каждом из них специфическо­го содержания. Все вышеперечисленное свидетельствует о том, что содержание ответов при их несовпадении нужно уточнять.

Следует также отнестись с осторож­ностью к очень высоким результатам по шкалам и проверять их надежность в ходе личной беседы или при помощи данных других методик. Такие результаты могут быть свидетельством того, что респондент успешно проживает каждую из четырех тем его экзистенции, так и о том, что он закрыт для тестирования, некритичен к собственным оценкам или мотивирован представлять свою жизнь в лучшем свете. Слишком низкие данные по шкалам также должны быть под­вергнуты проверке, т.к., возможно, ре­спондент недостаточно хорошо понял инструкцию к тесту и неправильно его заполнил.

История эмпирической апробации теста ТЭМ на русскоязычной выборке

Первое исследование, посвященное апробации опросника ТЭМ на русскоя­зычной выборке, было проведено нами в 2009 году. Его основными задачами была проверка его надежности и внутренней и внешней валидности. В ходе эмпирической проверки было установлено, что адаптируемый нами тест ТЭМ от­вечает требованиям надежности и внеш­ней валидности (Корякина, 2010). Но при этом некоторые пункты опросника по­казывали статистически низкую степень согласованности со шкалами и, тем са­мым, нуждались в изменении. Дальнейшая апробация опросника проводилась посредством редакции интересующих нас пунктов и их эмпирической провер­ки в составе шкал опросника. Следствием апробации стало возникновение второй, третьей, а затем и четвертой версии пер­вичного русскоязычного варианта опросника. Последняя версия, согласно дан­ным исследования 2013-2014 гг., является самым удачным вариантом редакции.

Общая выборка испытуемых к момен­ту окончания исследований составила 602 человека. В нее вошли испытуемые из разных возрастных и профессиональ­ных групп. Выборка самого первого исследования (2009 г.), проводимого с це­лью проверки надежности, внутренней и внешней валидности русской ориги­нальной версии теста была представ­лена 200 испытуемыми (94 мужчины и 106 женщин) в возрасте от 18 до 69 лет (Корякина, 2010). В исследовании по апробации второй версии опросника (2011 г.) приняли участие 203 человека (84 мужчины и 119 женщин) в возрасте от 17 до 60 лет. Третья выборка (2013- 2014) была сформирована из 199 испытуемых (100 мужчины и 99 женщин) в возрастном диапазоне от 20 до 76 лет.

В каждом из исследований мы прово­дили оценку одномоментной надежности как целого опросника (см. табл. 2), так и его отдельных шкал (см. табл. 1). Приве­денные результаты демонстрируют высо­кие показатели одномоментной надежно­сти и отдельных шкал, и целого опросника каждой из трех созданных версий.

 

Исследование 2009 г

а Кронбаха N = 200

Исследование 2011 г

а Кронбаха N =203

Исследование 2013-2014 г

а Кронбаха N=199

Фундаментальное доверие

0,884

0,855

0,827

Фундаментальная ценность

0,891

0,884

0,780

Самоценность

0,832

0,800

0,796

Смысл жизни

0,813

0,873

0,829

Таблица 1. Данные одномоментной надежности опросника ТЭМ в исследованиях разных лет.


 

Кол-во вопросов в шкале

а Кронбаха

Объем выборки

Данные одномоментной надежности общего показателя ТЭМ на австрийской выборке (Eckhart, 2001)

56

0,97

1050

Данные одномоментной надежности общего показателя ТЭМ на русской выборке, полученные в исследовании 2009 года (Корякина, 2010, С. 142)

56

0,954

200

Данные одномоментной надежности общего показателя на русской выборке, полученные в исследовании 2011 года

56

0,956

203

Данные одномоментной надежности общего показателя на русской выборке, полученные в исследовании 2013-2014 года

56

0,938

199

Таблица 2. Данные одномоментной надежности опросника ТЭМ полученных на русской и на австрийской выборках в исследованиях разных лет.

