ISSN 2079-6617 (Print)
ISSN 2309-9828 (Online)
Ru | En
РПО
Факультет психологии МГУ имени М.В. Ломоносова
Главная RSS Поиск
Приглашение к публикации

ГлавнаяВсе статьи журналаНомера

Шойгу Ю.С., Пыжьянова Л.Г., Портнова Ю.М. Особенности организации и оказания экстренной психологической помощи в чрезвычайной ситуации (на примере работы психологов при ликвидации пожара в торговом центре «Адмирал» г. Казань). // Национальный психологический журнал. – 2015. – № 3(19). – С. 67-73.

Автор(ы): Шойгу Ю. С. ; Пыжьянова Л.Г.; Портнова Ю.М.;

Аннотация

В статье используется опыт работы психологической службы МЧС России. Раскрывается понятие экстренной психологической помощи в чрезвычайной ситуации, затрагиваются вопросы анализа и прогнозирования риска возникновения неблагоприятных массовых социально-психологических явлений в зоне чрезвычайной ситуации и подходы к управлению рисками.

На примере конкретной чрезвычайной ситуации, вызванной пожаром и обрушением торгового центра «Адмирал» в городе Казань (Республика Татарстан), произошедшей 11 марта 2015 года, рассматриваются основные принципы организации деятельности специалистов психологической службы МЧС России, привлекаемых к ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций, а также направления работы и задачи, стоящие перед этими специалистами. Излагаются общие подходы к оказанию экстренной психологической помощи пострадавшим и родственникам погибших и пострадавших при чрезвычайной ситуации и организация такой работы на конкретных участках: непосредственно на месте чрезвычайной ситуации, на телефоне «горячая линия», в бюро судебно- медицинской экспертизы.

Кратко затрагиваются вопросы организации межведомственного взаимодействия специалистов психологической службы МЧС России с другими службами, осуществляющими работу по ликвидации последствий чрезвычайной ситуации и оказанию помощи пострадавшим. Поднимаются вопросы сотрудничества с психологами организаций, входящих в структуру единой государственной системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций, с целью обеспечения пролонгированной психологической помощи пострадавшим и родственникам погибших и пострадавших.

В заключение делаются выводы о том, какие факторы в данной конкретной чрезвычайной ситуации могли оказать влияние на психологическое состояние пострадавших.

Страницы: 67-73
Поступила: 25.09.2015
Принята к публикации: 03.10.2015
DOI: 10.11621/npj.2015.0307

Разделы журнала: Экстренная психологическая помощь;

Ключевые слова: чрезвычайная ситуация (ЧС); экстренная психологическая помощь ; неблагоприятные социально-психологические последствия; массовые реакции; факторы риска; анализ риска; прогноз риска; безопасность населения;

PDF: /pdf/npj-no19-2015/npj_no19_2015_067-073.pdf

Доступно в on-line версии с 15.11.2015

Министерство Российской Феде­рации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситу­ациям и ликвидации последствий сти­хийных бедствий (МЧС России) про­водит целенаправленную политику по реализации научно обоснованной и экономически целесообразной си­стемы мер по предотвращению чрезвычайных ситуаций (ЧС), по совершенствованию стратегии снижения рисков и смягчения последствий катастроф, включая неблагоприятные последствия социально-психологического плана, часто сопровождающие чрезвычайные ситуации (О единой государственной …, 2003; О силах и средствах …, 2004; О защите населения .., 2010; Катастрофы и человек, 1997; Шойгу, 1997).

Психологическая служба МЧС России – это система сил и средств, предназна­ченных для осуществления мероприятий по психологическому сопровождению деятельности профессиональных кон­тингентов МЧС России, принимающих участие в ликвидации последствий ЧС, а также для оказания экстренной психологической помощи пострадавшему на­селению в зоне ЧС и при пожарах. Под экстренной психологической помощью (ЭПП) мы понимаем целостную систему мероприятий, направленных на оптимизацию актуального психического состоя­ния пострадавших, а также родственни­ков и близких погибших и пострадавших в условиях ЧС, на снижение рисков воз­никновения массовых негативных реак­ций и профилактику отдаленных негативных психических последствий. ЭПП включает в себя как отдельные специаль­ные методы психологического воздей­ствия, так и организацию особой среды, окружающей пострадавших, а также род­ственников и близких погибших и по­страдавших в ЧС (Экстренная психологическая …, 2012).

