ISSN 2079-6617 (Print)
ISSN 2309-9828 (Online)
Ru | En
РПО
Факультет психологии МГУ имени М.В. Ломоносова
Главная RSS Поиск

ГлавнаяВсе статьи журналаНомера

Барабанщикова В.В., Климова О.А. Профессиональные деформации в спорте высших достижений. Национальный психологический журнал. – 2015. – № 2(18). – С. 3-12.

Автор(ы): Барабанщикова В.В. ; Климова Оксана А.;

Аннотация

Для достижения высоких результатов спортсменам нередко приходится жертвовать своими интересами, адаптируясь к бесконечным перелетам, акклиматизации, тяжелейшим тренировкам и участию в непростых соревнованиях при абсолютной невозможности полного восстановления физиологических и психологических ресурсов. Это приводит к постепенному накоплению эффектов переживания неблагоприятных функциональных состояний. При полном отсутствии работы по профилактике и предотвращению последствий накопления неблагоприятной симптоматики, угрожающей профессиональному благополучию спортсмена, увеличивается вероятность возникновения и развития у него профессиональных деформаций.

Целью представленного теоретического исследования является выявление и анализ основных черт профессиональных деформаций, характеризующих спортивную деятельность. Мы предполагаем, что традиционно выделяемые в психологии труда профессионально обусловленные деформации будут свойственны и спортсменам. В статье спортивная деятельность рассматривается как профессиональная. Дается анализ основных профессиональных деформаций, возникающих в процессе спортивной деятельности, к которым относятся спортивный трудоголизм (Schaufeli et al., 2008), прокрастинация (Milgram et al., 2000), выгорание (Maslach et al, 2008), поведение типа А (Ryska et al., 1999) и перфекционизм (Xolmogorova, 2010). Описаны наиболее актуальные подходы к их рассмотрению, освещены специфические особенности их проявления в процессе и после завершения спортивной карьеры. Раскрываются также способы диагностики и своевременного предотвращения характерных для спортсмена профессиональных деформаций.

Страницы: 3-12
Поступила: 23.03.2015
Принята к публикации: 06.04.2015
DOI: 10.11621/npj.2015.0201

Разделы журнала: Психология спорта;

Ключевые слова: профессиональные деформации; выгорание; перфекционизм; трудоголизм; прокрастинация; поведение типа А; спорт; профессия; спортивная деятельность;

PDF: /pdf/npj-no18-2015/npj_no18_2015_3-12.pdf

Доступно в on-line версии с 30.08.2015

Проблема профессиональных де­формаций становится одним из наиболее актуальных объек­тов изучения в психологии труда, орга­низационной психологии и психологии спорта. Под профессиональными деформациями подразумевают различные из­менения личности, которые происхо­дят под влиянием какой-либо профессии и проявляются в определенном деструк­тивном поведении (Абдуллаева, 2012). Профессиональные деформации обычно возникают при систематических переработках, работе с большим объемом ин­формации, при совмещении человеком нескольких должностей, решении тру­довых задач, связанных с повышенной коммуникативной нагрузкой. Например, спортсмены для достижения высоких результатов проводят ежедневные мно­гочасовые тренировки, жертвуя своими интересами и личной жизнью. Это, как и в любой профессии, приводит к нако­плению эффектов переживания неблаго­приятных функциональных состояний. При отсутствии мероприятий по профи­лактике и предотвращению последствий накопления неблагоприятной симпто­матики, угрожающей профессионально­му благополучию спортсмена, велика ве­роятность возникновения и развития так называемых профессиональных дефор­маций (Леонова, 2013).

Согласно представлениям о спортив­ной деятельности, спортсмены обладают многими, хорошо выраженными свой­ствами личности, формирующимися в процессе их спортивной карьеры (Cox, 1998). Поэтому, именно спортсмены под­вержены профессиональным деформа­циям, проявляющимся в большей вы­раженности черт личности, связанных с мотивацией достижения. К ним отно­сятся лидерские качества, высокое стрем­ление к конкуренции и перфекционизм (Vallerand et al., 2006). Благодаря мощ­ному воздействию спортивной деятель­ности, развитие профессионально об­условленных деформаций у спортсмена является неизбежным, поэтому необхо­димо своевременно применять адекват­ные психологические меры, позволяю­щие вовремя выявить, а впоследствии, и нивелировать неблагоприятные воз­действия спортивной среды, формируя у спортсмена навык саморегуляции соб­ственного функционального состояния (Леонова, 2013б). Согласно результатам целого кластера исследований (Леонова, 2013а, 2013б), существует огромное ко­личество профессионально обусловлен­ных деформаций, которые могут оказать негативное воздействие на дальнейшее развитие спортсмена в любом виде спор­та и на любом уровне мастерства, регла­ментируя его дальнейшую продуктивную деятельность.

Отдельного упоминания заслужива­ет еще одна группа специалистов тесно связанных со спортивной деятельнос­тью – тренеры, являющиеся классиче­ским примером профессионалов социо­номического типа труда (Климов, 1998). Этот тип профессионалов традиционно становится жертвой целого спектра профессиональных деформаций. Их разви­тие обусловлено рядом причин: большой ответственностью, неотъемлемо прису­щей данному виду деятельности; огромной нагрузкой не только по воспитанию и развитию спортсменов как цельных личностей, но и по обеспечению эф­фективного функционирования всей спортивной организации в целом (взаимодействие с судьями, директорами, оте­чественными и зарубежными СМИ).

