ISSN 2079-6617 (Print)
ISSN 2309-9828 (Online)
Ru | En
РПО
Факультет психологии МГУ имени М.В. Ломоносова
Главная RSS Поиск
Приглашение к публикации

ГлавнаяВсе статьи журналаНомера

Сидоров-Дорсо А.В. Синестезия естественного развития как предмет исследований в функционально-генетической парадигме. // Национальный психологический журнал. – 2013. – № 3(11). – С. 3-8.

Автор(ы): Сидоров-Дорсо Антон В.;

Аннотация

a:2:{s:4:"TEXT";s:1936:"<p>
    В статье дано развернутое определение и приведены основные факты о феномене синестезии естественного развития (developmental synaesthesia). На основании современных открытий и данных истории исследований показан избирательный характер синестетических реакций и их определенное преимущество в некоторых типах познавательной деятельности. Выдвигаются теоретические обоснования эффективности использования для изучения синестезии, наряду с частными методами исследований сенсорных механизмов, более комплексного обследования индивидуальной динамики развития свойств и механизмов познавательной сферы лиц, обладающих синестетическими особенностями восприятия. В данных целях в качестве гипотезообразующего фундамента предлагается использовать фунционально-генетическую парадигму, включающую в себя понятие возрастной чувствительности (Н.С. Лейтес), интерпретацию синестезии в учении о структуре индивидных свойств (Б.Г. Ананьев) и представление о системогенезе способностей (В.Д. Шадриков).
</p>
<p>
Представлены эмпирические обоснования правомерности тезиса о том, что синестезию рациональнее рассматривать в качестве системного свойства с
познавательным, творческим и личностным значением. Синестезия, таким образом, интерпретируется как изоморфное по механизму, но разнообразное по
содержанию когнитивное образование («когнитивная стратегия»), развивающееся из специфического задатка и проявляющееся в сверхраннем онтогенезе
как рудиментарно выраженная, специальная способность элементарного типа (свойство восприятия). На субъективном (феноменологическом) уровне
данное свойство принимает форму дополнительных реакций однородного сенсорного качества, неизменно и непроизвольно сопровождающих категориально
воспринимаемые явления: символические системы (язык, музыку и т.п.), символически организуемые явления действительности (времяисчисление и пр.) и
парциально воспринимаемые физические комплексы (запахи и т.д.).
</p>";s:4:"TYPE";s:4:"html";}
Страницы: 3-8
Поступила: 27.02.2013
Принята к публикации: 20.06.2013
DOI: 10.11621/npj.2013.0301

Разделы журнала: Психология восприятия;

Ключевые слова: синестезия естественного развития; специфическая синестезия; способности; задатки; психологический статус; возрастная чувствительность; структура индивидуальности; системогенез; функционально-генетический подход;

PDF: /pdf/npj_no11_2013/npj_no11_2013_03-08.pdf

Доступно в on-line версии с 30.09.2013

До настоящего момента феномен синестезии естественного разви­тия изучался преимущественно в контексте атипичного развития сенсор­ных систем (Кравков, 1948; Лурия, 1968, 2006; Рамачандран, 2003; Cytowic, 2002; Robertson, 2005) без анализа возможно­стей его практической функции в осво­ении опыта. Более полному пониманию синестезии препятствуют отсутствие единства во взглядах на нейрофизио­логические механизмы и разнообразие проявлений этого феномена. Однако, по нашему мнению, на сегодня в психоло­гической науке накоплено достаточно фактов, чтобы пересмотреть взгляды на природу естественной синестезии.

В данной статье используется термин «синестезия естественного развития» и «естественная синестезия», в соответствии с англоязычным понятием developmental synesthesia (в британской орфографии: synaesthesia) (Cytowic, 2002; Robertson, 2005). В зарубежной психологии для обозначения данного явления используется также термин «врожденная» (congenital synesthesia), несмотря на то, что еще не собрано достаточное количество фактов для определенных выводов относительно роли средового и генетического влияния в развитии синестезии.