Среди проводимых мероприятий особое внимание уделяется снижению рисков возникновения массовых нега­тивных реакций у пострадавшего на­селения. Поскольку такие реакции, как массовая агрессия, паника, фобические, истероидные реакции, а также распро­странение слухов могут существенно осложнять проведение аварийно-спа­сательных и других неотложных работ на месте ЧС (Психогении в экстремаль­ных …, 1991; Прангишвили, 1967; Поля­ков, 1978; Шерковин, 1984; Решетников, 1989; Караяни, 2003).

Специалисты ФКУ «Центр экстрен­ной психологической помощи МЧС Рос­сии» (ЦЭПП МЧС России), участвовавшие в ликвидации последствий практически всех крупных ЧС за последние 15 лет, нередко вынуждены были реагировать на вышеназванные нежелательные явления уже после их возникновения и негатив­ного влияния на ход аварийно-спаса­тельных работ. Таким образом, объектив­но возникла необходимость разработки методических подходов, позволяющих выявить непосредственные причины, сущность, особенности возникновения и развития социально-психологических рисков во время чрезвычайных ситуаций (Лагадек, 1988; Смакотина, 1999; Зубков, 1999; Зыкова, 2001; Канеман, 2005; Шой­гу, 2010 16).

Алгоритм анализа и прогнозирования риска возникновения неблагоприятных массовых социально-психологических явлений в зоне ЧС

В ходе исследований, проведенных специалистами ЦЭПП МЧС России, были выделены и получили количественную оценку факторы, наиболее существенно влияющие на социально-психологи­ческую обстановку в зоне ЧС – факторы риска. К таким факторам относятся: сте­пень завершенности ситуации, степень информированности о ситуации постра­давших и их родственников, количество пострадавших и погибших, степень из­менения жизненного стереотипа, тер­риториальное устройство населенного пункта, степень нарушения условий жизнедеятельности, этнокультурные особен­ности пострадавших и др. (Шойгу, 2010б, 2011а).

Выявленные взаимосвязи массовых неблагоприятных социально-психо­логических реакций и факторов риска позволили разработать методику про­гнозирования и подходы к управлению социально-психологическими рисками в зоне ЧС. Параметрической базой для разработки математической моде­ли расчета явился набор коэффици­ентов регрессии, полученный при ретроспективном анализе взаимосвязи неблагоприятных социально-психоло­гических последствий и факторов риска (Шойгу, 2011б).

На основании результатов исследова­ний был разработан алгоритм анализа и прогнозирования риска возникнове­ния неблагоприятных массовых соци­ально-психологических реакций, реализованный на базе автоматизированной информационной системы «Психолог» (АИС «Психолог») – ведомственного информационного ресурса, созданного в целях оптимизации деятельности пси­хологической службы МЧС России.

При возникновении ЧС специали­сту, производящему оценку риска воз­никновения неблагоприятных массовых социально-психологических реакций, требуется описать данную конкретную ситуацию по 24 факторам риска. Далее создается математическая модель ситуа­ции, на основе которой проводится ана­лиз и выдается прогноз риска отдель­но по каждому виду неблагоприятных массовых социально-психологических реакций (паника, страх, агрессия, истероидные реакции и распространение слухов). Уровень риска показывает, на­сколько критичным является воздейст­вие данного комплекса параметров на возникновение массовой реакции с уче­том вероятности ее возникновения. Та­кая вероятность может быть высокой, выше средней, средней и низкой.

На основании результатов прогно­за руководитель оперативной группы психологов, выезжающих на место ЧС, может планировать количество и со­став специалистов в группах, распреде­лять группы по участкам работы, а также ставить специалистам-психологам кон­кретные задачи по работе с пострадав­шими или их родственниками, учитывая выявленные факторы риска.

Далее рассмотрим основные принци­пы организации работы специалистов психологической службы МЧС России в зоне ЧС, связанной с пожаром и об­рушением торгового центра «Адмирал» в городе Казань (Республики Татарстан) 11 марта 2015 года, в результате которо­го пострадал 71 человек, из них 17 чело­век погибли.