Помимо одномоментной надежности теста, в наших исследованиях мы оценивали согласованность шкал опросни­ка между собой и согласованность шкал с общим показателем ТЭМ. В ходе ис­следования было выявлено, что каждая из трех версий Теста Экзистенциальных Мотиваций обладает средними и высокими показателями общей согласованности шкал между собой и высокой сте­пенью согласованности шкал с общим показателем ТЭМ (Корякина 2010, 2011). Ниже (см. табл. 3) в качестве примера мы приводим оценку согласованности шкал четвертой версии опросника ТЭМ.

 

Фундаментальное доверие

Фундаментальная ценность

Самоценность

Смысл жизни

Фундаментальное доверие

1,00

Фундаментальная ценность

0,673

1,00

Самоценность

0,800

0,646

1,00

Смысл жизни

0, 726

0,648

0,749

1,00

Общий показатель ТЕМ

0,917

0,804

0,909

0,886

Таблица 3. Корреляция шкал теста между собой и с суммарным показателем ТЭМ (p <0,01).

Отдельно во всех трех исследовани­ях нами была изучена связь показателей теста ТЭМ с возрастом и полом респон­дентов. Значимых различий между пока­зателями шкал опросника ТЭМ и полом респондентов ни в одном из исследова­ний выявлено не было. В исследовании, проводимом на выборке респондентов, отвечающей требованиям нормального распределения, значимых связей с воз­растом респондентов также выявлено не было (Корякина, 2010). Этот же резуль­тат был получен и в исследовании Лэнгле и Экхарда, проведенном ими в 2001 году на австрийской выборке (Längle, 2001).

Таким образом, главным результатом проведенных нами исследований стало создание и эмпирическое обоснование пригодности четвертой русскоязычной версии опросника ТЭМ. Темой дальней­шего исследования по адаптации опро­сника ТЭМ должна стать его стандартизация: выделение норм и построение стандартной шкалы.

Качественное описание шкал опросника ТЭМ

Проведенные нами исследования (Корякина, 2010, 2011), а также тщатель­ный анализ литературы по теме четырех экзистенциальных мотиваций позво­лили нам дать качественное описание значениям, соответствующим высоким и низким показателям шкал.

Шкала «Фундаментальное доверие»

Шкала выявляет, как человек выдер­живает свое бытие и принимает его ус­ловия. Она оценивает, насколько успеш­но человек может обходиться с самим фактом пребывания в этом мире и условиями, которые являются данностями. Показатели шкалы демонстрируют, как он справляется с ограниченностью это­го мира, есть ли у него необходимые предпосылки для того, чтобы выдержать и принять условия своего существова­ния, преодолеть неуверенность, страх и тревогу, насколько он активен в своей способности «мочь быть».

Интерпретация:

Низкий балл по этой шкале говорит о слабой или заблокированной способности активно и свободно быть в этом мире. Он может быть показателем общей личностной незрелости, либо следстви­ем различных психических травмати­заций, сопровождающихся фиксациями защитных механизмов (невротические состояния страха, фобии) (Лэнгле, 2009). Низкий балл также может свидетельст­вовать о серьезности внешней ситуа­ции, в которой находится респондент. В каждом из этих случаев оказывается частично или полностью заблокирован­ной способность выдержать или принять данности этого мира. Отсутствует персо­нальная проработка проблем, связанных с пространством (физическим, психиче­ским, духовным), с защитой и опорой. Такой человек часто переживает страх, чувствует себя слабым, неуверенным. По­дорванной оказывается его способность доверять себе и другим.

По мере увеличения балла по шка­ле возрастает способность респондента быть в мире, постепенно тревога и рас­терянность сменяются спокойствием и уверенностью. Проблемы, связанные с проживанием этой мотивации, теряют свою остроту и приобретают частный характер, они касаются определенных ситуаций или вращаются вокруг какой- то из отдельных предпосылок принятия.

Высокие баллы по этой шкале гово­рят об активном участии человека в со­бытиях собственной жизни. Развитая способность к принятию своей жиз­ни свидетельствует о том, что человек многие годы активно работал над его предпосылками, расширял их и теперь переживает глубокую укорененность в своей жизни. Он многое может выдер­жать и принять, поскольку имеет установку на познание и мужество занимать­ся тем, что страшит. Это дает ему чувство уверенности, дарит внутренний покой и способность проживать глубокое до­верие к миру (Лэнгле, 2001).

