ISSN 2079-6617 (Print)
ISSN 2309-9828 (Online)
Ru | En
РПО
Факультет психологии МГУ имени М.В. Ломоносова
Главная RSS Поиск
Приглашение к публикации

ГлавнаяВсе статьи журналаНомера

Алмазова О.В. Эмоциональные связи сиблингов и привязанность к матери во взрослом возрасте. // Национальный психологический журнал. – 2013. – № 3(11). – С. 96-102.

Автор(ы): Алмазова Ольга Викторовна;

Аннотация

В статье анализируются взаимоотношения взрослых сиблингов, их специфика и многообразие, приведены примеры типологий отношений взрослых братьев и сестер, разработанных американскими и индийскими психологами. Кратко охарактеризован современный взгляд на привязанность к матери у взрослых людей и условия, необходимые для установления близких, доверительных межличностных отношений. Дан сжатый обзор современных зарубежных исследований в указанных областях. На отечественной выборке (N=277) выделено и описано четыре типа взаимоотношений взрослых братьев и сестер: эмоционально-позитивные (сердечные, гармоничные) – 39% выборки; амбивалентные (сердечные, конфликтно-конкурирующие – 32%; отстраненные (не близкие, не конфликтно-конкурирующие) – 18%; конфликтные (не близкие, конфликтно-конкурирующие, вплоть до враждебных) – 11%.

Произведено сравнение трех типологий взрослых сиблинговых отношений (отечественной, американской и индийской). При помощи внутрипарного сравнения показана взаимность сиблинговых отношений во взрослом возрасте. На основе результатов эмпирического исследования раскрывается сложная связь особенностей привязанности к матери с характером взаимоотношений между сиблингами во взрослом возрасте. Показано, что есть взрослые люди с надежным типом привязанности к матери, имеющие при этом отстраненные или даже конфликтные отношения со взрослыми братьями или сестрами, то есть, взрослые сиблинговые отношения не тотально детерминируются характером ранних эмоциональных отношений с матерью, а зависят еще и от личностных черт сиблингов и личной истории отношений. Влияние типа привязанности к матери, сформированного в детском возрасте, прослеживается на взаимоотношениях между взрослыми братьями и сестрами.

Страницы: 54-60
Поступила: 20.11.2013
Принята к публикации: 29.11.2013
DOI: 10.11621/npj.2013.0307

Разделы журнала: Психология коммуникации;

Ключевые слова: взрослые сиблинги; типология сиблинговых взаимоотношений; привязанность к матери;

PDF: /pdf/npj_no11_2013/npj_no11_2013_54-60.pdf

Доступно в on-line версии с 30.09.2013

Взаимоотношения братьев и се­ну, стер (сиблингов) - одни из самых долгих и значимых в жизни чело­века. Как заметил М. Руфо (Руфо, 2006), сиблинговые связи продолжительнее, чем связи «дети-родители»: обычно бра­том или сестрой остаешься дольше, чем сыном или дочерью. Внутри всех дол­госрочных отношений есть много фак­торов, влияющих на них. Особенность сиблинговых отношений в том, что они начинаются в закрытой системе, в кото­рой у ребенка нет возможности выбора того, какого пола его сиблинг и сколько внимания он будет получать от родите­лей. Кроме того, сиблинговые отноше­ния строятся, исходя из наличия общих родителей, места проживания и среды (Кузьмина, 2000). Вплоть до подростко­вого возраста сиблинги остаются самы­ми частыми партнерами по общению, так как вне школы большую часть вре­мени братья и сестры проводят вместе.

Типологии взаимоотношений взрослых сиблингов

Взаимоотношения между сиблингами складываются очень по-разному, по­этому встает вопрос об их типологии и структуре. Рассмотрим три примера типологий сиблинговых взаимоотно­шений: две из них построены эмпири­чески, третья строится теоретически на основе гендерной принадлежности.