Пожар в торговом центре «Адмирал»

Прогноз состояния социально-пси­хологической обстановки уже на самых начальных этапах развития ситуации показал высокий и выше среднего риск возникновения массовых агрессивных, истероидных, фобических, панических реакций и слухов. Самыми весомыми и существенно влияющими на социаль­но-психологическую обстановку на ме­сте ЧС в первые часы были такие фак­торы, как: незавершенность ситуации (люди находились под завалами и судьба их оставалась неизвестной), неудовлет­ворительная степень информированно­сти родственников пострадавших о ходе аварийно-спасательных работ, этно­культурные особенности пострадавших. Эти и ряд других факторов позволяли с высокой долей вероятности прогно­зировать негативные массовые реакции в зоне ЧС.

К оказанию ЭПП в составе сводной группировки было привлечено 16 спе­циалистов психологической службы из следующих подразделений МЧС Рос­сии: ЦЭПП МЧС России, Приволжского филиала ЦЭПП МЧС России и Главного Управления МЧС России по Республике Татарстан.

Основной задачей, стоявшей пе­ред этими специалистами, было оказание экстренной психологической помощи пострадавшим и родственникам погибших и пострадавших на «остром этапе», т.е. в процессе ликвидации по­следствий ЧС.

В дальнейшем при необходимо­сти пострадавшие и их родственни­ки могли обратиться за пролонгиро­ванной психологической помощью к психологам организаций, входящих в структуру единой государственной системы предупреждения и ликвида­ции чрезвычайных ситуаций (РСЧС). В соответствии с решением Правитель­ственной комиссии по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций и обеспечению пожарной безопасно­сти Республики Татарстан в их число входят организации, подведомствен­ные Министерству здравоохранения, Министерству труда, занятости и соци­альной защиты Республики Татарстан. К оказанию экстренной психологиче­ской помощи при пожаре в торговом центре «Адмирал» из них были привле­чены: Государственное автономное уч­реждение здравоохранения «Республи­канская клиническая психиатрическая больница им. акад. В.М. Бехтерева» и Го­сударственное автономное учреждение социального обслуживания Центр со­циально-психологической помощи на­селению «Зеркало».

Организация экстренной психологической помощи пострадавшим и родственникам пострадавших и погибших

В работе специалистов психологиче­ской службы в зоне ЧС можно выделить два направления:

  1. Психологическое направление – ор­ганизация экстренной психологиче­ской помощи пострадавшим и родст­венникам пострадавших и погибших. Оно включает в себя:
    • работу с острыми стрессовыми ре­акциями;

    • работу с состоянием острого горя;

    • работу в толпе;

    • урегулирование межличностных и межгрупповых конфликтов;

    • профилактику суицидального пове­дения;

    • психологическое сопровождение процедуры опознания.

  2. Организационное направление, осу­ществляющее:
    • организацию взаимодействия с пред­ставителями служб, ведомств и ор­ганизаций, принимающих участие в ликвидации последствий ЧС;

    • участие в организации мероприя­тий по обеспечению минимальных условий жизнедеятельности по­страдавших.

Организация экстренной психоло­гической помощи пострадавшим и род­ственникам пострадавших и погибших проводилась одновременно на несколь­ких участках работы: непосредственно на месте ЧС, на телефоне «горячая ли­ния» (ГЛ), в бюро судебно-медицинской экспертизы.

«Горячая линия»

В течение первого часа после возник­новения ЧС на базе Главного управле­ния МЧС России по Республике Татарс­тан была открыта на телефоне «горячая линия», на которой работали психоло­ги МЧС России и РСЧС. Работа велась по следующим направлениям: информи­рование о ходе аварийно-спасательных работ и судьбе пострадавших при пожа­ре и обрушении торгового центра (ра­нены, погибли, пропали без вести), сбор информации о пропавших без вести, информационно-психологическая под­держка родственников пострадавших, погибших и пропавших без вести.

За первые пять часов на телефон ГЛ поступило 149 обращений. На основе данных, содержащихся в этих звонках, был составлен первичный список воз­можных пострадавших, число которых к концу первых суток доходило до по­лусотни человек. Большая часть звонив­ших не исключали возможности того, что их родные и близкие могли нахо­диться на территории торгового центра «Адмирал», при этом сами не могли свя­заться с ними и не знали точного места их нахождения.