Слишком высокие результаты по данной шкале необходимо оценивать с осторожностью. Как было сказано выше, это может быть выражением пер­фекционистской установки, закрытости или являться фактором социальной же­лательности.

Шкала «Фундаментальная ценность»

Данная шкала описывает отношения человека с жизнью. Шкала показывает, насколько полно человек может прожи­вать свои ценности и насколько значи­мой является для него процесс жизни. Данные по шкале указывают на то, спосо­бен ли респондент свободно обращаться к собственным чувствам, чувствует ли он себя живым, нравится ли ему его жизнь, достаточно ли у него ценностей, кото­рые он стремится сохранить и защитить, и какая установка существует у него по отношению к самой жизни.

Интерпретация:

Низкий балл по этой шкале демон­стрирует обедненные и ослабленные отношения человека с жизнью. Проявления полноты жизни сами по себе вызывают в нем негативный отклик. Человек не чув­ствует себя эмоционально включенным в жизнь, в его жизни мало радости и печали, мало «нравится» и «не нравится», Длительный дефицит такого рода ведет к утрате способности чувствовать себя живым и способствует началу депрессии (Лэнгле, 2010). Среди причин, приводящих к депрессии, можно выделить обед­ненное проживание ценностей. По тем или иным причинам ценности могут от­сутствовать, быть утраченными или раз­рушенными. Может иметь место блоки­рованный доступ к чувствам как следствие травматизации, а также отсутствие необходимого количества витальной силы, не­обходимой для проживания ценного. За фактом обедненного проживания цен­ностей могут стоять проблемы в уста­новлении отношений с миром, другими людьми, самим собой, неумение уделять чувствам время, неспособность открыться жизни и приблизиться к ней. Следствием этого становится жизнь с установкой «не обращать внимания», то есть с установкой на эмоциональную закрытость по отно­шению к чему-либо (Лэнгле, 2009).

С повышением баллов по данной шка­ле наблюдается возрастание способности проживать свою жизнь, эмоциональ­но откликаясь на ее события. По мерее возрастания результатов дефицит проживания данной мотивации становится меньше выраженным, и влияние его проявляется менее остро в поступках и реше­ниях человека, в его образе жизни.

Высокие баллы по данной шкале сви­детельствуют о том, что у человека хоро­шие отношения с жизнью, ему нравится вступать в жизнь, принимая происхо­дящее в ней «близко к сердцу»: смеясь и плача, радуясь и печалясь. Такой че­ловек постепенно развивает и сохраняет в себе способность поддерживать отношения с жизнью, эмоционально со­относиться с ней, полно проживать то, что он делает, а не отстраненно функци­онировать. Он умеет и готов ухаживать за ценностями своей жизни (уделять им время, проживать и наслаждаться ими). Проживание ценностей наполняет человека, благодаря этому он чувствует тече­ние жизни в себе самом. Совокупность всех переживаний ценного, в каждом из которых есть доля информации о ценности жизни самой по себе, рождает у такого человека установку на любовь к жизни. Постижение глубокой тайны ценности жизни приводит к формиро­ванию персональной позиции: снова вступать в жизнь, несмотря на все потря­сения и страдания, которые она с собой несет (Лэнгле, 2009).

Шкала «Самоценность»

Шкала направлена на выявление того, насколько хорошо человек соотносится со своей индивидуальностью. Она оце­нивает, в какой степени человек дает себе право быть собой, соотносит с собственной сущностью требования ситуации, решения и поступки, умеет ли он утверждать, защищать и отстаивать свое «Я». Шкала показывает, как часто и насколько хорошо при принятии решений человек всматривается в самого себя и прислуши­вается к «внутреннему голосу» при опре­делении правильности своих поступков, имеет ли он доступ к своей совести, готов ли действовать в соответствии с нею (ау­тентичная установка).