В России синестезия известна по исследованию синестета-мнемониста Ш., проведенному А.Р. Лурией. А.Р. Лурия лонгитюдным методом несколько деся­тилетий исследовал особенности памяти и восприятия Шерешевского, ре­зультатом чего стал вышедший в 1968 году труд «Маленькая книжка о боль­шой памяти (Ум мнемониста)» (Лурия, 1968, 2006). Свой вклад в понимание си­нестезии внесли С.В. Кравков (Кравков, 1948), Б.Г Ананьев (Ананьев, 1980, 1996), Р.Г. Натадзе (Натадзе, 1979) и др.

А.Р. Лурия определял синестезию как форму взаимодействия органов чувств при которой качества ощущений одного вида (например, слуховых) переносят­ся на другой вид ощущений (например, зрительных). (Лурия, 1968, С. 109). По С.В. Кравкову, синестезия - это «явления возникновения в ответ на раздражение вторичных ощущений и представлений другого качества», которые обладают постоянством и непроизвольностью, но, как подчеркивал ученый, «отнюдь не порождаются фантазией отдельных лиц и не служат показателем какой-либо их психопатичности» (Кравков, 1948, С. 63).

Обобщая результаты исследова­ний, Р.Г. Натадзе отделил экспрессив­но обусловленную интермодальную общность ощущений и психофизиоло­гическое явление координации органов чувств от синестезии непроизвольного характера - специфической синестезии (термин Натадзе), характеризуя послед­нюю как эффект физиологической при­роды (Натадзе, 1979).

Материалы, полученные с помощью аппаратурных средств, убедительно вы­водят синестезию естественного разви­тия (далее просто синестезию) из ряда феноменов в развитии познавательных психических процессов: супер-памяти, гипер-воображения и т.п. Данные функциональной магнитно-резонансной томография (фМРТ) указывают на нео­бычную активность зрительных областей V4/V8 (зрительных участков в затылоч­ных долях) и зоны ТРО (зоны перекры­тия височной, теменной и затылочной областей, отвечающей за кросс-модальную интеграцию) у синестетов в ответ на характерные раздражители (Рамачандран, 2003). Кроме того, наличие синестезии подтверждается индивидуаль­ными проявлениями эффекта Струпа и тестами на точность и постоянство вос­произведения синестетических реакций (Robertson, 2005). В подавляющем боль­шинстве случаев появление синестезии относят к самому раннему периоду жиз­ни, поэтому данное событие в субъективном опыте ребенка-синестета либо не запечатлевается, либо память о нем не сохраняется. Синестетические реакции адекватно оцениваются и воспринима­ются синестетом как продукт порожде­ния собственного сознания (Лурия, 1968; Cytowic, 2002; Robertson, 2005).

Современные исследования подтвер­ждают, что понимание синестезии ис­ключительно как «кросс-модального переноса» неполно описывает ее пси­хологическую природу (Simner, 2012). В первую очередь, потому, что индиви­дуальная особенность синестетических реакций - это их систематичная изби­рательность (например, только «на бук­вы», но не другие печатные символы, или только «на музыку», а не на все шумы). Это подводит к мысли о том, что синесте­зия, вероятно, связана с так называемой «первичной категоризацией» - предсознательным группированием явлений.

Появились объективные свидетель­ства о положительной корреляции на­личия синестетических особенностей с ранней обучаемостью говорению и чте­нию, с феноменальным эйдетическим восприятием и образной памятью (Ahsen, 1997; Price, 2009). Отдельные виды сине­стезии способствуют улучшению памя­ти на числа и другие аспекты, связанные с содержанием синестетического стиму­ла (Smilek, Dixon, Cudahy, Merikle, 2002), лучшему запоминанию, распознаванию и воспроизведению оттенков и прочих сенсорных свойств (Banissy, Walsh, Ward, 2009), развитию музыкальности (Abrams, 2001). Графемно-цветовая синестезия может способствовать улучшению эпи­зодической памяти на отдельные буквы и слова (Rothen, Meier, 2010), локализа­ция последовательностей ведет к более совершенной памяти на даты и календарные события (Simner, Mayo, Spiller, 2009).

