ISSN 2079-6617 (Print)
ISSN 2309-9828 (Online)
Ru | En
РПО
Факультет психологии МГУ имени М.В. Ломоносова
Главная RSS Поиск
Приглашение к публикации

ГлавнаяВсе статьи журналаНомера

Григорьева И.В., Стефаненко Е.А., Иванова Е.М., Олейчик И.В., Ениколопов С.Н. Влияние копинг-юмора на социальную тревожность при шизофрении. // Национальный психологический журнал. - 2014. - №2(14) - с. 82-89

Автор(ы): Григорьева И.В.; Стефаненко Е.А.; Иванова Е.М.; Олейчик И.В.; Ениколопов С.Н. ;

Аннотация

Социальная тревожность оказывает существенное негативное влияние на повседневную жизнь субъекта, значительно осложняя процесс социальной адаптации. Способность реагировать юмором на стресс считается важным и эффективным навыком совладания. В связи с этим, все более распространенными становятся исследования копинг-стратегий у больных социофобией.

Целью нашего исследования стало изучение влияния использования юмора как копинг-стратегии на различные проявления социальной тревожности, а также связанные с ней переживания чувства вины и стыда у человека в норме и при шизофрении. В исследовании приняли участие 34 больных шизофренией и 102 психически здоровых испытуемых в возрасте 18-35 лет, мужчины и женщины.

Использовались опросниковые методы исследования: шкала совладания с помощью юмора, шкала социальной тревожности Либовица, шкала страха негативной оценки, опросник социальной тревоги и социофобии, опросник стыда и вины. Результаты сравнения средних показали, что больные шизофренией в меньшей степени склонны использовать юмор как стратегию совладания, чем здоровые люди. С помощью метода One-way ANOVA было выявлено, что юмор как копинг- стратегия эффективен в отношении ряда компонентов социальной тревожности. Использование метода Two-way ANOVA позволило показать, что юмор как копинг-стратегия способствует совладанию с чувствами вины и стыда при низком уровне социальной тревожности, но может быть неэффективным и даже иметь негативное влияние при высоком ее уровне. При низком уровне социальной тревожности у мужчин в норме юмор способствует преодолению стремления к избеганию при чувстве стыда, а при шизофрении – снижает стремление к компенсации ущерба при чувстве вины. Полученные результаты свидетельствуют о неоднородности влияния копинг-юмора на социальную тревожность, вину и стыд и могут быть использованы в целях диагностики и построения психокоррекционных программ.

Страницы: 82-89
Поступила: 12.10.2014
Принята к публикации: 23.10.2014
DOI: 10.11621/npj.2014.0210

Разделы журнала: Психология здоровья;

Ключевые слова: социальная тревожность; социальная фобия; юмор как копинг-стратегия; вина; стыд; шизофрения;

PDF: /pdf/npj-no14-2014/npj_no14_2014_82-89.pdf

Социальная тревожность оказы­вает существенное негативное влияние на повседневную жизнь субъекта, значительно осложняя про­цесс социальной адаптации. Она ча­сто связана с другими психологиче­скими проблемами и расстройствами: одиночеством, алкоголизмом, различного рода зависимостями, депресси­ями, шизофренией, значительно уси­ливая дезадаптацию и повышая риск суицида, особенно в последнем случае. В связи с этим, все более распространенными становятся исследования копинг-стратегий у больных социофо­бией. Однако исследование юмора как копинг-стратегии при социофобии яв­ляется новым.

Способность реагировать юмором на стресс многими авторами считает­ся важным и эффективным навыком совладания (Мартин, 2009; Freud, 1936; Lefcourt, Martin, 1986; Maslow, 1954). Юмор считается одновременно эмоционально-фокусированной и проблем­но-ориентированной стратегией, что позволяет человеку, с одной стороны, снизить отрицательные эмоциональ­ные реакции на стрессовую ситуацию, благодаря ее когнитивной переоценке (например, найти смысл в сложной си­туации, воспринимать трудности как ус­ловия для личностного роста и т.п .), а с другой стороны, с помощью юмора из­менить саму стрессовую ситуацию (Abel, 2002). Шутя по поводу ситуаций, обыч­но воспринимаемых как угрожающие, человек освобождается от чувства опасности и становится способен ощутить благополучие и собственную силу.