Интерпретация:

Низкие баллы по данной шкале мо­гут свидетельствовать о нарушении человеком активной способности к фор­мированию своего «Я». На субъективном уровне человек чувствует потерянность, которая сопровождается чувством боли и стыда. Без персональной проработки этого переживания ее последствиями ставятся самоотчужение и переживание внутренней пустоты. Причинами этого может стать также отсутствие в биогра­фическом опыте необходимых для ста­новления «Я» отношений со взрослыми (существенными характеристиками этих отношений должны быть уважительное внимание, справедливое отношение со стороны взрослых, признание ими его ценности), либо невозможность усво­ить этот опыт и перенести его в отноше­ния с самим собой (Лэнгле, 2006). Чело­век имеет смутные представления о себе и ограничениях своих возможностей, он не может открыто смотреть на себя, не воспринимает себя всерьез, не готов прислушиваться к своему ощущению правильного, собственные ценности не важны для него. Все это приводит к по­тере персональной основы принятия ре­шений, утрате способности переживать глубину и ценность собственной личности. Такой человек склонен не учитывать, не принимать себя в расчет, из-за этого у него в ряде ситуаций может иметь место взрывной тип реакции, излишне тре­бовательное поведение, он может коле­баться между двумя крайними позициями в отношении ситуации, каждая из кото­рых не является для него аутентичной (Лэнгле, 2005).

Средние баллы по данной шкале по­казывают возрастающую способность быть самим собой, проблемы, связанные с этой мотивацией, приобретают более частный характер и могут касаться ка­кой-то одной из предпосылок.

Высокие баллы по шкале свидетель­ствуют о том, что человек умеет всту­пать в диалог с самим собой, оценивать свои чувства и занимать в отношении их определенную позицию. Доверие собственной способности оценивать себя и самому выносить в отношении себя суждения обеспечивает хорошую защи­ту собственному «Я» и делает его силь­ным. В основе защиты своей индивидуальности перед самим собой (невзирая на имеющиеся ошибки и неудачи) и уважительного восприятия своих стрем­лений и поступков лежит переживание собственной уникальной сущности как неоспоримой ценности (Лэнгле, 2009). Знание себя делает возможным встречу с индивидуальностью другого, уважение собственной уникальности порождает уважительное всматривание в индивидуальность другого. Такое развитие лич­ности говорит о ее зрелости, способ­ности оставаться самим собой рядом с другими. У такого человека присутствует ясность в отношениях с самим со­бой: он без страха может дать себе право быть собой, свободно воспринимать свои установки и ответственно прини­мать решения, привнося собственную уникальность в мир посредством своих действий и поступков.

Шкала «Смысл жизни»

Шкала выявляет наличие смыслов в жизни человека. Она показывает, насколько полно реализуется стремление человека поместить свою жизнь в систе­му более широких взаимосвязей и таким образом придать ей смысл. Данные по шкале выявляют способность человека видеть отношения между системой вну­тренних ценностей и требованиями ситуации и выносить проживание ценного в более широкий контекст, чувствовать себя нужным, запрошенным жизнью и отвечать на запросы. При помощи этой шкалы можно оценить, какую позиции (пассивную или активную) человек за­нимает в отношении поиска смысла.

Интерпретация:

Низкие баллы по данной шкале мо­гут свидетельствовать о проблемах проживания предшествующих трех моти­ваций: пассивности, отсутствии сил, утрате ценностей, обедненной эмоци­ональной сфере, расстройстве форми­рования «Я». Утрата ценностей может блокировать переживание человеком смысла. Невозможность найти смысл может переживаться человеком как рас­терянность, «экзистенциальный вакуум» или отчаяние. Для хорошо описанного Франклом состояния «экзистенци­ального вакуума» характерно ощуще­ние скуки, внутренней пустоты, апатии (Лэнгле, 2004). Жизнь без подлинного смысла опустошает внутренне, лишает сил и становится источником стресса. Че­ловек не испытывает радости от дости­жений, подлинные цели заменяет мни­мыми, он ориентируется на социальное одобрение, подвержен зависимостям. В основе этих проблем лежит отсутст­вие открытости по отношению к требо­ваниям ситуации.

Возрастание баллов по данной шкале говорит о смене позиции в отношении смысла с пассивной на более активную.