Наиболее естественным представляет­ся анализ взаимоотношений сиблингов на основе их формального разделения по половому признаку, то есть выделение трех видов пар: брат-брат, брат-сестра, сестра-сестра. Установлено, например, что пары сестра-сестра являются наи­более эмоционально близкими, а пары брат-брат - конкурирующими (Leder, 1993). Несколько иначе интерпретирует влияние пола на взаимоотношения между взрослыми сиблингами Х. Риггио. Он утверждает, что женщины больше делят­ся личной информацией и чаще общают­ся со своими сиблингами, чем мужчины (Riggio, 2000). При этом не было выявле­но никаких, связанных с полом различий в привязанности сиблингов и их удовлет­воренности взаимоотношениями.

Другим примером типологическо­го изучения взаимоотношений между взрослыми братьями и сестрами может служить проект Р. Стиварда с коллегами (Steward et al., 2001). Авторы провели мас­штабное исследование, в котором приня­ли участие более 500 человек. Критерия­ми для классификации выступили такие качества, как привязанность сиблингов друг к другу, конкуренция, безразличие, притягательность (аттракция) и крити­цизм. Используя разработанный ими опросник (The Sibling Type Questionnaire), исследователи выделили пять типов зна­чимо различающихся взаимоотношений между братьями и сестрами:

  1. Поддерживающие отношения (supportive group - 26% от общей вы­борки) - отношения, для которых характерны высокие показатели по при­вязанности и низкие по конкуренции;

  2. испытывающие потребность друг в друге (longing group - 24%) - отно­шения отличает высокая привязанность и тяга друг к другу (аттракция);

  3. безразличные (apathetic group - 19%) отношения имели низкие показатели по привязанности и высокие по апатии;

  4. враждебные (hostile group - 16%) от­ношения отличались низкими показа­телями по привязанности и высокими по критицизму и безразличию;

  5. конкурирующие (competitive group - 15%) отношения характеризовались высокой степенью конкуренции.

Можно сказать, что для половины вы­борки сиблинговые отношения во взро­слом возрасте носят позитивный харак­тер и продолжают играть немаловажную роль в жизни. Авторы отмечают, что со временем конкуренция между сиблингами несколько ослабевает, безразличные же отношения между взрослыми бра­тьями и сестрами встречаются значимо чаще, чем в детстве или в подростковом возрасте. При этом никаких гендерных различий в принадлежности тому или иному типу взаимоотношений обнару­жено не было. На уровне тенденций от­мечается, что ко второму типу относит­ся больше женщин, а к пятому - мужчин.

Близкое по направленности иссле­дование провели в Индии Ш. Нандвана и М. Катош в 2009 году. Их целью было построение типологии сиблингов в до­статочно зрелом возрасте - от 40 до 60 лет (Nandwana, Katoch, 2009). Иссле­дователи использовали разработанный ими опросник (Adult Sibling Relationship Scale), состоящий из 50 утверждений, ха­рактеризующих отношения сиблингов. Были выделены следующие факторы, описывающие характер взаимоотноше­ний сиблингов: забота и эмоциональная близость, доверие к сиблингу, конфлик­тность и конкурентность, частота пози­тивных контактов. В результате кластер­ного анализа данных были выделены пять типов взаимоотношений между сиблингами в возрасте от 40 до 60 лет:

  1. очень близкие, дружеские (intimate) - сиблинги отличаются очень тесными, эмоционально близкими, неконфлик­тными, доверительными отношени­ями; контакты весьма часты; на долю этой подгруппы приходится 8% вы­борки (0% мужчин и 14% женщин);

  2. родственные, близкие по духу (congenial) - сиблинги имеют тесные дружеские отношения, поддерживают друг друга, но отношения не настоль­ко глубоки, как в первом типе; контакты между братьями и сестрами часты и ре­гулярны, приносят радость и удовольствие; к этому типу принадлежат 24% вы­борки (27% мужчин и 22% женщин);