Существуют биографические данные, подтверждающие синестетические осо­бенности восприятия таких выдающих­ся личностей, как физик Р. Фейнман (лау­реат Нобелевской), психиатр Э. Блейлер, писатель В. Набоков, философ Л. Витген­штейн, композиторы Ф. Лист, Н. Рим­ский-Корсаков, Д. Лигети, О. Мессиан, Я. Сибелиус, джаз-музыкант Д. Элингтон (Mulvenna, Walsh, 2005).

Отдельные попытки сбора данных демографической статистики дают воз­можность получить некоторое представ­ление о связи синестезии с творческими способностями. Ранние исследования самоотчетов выявили положительную корреляцию между наличием синесте­зии и высокими результатами прохо­ждения тестов на творчество (Karwoski, Odbert, 1938.). Показательными являются результаты тестирования 358 студентов художественного профиля, у 23% из которых по результатам самоотчетов был обнаружен как минимум один вид синестезии. По четырем показате­лям творческих тестов результаты синестетов были выше, чем у испытуемых без синестезии (Domino, 1989). Резуль­таты опроса 194 синестетов показали, что 24% из них являются представите­лями творческих профессий и большая часть занимается изобразительным искусством в виде досуга (Rich, Bradshaw, Mattingley, 2005). Кроме того, результа­ты недавних исследований показывают непропорционально высокий процент синестетов среди студентов художест­венных вузов, по сравнению с демогра­фически идентичной группой - 7% про­тив 2% (Rothen, Meier, 2010).

Сопоставление фактов выявляет не­сколько дифференциальных свойств по­знавательной сферы лиц, обладающих синестезией (Сидоров-Дорсо, в печати):

  1. Избирательность нетипичных сен­сорных реакций на стимулы с особым категориальным семантическим со­держанием (например, только «на му­зыку», а не на все звуки);

  2. Большая степень чувствительности той модальности, к которой принад­лежат синестетические реакции, ее более сензитивная связь с другими модальностями;

  3. Избирательная фасилитация механиз­мов памяти, в каждом случае ограни­ченная областью, подпадающей под имеющийся вид синестезии (содержа­ние стимула-реакции);

  4. Зависимость порождения синестетической реакции от значения стимулов и возможность расширения выборки стимулов и переноса реакций на но­вые стимулы путем переозначивания;

  5. Возможность использования синестетических реакций при переносе кате­горизации на новые знания с преиму­ществом в определенных обучающих ситуациях;

  6. Склонность к образности и самовыра­жению, поиск соответствующих худо­жественных средств.

Неполное понимание синестезии в психологии связано, на наш взгляд, с от­сутствием интегративной перспективы, что проявляется в разрозненных пред­ставлениях о синестезии, как о явлении узкой сенсорной природы, или как о ши­рокой основе творческих способностей (Лурия, 2006; Рамачандран, 2003; Cytowic, 2002; Marks, 1978; Mulvenna, Walsh, 2005; Robertson, 2005). Парадоксально и то, что синестезия, в отличие, например, от ма­тематических, моторно-кинестетических способностей или абсолютного слуха, в качестве системного свойства с познавательным, творческим и личностным зна­чением не рассматривается как проблема.

Суммируя вышеизложенное, нам ви­дится рациональным поставить вопрос о применении более адекватных спо­собов исследования естественной си­нестезии, которые выходили бы за рам­ки изучения исключительно сенсорных механизмов и включали, в том числе, и более комплексное обследование инди­видуальной динамики развития свойств и механизмов познавательной сферы лиц с синестезией с целью определения познавательной роли и психологиче­ского статуса данного феномена.

Отправными положениями в иссле­довании синестетического восприятия, на наш взгляд, должны послужить поня­тие возрастной чувствительности, пред­ложенное Н.С. Лейтесом (Лейтес, 1977), учение о месте и развитии способно­стей в структуре личности, разрабо­танное школой Б.Г Ананьева (Ананьев, 1980, 1996), и функционально-генетиче­ское представление о задатках и способ­ностях, развиваемое ВД. Шадриковым (Шадриков, 2007).