Высокие баллы по данной шкале свидетельствуют о том, что на протяжение ряда лет человек занимал ак­тивную позицию в отношении поиска смысла конкретных экзстенциальных ситуаций, решал жизненные задачи. Опыт развития чуткости к требовани­ям жизни и нахождения соответствую­щих им решений, суммируясь, подводят человека к возможность ответить для себя на вопрос о смысле жизни в целом (Лэнгле, 2009). Обретение экзистен­циального смысла придает жизни на­правленность, фокусирует ее на опреде­ленных ориентирах. Четкие ориентиры в отношении жизни и ее включенность в некий мировой порядок дают ясную и стройную картину будущего. Реше­ния, которые принимает человек, спо­собный находить смысл, оказываются воплощением некого превосходяще­го смысла, дающего ответы на вопрос «для чего» и «зачем», вследствие чего весь процесс их принятия становит­ся осознанным и понятным. Деятельность переживается как добровольная и представляет собой ценность (Лэн­гле, 2005).

Общий показатель ТЭМ

Общий показатель ТЭМ демонстри­рует экзистенциальную исполненность личности. Общий балл выявляет степень исполненности жизни личности, ее со­гласия в отношении проживания четырех тем экзистенции. Он также показы­вает степень свободы и ответственности человека при принятии решений и в об­ращении с данностями мира.

Интерпретация:

Высокие баллы этого показателя го­ворят о том, что человек переживает глубокое внутреннее согласие в отно­шении своих установок, решений и по­ступков. Эти установки оказываются для него одновременно соответствующими и его сущности, и требованиям внешнего мира. Благодаря способности увидеть в требованиях мира возможность для проживания своих ценностей, услышать в них вызов, такой человек в наиболь­шей степени является самим собой, а его жизнь становится исполненной (Лэнгле, 2009).

Низкий балл показателя указывает на неспособность слышать или понимать каждодневные запросы мира и выявля­ет отсутствие доступа к персональному измерению. Утратив вместе со способ­ностью слышать голос аутентичности личную свободу, такой человек стано­вится игрушкой в руках других людей и обстоятельств. Под угрозой оказывает­ся личная ответственность, так как, лишившись доступа к самому себе, человек не может различать подлинные основа­ния своего выбора (Лэнгле, 2006). При­чинами отсутствия исполненности могу быть проблемы каждой из мотиваций или их совокупность, травматизации, а также общая личностная незрелость.

Заключение

Сегодня понятие субъективного каче­ства жизни оказалось тесно связанным с такими понятиями как «ценность», «по­требности», «смысл», «жизненная стратегия». Они выступают в качестве интегральных показателей качества жизни в различных подходах.

В концепции экзистенциального анализа А. Лэнгле в основу представления о качестве жизни легло понятие экзистенциальной исполненности – чувство глубокого удовлетворения и согласия в ситуации, затрагивающей его духовное измерение. Проживание человеком своего духовного измере­ния зависит от четырех содержатель­ных категорий – фундаментальных мотиваций личности. Реализация условий проживания каждой из них избавляет человека от проблем, связанных с огра­ниченной, дефицитарной исполненностью этих мотиваций, таких как страхи, фобии, депрессии, истерии или зависимости.

В данной статье мы представили ва­шему вниманию опросник, который позволяет оценить степень проживания каждой из четырех мотиваций. Несмо­тря на то, что его адаптация к русскоязычной выборке еще не завершена, он уже сейчас представляет собой средство, которое позволяет производить качест­венное исследование степени исполненности каждой мотивации.

Примечания

1.Исполненность может быть описана как степень приближения к экзистенции – подлинной, глубокой, наполненной смыслом и ценностями жизни. Экзистенция стала предметом философского осмысления с появлением онтологии М. Хайдеггера и аксиологии М. Шелера в 20-е годы XX века (Кривцова, 2006).

2. Предпосылкам экзистенциальной жизни, как предмету научного анализа, уделялось большое внимание в работах психологов позитивного (Аргаил, 2003; Селигман, 2006), экзистенциально-гуманистического (Маслоу, 2007; Роджерс, 2001), экзистенциально-аналитического направлений (Лэнгле, 2005) и гештельт-терапии (Перлз, 2004).

3. Начинателем этой традиции был А. Адлер (Адлер, 1997).