Спорт как профессия

Долгое время считалось, что спорт высших достижений может быть только любительским, термин «профессиональ­ный» не может быть отнесен к нему ни в коей мере. Однако, учитывая, как изменилась система организации деятельнос­ти спортсменов в нашей стране за по­следние 20 лет, мы вправе задать вопрос: является ли спорт профессией, или это лишь способ ведения здорового образа жизни? В сегодняшнем мире спорт выс­ших достижений приносит колоссальные доходы спортсменам и до определенного возраста спортсмена именно этот вид де­ятельности является для него не только главным источником средств существо­вания, но и основной профессией. В связи с вышесказанным, необходимо проа­нализировать спортивную деятельность, согласно современным представлениям об отличительных критериях професси­ональной деятельности.

Согласно Е.А. Климову, существует че­тыре определения профессии:

  1. область приложения сил человека, где он осуществляет свои трудовые фун­кции;

  2. общность людей, которые заняты определенными трудовыми функция­ми;

  3. подготовленность человека, с помо­щью которой он может выполнять определенного вида функции;

  4. сама деятельность человека, то есть распределенный во времени процесс реализации трудовых функций (Кли­мов, 1998).

Судя по данным определениям, спорт высших достижений полностью соот­ветствует критериям полноценной про­фессиональной деятельности. Спортсме­ны зачастую прикладывают невероятные усилия, осуществляя трудовые функции. Важную роль в спорте играет подготовленность спортсмена, спортсмен должен добиться определенного мастерства, ко­торое необходимо для формирования высокого уровня готовности к ответственным соревнованиям. В спорте, как и в любой другой профессии, человек отно­сительно независим от соответствующей системы трудовых постов. То есть, спор­тсмен не перестают быть спортсменом, когда меняет место локации тренировок, их статус также не меняется в свободное от спортивной деятельности время – он не перестает быть спортсменом во вре­мя каникул или во время учебы в вузе. Каждая профессия диктует определен­ный набор требований и спорт здесь – не исключение.

Согласно международным правилам олимпийского комитета, любой заслужен­ный мастер спорта может быть принят на работу тренером или судьей без какого- либо специального образования. Значит, спортивная деятельность, как и любая дру­гая профессия, нацелена на достижение продукта своей деятельности – опреде­ленного уровня спортивного мастерства. Спортивная деятельность характеризуется также полноценным рабочим графиком, она диктует набор специфических требо­ваний к профессионально важным каче­ствам профессионала и его обязанностям, а, кроме того, она является оплачиваемой (федерацией, спортивным клубом, олим­пийским комитетом, правительством). Все это позволяет нам утверждать, что спорт является профессией.

Понимая спортивную деятельность как профессиональную, необходимо иметь в виду, что спортсмены сталкива­ются со многими проблемами, сложно­стям, характерным для профессионалов в традиционном понимании этого слова. Поэтому важно найти параллели в переживании профессиональных деформа­ций спортсменами и любыми другими работниками. Долгое время считалось, что те особенности поведения, которые зачастую демонстрирует спортсмен, проявляются только и исключительно в его спортивной деятельности (Fredricks & Eccles, 2005), а вне спорта не существуют. Согласно этой логике про­фессионально обусловленные дефор­мации любого сотрудника организации характеризуют только специфику его профессиональной жизни.

Опираясь на изначально выдвинутое положение о профессиональной приро­де спортивной деятельности, мы можем сформулировать цель теоретического исследования, представленного в дан­ной работе: выявить и проанализировать основные черты профессиональных де­формаций, характеризующих спортив­ную деятельность. Мы предполагаем, что традиционно выделяемые в психологии труда профессионально обусловленные деформации будут свойственны и спортсменам. Прежде всего, в статье будет анализироваться концептуальная и опе­рациональная составляющие каждой пе­реживаемой спортсменом деструкции для облегчения ее сопоставления с деструкци­ями, вызываемыми другими видами профессиональной деятельности.

Стандартные условия профессио­нальной жизни спортсменов – это дли­тельное отсутствие дома, бесконечные перелеты, акклиматизация, тяжелейшие тренировки и непростые соревнования при невозможности полного восстанов­ления физиологических и психологиче­ских ресурсов. Это приводит к развитию высокого психоэмоционального напря­жения, при накоплении которого особенно велик риск формирования целого спектра профессиональных деформа­ций: выгорания (Schaufeli et al., 2008), перфекционизма (Холмогорова, 2010), прокрастинации (Milgram, 2000), трудо­голизма (Schaufeli, 2008), развития пове­дения типа А (Ryska, 1999). Эти пять ти­пов профессионально обусловленных деформаций являются крайне распро­страненными в профессиональной сре­де. Многочисленные исследования посвящены особенностям их проявлений и способам предотвращения последст­вий (Andreassen,2014). Тем актуальнее рассмотреть черты выделенных в каче­стве проблемного поля исследования профессиональных деформаций в спор­тивной деятельности сквозь призму ее профессиональной специфики.