Существуют две крайние позиции по отношению к чувству юмора как меха­низму совладания: крайне оптимистиче­ская и скептическая. Первая делает ак­цент на универсальном терапевтическом влиянии юмора (Равич, 2014; Cousins,1980). Вторая призывает к осторож­ному использованию юмора, подчер­кивая его связь с агрессией, аутоагрес­сией и подсознательным содержанием (Kubie, 1994). Одним из путей примире­ния обеих позиций является выделение различных компонентов чувства юмора, которые могут быть более или менее адаптивными/дезадаптивными (Мартин, 2009, Kirsh, Kuiper, 2003). Другой путь - это выявление разных уровней выражен­ности реакций на стресс или негативных аффективных состояний, при которых использование юмора может оказывать разное влияние (Doris, Fierman, 1956; Levine, Abelson, 1969) .

Актуальность изучения влияния юмора как механизма совладающего поведения на социальную тревожность у больных шизофренией обусловлена несколькими факторами. Во-первых, особенности со­циального функционирования таких па­циентов - аутистический отказ от взаимодействия с другими, дефицит и нарушение социального познания, трудности пони­мания социальных ситуаций, бредовые идеи, подозрительность - определяют вы­сокую распространенность социальной тревожности и страхов в этой группе па­циентов (Критская, 1991). Отягощающим фактором является подверженность боль­ных шизофренией стигматизации, которая часто приводит к таким негативным последствиям как чувства стыда и вины и дальнейшая изоляция (Серебрийская,2002). Во-вторых, если исследования вос­приятия и отношения к юмору у больных шизофрений на сегодняшний день хоть и малочисленны, но имеются (Иванова, Ениколопов, 2009), то исследований ис­пользования юмора как стратегии совладающего поведения в этой группе ис­пытуемых почти нет. Поскольку больные шизофренией могут неверно понимать юмор, быть более уязвимыми, чем здоровые люди, вероятно, их способность использовать юмор в качестве копинг-стратегии будет ограничен.

Целью исследования стало изучение особенностей влияния копинг-юмора на различные аспекты социальной тре­вожности и связанные с ней эмоции стыда и вины у больных шизофренией в сравнении с группой психически здо­ровых людей.

На основании анализа имеющих­ся данных нами были сформулированы следующие гипотезы:

Юмор как копинг-стратегия исполь­зуется больными шизофренией реже, чем здоровыми людьми.

Использование юмора как копинг- стратегии влияет на выраженность раз­личных проявлений социальной тре­вожности у больных шизофренией и у здоровых людей.

Использование юмора в качестве копинга влияет на выраженность эмоций стыда и вины, связанных с социальной тревожностью, у человека в норме и при шизофрении.

Методы исследования

В экспериментальную группу во­шли 34 больных шизофренией (F20 0, F20.1,F20.2, F21.3 по МКБ-10), 15 жен­щин и 19 мужчин в возрасте от 18 до 35 лет (M=28,5; SD=4,7). Контрольная группа была представлена 102 психиче­ски здоровыми людьми того же возраста (M=25,06; SD=5,21), среди них 72 жен­щины и 30 мужчин.

В исследовании использовались сле­дующие методы.

Шкала совладания с помощью юмо­ра. Вопросы, содержащиеся в ней, на­правлены на оценку чувства юмора как черты, ослабляющей стресс, на выяв­ление склонности использовать юмор при совладании со стрессом (Артемьева, 2011). Например, «Я часто обнаруживаю, что мои проблемы значительно умень­шаются, когда я стараюсь найти что-то смешное в них.