Специалисты ГЛ вели работу по сбору и анализу информации, поступавшей как от родственников предполагаемых по­страдавших, так и от психологов, рабо­тавших в составе оперативной группы на месте ЧС. Их целью было выделение с мак­симально возможной точностью из общей массы запросов по поводу разыскиваемых людей те обращения, которые касались пока неизвестных людей, находивших­ся под завалами, т.е. разбить обращения на группы. Группа могла быть образована обращениями разных людей (друзей, кол­лег, родственников) касающимися одного и того же разыскиваемого ими человека, а могла быть образована многократными, в течение всего времени работы «горячей линии» обращениями одного-двух людей относительно конкретного человека. Вы­деленные в ходе такого анализа люди со­ставляли «группу риска», так как с высокой долей вероятности можно было предпо­лагать, что они могут находиться под завалами. С их родственниками и близкими поддерживался постоянный контакт по телефону, в дистанционном режиме про­водилась работа по заполнению карт ре­гистрации признаков.

Кроме того, психологи оказывали экстренную психологическую помощь. Важным моментом являлась провер­ка эмоционального состояния каждого обратившегося, так как в период чрезвычайной ситуации в любом обраще­нии следует выявлять психологическую составляющую, даже если первоначаль­но запрос звучит как чисто информа­ционный. Психологическое состояние людей, звонивших на телефон ГЛ, характеризовалось высокой тревожностью, шоком и отрицанием случившегося. Специалистами осуществлялась дистан­ционная психологическая помощь, це­лью которой была нормализация акту­ального психологического состояния обратившихся пострадавших и постро­ение для них ближайшей жизненной перспективы. В работе использовались такие методы как: эмоционально-образ­ная терапия, краткосрочная позитивная терапия, суггестивные техники и др.

Одновременно велась работа по про­филактике слухов и предупреждению неблагоприятных массовых реакций. Всего за период работы было принято 645 звонков. По результатам проведенной работы ГЛ в первые сутки удалось сократить список разыскиваемых более чем втрое, а в ходе дальнейшей работы практически с абсолютной точностью предположить, сколько людей и кто именно мог находиться под завалами.

Оказание экстренной психологической помощи на месте чрезвычайной ситуации

Экстренная психологическая помощь пострадавшим и их родственникам ока­зывалась непосредственно на месте ЧС.

В связи с тем, что среди пострадав­ших и погибших были граждане других государств, таких как Азербайджан, Тур­ция, Киргизия, Таджикистан, Узбекистан, в целях соблюдения прав граждан в соответствии с международными догово­рами и обычаями было организовано взаимодействие с представителями диа­спор и иностранных консульств.

Поскольку среди пострадавших были представители разных национальностей: русские, татары, турки, китайцы, вьет­намцы, азербайджанцы, киргизы, тад­жики, узбеки и др., оказание экстренной психологической помощи и организация процесса информирования осложнялась наличием языковых барьеров, так как большинство пострадавших и их родст­венников говорили на родном диалекте и информацию на русском языке воспри­нимали с трудом. Взаимодействие с представителями не русскоязычных постра­давших и их родственниками в основном выстраивалось с учетом такой нацио­нальной особенности как высокий авторитет «лидера общины» (представите­ля диаспоры). Психологи, прибывшие на место чрезвычайной ситуации, практи­чески сразу знакомились, а впоследствии, устанавливали тесные рабочие взаимоотношения с «лидерами» наиболее круп­ных общин и всю необходимую инфор­мацию, в том числе, о ходе проведения аварийно-спасательных работ, оператив­но передавали через них другим членам их диаспор. Это позволило преодолеть как языковой барьер, так и недоверие к официально передаваемой информа­ции, имевшее место в первые часы после чрезвычайной ситуации.

Недоверие было вызвано тем, что первая официальная информация о произошедшей ситуации носила общий характер и не давала ответ на на­иболее острый вопрос о ходе аварийно- спасательных работ. В результате вокруг места ЧС собралась толпа в несколь­ко сотен человек. Люди требовали пу­стить их на разбор завалов, поскольку, с их точки зрения, работа, проводимая специалистами, шла медленно, а шан­сы извлечь из-под завалов живых людей уменьшались с каждым часом. Ситуация в толпе накалялась и грозила выйти из- под контроля. Психологи, общающиеся с людьми непосредственно в толпе, до­носили информацию, получаемую из оперативного штаба о том, какими си­лами, как и на каком участке в данный конкретный момент проводятся аварий­но-спасательные работы. Это снижало накал волнения в толпе, однако, из-за языкового барьера, и из-за имевшего­ся на тот момент недоверия к инфор­мации, исходившей от «людей в форме» не гарантировало полного предотвра­щения негативных массовых реакций.