Выгорание

Одной из наиболее хорошо изучен­ных профессиональных деформаций является эмоциональное выгорание. Ис­следования этого феномена у предста­вителей социономического типа труда, в том числе, у спортивных тренеров по­лучили широкое распространение в по­следние десятилетия (Woodman, 2001). Автором термина «эмоциональное вы­горание» принято считать Х. Дж. Фрейденберга, который ввел его еще в 1974, однако, применительно к спорту, дан­ное понятие впервые стало применять­ся лишь спустя 10 лет – в 1984 году. Именно тогда Т.Е. Каккес и Ц.К. Майер­берг (Caccese& Mayerberg, 1984) в сво­ей статье «Гендерные различия профес­сионального выгорания у тренеров» описали возможные причины возник­новения выгорания у представителей спортивной деятельности. Специфика тренерской деятельности связана, пре­жде всего, с постоянной необходимо­стью задерживаться на работе, уезжать на сборы (в зависимости от вида спор­та, длительность этих поездок может до­стигать 9 месяцев в году) и жертвовать своей личной жизнью, в тренерской детельности не просто установить опреде­ленный баланс «работа-жизнь» (Jones et al, 2005) практически невозможно. Точ­но та же ситуация характерна для спор­тсмена, избравшего своей профессией спорт высших достижений.

Следует отметить и то, что не всегда тренерская деятельность бывает успеш­ной, лишь единицы могут воспитать чем­пионов. Чаще всего спортсмены начи­нают тренироваться у одного тренера и, если их совместная деятельность ока­зывается успешной, то спортсмена заби­рают в группу, где работает другой известный тренер по подготовке сборной команды. Поэтому тренер зачастую не имеет возможности увидеть и в полной мере оценить результаты своего труда по воспитанию и формированию пер­спективного спортсмена. Еще одной особенностью тренерской деятельнос­ти является высокий уровень постоянно переживаемого стресса – по результатам многочисленных исследований пульс тренера, являющийся одним из показа­телей актуального состояния профессионала, во время соревнований и тре­нировок может достигать и превышать частоту сердечных сокращений само­го спортсмена (Kelley, 1994). Как и лю­бые другие профессиональные дефор­мации, выгорание влечет за собой целый ряд негативных последствий, чаще всего это чрезмерная раздражительность, эмо­циональное опустошение и безразличие к работе (Kelley, 1994).

Последние десятилетия, ознаменовав­шиеся бурным ростом частоты встреча­емости феномена профессионального выгорания в различных сферах профес­сиональной деятельности, послужили площадкой для планомерной концепту­ализации и операционализации данно­го феномена. Хотя термин «выгорание» впервые употребил в контексте клиниче­ской психологии Г. Фрейденберг, как пси­хологический синдром выгорание начал исследовать К. Маслах. Еще в 1970-80- х гг. К. Маслах, Г. Фрейденберг и другие ученые эмпирически доказали, что вы­горание возникает чаще всего у профес­сионалов социономического типа труда, в частности, у спортивных тренеров, которым в процессе профессиональной де­ятельности необходимо налаживать кон­такты не только со спортсменами и их близким окружением, но и с дирекцией, судьями, представителями федераций. По мнению К. Маслах, выгорание харак­теризуется тремя составляющими: эмоциональным истощением, деперсонали­зацией и редукцией личных достижений (Maslach & Jackson, 1981). Основным тол­чком к появлению различного рода эмпи­рических исследований профессиональ­ного выгорания стала публикация в 1981 году опросника MBI (Maslach & Jackson, 1981). Полученные результаты показа­ли, что наиболее актуальным и эмпири­чески обоснованным на сегодняшний день определением профессионального выгорания является определение В. Шауфели, согласно которому выгорание – это продолжительная реакция орга­низма на хронические эмоциональные и внутриличностные стрессоры, возника­ющие в трудовой деятельности и сопро­вождающиеся тремя основными компо­нентами: неэффективностью, цинизмом и истощением (Maslach et al, 2001).

Спортивный перфекционизм

Для достижения высоких результа­тов спортсменам необходимо оттачи­вать свое мастерство, что естественно способствует формированию и вос­питанию его личности как перфекци­ониста (Anshel et al., 2003). К одним из наиболее изучаемых видов перфекцио­низма в спорте можно отнести физиче­ский перфекционизм, под которым по­дразумевается постоянное стремление совершенствовать свою внешность, фи­гуру и желание соответствовать высо­ким стандартам, сопровождаемое весь­ма эмоциональным реагированием на критику (Холмогорова, 2010). Надо учи­тывать, что после завершения спортив­ной карьеры, в связи с уменьшением физических нагрузок, у большинства спортсменов меняются пропорции тела, повышается утомляемость, происходят перепады в настроении, поэтому имен­но в этот момент физический перфек­ционизм может выражаться сильнее, чем раньше.

Спортивный перфекционизм подра­зумевает желание соответствовать вы­соким стандартам, принятым в избран­ном виде спорта. Именно в таких видах деятельности, как спорт, формируются и проявляются лидерские качества, об­уславливая стремление спортсмена к вы­соким результатам и после завершения спортивной карьеры, что может приве­сти не только к развитию спортивного перфекционизма, но и постоянному же­ланию оттачивать любой вид деятель­ности и конечный результат до совер­шенства (Fredricks, 2005). Такой паттерн поведения зачастую ведет за собой сопутствующую профессиональную деформацию – трудоголизм.