  3. лояльные (loyal) - сиблинги поддер­живают друг друга в сложных жизнен­ных ситуациях; контакты их регуляр­ны, но не часты; этот тип отношений в наибольшей степени соответству­ет социальным ожиданиям и строит­ся скорее на обязательствах, чем на свободном выборе; 33% выборки (35% мужчин и 32% женщин);

  4. безразличные (apathetic) - сиблинги с недостаточным взаимным интересом друг к другу, их жизни идут параллель­ными курсами; контакты редки и повер­хностны; к этому типу относятся 29% выборки (38% мужчин и 20% женщин);

  5. враждебные (hostile) - контактов пра­ктически нет; сиблинги вызывают негативные чувства и эмоции; пред­ставители этого типа занимают 6% вы­борки (0% мужчин и 12% женщин).

Эти результаты отличаются от резуль­татов Р. Стиварда и его коллег, а имен­но, меньшее количество респонден­тов относится к сиблингу враждебно и большее - безразлично. Ш. Нандвана и М. Катош объясняют это возрастны­ми особенностями исследованной вы­борки. В указанном возрасте (40-60 лет) конкурентные мотивы в отношениях между сиблингами утрачивают свою актуальность, поскольку уже более или ме­нее определено, кто чего добился и в се­мейной, и в профессиональной сфере. Взаимоотношения в целом становятся спокойнее. Тот факт, что к крайним ти­пам принадлежат только женщины, ис­следователи объясняют их большей эмоциональностью и эмпатийностью.

Привязанность к матери и установление близких доверительных межличностных отношений

Изначально «ребенок входит в этот мир и воспринимает его в буквальном смысле сквозь призму привязанности к матери» (Burmenskaya, 2009). Значитель­ное влияние типа привязанности к матери на характер близких взаимоотношений во взрослом возрасте в современной психо­логии развития объясняется на основе че­тырех способностей человека, корни ко­торых закладываются в детстве:

  1. в ситуации стресса или затруднения искать поддержку у близкого чело­века, к которому имеется привязан­ность;

  2. оказывать поддержку;

  3. чувствовать себя комфортно наедине с самим собой;

  4. договариваться (Cassidy et al., 2001).

Согласно теории привязанности (Боулби, 2003), ребенок с надежным типом привязанности имеет позитивный опыт обращения к матери в стрессовой ситуа­ции, у него формируется образ близкого взрослого (матери), как любящей и забот­ливой, а себя он ощущает как ценного и достойного любви и заботы. С младенче­ства у ребенка формируется уверенность в том, что близкий взрослый, к которому он привязан, в нужный момент всегда ока­жется рядом и окажет поддержку. А это по­могает выработать большую устойчивость к стрессам и фрустрациям во взрослом возрасте (Карабанова, 2010).

В случае избегающей привязанности к матери у ребенка накапливается ощу­тимая доля негативного опыта обраще­ния к ней за помощью (мать отвергала или была недоступна), у него форми­руется образ матери, как недостаточ­но чуткой или отвергающей, а себя, как недостойного любви. Как следствие, и в отношениях с другими людьми человек с избегающим типом привязанности тоже не ожидает от них поддержки и не ищет эмоциональной близости.

При амбивалентном типе привязан­ности к матери образ себя и матери про­тиворечив, неоднозначен и неустойчив. Как следствие, привычным способом борьбы с непредсказуемым поведением матери становится стремление держать ее все время рядом с собой. При этом поиск помощи, который всегда находит­ся на высоком уровне, не повышается в проблемной ситуации. Таким образом, и в случае амбивалентной привязанно­сти к матери способность обращения за поддержкой в трудной ситуации развивается не оптимальным образом.

Когда о ребенке заботятся и чутко ре­агируют на его нужды, он усваивает два важных образца: как быть тем, о ком за­ботятся, и какой должна быть забота (Cassidy, 2001). Образцы полноценной заботы и отклика в трудной для челове­ка ситуации формируются у детей с над­ежным типом привязанности.