Под возрастной чувствительностью Н.С. Лейтес предложил понимать прояв­ление «особой отзывчивости на окружа­ющее, которая по-своему характеризует каждый детский возраст». При этом «не­одинаковость возрастной чувствительности, изменение ее уровня и направ­ленности означают, что каждый период детства имеет свои специфические не­повторимые внутренние условия разви­тия» (Лейтес, 1977). Примерами возраст­ной чувствительности, по Н.С. Лейтесу, служит ранняя восприимчивость к усво­ению языка, яркость и острота образно­сти впечатлений в дошкольном возрасте и т.п. В таком понимании развитие ран­ней синестезии может сигнализировать об особой сензитивности психического субстрата ребенка-синестета к воспринимаемым системным явлениям (кате­гориям, видам деятельности, феноменам культуры и т.д.) и быть проявлением их обостренной субъективной необходи­мости, с одной стороны, и неординар­ной объективной готовности к усвое­нию, с другой. Особым подтверждением этого положения является тот факт, что появление синестетических реакций приходится на сверхранний период - еще до формирования устойчивых лич­ных воспоминаний (3,5-4 года и ранее).

Важной для понимания синестезии является модель, предложенная Б.Г. Ана­ньевым. Согласно этой модели, свойства человека и их совместное, поступательно-опосредующие развитие представле­ны в виде иерархии трех уровней: инди­видного (или природного), субъектного и личностного. Наряду с мнемическими и вербально-логическими, сенсорно­-перцептивные процессы представляют собой сложные образования, структу­ру которых составляют функциональные, операционные и мотивационные механизмы (по трем уровням структу­ры свойств). Развитие психофизиоло­гических функций происходит в две фазы: фронтальное развитие функций в момент созревания; специализация тех же функций по отношению к объектам и операциям деятельности (широкая избирательность по родам деятельнос­ти). На начальных этапах функциональ­ные механизмы (индивидный уровень) в большей степени определены филогенетически (Ананьев, 1980).

При этом, вторая фаза следует за бо­лее высоким уровнем достижений пер­вой фазы и накладывается на нее, а оп­тимум специализации может совпадать с начавшейся инволюцией общих свойств этих функций (выделение мое - А.С-Д). Именно на межфазовом этапе возмож­ны межсистемные коллизии процессов, находящихся на разных уровнях эволю­ции-инволюции, т.е., на разных стадиях гетерохронности (Ананьев, 1980). Суще­ственно то, что операционные механизмы (субъектный уровень) не жестко де­терминированы структурой организма и образуют паттерны действий, соотне­сенные с орудиями и знаковыми систе­мами, что предполагает гибкость границ чувственной сферы (Ананьев, 1996).

Предложенный Б.Г. Ананьевым ана­литический подход, применительно к перцептивным процессам как совокуп­ности и взаимодействия трех составля­ющих образований (функциональных, операционных и мотивационных), рас­крывает связи этих процессов и индивидуального развития, в ходе которого противоречиво изменяется их струк­тура. Важным является утверждение Б.Г. Ананьева о том, что «структура пер­цептивных процессов внутренне проти­воречива, именно с этим основным про­тиворечием между функциональными и операционными механизмами вос­приятия в процессе индивидуально-пси­хического развития человека связаны движущие силы этого развития» (Анань­ев, 1996). Упомянутые процессуальные качества перцептивных актов образовы­вают особый «функциональный контур» синестетических реакций, о котором мы и поговорим далее.

Развивая идеи о не жестко детермини­рованных взаимоотношениях функцио­нальных и операционных компонентов, ВД. Шадриков конкретизирует развитие способностей как процесс системогенеза, т.е. как развитие системы, реализую­щей психические функции (Шадриков, 2007). В.Д. Шадриков определяет функциональные механизмы как проявле­ние природного свойства развивающей­ся системы, которое «выступает в роли первичного средства, внутреннего ус­ловия, позволяющего достигнуть цель» (Шадриков, 2007, С. 55). Структуроо­бразующим элементом этой системы является конкретная деятельность (по Б.Г. Ананьеву - опыт), а развитие проис­ходит от родовых (исходных) форм дея­тельности к более специфичным, путем наделения операционных механизмов чертами оперативности.