4. Термин фикционный финализм изначально принадлежал немецкому философу Хансу Вайингеру, он был заимстован А. Адлером и положен им в основание классификации типов мотиваций личности (Хьелл, Зиглер, 2009).

5. Под личностью (Person) Франкл и Лэнгле понимают «чистую динамику», активность, которая проявляется в переработке любой информации о ситуации, поступающей как извне, так и от самого человека, и выстраивание особого личностного отношения к ней (Лэнгле, 2005)

Приложения

Бланк Теста экзистенциальных мотиваций (ТЭМ) (А. Лэнгле, П. Экхардт)

Ф И О (псевдоним)_________________________________________Дата _____________Возраст_________ Пол _____

Образование______________ Семейное положение_______________ Сфера деятельности_______________________

Займите позицию по отношению к следующим высказываниям. Отвечайте спонтанно, и не оставляйте ни одного высказывания неотвеченным. Оцените его по 6-ступенчатой шкале,

соответствует частично скорее не соответствует

соответствует o---------------o----------------o---------------o------------------o---------------o не соответствует

в основном соответствует частично не соответствует

насколько соответствующее высказывание, независимо от кратковременных, сиюминутных колебаний, Вас касается.

Насколько это высказывание касается меня?


1)

Я нашел (нашла) свое место в жизни.

соотв o—o—o—o—o—o не соотв

2)

Я спокойно могу принимать те обстоятельства, в которых я живу.

соотв o—o—o—o—o—o не соотв

3)

Я всегда могу создать необходимое для себя жизненное пространство

соотв o—o—o—o—o—o не соотв

4)

Я редко ощущаю, что живу.

соотв o—o—o—o—o—o не соотв

5)

В общем и целом я собой доволен.

соотв o—o—o—o—o—o не соотв

6)

Я чувствую в себе достаточно сил, чтобы справиться с требованиями жизни.

соотв o—o—o—o—o—o не соотв

7)

Я часто испытываю стыд.

соотв o—o—o—o—o—o не соотв

8)

Я не могу себя уважать.

соотв o—o—o—o—o—o не соотв

9)

В принципе, меня устраивает то, какой(ая) я есть.

соотв o—o—o—o—o—o не соотв

10)

По-настоящему мне не на что опереться в жизни.

соотв o—o—o—o—o—o не соотв

11)

Чтобы я не делал, я всегда пытаюсь быть верным себе

соотв o—o—o—o—o—o не соотв

12)

Я хорошо себя чувствую в своем теле.

соотв o—o—o—o—o—o не соотв

13)

У меня часто бывает такое чувство, как будто я теряю почву под ногами.

соотв o—o—o—o—o—o не соотв

14)

Мне часто бывает одиноко.

соотв o—o—o—o—o—o не соотв

15)

Я часто испытываю недовольство.

соотв o—o—o—o—o—o не соотв

16)

Для меня было бы лучше исчезнуть с лица земли.

соотв o—o—o—o—o—o не соотв

17)

Я могу хорошо выдерживать критический взгляд других.

соотв o—o—o—o—o—o не соотв

18)

Мне грустно от того, что в моей жизни так мало поводов для радости.

соотв o—o—o—o—o—o не соотв

19)

По-настоящему мне почти ничего не интересно.

соотв o—o—o—o—o—o не соотв

20)

Я - грустный человек.

соотв o—o—o—o—o—o не соотв

21)

Большую часть того, что я делал(а), на самом деле я делать не хотел(а).

соотв o—o—o—o—o—o не соотв

22)

У меня такое чувство, что мне достаточно пространства для жизни

соотв o—o—o—o—o—o не соотв

23)

В моей жизни много радостных переживаний.

соотв o—o—o—o—o—o не соотв

24)

Чаще всего я чувствую себя неуверенно.

соотв o—o—o—o—o—o не соотв

25)

Я с трудом принимаю сам(а) себя.

соотв o—o—o—o—o—o не соотв

26)

Я хорошо разбираюсь в себе и своих чувствах

соотв o—o—o—o—o—o не соотв

27)

Моя жизнь бессмысленна и пуста.