Такие дети уверены, что в случае нужды мать будет рядом. Поэтому в спокойной ситуации они могут исследовать окружа­ющее, заниматься своими делами. Тогда как большая часть энергии и внимания детей с амбивалентным типом привязан­ности направлена на то, чтобы «держать» мать в поле зрения, а у детей с избегаю­щим типом - на то, чтобы избегать мать. Таким образом, наиболее комфортно нае­дине с собой чувствуют себя дети с надеж­ным типом привязанности.

Что касается способности договари­ваться, то изначально ребенок и мать имеют разные цели и во взаимодействии друг с другом они учатся договариваться. У ребенка с надежным типом привязанности опыт насыщен примерами эффек­тивных переговоров: его нужды услы­шаны, приоритеты расставлены. И даже если ситуация решается не в его пользу, он понимает, почему это так, осознает, что потребности другого были выше.

Таким образом, все четыре способ­ности, необходимые для установле­ния близких, доверительных, теплых (intimacy) отношений с «другим» легче всего развиваются у людей с надежным типом привязанности к матери. Проведе­но много исследований, показывающих влияние типа привязанности к матери на дружеские и романтические отношения во взрослом возрасте.

Если говорить о современных работах, посвященных привязанности взрослых людей, то можно отметить, что большин­ство авторов исследуют ту реальность, которую C. Хейзан и Ф. Шейвер назвали стилем привязанности, то есть устойчи­вым паттерном ожиданий, эмоций и пове­дения, связанного с этими отношениями (Hazan, Shaver, 1987). Результаты исследо­ваний демонстрируют возможность охарактеризовывать стили привязанности при помощи двух независимых параметров: тревоги по поводу привязанности и избегания (рис. 1). Условное располо­жение человека на оси «тревога» показы­вает степень, в которой он беспокоится о том, что близкий другой не будет досту­пен и отзывчив, когда это будет необходимо, а на оси «избегание» - степень, в кото­рой человек не верит в добрые намерения партнера и поэтому старается поддержи­вать независимость поведения и эмоци­ональную дистанцированность (Brennan et al., 1998).


Рис. 1. Современная модель типов привязан­ности взрослых.

М. Микулинцер и Ф. Шейвер утвер­ждают, что расположение человека в воображаемом двумерном пространстве, образованном двумя обозначенны­ми ранее осями (тревога и избегание) отражает как меру ощущения надежно­сти привязанности, так и способы, кото­рые человек использует для того, чтобы справиться с опасностью или стрессом (Микулинцер, Шейвер, 2012). В связи с этим авторы предлагают рассматри­вать два основных типа привязанности взрослых: надежную (низкие баллы и по тревоге, и по избеганию - А на рис. 1) и ненадежную (превышение по одной или обеим шкалам - Б, В, Г на рис. 1).

Хотя проведено множество исследо­ваний, подтверждающих влияние каче­ства эмоциональной связи с близким взрослым в детстве на формирование индивидуально-личностных, коммуникативных и познавательных особенностей человека, значение привязанности на разных возрастных этапах становления личности раскрыто еще далеко не полно­стью (Бурменская, 2011). Это относится к такой важной подсистеме семьи, как вза­имоотношения между сиблингами.

Нами была предпринята попытка по­строения типологии взаимоотноше­ний взрослых сиблингов на отечествен­ной выборке, после чего мы проверили гипотезу о связи типа привязанности к матери и характера взаимоотношений взрослых братьев и сестер.

Эмпирическое исследование связи типа привязанности к матери и характера взаимоотношений взрослых братьев и сестер

Проведенное исследование было на­правлено на изучение особенностей взаимоотношений взрослых сиблингов на отечественной выборке. Кроме вы­явления возможной национально-культурной специфики этих отношений, мы ставили перед собой следующие задачи:

  1. проверить наличие связи между осо­бенностями взаимоотношений взро­слых сиблингов и типом привязанности к матери;

  2. определить степень взаимности отно­шений между сиблингами.