По В.Д. Шадрикову, структура психи­ческих функций изоморфна функцио­нальной системе деятельности, однако «содержание каждого компонента будет специфичным для каждой способности так же, как и для каждой предметной де­ятельности» (Шадриков, 2007, С. 54). Так как психические процессы относятся к тем же физиологическим системам, что и способности (последние характеризу­ют их функционирование), то способно­сти и познавательные процессы высту­пают «как две стороны одного и того же объекта», т.е., физиологических систем, реализующих психические функции. Поэтому характеристики способностей, среди которых выделяются сенсорные и мыслительные, соотносятся со свойст­вами и качествами результатов познава­тельных процессов. «При этом, при ха­рактеристике познавательных процессов на первое место выступают качествен­ные показатели (например: целостность, осмысленность, избирательность, константность и др. восприятия), а при ха­рактеристике способностей обращается внимание на количественные характери­стики (полноту, точность, быстроту восприятия). В реальности и свойства познавательных процессов, и способности дают в своем единстве целостное пони­мание познания, обогащая взаимно друг друга» (Шадриков, 2007, С. 130).

В связи с этим особо подчеркнем, что ранний онтогенез (период возник­новения синестетических образований) характеризуется недифференцированностью психических процессов и неразвитостью операционных механиз­мов познания (т.е. «интеллектуальных опе­раций»). Генезис интеллектуальных операций все еще остается объектом гипотез в психологии, но «экспериментальные данные в области психофизиологии и нейропсихологии показывают, что опе­рации анализа и синтеза вплетены в про­цесс восприятия: это и викарные действия, и перцептивные действия, и механизмы дифференциации и синтеза образа в первичных, вторичных и третичных проек­ционных зонах. Таким образом, эти про­цессы выступают яркой иллюстрацией принципа психофизического единства: положения о единстве строения и фун­кции, строения аппарата восприятия и функции интеллектуальной операции (выделение мое - А.С-Д)». (Шадриков, 2007). Добавим, что, вероятнее всего, про­исхождение операций анализа и синтеза, лежащих в основе формирования синестетических систем и категорий, может проходить в разном возрасте в соответ­ствии с периодом образования той или иной «синестезируемой» интеллектуаль­ной операции (фонематический слух, по­нятие числа, проявление эмпатии и т.п.), т.е., указывать на один и тот же тип их об­разования, вне зависимости от онтогене­тического периода его формирования.

В рамках предлагаемой исследова­тельской парадигмы синестезия может пониматься как проявление особой сензитивности к отдельным системно орга­низованным явлениям действительности (операционный признак), что находит выражение в особом способе опосредования филогенетически обусловлен­ного функционирования сенсорных систем (функциональный признак). В частности, естественная синестезия может быть следствием качественно-коли­чественной неравномерности развития познавательных способностей (т.е. гетерохронности), при которой сравнитель­но рано проявляющиеся операционные когнитивные механизмы избирательно опосредуют и трансформируют струк­туру элементарных (исходных) перцеп­тивных механизмов. Иными словами, межфазовая (операционально-функци­ональная) гетерохронность проявляется в виде необычной выраженности свойств когнитивных и сенсорных систем, всту­пающих, как результат, во взаимодейст­вие по типу инвертированной суборди­нации (от когнитивного к сенсорному, а не наоборот). Этот процесс ведет к иди­осинкразической, внутренне обусловлен­ной активации системы анализаторов, проявляющейся в виде присущих этим анализаторам феноменологических ка­честв (т.е. эндогенных квалий).