Поведение типа А

Еще одна форма деструктивного по­ведения, возникающего как следствие накопления негативных эффектов пе­реживания функциональных состоя­ний, это поведение типа А. Этот пове­денческий паттерн характеризуется излишней склонностью к конкуренции, высоким чувством ответственности, соревновательностью, постоянным стрем­лением к достижению поставленных целей, стремительностью и торопли­востью. Как правило, поведение типа А поощряется спецификой самой выпол­няемой деятельности. Так, типичными профессионалами, демонстрирующим подобные деформации, являются руко­водители среднего и высшего звена, чья деятельность не нормирована, сопряже­на с высокими нагрузками и ответствен­ностью за результат (Ommundsen,1999). Эти же условия вполне характеризуют и спортивную деятельность. С ростом спортивного мастерства и увеличением спортивного стажа у спортсменов становятся все более выраженными такие качества как целеустремленность и кон­курентность (Wegner et al., 2014). Имен­но эти качества могут быть залогом про­дуктивной деятельности, а могут стать фактором риска развития профессио­нальных деформаций. Целеустремлен­ность, сформировавшаяся в ходе спор­тивной карьеры, затем проявляется и в других видах деятельности спор­тсмена на протяжении всей его жиз­ни. Одним из проявлений данного ка­чества в поведенческом плане является настойчивость, которая обеспечивает успешное преодоление потенциально возникающих трудностей. Однако на­стойчивые люди могут не воспринимать разумных советов окружающих и близ­ких людей, стремясь к поставленной цели, отказывая себе в личном времени, развлечениях и отдыхе, что и способст­вует в итоге формированию деструктивного паттерна поведения типа А.

Парадоксально, но именно дух сопер­ничества, связанный с риском форми­рования поведения типа А, необходим спортсменам и на его развитие направле­на активность тренера. С детства каждо­му спортсмену внушают мысли о побе­де, о важности первенства (даже второе место будет считаться проигрышем). Это создает благоприятную среду для воз­никновения деструктивного поведения. Даже бывшим спортсменам свойственна тяга к конкуренции, спортивная злость, постоянное желание самоутверждения и общественного признания. Итогом при­менения такого «спортивного багажа» становится переживание постоянной эмоциональной напряженности при не­возможности задействовать механизмы саморегуляции. Более того, спортсмены неосознанно моделируют соревнователь­ные условия, в любом виде деятельности им необходим соперник для достижения продуктивного результата (Ommundse et al.,1999). Даже после завершения спортивной карьеры спортсмены продол­жают оставаться очень азартными, что выражается в плохо контролируемом эмоциональном возбуждении и сопро­вождается постоянным поиском и сосредоточением на «сопернике», а не на своих действиях. Негативное отноше­ние к успехам другого, постоянное же­лание блокировать его деятельность зачастую делают профессиональную дея­тельность бывшего спортсмена неуспеш­ной, являя собой крайние формы раз­вития поведения типа А (Deutsch, 1994). Данный вид профессионально обуслов­ленной деформации также может со­провождаться переоценкой конкурентов и переживанием неуверенности в собст­венных силах, поведенческой гиперак­тивностью и, как следствие, снижением результативности работы.

Прокрастинация в спорте

В психологии под термином «прокра­стинация» подразумевают «сознательное откладывание выполнения намеченных действий, несмотря на то, что это по­влечет за собой определенные пробле­мы» (Большой психологический словарь, 2003, С. 414). Буквальным переводом сло­ва «прокрастинация» является выражение «на завтра» (от латинского «crastinus» – «завтра» и приставки «pro» – «на»).

Проблема откладывания различных дел «на потом» существовала многие годы, однако сам термин прокрастина­ция появился лишь в 1977 году, когда сра­зу несколько авторов выпустили в свет свои книги: П. Рингенбах «Прокрасти­нация в жизни человека», а А.Эллис и В. Кнаус «Преодоление прокрастинации». В основе обеих книг лежала методоло­гия клинической психологии, в частно­сти, консультативной практики. Однако уже через несколько лет, в 1983 г. выш­ло первое издание научно-популярной книги Дж. Бурка и Л. Юэн «Прокрастина­ция: что это такое и как с ней бороться» (Burka&Yuen, 2008).

В настоящее время большая часть за­рубежных и отечественных исследований посвящена прокрастинации в сфере ака­демической деятельности, концентрирую­щейся на проблеме откладывания студен­тами выполнения учебных задач.

В нашей сейчас стране также актив­но разрабатываются подходы к анали­зу данного типа профессиональной де­формации: ведется множество работ по адаптации и апробации различных за­рубежных опросников, кроме того, по­являются исследования, посвященные концептуализации феномена прокра­стинации в российских условиях. Акту­альность изучения этого феномена подтверждается тем, что прокрастинация плотно вошла во все сферы жизнедея­тельности современного человека, что делает необходимым дополнение теоре­тических построений и разработку пра­ктических рекомендаций на основе по­лученных психологических знаний.

Прокрастинация в спортивной дея­тельности может иметь негативные, часто непоправимые последствия для каждого спортсмена, что справедливо для проявле­ний и любой другой профессиональной деформации. Спортсмен в течение всей своей спортивной карьеры вынужден со­блюдать четкий график, это является необходимым условием достижения высо­ких результатов. Тем не менее, множество спортсменов по разным причинам (бо­язнь потерпеть неудачу, желание выпол­нить деятельность идеально, лень) имеют склонность к прокрастинации. Прокра­стинация имеет множество негативных последствий и приводит к снижению продуктивной деятельности спортсмена. В процессе «откладывания дел на потом» спортсмен как ответственная, дисциплинированная и волевая личность посто­янно испытывает чувство дискомфорта и тревогу. Продолжительное переживание негативных функциональных состояний приводит к развитию профессиональной деформации.

Одним из факторов, обуславливаю­щим спортивную прокрастинацию, явля­ется неуверенность в собственных силах (Senecal et al, 1997). Похожую точку зре­ния развивают Дж. Феррари и Р. Эммонз, называя в качестве причины прокрасти­нации желание отомстить за несправед­ливость или неравенство (Ferrari, Emmons, 1994). Т. Рубин предполагает, что причи­ной прокрастинации является боязнь не­удачи и перфекционизм и определяет ее как попытку справиться с «выбивающим из седла» страхом выставить себя на все­общее обсуждение (Rubin, 1998).