Характеристики выборки

В исследовании приняло участие 277 человек, старше 18 лет, у которых есть хотя бы один сиблинг.

Методики

Особенности отношений к сиблингу оценивались при помощи двух адап­тированных опросников: Adult Sibling Relationship Questionnaire (Stocker et al. 1997) и Lifespan Sibling Relationship Scale Items (Riggio, 2000). При помощи перво­го опросника были получены значения по трем факторам: сердечность, конфлик­тность и конкурентность, ревность по по­воду отношения родителей. Во втором опроснике оценивались другие три пара­метра: частота и позитивный либо негатив­ный характер общения, эмоциональный аспект отношений, доверие. Эти параме­тры оценивалось не только на момент про­ведения исследования, т.е. применительно к взаимоотношениям во взрослом возра­сте, но и в детстве. Тип привязанности к матери определялся модифицированным опросником М.В. Яремчук (2006).

Результаты

При проведении исследования мы убедились, что взаимоотношения меж­ду взрослыми сиблингами существенно варьируются по степени близости, эмо­циональной и практической поддержки, принятия, привязанности, признания, до­верия, ощущения сходства друг с другом, а также по проявлению доминирования, конкуренции, противостояния и пр.

На основе кластерного анализа по­лученных данных и с учетом динамики изменений оцениваемых параметров во времени (в детстве и взрослом возрасте) нами было выделено четыре основных типа взаимоотношений между взрослы­ми сиблингами:

  1. тип: эмоционально-позитивные (сер­дечные, гармоничные взаимоотно­шения, 39% выборки). Опишем участ­ников исследования, чьи отношения с сиблингом мы отнесли к данно­му типу. Респонденты воспринима­ют свои отношения с сиблингами как близкие, принимающие, доверитель­ные, отличающиеся высокой степе­нью привязанности, практической и эмоциональной поддержки (оказываемой и получаемой). Они осведомлены об основных событиях жизни, чувст­вах и круге общения своих сиблингов и высоко оценивают достоинства сво­их братьев и сестер. Респонденты признают похожесть на своих братьев/ сестер во взглядах на жизнь, мыслях и планах на будущее. Конкуренция и противоборство присутствует у этих участников исследования лишь в очень маленькой степени, ссоры бывают, но не часто; отношения с сиблингом вос­принимаются как улучшившиеся (или не изменившиеся) во взрослом воз­расте по сравнению с детством по та­ким параметрам как доверие и эмоциональная окраска отношений.

  2. тип: амбивалентные (сердечные, конфликтно-конкурирующие взаимоот­ношения, 32%). В этом случае отно­шения с сиблингом воспринимаются как принимающие, в них присутствует привязанность, эмоциональная поддержка (оказываемая и получа­емая) и высокая оценка достоинств брата/сестры. В то же время, респон­денты с этим типом отношений отме­чают наличие конкуренции, противо­борства и ссор во взаимоотношениях с братом/сестрой. Взаимодействий с сиблингом у них стало меньше по сравнению с детством, а доверительность и эмоциональный аспект отно­шений практически не изменились.

  3. тип: отстраненные (не сердечные и не конфликтно-конкурирующие) взаимо­отношения, 18%). При таком типе вза­имоотношений отношения с сиблингом воспринимаются как не очень близкие, но в них есть привязанность и принятие брата/сестры как личности. При этом, осведомленность о жизни сиблинга, эмоциональная и практиче­ская поддержка находятся на довольно низком уровне; сиблинг воспринимается как непохожий на респондента по мыслям, планам и взглядам на жизнь. Респонденты с этим типом взаимоот­ношений взрослых сиблингов (ВВС) отмечают невысокий уровень кон­куренции и противоборств во взаимоотношениях с сиблингом, ссоры с братом/сестрой очень редки. В то же время, участники исследования оце­нивают отношения с сиблингом как немного улучшившиеся по сравнению с детством в плане доверительности и эмоциональной окраски отношений.