Шкала социальной тревожности Либовица состоит из 24 социальных ситуаций, в каждой из которых испытуемому пред­лагается оценить интенсивность возни­кающего страха (или тревоги) и частоту избегания той или иной социальной си­туации. Оценка производится по четы­рехбалльной шкале Лайкерта, где 0 - от­сутствие страха/избегания, а 3 - сильный страх/полное избегание. Социальные си­туации делятся на ситуации взаимодейст­вия (например, «Звонить малознакомому человеку») и ситуации, в которых индивид потенциально может стать объектом на­блюдения (например, «Говорить по теле­фону в общественных местах»). В исполь­зованном нами адаптированном варианте (Григорьева, Ениколопов, в печати) опро­сник включает 6 субшкал:

  • страх ситуаций межличностного кон­такта;

  • страх ситуаций формального обще­ния и взаимодействия;

  • страх совершения действий в общест­венных местах;

  • избегание ситуаций межличностного контакта;

  • избегание ситуаций формального об­щения и взаимодействия;

  • избегание совершения действий в об­щественных местах.

Также рассчитывается общий суммар­ный балл для всех подшкал страха, для всех подшкал избегания и общий сум­марный балл для всех подшкал.

Шкала страха негативной оцен­ки (Григорьева, Ениколопов, в печати) содержит 12 утверждений. Например, «Меня волнует мнение других людей обо мне, даже если я знаю, что оно не имеет особого значения». Испытуемому предлагается оценить, насколько то или иное утверждение характерно для него по шкале от 1 - «совсем не характери­зует меня», до 5 - «полностью характеризует меня.

Опросник социальной тревоги и со­циофобии (Сагалакова, 2012) включает 29  вопросов, на которые требуется отве­тить по 4-балльной системе: 1 - нет, 2 - скорее нет, 3 - скорее да, 4 – да. Каж­дый из вопросов содержит указание на определенный тип ситуации оценива­ния. В нашем исследовании факторная структура опросника была отличной от авторской (Григорьева, Ениколопов, в печати) Использовались следующие шкалы:

  • страх отвержения и критики при меж­личностных контактах (например, «Трудно ли Вам, разговаривая с колле­гами по работе (учебе), смотреть им прямо в глаза?»);

  • стремление к преодолению тревоги в социальных ситуациях (например, «Верно ли, что Вам хотелось бы пре­одолеть нерешительность в общении с некоторыми интересными людьми?»);

  • стремление к избеганию социаль­ных ситуаций (например, «Верно ли, что Вы скорее предпочтете самостоя­тельно искать нужный вам адрес, чем обратитесь за помощью к прохожему, даже если спешите?»);

  • уверенность в критичности и негатив­ной оценке окружающих (например, «Вы считаете, что окружающие Вас не­гативно оценивают и отвергают в об­щении?»);

  • переживание нехватки социальных навыков (например, «Бывает ли, что, встречаясь с незнакомыми людьми, Вы испытываете беспокойство и вол­нение, т.к. не знаете, как себя вести?»).

Опросник стыда и вины предназна­чен для измерения индивидуальных раз­личий в склонности к этим эмоциям (Макогон, Ениколопов, 2014) . Опросник включает 4 субшкалы:

  • негативной оценки поведения при чувстве вины - описывает плохое самоощущение человека, возникающее в результате какого-либо неправиль­ного действия (например, «Будете ли Вы считать свои действия жалкими?»);

  • стремления к исправлению положе­ния («Вы постараетесь впредь быть более сдержанным со своими друзья­ми»);

  • негативного самооценивания при чув­стве стыда - описывает плохое самоощущение в целом (например, «Вы по­чувствуете себя плохим человеком»);

  • тенденции к бегству (например, «Вы будете избегать гостей, пока они не уйдут»).

Результаты

Как и ожидалось, были получены различия в уровне социальной тре­вожности у испытуемых эксперимен­тальной и контрольной групп, кото­рые имеют также гендерную специфику.