По мнению многих авторов, прокрасти­нация свойственна спортсменам, так как большая часть ответственности в принятии решений ложится на их тренера (Milgram& Tenne, 2000). В процессе спортивной ка­рьеры человека именно тренер выступа­ет как защитник, наставник и ответствен­ное лицо. После окончания спортивной карьеры многим спортсменам приходит­ся учиться самим принимать жизненные решения и нести за них ответственность. Естественно, первое время каждая такая ситуация оказывается стрессовой, именно поэтому спортсмен может оттягивать принятие решения, желать дистанцироваться от задачи из-за вероятности потерпеть неу­дачу (Tice & Baumeister, 1997).

Несмотря на рост интереса к изуче­нию данной проблемы, до сих пор не су­ществует единого мнения относительно причин возникновения прокрастинации, ее видов, способов диагностики, а также методов профилактики и борьбы с данной профессиональной деформацией, что де­лает необходимым проведение дальней­ших исследований данного феномена.

Спортивный трудоголизм

Одной из наиболее распространен­ных профессиональных деформаций в спорте является феномен трудоголизма. Парадоксально, что при всей значимости и актуальности анализа проблематики этого феномена, практически не сущест­вует исследований, развивающих данное направление, более того, зачастую спор­тивный трудоголизм путают с феноме­ном аддикции физических упражнений. В связи с создавшимся положением осо­бенно важно рассмотреть специфику ка­ждой из этих профессионально обуслов­ленных деструкций спортсмена.

Спортивный трудоголизм – профес­сиональная деформация, развивающая­ся в процессе спортивной карьеры, ко­торая откладывает свой отпечаток на дальнейшую деятельность спортсмена и выражается в изменении мотиваци­онной сферы (Леонова, 2014), оказывая негативное воздействие на всю продук­тивную деятельность человека в целом. С самого раннего возраста для достиже­ния высоких результатов спортсмен вы­нужден не только отказывать себе в раз­влечениях, но и зачастую пропускать учебные занятия, что в последующем приводит к пробелам во многих облас­тях знания. После завершения спортив­ной карьеры спортсмену необходимо определиться со своей дальнейшей про­фессиональной деятельностью. Для получения новой профессии и развития в ней человеку, посвятившему большую часть своей жизни спорту, необходимо восполнить имеющиеся пробелы во мно­гих областях и получить знания, востре­бованные в избранной отрасли труда. Бывший спортсмен снова жертвует свободным временем, работает настойчиво и продолжительно (что можно обозна­чить как внешне наблюдаемый поведен­ческий признак), навязчиво стремясь освоить все аспекты новой профессии (когнитивный признак). По результатам исследований Скотта и его коллег (Scott, Moore, Miceli, 1997) были выделены три основные характеристики трудоголизма:

  1. Трудоголики тратят большую часть времени на работу, даже когда у них есть свобода действий;

  2. Трудоголики с неохотой заканчивают рабочий день, они постоянно думают о работе, помешаны на ней;

  3. Трудоголики работают не только на рабочем месте, но и дома, на отдыхе, везде, где бы они ни находились.

Согласно данной концепции, про­явления феномена спортивного трудо­голизма согласовываются с позицией основателя термина «трудоголизм» Оут­са, считавшего, что это принудительное (сам себя) и неконтролируемое желание работать без перерыва (Oates, 1971) для достижения желаемого результата.

Многие руководители поощряют дан­ный феномен, путая его с трудолюбием и считая характерным качеством, вос­питанным спортом. Однако, как и любая другая профессиональная деформация, спортивный трудоголизм имеет множе­ство негативных последствий как для физического, так для психического здоро­вья человека (Ogden et al., 1997). Одной из причин развития спортивного трудо­голизма, является частая критика, из-за которой спортсмен остро переживает ка­ждую свою неудачу и испытывает стыд.

Трудоголизму могут быть подверже­ны и тренеры, работа которых выну­ждает проводить со «своими» спортсме­нами много времени, постоянно ездить на соревнования и сборы. Очень сложно найти баланс между такой работой и личной жизнью, особенно тренерам-женщинам, которые вынуждены остав­лять собственную семью и уезжать в не­обходимые рабочие командировки.

Аддикция физических упражнений

Для достижения высоких результатов спортсмены проводят ежедневные мно­гочасовые тренировки, что приводит к развитию феномена, схожего со спор­тивным трудоголизмом, когда у человека вырабатывается потребность в ежеднев­ной физической нагрузке – «аддикция упражнений» (Szabo, 1998). Термин «ад­дикция упражнений» впервые упомянут П. Бекландом (Baekeland, 1970). Комплек­сная научно-исследовательская рабо­та, посвященная изучению зависимости от физических нагрузок, проводилась в трех весьма отдаленных друг от друга научных центрах: в университете Флори­ды США (Х. Хосенблас, Д. Даунс и коллеги), в Бирмингемском университете Анг­лии (И.М. Кокерил, Д. Бамбер и коллеги) и в университете Гонконга (Дж. Керр, М.Дж. Блайдон и К.Дж. Линднер).