Наши размышления об измененном функциональном контуре согласуют­ся с выводами Б.Г. Ананьева о том, что синестезия является результатом нако­пленных «ассоциативных масс интер-модального характера, то есть межанализаторных связей, эффекты которых переводятся на общий алфавит зритель­ных образов». (Ананьев, 1996, С. 133). При этом функционально «вторичные, или сопряженные, зрительные представления выполняют службу связи, объединяющую любые новые сигналы и впечатления о них с бесконечными ассоциативными мотивами жизненного опыта». Так, при слухо-зрительных и тактильно-зритель­ных формах синестезии такой «служ­бой связи» являются вторичные (т.е. оперативные) образования зрительной сенсорной системы (Ананьев, 1996).

Заключение

Таким образом, с позиций функцио­нально-генетического подхода мы пред­лагаем рассматривать синестезию как сверхраннее проявление специфическо­го задатка, рудиментарно выраженного в специальной способности элементарно­го типа (в качестве системно проявляю­щегося свойства восприятия). Синестезия представляет собой однотипное по меха­низму, но разнообразное по содержанию когнитивное образование («когнитивную стратегию»), развивающееся в младенческом возрасте и проявляющееся в виде дополнительных реакций однородного сенсорного качества (феноменологическое проявление) которые неизменно и не­произвольно сопровождают определен­ные категориально воспринимаемые яв­ления: символические системы (музыка, язык и т.п.), символически организуемые явления действительности (имена, времяисчисления и пр.) и парциально воспри­нимаемые физические комплексы (речь, запахи и т.д.). Данная реакция может быть следствием качественно-количественной гетерохронности развития физиологиче­ских оснований познавательных процес­сов, при которой относительно рано про­являющиеся операционные когнитивные механизмы избирательно опосредуют и трансформируют структуру элементарных (исходных) перцептивных меха­низмов. Это проявляется в виде необычной выраженности свойств когнитивных и сенсорных систем, как результат, вступающих во взаимодействие по типу инвертированной субординации (от когнитивного к сенсорному). Этот процесс ведет к идиосинкразической, внутренне об­условленной активации системы анали­заторов, проявляющейся в виде присущих этим анализаторам феноменологических качеств.

Подчеркнем, что понятие возрастной чувствительности, структурно-личност­ный и функционально-генетический под­ходы к проблеме способностей делают возможным построение непротиворечивого гипотезообразующего фундамента для комплексного, индивидуально ориентированного исследования синесте­зии с учетом имеющихся эмпирических данных. Особым предметом исследова­ния должно стать и то, в какой степени развитие синестезии зависит от специ­альных задатков (свойств компонентов функциональных систем) и врожденной организации нервной системы, а в какой - появление синестезии непосредственно детерминировано ранним онтогенетиче­ским развитием, т.е. спонтанным влияни­ем среды и направленной социализацией. Предлагаемый ракурс также позволяет рассмотреть явление синестезии в новом дискуссионном поле, в частности, более четко поставить вопрос в отношении фак­та как дифференциального, так и возраст­ного функционального доминирования определенных сенсорных систем, а также возможной роли когнитивных процессов в модуляции свойств сенсорных систем у конкретного индивида, обладающего си­нестезией.

Отсутствие понимания адаптаци­онных преимуществ синестезии ведет к отсутствию активного включения этих свойств восприятия в познавательную сферу, а применение их на практике в большинстве случаев остается на ру­диментарном уровне. По некоторым би­ографическим данным в благоприятных условиях синестезия может становиться интегральным свойством развивающейся личности и обеспечивать преимуще­ство в творческой деятельности. Поэ­тому необходимы непосредственные исследования, в которых лица с синесте­зией будут черпать умение и готовность понимать свои уникальные свойства. Тогда синестезия предстанет как индивидуальная черта и значимая способ­ность, ведущая к гармоничному развитию и личным достижениям.

Список литературы:

Ананьев Б.Г. Избранные психологические труды / Б.Г. Анагньев. -Москва : Педагогика, 1980.

Ананьев Б.Г. Психология и проблемы человекознания / Б.Г. Ананьев. - Москва; Воронеж, 1996.

Кравков С.В. Взаимодействие органов чувств / С.В. Кравков. - Москва, 1948.