  4. тип: конфликтные (не близкие, конфликтно-конкурирующи, вплоть до враждебных, 11%). В этом случае взаи­моотношения с сиблингом не близкие; принятие, осведомленность о жизни, практическая и эмоциональная под­держка (оказываемая и получаемая) на­ходятся на низком уровне. Кроме того, участники исследования считают, что очень сильно отличаются от сиблингов по взглядам, мыслям и планам на буду­щее, а сами сиблинги оцениваются, как недостойные восхищения. Для отно­шений с сиблингом характерны конфликтность, противоборства и ссоры. По оценкам респондентов, в настоящее время отношения с братом/сестрой ме­нее доверительные и эмоционально-те­плые, чем были в детстве.

Четыре выделенные типа описыва­ют совсем разные (качественно) взаимо­отношения со взрослым сиблингом. Две трети выборки считают свои отношения с сиблингом во взрослом возрасте сердечными и высоко значимыми. Известно, что не всем межличностным отношени­ям присуща взаимность. В связи с этим, для углубления знаний о взаимоотноше­ниях взрослых сиблингов мы рассмо­трели сходства и различия отношения к сиблингу при помощи сравнения разных аспектов сиблинговых взаимоотношений в полных парах сиблингов.

В нашем исследовании приняло учас­тие 33 полные пары сиблингов. Среди них 4 пары братьев, 17 пар сестер и 12 пар братьев с сестрами. В Таблице 1 дано рас­пределение респондентов из этих пар по типам взаимоотношений между сиблингами.


Тип ВВС младшего сиблинга

Итого

1

2

3

4

Тип ВВС старшего сиблинга

1

12

1

0

0

13

2

2

6

2

2

12

3

1

3

2

0

6

4

0

0

0

2

2

Итого

15

10

4

4

33


Таблица 1. Распределение респондентов по типам сиблинговых взаимоотношений

И хотя, в силу математических огра­ничений, мы не можем воспользовать­ся никаким критерием (в таблице есть ячейки с 0), тем не менее, можно отме­тить следующее:

  1. 22 (из 33) пар сиблингов (67%) опи­сали свои отношения таким образом, что мы их определили, как один и тот же тип отношений;

  2. 8 (из 33) пар сиблингов (24%) оценива­ют свои отношения так, что они попа­ли в соседние типы взаимоотношений;

  3. только 3 (из 33) пар (9%) характери­зуют свои взаимоотношения таким образом, что мы их определили как существенно отличающиеся (более чем на один тип).

Очевидна близость описания взрослых сиблинговых отношений в парах сиблингов. Т.о., для сиблинговых отношений ха­рактерно преобладание взаимности.

Обратимся к главной цели данного исследования, а именно - проверке свя­зи между типом привязанности к матери и характером взаимоотношений взро­слых сиблингов.

В результате обработки результа­тов опросника М.В. Яремчук, надежная привязанность была определена у 142 (51%выборки), а ненадежная - у 135 (49%) респондентов.

В Таблице 2 приведено распределение респондентов с разными типами привя­занности по типам взаимоотношений с сиблингом, а на рис. 2 - графическое представление этого распределения. Зна­чение критерия Хи-квадрат (Pearson Chi-Square) - 34,106 со значимостью 0,000. Это говорит о том, что есть значимые различия в попадании в определенный тип ВВС респондентов с надежной и не­надежной привязанностью. Участники исследования с надежной привязанно­стью значимо чаще имеют взаимоотношения с сиблингом, определенные нами как сердечные (1 и 2 типы), чем отстра­ненные или конфликтные (3 и 4 типы). Около двух третей респондентов с пер­вым и вторым типом ВВС имеют надеж­ную привязанность к матери. Тогда как только треть участников исследования с третьим типом ВВС и пятая часть ре­спондентов с четвертым типом ВВС описывают свою привязанность к матери, как надежную.