Х. Хосенблас и Д. Даунс (Hausenblas, Downs, 2002) определили аддикцию упражнений как тягу к физической ак­тивности в свободное время, которая выражается в неконтролируемых, чрезмерных занятиях спортом и проявляет­ся рядом физиологических и/или пси­хологических симптомов. Характерной особенностью спортсменов, подвержен­ных аддикции упражнений, становит­ся искажение нормального распорядка дня, так как вся их деятельность ограни­чивается постоянными тренировками. Им не хватает сил и энергии на общение с близкими и другие дела (социаль­ная сфера), они часто продолжают тре­нировки, несмотря на травмы и запреты врача (физическая сфера). Тренировки спортсменов в случае аддикции упраж­нений отличаются стереотипностью и должны повторяться в строгом режиме и объеме (поведенческая сфера).

Эйдманн и Вулард (Aidmann & Woolard, 2003) выявили различные симптомы от­мены тренировочных нагрузок, кото­рые возникали у спортсменов через 24– 36 часов в неделю, проведенных без фи­зических нагрузок: беспокойство, нетер­пеливость, чувство вины, напряжение, дискомфорт, апатия, медлительность, бессонница и головные боли. У бегунов, например, проявлялось снижение на­строения и самооценки. А. Сабо с кол­легами (Szabo et al., 1997) сделали вывод, что при переживании спортивной аддик­ции часто встречаются такие симптомы как чувство вины, депрессия, возбуди­мость, беспокойство, напряжение, стресс, тревога и малоподвижность.

В 1976 году Глассер описал зависи­мость от физических упражнений как позитивное качество любого человека. Дальнейшие развитие такой точки зре­ния дали в своих работах Коверли и Морган (Coverly de V., 1987; Morgan, 1979). В середине 1990-х гг. появилось много работ, в которых утверждалось, что коли­чество людей, зависимых от физических нагрузок, значительно возросло (Annett et al., 1995; Pierce, 1994).

Американский психолог М. Мерфи (Murphy, 1993) одним из первых предло­жил психофизиологическую модель, объ­ясняющую возникновение спортивных аддикций. В основе его концепции лежат три гипотезы: термогенетическая гипоте­за, катехоламиновая гипотеза и эндорфи­новая гипотеза. Термогенетическая гипотеза предполагает, что при выполнении упражнений увеличивается температу­ра тела, что приводит к снижению тону­са мышц и снижает соматическую тревогу спортсмена. В соответствии с катехола­миновой гипотезой, физическая нагрузка приводит к выработке катехоламинов, ко­торые в значительной мере обеспечива­ют контроль за вниманием, настроением, а также за реакциями эндокринной и сер­дечно-сосудистой систем. Они же контр­олируют реакции на стресс (дофамин, адреналин и норадреналин). Кроме того, считается, что высокий уровень катехола­минов связан с переживанием состояния эйфории и повышенным настроением. Д. Адамс и Р. Киркби (Adams & Kirkby, 2002) также считают, что спортивная аддикция является результатом вызванного упражнениями высвобождения катехоламинов, что приводит к гиперактивации симпатической нервной системы. А воз­росшая при упражнениях стимуляция дофаминергических мозговых структур и их вовлеченность в формирование всех по­веденческих и химических зависимостей способствует закреплению спортивной аддикции. Исходя из третьей – эндорфиновой гипотезы Мерфи, которая являет­ся наиболее признанной и эмпирически исследованной, считается, что физиче­ские упражнения способствуют выработ­ке эндогенных морфинов (эндорфинов), а это приводит к усилению хорошего на­строения. Одной из наиболее популярных физических зависимостей является длительный бег, когда организм вырабатывает эндорфины, подобные наркотическим, и вызывающие эйфорию.

Для диагностики спортивной аддик­ции у спортсменов разработано и адап­тировано достаточное количество раз­нообразных методик (Allegre et al., 2006) (см. табл. 1). Одними из самых первых шкал для выявления спортивного тру­доголизма являются «Приверженность к бегу» (CRS-commitment to running scale»; Carmack & Martens, 1979) и «Шкала не­гативных зависимостей» (NAS-negative addiction Scale; Hailey & Bailey, 1982). Однако ни одна из этих шкал больше не используется из-за теоретических и методо­логических недостатков.


Название методики

Количество вопросов

Количество шкал

Диагностируемые области

Теоретическая основа

«Опросник обязательных упражнений» (QED-obligatory exercise questionnaire) (Ackard et al., 2002; Pasman et al., 1988)

20

3

Оценка психологических аспектов обязательных упражнений

Шкала зависимости от упражне­ний (EDS-Exercise Dependence Scale) (Hausenblas & Downs, 2002)

21

7

Толерантность;

Синдром отмены - «абстинентный синдром»;

Продолжительность;

Уровень контроля;

Время;

Стремление;

Снижение других видов деятельности.

DSM-IV (МКБ- IV)

Опросник на зависимость от упраж­нений (EDQ- Exercise dependence questionnaire) (Orgen et al, 1997)

29

8

Социально-профессиональные интерференции

Опросник зависимости от упражнений (EAI-exercise addiction inventory) (Terry, Szabo & Griffiths, 2004)

6

1

Психологическая приверженность к физическим нагрузкам

Основные компоненты зависимостей Брауна (1993)

Шкала зависимостей в бодибилдин­ге (BDS-bodybuilding dependence scale) (Smith & Hale, 2004)

9

3

Социальная зависимость;

Тренировочная принадлежность;

Уровень мастерства.

Подходит только для бодибилдеров

Шкала принадлежности к упражнени­ям (CES- commitment to exercise scale) (Davis, Brewer & Ratusny, 1993)

8

2

Патологические аспекты;

Обязательные аспекты.