После психологической оценки ситу­ации оперативный штаб принял реше­ние о том, что непосредственно в зону ЧС необходимо ввести группу предста­вителей, мнение которых на тот момент является наиболее авторитетным для людей в толпе. Задача этой группы со­стояла в том, чтобы лично посмотреть, какими силами и средствами, на каких участках проводятся аварийно-спаса­тельные работы, какие технологии используются, понять, что для спасения людей из-под завалов делается макси­мум возможного, и донести эту инфор­мацию до людей, стоящих за оцеплени­ем. В состав группы вошел лидер одной из крупных диаспор, представитель предпринимателей торгового центра «Адмирал», представитель оперативно­го штаба, спасатели и психолог. Задача была выполнена: информация, получен­ная таким образом и переданная людям в толпе через их представителей, была воспринята ими как достоверная.

Дальнейшая работа по информиро­ванию людей была четко налажена, ве­лась оперативно, носила конкретный характер. При возникновении со сторо­ны родственников пострадавших каких- то специфических вопросов о ходе ава­рийно-спасательных работ в качестве экспертов привлекались представители оперативного штаба и спасатели.

Все эти меры, в конечном итоге, по­могли предотвратить возникновение агрессии в толпе и наладить непосред­ственное доверительное общение меж­ду психологами, пострадавшими и родственниками пострадавших, погибших и пропавших без вести.

Национальной особенностью значи­тельной части пострадавших, которую приходилось учитывать в работе, являлась высокая сплоченность их родственников. С одной стороны, это привело к увеличе­нию количества прибывающих родствен­ников, нуждающихся в психологической помощи, с другой стороны, стало сильным ресурсом их взаимной поддержки.

В группах родственников и близких погибших, наблюдались проявления острых стрессовых реакций, особен­но истероидных и агрессивных. С ними проводилась психологическая работа с использованием, в том числе, дыха­тельных техник, техник активного слу­шания, что позволяло актуализировать у них реакции эмоционального отреа­гирования, вовлечь их в работу по нормализации своего психофизиологиче­ского состояния и по поиску ресурсов совладания с травмирующей ситуацией.

Одним из отягчающих факторов, по­влиявших на состояние пострадавших, родственников погибших, а также на об­щую атмосферу в обществе вокруг этого события, стала серия пожаров в торговых центрах города Казани за предшествую­щие два года. В этот период произошло 4 крупных пожара в торговых центрах («Новая Тура», «Даурский», «Караваево», «Вьет­намский»). Учитывая мненияе психологов, в целях профилактики распространения слухов о преднамеренном поджоге тор­говой площадки, администрацией было принято решение об организации собра­ния предпринимателей, арендовавших на территории торгового центра «Адмирал» складские и торгово-выставочные павиль­оны, с целью оказания им необходимой помощи. Кроме того, с учетом, опять же, рекомендаций психологов, место для про­ведения данного собрания было выбрано таким образом, чтобы люди, пострадав­шие только имущественно не пересека­лись с родственниками тех, кто постра­дал физически и тех, чья судьба была не известна. Поскольку приоритеты и пере­живания у людей этих двух групп людей были различными, то их взаимодействие могло вызвать межличностные и межгруп­повые конфликты.

Психологическое сопровождение процедуры опознания

Еще один участок, на котором про­водилась работа психологов – бюро су­дебно-медицинской экспертизы. Это участок работы, на котором чаще все­го возникают острые стрессовые реак­ции. Работа психологов в бюро судебно- медицинской экспертизы заключалась в оказании экстренной психологиче­ской помощи родственникам погибших при сопровождении их на процедурах опознания и выдачи тел погибших.

Совместно с родственниками погиб­ших проводилась работа по заполнению карт регистрации признаков. В ходе этой процедуры уточнялись особенно­сти внешности погибших: телосложе­ние, черты лица, специфика строения зубов, собирались сведения о наличии у них особых примет (татуировок, шра­мов) и имевшихся при них вещах (укра­шениях, одежды). Это позволило уско­рить процесс процедуры опознания и минимизировать дополнительные факторы, психотравмирующие членов семей погибших, поскольку, благодаря данным картам, можно было провести первичную идентификацию тел, не при­влекая родственников и близких погиб­ших. И уже после этого предъявить для опознания семье тело погибшего, наи­большим образом соответствующее по приметам их родственнику.