Лейтес Н.С. Одаренные дети // Психология и психофизиология индивидуальных различий. - Москва, 1977.

Лурия А.Р. Лекции по общей психологии / А.Р. Лурия. - Санкт-Петербург : Питер, 2006.

Лурия А.Р. Маленькая книжка о большой памяти (Ум мнемониста) / А.Р. Лурия. - Москва : Изд-во МГУ, 1968.

Натадзе Р.Г. К вопросу о психологической природе интермодальной общности ощущений / Р.Г. Натадзе // Вопросы психологии. - 1979. - № 6. - С. 49-57.

Рамачандран В. Звучащие краски и вкусные прикосновения / В. Рамачандран, Э. Хаббард // В мире науки. - 2003. - № 8. - С. 47-53.

Сидоров-Дорсо А.В. Синестезия естественного развития в рамках теории о способностях: анализ современных исследований / А.В. Сидоров- Дорсо // Психология : журнал Высшей школы экономики (в печати).

Шадриков В.Д. Ментальное развитие человека / В.Д. Щадриков. - Москва, 2007.

Abrams M. The Biology of Perfect Pitch. Can your child learn some of Mozart’s magic? // Discovery Magazine. - December, 2001.

Ahsen A. Visual imagery and performance during multisensory experience, synaesthesia and phosphenes // Journal of Mental Imagery. - 1997. - 21. - pp. 1-40.

Banissy M.J., Walsh V., Ward J. Enhanced sensory perception in synaesthesia // Experimental Brain Research. - 2009. - 195. - pp. 565-571.

Cytowic R.E. Synesthesia: A Union of the Senses. - 2nd ed. MIT Press, 2002.

Domino G. Synesthesia and Creativity in Fine Arts Students: An Empirical Look // Creativity research journal.            -1989. -         2. -pp.17-29.

Karwoski Th.F., Odbert H.S. Color-Music // Psychological Monographs. - 1938. - V. 50. - 1-ff.

Marks L.E. The Unity of the Senses. Interrelations among the Modalities. - New York, San Francisco, London: Academic Press, 1978.

Mulvenna C., Walsh V. Synaesthesia // Current Biology. - 2005. - 15. - 399-400.

Price M.C. Spatial forms and mental imagery // Cortex. - 2009. - 45. - pp. 1229-1245.

Rich A.N., Bradshaw J.L., Mattingley J.B. A systematic, large-scale study of synaesthesia: implications for the role of early experience in lexical-colour associations // Cognition. - 2005. - N. 98(1). - pp. 53-84.

Robertson L.C., Sagiv N. (eds) Synesthesia: Perspectives from Cognitive Neuroscience. - Oxford University Press, 2005.

Rothen N., Meier B. Higher prevalence of synaesthesia in art students. // Perception. -2010.- vol. 39.-pp.718-720.

Simner J. Defining synaesthesia // British Journal of Psychology. - 2012. - 103. - pp. 1-15.

Simner J., Mayo N., Spiller M.J. A foundation for savantism? Visuo-spatial synaesthetes present with cognitive benefits //Cortex.- 2009. - 45(10). - pp.1246-1260.

Smilek D., Dixon M., Cudahy C., Merikle P.M. Synesthetic color experiences influence memory // Psychological science. - 2002. - 13(6). - pp. 548-552.

Для цитирования статьи:

Сидоров-Дорсо А.В. Синестезия естественного развития как предмет исследований в функционально-генетической парадигме. // Национальный психологический журнал. – 2013. – № 3(11). – С. 3-8.

Sidorov-Dorso A.V. (2013). Synaesthesia of natural development as a subject matter of the research in functional genomic paradigm. National psychological journal. 3 (11), 3-8.

О журнале Редакция Номера Авторы Для авторов Индексирование Контакты
Национальный психологический журнал, 2006 - 2018
CC BY-NC

Все права защищены. Использование графической и текстовой информации разрешается только с письменного согласия руководства МГУ имени М.В. Ломоносова.

Дизайн сайта | Веб-мастер