Одномерный подход к проблеме

Таблица 1. Методики для диагностики физических аддикций

Поведение, сходное с физически­ми аддикциями, возникает не только у профессиональных спортсменов, но и у увлеченных любителей спорта, про­водящих огромное количество часов в тренажерных залах и фитнесклубах. Ри­чард Бенуа, американский бегун, а ныне психотерапевт, считает, что данное увле­чение спортом ведет за собой ряд нега­тивных последствий, которые, несомнен­но, вытесняют все позитивные качества занятий спортом (Benyo R., 1998).

Обобщая проведенный анализ про­фессиональных деформаций спортсменов, мы делаем следующие выводы:

  1. Спортивная деятельность в настоящий период времени может быть признана полноценной профессиональной де­ятельностью. Спортсмены подверже­ны риску формирования и развития целого спектра профессионально об­условленных деформаций, схожих по проявлениям с аналогичными деструк­циями, наблюдаемыми у работников различных других областей труда.

  2. Спорт высших достижений обладает ря­дом специфических черт, определяю­щих факторы риска возникновения де­структивного поведения, которое, в свою очередь, обуславливает формирование и развитие у спортсмена профессио­нально обусловленных деформаций:

    • нарушение баланса между работой и отдыхом у всех субъектов спор­тивной деятельности: и спортсме­нов, и тренеров;

    • формирование личностных осо­бенностей, предрасполагающих к развитию профессионально об­условленных деформаций: лидер­ских качеств, настойчивости, конкурентности и соревновательности;

    • передача ответственности в диаде «тренер – спортсмен» тренеру пред­располагает спортсмена к деструк­тивному поведению: откладыванию решения задач – прокрастинации;

  3. Сформированные профессиональные деформации у спортсмена всегда «вы­ходят за рамки» только спортивной деятельности, сопутствуя ему и после смены профессии.

  4. Профессиональные деформации в спор­тивной деятельности ведут к деструк­тивным последствиям, вызывающим изменения в личностной сфере (акцен­туацию некоторых личностных черт), в физиологическом статусе (нарушения гомеостаза) и в поведении (непринятие решений, отказ от коммуникаций и т.д.) спортсмена. Все это делает необходимыми разработку и внедрение в спор­тивных командах специально организованных психологических интервенций, призванных нивелировать указанные негативные эффекты.

Исследование выполнено при поддержке гранта РГНФ № 14-06-00567

Литература:

Большой психологический словарь / под ред. Б.Т. Мещерякова, В.П. Зинченко. Санкт-Петербург : Прайм-ЕВРОЗНАК, 2003.

Ильин Е.П. Работа и личность. Трудоголизм, перфекционизм, лень / Е.П. Ильин. – Санкт-Петербург : Питер, 2011.

Климов Е.А. Введение в психологию труда: учебник для вузов / Е.А. Климов. – Москва : Культура и спорт, ЮНИТИ, 1998.

Леонова А. Детерминанты развития профессионально-личностных деформаций медицинских специалистов и педагогов, работающих в зоне техногенной катастрофы / А. Леонова, Т. Злоказова, А. Качина // Выгорание и профессионализация / под ред. В.В. Лукьянова, А.Б. Леоновой, А.А. Обознова, А.С. Чернышева, Н.Е. Водопьяновой. – Курск : Курский гос. ун-т. – Курск, 2013а. – С. 87-114.

Леонова А. Стресс и копинг поведение: факторы развития профессионально-личностных деформаций / А. Леонова // Психология стресса и совладающего поведения: материалы III Междунар. науч.-практ. конф. Кострома, 26-28 сент. 2013 г. В 2 т. / отв. ред.: Т.Л. Крюкова, Е.В. Куфтяк, М.В. Сапоровская, С.А. Хазова. Т. 2. – Кострома, 2013б. – С. 122-124.

Холмогорова А.Б., Дадеко А.А. Физический перфекционизм как фактор расстройств аффективного спектра в современной культуре. // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. – 2010. – № 3. – Электронный ресурс. – Режим доступа : http://medpsy.ru/mprj/archiv_ global/2010_3_4/nomer/nomer13.php

Aidman E.V., Woollard S. The influence of self-reported exercise addiction on acute emotional and physiological responses to brief exercise deprivation // Psychology of Sport and Exercise. – 2003. – V. 4. – № 3. – P. 225-236.

Andreassen C.S. Workaholism: An overwiew and current status of the research // Journal of Behavioral Addictions . – 2014. – 3(1). – p. 1-11.

Anshel M.H. & HanJoo E. Exploring the dimensions of perfectionism in sport // International Journal of Sport Psychology. – 2003. – 34(3). – 255-271.

Benyo R. Running Past 50. Ageless athlete series. Human Kinetics, 1998.

Burka J.B., Yuen L.M. Procrastination: Why you do it, what to do about it, Reading, M.A. Addison-Whesley, 2008.

Caccese, T.M. & Mayerberg C.K. Gender differences in perceived burnout of college coaches // Journal of Sport & Exercise Psychology. – 1984. – 6. – 279- 288.

Cox R.H. et al. Sport psychology: concepts and applications. №. Ed. 4. – McGraw-Hill, 1998.

Davis C., Brewer H., Ratusny D. Behavioral frequency and psychological commitment-necessary concepts in the study of excessive exercising // Journal of behavioral Medicine. – 1993. – 9 (11). – p. 47-54.

Deutsch M. Constructive conflict resolution: Principles, training, and research // Journal of social issues. – 1994. – Т. 50. – №. 1. – С. 13-32.