соотв o—o—o—o—o—o не соотв

28)

Я часто замечаю, что нравлюсь другим.

соотв o—o—o—o—o—o не соотв

29)

Я ценю себя за то, что я могу взяться и сделать что-то.

соотв o—o—o—o—o—o не соотв

30)

Жизнь - это тяжкий груз

соотв o—o—o—o—o—o не соотв

31)

В глубине души я не слишком рад, что я живу.

соотв o—o—o—o—o—o не соотв

32)

Мне хорошо знакомы страх и неуверенность.

соотв o—o—o—o—o—o не соотв

33)

Иногда у меня есть чувство, что жизнь меня подавляет.

соотв o—o—o—o—o—o не соотв

34)

Я делаю то, что я хочу делать.

соотв o—o—o—o—o—o не соотв

35)

Я хорошо к себе отношусь.

соотв o—o—o—o—o—o не соотв

36)

Как правило окружающие уважают мои желания и решения.

соотв o—o—o—o—o—o не соотв

37)

Из-за страха перед неудачей я многое вообще не начинаю делать.

соотв o—o—o—o—o—o не соотв

38)

У меня такое чувство, что другие более правы, чем я.

соотв o—o—o—o—o—o не соотв

39)

Я убежден: это хорошо, что я живу.

соотв o—o—o—o—o—o не соотв

40)

Многое из того, что я делал, было сделано зря

соотв o—o—o—o—o—o не соотв

41)

У чувствую, что у меня в жизни есть опора.

соотв o—o—o—o—o—o не соотв

42)

Я нравлюсь себе таким, какой я есть.

соотв o—o—o—o—o—o не соотв

43)

Я часто переживаю, что недостаточно старался для достижения результата

соотв o—o—o—o—o—o не соотв

44)

Благодаря собственной деятельности, я чувствую больше жизни.

соотв o—o—o—o—o—o не соотв

45)

Я редко знаю, чего я хочу.

соотв o—o—o—o—o—o не соотв

46)

Я люблю жизнь.

соотв o—o—o—o—o—o не соотв

47)

Я редко реализую свои планы и намерения.

соотв o—o—o—o—o—o не соотв

48)

Я часто чувствую, что я для чего-то нужен.

соотв o—o—o—o—o—o не соотв

49)

Я чувствую: в принципе это хорошо, что я есть.

соотв o—o—o—o—o—o не соотв

50)

Я успешный человек.

соотв o—o—o—o—o—o не соотв

51)

Мне нравится жить.

соотв o—o—o—o—o—o не соотв

52)

Я часто не знаю, каковы задачи моей жизни.

соотв o—o—o—o—o—o не соотв

53)

Я чувствую, что не получаю внимания и тепла от других людей.

соотв o—o—o—o—o—o не соотв

54)

Я часто веду себя нерешительно.

соотв o—o—o—o—o—o не соотв

55)

Чаще всего я знаю, для чего я что-либо делаю.

соотв o—o—o—o—o—o не соотв

56)

Моя жизнь наполнена смыслом.

соотв o—o—o—o—o—o не соотв


 

Литература:

Адлер А. Понять природу человека. – Санкт-Петербург : Академический проект, 1997.

Аргайл М. Психология счастья / пер. с англ. А. Лисицына. – Санкт-Петербург : Питер, 2003.

Берн Э. Трансактный анализ. – Москва : Академический проект, 2004.

Братусь Б.С. Проблема возвращения категории «души» в научную психологию // Национальный психологический журнал. – 2014. – № 3(15). – С. 5-15.

Бубер М. Два образа веры / пер. с нем. ; под ред. П.С. Гуревича, С.Я. Левит, С.В. Лезова. – Москва : Республика, 1995.

Бусыгина Н.П. Феноменологическое описание и интерпретация: примеры анализа данных в качественных психологических исследованиях // Московский психотерапевтический журнал. – 2009. – № 2. – С. 52-76.

Клочко В.Е. Онтология смысла и смыслообразование (размышления в связи с юбилеем О.К. Тихомирова) // Вестник Московского университета. Серия 14. Психология. - 2013. - №2 – с.106-120.