Тип привязанности к матери

Итого

Надежная

Ненадежная

Тип взаимоотношений с сиблингом

1

68

39

107

2

54

35

89

3

14

36

50

4

6

25

31

Итого

142

135

277


Таблица 2. Распределение респондентов по разным типам привязанности к матери и типам взаимоотношений с сиблингом


Рис. 2. Распределение респондентов с надежным/ненадежным типом привязанности по типам ВВС (в процентах по каждому типу).

Таким образом, связь между каче­ством привязанности к матери и ха­рактером взаимоотношений между сиблингами, заложенная в детстве, про­слеживается и во взрослом возрасте.

Обсуждение

С помощью двух объемных опросни­ков, выборки, было детально показа­но, что сиблинговые взаимоотношения могут очень сильно отличаться по степе­ни привязанности, эмоциональной близости/дистантности, конфликтности, а также по динамике во времени и тд.

Наметим сравнение нескольких ти­пологий ВВС. На рис. 3 - графическое изображение трех типологий: одна из них получена в нашем исследовании, вторая - в исследовании американско­го психолога Р. Стиварда (Steward et al., 2001), третья - в исследовании двух ин­дийский ученых Ш. Нандваны и М. Катош (Nandwana, Katoch, 2009).


Рис. 3. Сравнение трех типологий взаимоотношений взрослых сиблингов.

Отметим некоторые различия и сход­ства:

  1. что касается первых двух типов взаи­моотношений, то достаточно похожи распределения респондентов в рос­сийском и индийском исследовании; американские респонденты реже оценивали свои отношения с сиблингом, как близкие, сердечные;

  2. в российской и индийской выборках не выделяется тип конкурентных, но средних по близости отношений;

  3. безразличные отношения встречают­ся с одинаковой частотой в отечест­венной и американской выборках, в индийской такие отношения отмеча­ются значимо чаще;

  4. ситуации враждебных, то есть конфлик­тно-конкурентных и при этом совсем не близких отношений, в российской выборке встречаются реже, чем в аме­риканской, но чаще, чем в индийской.

В целом же, намечена определенная национальная российская специфика ВВС, которая может стать предметом от­дельного исследования.

Сравнив взаимоотношениям братьев и сестер в полных парах сиблингов, мы пришли к выводу о том, что сиблинговым отношениям присуще взаимность, то есть близость в их видении и описании.

Как и на любые межличностные от­ношения на взаимоотношения между взрослыми братьями и сестрами накла­дывают отпечаток и личностные чер­ты братьев и сестер, и история этих отношений. В связи с чем мы видим, что встречаются (хоть и не часто) сиблин­ги, привязанность к матери у которых является надежной, а взаимоотношения с братом или сестрой можно охарактеризовать как безразличные или даже враждебные. В целом же (в подавляю­щем большинстве случаев) влияние типа привязанности к матери, сформирован­ного в детском возрасте (или переос­мысленного позже), прослеживается на взаимоотношениях между уже взрослы­ми братьями и сестрами.

Литература:

Боулби Дж. Привязанность / Дж. Боулби. - Москва : Гардарики, 2003. - 477 с.

Бурменская Г.В. Мировосприятие детей с разными типами привязанности к матери / Г.В. Бурменская // Вестн. Моск. ун-та. - Сер. 14. Психология. - 2011. - № 2. - С. 21-35.

Карабанова О.А. Семейное психологическое консультирование - теория, практика, образование / О.А. Карабанова // Национальный психологический журнал. - 2010. -№ 1(3). - С. 104-107.

Кузьмина М. Сиблинги, или Каин и Авель в одной квартире / М. Кузьмина // Школьный психолог. - 2000. - № 17. - Электронный ресурс. - Режим доступа: http://www.psy.1september.ru/?year=2000&num=17.

Матушевская М.В. Теория привязанности: история и современное состояние исследований / М.В. Матушевская // Перинатальная психология и психология родительства. - 2005. - № 2. - С. 40-79.

Микулинцер М. Взгляд на психопатологию с точки зрения теории привязанности / М. Микулинцер, Ф.Р. Шейвер // Всемирная психиатрия. - 2012. - № 11 - С. 13-17.