Deutsch M., Coleman Peter T., Marcus E.C. The Handbook of Conflict Resolution: Theory and Practice / J. Wiley & Sons. –2011.

Exercise dependence. Kerr John H., Lindner Koenraad J., Blaydon Michelle. – 2009.

Ferrari J., Emmons R. Procrastination as revenge: do people report using delays as a strategy for vengeance. – Psychological Science–1994. – vol. 17. – No. 4.

Fredricks J.A., Eccles J.S. Sport psychology // Journal of sport & exercise psychology. – 2005. – Т. 27. – р. 3-31.

Hausenblas H.A., Downs D.S. How much is too much? The development and validation of the exercise dependence scale // Psychology & Health. – 2002. – 17(4). – p. 387-404.

Jones F., Byrke R. & Westman M. Work-life balance: A psychological perspective. – Hove, UK : Psychology Press, 2005.

Kelley B.C. A model of stress and burnout in collegiate coaches: Effects of gender and time of season // Research quarterly for exercise and sport. – 1994. – Т. 65. – №. 1. – С. 48-58.

Maslach C. & Jackson S.E. The measurement of experienced burnout // Journal of Occupational Behavior. – 1981. – 2. – 99-113.

Maslach C., Schaufeli W.B. & Leiter M.P. Job burnout // Annual Review of Psychology. – 2001. – Vol. 52. – pp. 397-422.

Milgram N.A., Tenne R. Personality correlates of decisional and task avoidance procrastination // Eur. J. of Pers. – 2000. – V.14.

Oates W. Confessions of a Workaholic: The Facts about Work Addiction. – New York, NY: World, 1971.

Ogden J., Veale D.M., Summers Z. The development and validation of the Exercise Dependence Questionnaire // Addiction Research. – 1997. – 5 (4). – 343-355.

Ommundsen Y., Pedersen B.H. The role of achievement goal orientations and perceived ability upon somatic and cognitive indices of sport competition trait anxiety A study of young athletes // Scandinavian journal of medicine & science in sports. – 1999. – Т. 9. – №. 6. – С. 333-343.

Pychyl T.A. et al. Five days of emotion / T.A. Pychil, J.M. Lee, R. Thibodeau, A. Blunt // J. of Soc. Behav. and Personality. – 2000. – V.15. – N 5.

Rubin T.I. Compassion and Self-Hate: An Alternative to Despair Publisher: Touchstone; 1st Touchstone edition, 1998.

Ryska T.A., Yin Z., Cooley D. & Ginn R. Developing team cohesion: A comparison of cognitive-behavioral strategies of US and Australian sport coaches // The journal of Psychology. – 1999. – 133(5). – 523-539.

Schaufeli W.B, Bakker A.B. Job demands, job resources, and their relationship with burnout and engagement: A multi-sample study // Journal of organizational Behavior.– 25. – Issue 3 – p.293-315.

Schaufeli W.B., Taris T.W., van Rhenen W. Workaholism. Burnout and Work engagement: three of a kind or three different kinds of employee Well-being? // Applied psychology: an international review. – 2008. – 57(2). – 173-203.

Schaufeli W.B., Taris T.W. & Bakker A.B. It takes two to tango: Workaholism is working excessively and working compulsively // R.J. Burke & C.L. Cooper (Eds.) The long work hours culture. Causes, consequences and choices. – Bingley, UK: Emerald, 2008. – pp. 203-226.

Senecal C., Lavoie K., Koestner R. Trait and situational factors in proctastination: An interactional model // J. of Soc. Behav. And Personality. – 1997. – V. 12. – N. 4.

Smith D.K., Hake B.D. Validity and factor structure of the bodybuilding dependence scale // British Journal of Sports Medicine. – 2004. – 38. – p. 177- 181.

Specter M.H., Ferrari J.R. Time orientations of procrastinators: Focusing on the past, present, or future // J. of Soc. Behav. and Personality. – 2000. – V. 15. – N 5.

Terry A., Szabo A., Griffiths M.D. The exercise addiction inventory: A new brief screening tool // Addiction research and theory. – 2004. – 12(5). – 489- 499.

Tice D., Baumeister R. Longitudinal study of procrastination, performance, stress, and health: The costs and benefits of dawdling // Psychological Science. – 1997. – 8. – 454-458.

Vallerand R.J., Rousseau F.L., Grouzet F.M., Dumais A., Grenier S., Blanchard C.M. Passion in Sport: A Look at Determinants and Affective Experiences // Journal of Sport & Exercise Psychology. – 2006. – 28. – 454-478.

Wegner M., Bohnacker V., Mempel G., Teubel T. & Schüler J. Explicit and implicit affiliation motives predict verbal and nonverbal social behavior in sports competition // Psychology of Sport and Exercise. – 2014. – 15(6). – 588-595.

Для цитирования статьи:

Барабанщикова В.В., Климова О.А. Профессиональные деформации в спорте высших достижений. Национальный психологический журнал. – 2015. – № 2(18). – С. 3-12.

Barabanshchikova V. V., Klimova O. A. (2015). Representations of work engagement and workaholism in modern psychological research. National psychological journal. 2 (18), 3-12.

О журнале Редакция Номера Авторы Для авторов Индексирование Контакты
Национальный психологический журнал, 2006 - 2017
CC BY-NC

Все права защищены. Использование графической и текстовой информации разрешается только с письменного согласия руководства МГУ имени М.В. Ломоносова.

Дизайн сайта | Веб-мастер