Корякина Ю.М. Адаптация опросника экзистенциальных мотиваций «ТЭМ» (Тест экзистенциальных мотиваций) А. Лэнгле, П. Экхарт // Экзистенциальный анализ. Бюллетень № 2. – Москва, 2010.

Корякина Ю.М. Опросник экзистенциальных мотиваций «ТЭМ» (Тест Экзистенциальных Мотиваций) А. Лэнгле, П. Эдхард // Экзистенциальный анализ. Бюллетень № 3. – Москва, 2011.

Кривцова С.В. Феноменологическая психология эмоций. Введение в теорию эмоций // Лэнгле А. Что движет человеком? Экзистенциально- аналитическая теория эмоций. – Москва : Генезис, 2006. – С. 5-19.

Лэнгле А. Дотянуться до жизни… Экзистенциальный анализ депрессии. – Москва : Генезис, 2010.

Лэнгле А. Жизнь наполненная смыслом. Прикладная логотерапия. – Москва : Генезис, 2004.

Лэнгле А. Почему мы страдаем? Понимание, обхождение и обработка страдания с точки зрения экзистенциального анализа // Экзистенциальный анализ. Бюллетень № 4. – Москва, 2012.

Лэнгле А. Фундаментальные мотивации экзистенции как действенная структура экзистенциально-аналитической терапии // Экзистенциальный анализ. Бюллетень № 1. – Москва, 2009.

Лэнгле А. Что движет человеком? Экзистенциально-аналитическая теория эмоций. – Москва : Генезис, 2006.

Лэнгле А. Экзистенциально-аналитическое понимание эмоциональности: теория и практика. // Национальный психологический журнал. – 2015. – № 1(17). – С. 26-38.

Лэнгле А. Person. Экзистенциально-аналитическая теория личности. – Москва : Генезис, 2005.

Лэнгле А. Экзистенциальный анализ – найти согласие с жизнью // Московский психотерапевтический журнал. – 2001. – № 1.

Маслоу А. Мотивация и личность. – Санкт-Петербург : Питер, 2007.

Перлз Ф. Теория гештальт-терапии. – Москва : Институт общегуманитарных исследований, 2004.

Роджерс К. Становление личности. – Москва : Эксмо, 2001.

Селигман М. Новая позитивная психология. – Москва : София, 2006.

Улановский А.М. Феноменология в психологии и психотерапии: прояснение неотчетливых переживаний // Московский психотерапевтический журнал. – 2009. – № 2. – С. 27-51.

Франкл В. Человек в поисках смысла. – Москва : Прогресс, 1990.

Хорни К. Невротическая личность нашего времени. – Москва : Академический проект, 2009.

Хьелл Л., Зиглер Д. Теории личности. – Санкт-Петербург : Питер, 2009.

Эммонс Р. Психология высших устремлений: мотивация и духовность личности / пер. с англ.; под ред. Д.А. Леонтьева. – Москва : Смысл, 2004.

Gendlin E. Focusing-oriented Psychotherapy. – New York: Guilford Press, 1996.

Giorgi A. The Descriptive Phenomenological Psychological Method // Qualitative research in psychology: Expanding perspectives in methodology and design. Ed. by Camic P.M. et al. – Washington, DC., 2003. – P. 243-273.

Spinelli E. Practicing Existential Psychotherapy. The Relational World. – London, Sage, 2007.

Längle A. Eckhardt P. Skalen zur Erfassung existentieller Motivation, Selbstwert und Sinnerleben // Existenzanalyse. – 2001. – № 18. – 1. – P. 35-39.

Для цитирования статьи:

Корякина Ю.М. Условия исполненной жизни: описание и измерение экзистенциальных мотиваций. // Национальный психологический журнал. – 2015. – № 4(20). – С. 49-65.

Koryakina Julia M. (2015). Conditions for fulfilled life: description and measurement of existential motivations. National Psychological Journal. 4, 49-65.

О журнале Редакция Номера Авторы Для авторов Индексирование Контакты
Национальный психологический журнал, 2006 - 2017
CC BY-NC

Все права защищены. Использование графической и текстовой информации разрешается только с письменного согласия руководства МГУ имени М.В. Ломоносова.

Дизайн сайта | Веб-мастер