Специалисты принимали участие в предварительном опросе родственни­ков следователем, передавали значимую информацию представителям следст­венных органов, работали с реакциями, характерными для острого горя. Психологическое сопровождение осуществля­лось круглосуточно, по мере прибытия родственников. Каждая семья сопрово­ждалась от начала и до конца следствен­ных процедур.

Как мы уже говорили выше, пси­хологи сопровождали родственников в процессе непосредственного опознания тел погибших. Учитывая особен­ности психического состояния родст­венников после процедуры опознания (снижение когнитивных функций, пси­хическое и физическое истощение, со­стояние острого горя), психологи вели информационно-разъяснительную ра­боту, помогали родственникам при оформлении необходимых документов и прохождении других юридических процедур. В ряде случаев была оказана индивидуальная психологическая по­мощь, направленная на актуализацию ресурсов и конструктивных стратегий совладания с психотравмирующей си­туацией.

При тушении пожара под обрушив­шимся сводом торгового центра «Адми­рал» погиб подполковник МЧС Сергей Костин, который командовал первыми подразделениями пожарных, прибыв­шими к месту пожара. Он погиб при исполнении служебного долга, спасая людей, проявив профессионализм, му­жество и самоотверженность. Психоло­гами осуществлялась психологическая поддержка родственников и коллег погибшего, начиная с момента известия о его трагической гибели, заканчивая пси­хологическим сопровождением траур­ных мероприятий.

Межведомственное взаимодействие

Одним из направлений работы спе­циалистов психологической службы была организация взаимодействия со службами, осуществляющими работу по ликвидации последствий ЧС и оказанию помощи пострадавшим. Это медицин­ская служба (в том числе, психиатриче­ская), государственные и муниципаль­ные службы (органы управления, ЗАГС, юридические организации, социаль­ные организации), прокуратура и следственные органы МВД РФ. Это позво­лило существенно сократить процедуру оформления необходимых документов. Психологами осуществлялась работа по сбору информации о примерном коли­честве прибывающих родственников, о порядке транспортировки тел, так как многие погибшие являлись гражданами других государств.

Заключение

Всего за время работы на данной ЧС сводная группировка психологов МЧС России оказала индивидуальную психологическую помощь 68 людям, групповую психологическую помощь – в 157 случаях обращений, информа­ционно-психологическая поддержку – в 200 случаях обращений, а также про­вела сопровождение 4-х массовых меро­приятий.

Опыт психологической работы при пожаре в торговом центре «Адмирал» показал, что на психологическое со­стояние пострадавших могут оказывать влияние разнообразные факторы такие как: национальные и этнические осо­бенности пострадавших, особенности информирования на месте ЧС и подачи информации о проведении аварийно- спасательных работ в СМИ. Только пол­ное понимание и учет этих факторов будет способствовать эффективной ра­боте по оказанию экстренной психоло­гической помощи пострадавшим и род­ственникам пострадавших и погибших.

Литература:

Александровский Ю.А. Психогении в экстремальных условиях / Александровский Ю.А., Лобастов О.С., Спивак Л.И., Щукин Б.П. – Москва : Медицина, 1991. – 115 с.

Зубков В.И. Риск как предмет социологического анализа / В.И. Зубков // Социологические исследования. – 1999. – № 4. – С. 3-6.

Канеман Д. Принятие решений в неопределенности : правила и предубеждения / Д. Канеман, П. Словик, А. Тверски. – Харьков : Фолио, 2005. – 623 с.

Караяни А.Г. Слухи как средство информационно-психологического противодействия / А.Г. Караяни // Психологический журнал. –2003. – Т. 24. – № 6. – С. 47-54.

Лагадек П. Чрезвычайное положение в условиях технологических аварий и социальной дестабилизации / П. Лагадек. – Москва : АН СССР ИНИОН, 1988. – 22 с.

О единой государственной системе предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций : Постановление Правительства Российской Федерации от 30.12.2003 г. № 794. – Электронный ресурс. – Режим доступа : http://www.garant.ru .