Поскребышева Н.Н. Возрастно-психологический подход в исследовании личностной автономии подростка / Н.Н. Поскребышева, О.А. Карабанова // Национальный психологический журнал. - 2014. - № 1(13). - С. 74-85.

Руфо М. Братья и сестры, болезнь любви / М. Руфо. - Екатеринбург : У-Фактория, 2006. - 288 с.

Яремчук М.В. Особенности привязанности в детско-родительских отношениях и отношениях любви у старших подростков / М.В. Яремчук // Психологическая наука и образование. - 2005. - № 3. - С. 86-95.

Brennan K.A., Clark C.L., Shaver P.R. Self-report measurement of adult romantic attachment: an integrative overview // In: Simpson JA, Rholes WS (eds). Attachment theory and close relationships. - New York: Guilford, 1998. - 46-76.

Burmenskaya G.V. Child’s Attachment to Mother as the Basis of Mental Development Typology // Psychology in Russia: State of the Art. Scientific Yearbook / Ed. by Y. Zinchenko, V. Petrenko. - Moscow : Russian Psychological Society, 2009. - 385-404.

Cassidy J. Truth, lies, and intimacy: An attachment perspective // Attachment & Human Development. - 2001. - Vol. 3. - No 2. - 121-155.

Collins N.L., Feeney B.C. Attachment and caregiving in adult close relationships: normative processes and individual differences // Attachment & Human Development. - 2013. - № 15(3). - Pp. 241-245.

Gold D. Sibling relationship in old age: A typology // International Journal of Aging and Human Development. - 1989. - № 28 (1). - Pp. 37-51.

Hazan C., Shaver P. R. Romantic love conceptualized as an attachment process // Journal of Personality and Social Psychology. - 1987. - 52. - 511-524.

Kristine M.V., Morgan C.B. Sibling relationship in early adulthood: A typology // Journal of Personal Relationship. - 1998. - № 5. - Pp. 59-74.

Leder J. Adult sibling rivalry // Psychology Today. - 1993. - 26(1). - 56-63.

Marvin R.S., Britner P.A. Normative development: The ontogeny of attachment // In J. Cassidy, P.R. Shaver (Eds). Handbook of attachment: Theory, research, and clinical applications. - New York: Guilford Press. - 1999. - Pp. 44-67.

Nandwana S., Katoch M. Perception of sibling relationship during middle adulthood years: A Typology // Journal of the Social Sciences. - 2009. - 21(1). 67-72.

Riggio H.R. Measuring attitudes toward adult sibling relationships: The lifespan sibling relationship scale // Journal of Social and Personal Relationships. 2000. - 17(6). - 707-728.

Rosenthal N.L., Kobak R. Assessing adolescents’ attachment hierarchies: differences across developmental periods and associations with individual adaptation // Journal of research on adolescence. - 2010. - Pp. 1-29.

Steward R.B., Kozak A.L., Tingley L.M., Goddard J.M., Blake E.M., Casse W. Adult sibling relationships: Validation of a typology // Personal Relationships. - 2001. - 8(3). - 299-324.

Stocker C., Lanthier R., Furman W. Sibling relationships in early adulthood // Journal of Family Psychology. - 1997. - 11. - 210-221.

Для цитирования статьи:

Алмазова О.В. Эмоциональные связи сиблингов и привязанность к матери во взрослом возрасте. // Национальный психологический журнал. – 2013. – № 3(11). – С. 96-102.

Almazova Olga V. (2013). Emotional ties between siblings and attachment to the mother in adulthood. National psychological journal. 3 (11), 54-60.

О журнале Редакция Номера Авторы Для авторов Индексирование Контакты
Национальный психологический журнал, 2006 - 2019
CC BY-NC

Все права защищены. Использование графической и текстовой информации разрешается только с письменного согласия руководства МГУ имени М.В. Ломоносова.

Дизайн сайта | Веб-мастер