Вина-но

Вина-дв

Стыд-нс

Стыд-ро

Женщины (группа нормы)

Страх ситуаций межличностного контакта

,240*

Страх ситуаций формального контакта

,235*

Избегание ситуаций межличностного контакта

,289*

Избегание совершения действий в обществен­ных местах

,305**

Стремление к избеганию социальных ситуаций

 

 

,261*

,344**

Уверенность в критичном отношении окружа­ющих

 

 

 

,474**

Переживание нехватки социальных навыков

,431**

,265*

,298*

Шкала страха негативной оценки

,428**

,447**

Женщины (больные шизофренией)

Страх ситуаций формального контакта

,623*

Страх совершения действий в общественных местах

 

 

 

,655*

Мужчины (группа нормы)

Страх ситуаций межличностного контакта

,487**

Избегание ситуаций межличностного контакта

,404*

Уверенность в критичном отношении окружа­ющих

 

 

 

,392*

Переживание нехватки социальных навыков

,372*

Шкала страха негативной оценки

,462*

,397*

Мужчины (больные шизофренией)

Страх ситуаций межличностного контакта

,708**

Страх ситуаций формального контакта

,651**

Страх совершения действий в общественных местах

 

 

 

,546*

Избегание межличностного контакта

,620*

Избегание ситуаций формального контакта

,636**

Избегание совершения действий в обществен­ных местах

 

 

 

,621*

Стремление к избеганию социальных ситуаций

 

 

 

,564*

*Уровень значимости p=0.05 **Уровень значимости p=0.01

Таблица 1. Связь социальной тревожности с виной и стыдом в норме и патологии.

Мужчины, больные шизофренией, ис­пытывают большую уверенность в критичном отношении окружающих (р<0,05), но не отличаются от здоровых мужчин по другим показателям социофобии.

Женщины, больные шизофренией, склонны испытывать тревогу в более ши­роком спектре социальных ситуаций, чем здоровые женщины и обе группы мужчин: в ситуациях формального общения и взаи­модействия, в ситуациях совершения дей­ствий в общественных местах, они в боль­шей степени склонны избегать ситуаций совершения действий в общественных местах (p<0,05). Другими словами, жен­щины испытывают более сильный страх при взаимодействии с другими людьми в рамках формальных ситуаций, чем муж­чины, а у женщин, больных шизофренией, этот страх еще более выражен.

Сравнение экспериментальной и контрольной групп с помощью t-кри­терия. Стьюдента показало, что больные испытуемые в меньшей степени склон­ны использовать юмор как копинг-стратегию, нежели здоровые (M=17,84 и 20,04 соответственно при p<0 05).

Для анализа связи склонности к ис­пользованию копинг-юмора с выражен­ностью различных аспектов социальной тревожности использовался однофак­торный дисперсионный анализ (OnewayANOVA). В качестве независимой переменной выступала тенденция к ис­пользованию копинг-юмора, в качест­ве зависимой переменной - компонен­ты социальной тревожности. Результаты анализа показали, что у здоровых жен­щин при возрастании тенденции к использованию копинг-юмора снижается склонность к избеганию действий в общественных местах (F=4,36, p=0,04), стремление к избеганию социальных си­туаций (F=8,17, p=0,006) и стремление к преодолению социальной тревожно­сти (F=7,43, p=0,008). В группе женщин, больных шизофренией, при увеличении тенденции использовать юмор в качест­ве копинг-стратегии снижается стремле­ние к преодолению социальной тревож­ности (F=10,26, p=0,007).

В группе здоровых мужчин склон­ность к использованию копинг-юмора связана с низкой выраженностью таких компонентов социальной тревожности, как страх (F=4,58, p=0,04), избегание со­вершения действий в общественных ме­стах (F=7,33, p=0,011) и переживание нехватки социальных навыков (F=4,38, p=0,043). В группе больных шизофре­нией мужчины, склонные использовать копинг-юмор, в меньшей степени испытывают страх критики и отвержения при межличностном контакте (F=6,06, p=0,03), они переживают нехватку со­циальных навыков (F=8,32, p=0,01) и проявляют меньшее стремление к из­беганию социальных ситуаций (F=9,89, p=0,006).

Для анализа взаимосвязи социальной тревожности с чувствами стыда и вины был проведен корреляционный анализ с помощью коэффициента корреляции. Пирсона, который показал, что в группе психически здоровых людей социаль­ная тревожность связана с обоими эти­ми чувствами (по всем шкалам rот 0 235 до 0 780 при p<0 05). В группе больных шизофренией социальная тревожность связана преимущественно с реакциями избегания при чувстве стыда.