О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера : Федеральный закон Российской Федерации от 21.12.1994 г. № 68-ФЗ (с изменениями на 27 июля 2010 года). – Электронный ресурс. – Режим доступа : http://www.garant.ru .

О силах и средствах единой государственной системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций : Постановление Правительства РФ от 03.09.1996 г. N 924 (с изменениями от 05.04.1999 г., 08.09.2003 г., 23.12.2004 г.). – Электронный ресурс. – Режим доступа : http://www.garant.ru .

Поляков С.В. Последствия сильных землетрясений / С.В. Поляков. – Москва : Стройиздат, 1978. – 310 с.

Прангишвили А.В. Социальная психология паники в свете понятия установки / А.В. Прангишвили // Исследования по психологии установки. – Тбилиси. : Мецниереба, 1967. – 175 с.

Решетников М.М. Психофизиологические аспекты состояния, поведения и деятельности пострадавших в очаге стихийного бедствия / М.М. Решетников, Ю.А. Баранов, А.П. Мухин, С.В. Чермянин // Психологический журнал. – 1989. – Т. 10. – № 4. – С. 125-128.

Российский опыт противодействия ЧС // Катастрофы и человек. Книга 1. / под ред. Ю.Л. Воробьева. – Москва : АСТ-ЛТД, 1997. – 228 с.

Смакотина Н.Л. Основы социологии нестабильности и риска: философский, социологический и социально-психологический аспекты / Н.Л. Смакотина. – Москва : МИЭМ, 1999. – 328 с.

Шерковин Ю.А. Слухи как социальное явление и как орудие психологической войны / Ю.А. Шерковин, А.П. Назаретян // Психологический журнал. 1984. – Том 5. – № 5. – С. 41-51.

Шойгу С.К. Катастрофы и государство / С.К. Шойгу, Ю.Л. Воробьев. – Москва : Энергоатомиздат, 1997. – 160 с.

Шойгу Ю.С. Культурно-специфические и культурно-неспецифические реакции пострадавших в чрезвычайных ситуациях / Ю.С. Шойгу, М.В. Павлова // Вестник Санкт-Петербургского государственного университета. Сер. 12. – 2010. – № 1.– С. 300.

Шойгу Ю.С. Оценка социально-психологических факторов риска и оперативное прогнозирование неблагоприятных социально- психологических последствий чрезвычайных ситуаций федерального характера / Ю.С. Шойгу, Л.Г. Пыжьянова // Медико-биологические и социально-психологические проблемы безопасности в чрезвычайных ситуациях. – 2011. – № 3. – С. 87-92.

Шойгу Ю.С. Принципы оказания экстренной психологической помощи в условиях чрезвычайных и экстремальных ситуаций / Ю.С. Шойгу // Вестник Санкт-Петербургского государственного университета. Сер. 12. – 2010.– № 1. – С. 162-165.

Шойгу Ю.С. Прогнозирование и управление социально-психологическими рисками во время чрезвычайной ситуации / Ю.С. Шойгу, Л.Г. Пыжьянова // Вестник Московского университета. Серия 14. Психология. – 2011. – № 4. – С. 76-83.

Экстренная психологическая помощь / под ред. Ю.С. Шойгу. – Москва : Асмин принт, 2012. – 320 с.

Для цитирования статьи:

Шойгу Ю.С., Пыжьянова Л.Г., Портнова Ю.М. Особенности организации и оказания экстренной психологической помощи в чрезвычайной ситуации (на примере работы психологов при ликвидации пожара в торговом центре «Адмирал» г. Казань). // Национальный психологический журнал. – 2015. – № 3(19). – С. 67-73.

Shoigu Julia S., Pyzhyanova Larisa G., Portnova Julia M. (2015). Features of organization and provision of emergency psychological assistance in an emergency situation (psychologist assistance during fire suppression in Admiral Shopping Center, the city of Kazan). National Psychological Journal. 3, 67-73.

О журнале Редакция Номера Авторы Для авторов Индексирование Контакты
Национальный психологический журнал, 2006 - 2017
CC BY-NC

Все права защищены. Использование графической и текстовой информации разрешается только с письменного согласия руководства МГУ имени М.В. Ломоносова.

Дизайн сайта | Веб-мастер