Для анализа влияния копинг-юмора на эмоции стыда и вины, возникающие в контексте социальной тревожности, был проведен двухфакторный диспер­сионный анализ (Two-wayANOVA), где зависимыми переменными выступали различные аспекты чувств стыда и вины (негативная оценка поступков при чув­стве вины, негативная самооценка при чувстве стыда, действия по восстановлению при чувстве вины, реакции отказа при чувстве стыда), а независимыми переменными - компоненты социальной тревожности и склонность использо­вать юмор для совладания с трудностя­ми. Анализ был проведен для четырех выделенных подгрупп.

У здоровых женщин при возрастании тенденции к использованию копинг-юмора снижается вероятность негатив­ной оценки своих действий при чувстве вины (F=4,881 при P=0,030). При учете социальной тревожности эта связь подтверждается только при низкой вы­раженности страха совершения дейст­вий в общественных местах (F=4,579 при P=0,041), а при высокой его выраженности связи нет. Другие компонен­ты социальной тревожности не связа­ны с влиянием использования юмора на эмоции стыда и вины. В группе жен­щин, больных шизофренией, увеличе­ние склонности к использованию копинг-юмора сопряжено со снижением тенденции к негативной самооценке при чувстве стыда - при низкой выра­женности страха межличностных контактов (F=8,347 при P=0,020) и при низ­кой выраженности тревоги, связанной с совершением действий в обществен­ных местах (F=13,149 при P=0,007). Склонность использовать копинг-юмор также связана со снижением тенденции негативно оценивать свои поступки при чувстве вины при низкой выраженно­сти стремления к избеганию социаль­ных ситуаций (F=9,299 при P=0,011). Интересно, что при высокой выражен­ности этих компонентов социальной тревожности влияние копинг-юмора на оценку стыда и вины соответственно становится обратным.

Здоровые мужчины с более выражен­ной тенденцией к использованию копинг-юмора в меньшей степени склон­ны негативно оценивать свое поведение при чувстве вины (F=4,430 при P=0,045), и меньше склонны к негативной самоо­ценке при чувстве стыда (F=4,265 при P=0,049), даже при выраженной склон­ности к избеганию совершения дейст­вий в общественных местах. Копинг-юмор также оказывает смягчающее воздействие на реакции отказа при сты­де, но только при низких значениях стремления к преодолению социальной тревоги (F=6,696 при P=0,016). В груп­пе мужчин, больных шизофренией, вне зависимости от социальной тревожно­сти копинг-юмор оказывает смягчаю­щее воздействие на склонность нега­тивно оценивать свое поведения при чувстве вины (F=6,045 при P=0,026) и на негативную самооценку при чувст­ве стыда (F=8,657 при P=0,010). При низ­ких уровнях страха негативной оценки у мужчин, больных шизофренией, использование юмора как копинг-стратегии связано со снижением стремления к компенсации ущерба при чувстве вины (F=5,086, P=0,041).

Обсуждение результатов

Полученные результаты подтверди­ли большую выраженность социальной тревожности при шизофрении по ряду компонентов. Выявлены существенные гендерные различия. При взаимодей­ствии с людьми в рамках формальных ситуаций, женщины испытывают бо­лее сильный страх чем мужчины, и этот страх еще более выражен у женщин, больных шизофренией. Можно предпо­ложить, что успешное взаимодействие с людьми в рамках формальных ситуа­ций предполагает проявление большей инициативности, настойчивости и ассертивности, которые обеспечивают контроль над ситуацией. Женщины, как правило, уступают мужчинам по выраженности этих качеств, что, вероятно снижает субъективно воспринимаемую контролируемость ситуации и, соответ­ственно, повышает вероятность возник­новения тревоги.

В группе психически здоровых людей социальная тревожность связана как со стыдом, так и с виной. По данным зару­бежных исследований (Gilbert, 2000) со­циально тревожные индивиды не толь­ко испытывают стыд, но и нередко винят себя за критику, получаемую от других людей. Кроме того, в рамках когнитив­ной модели было продемонстрирова­но, что базовые негативные убеждения социально тревожных субъектов о себе связаны и с чувством стыда, и с чувством вины (Pino-Gouveia, 2006). В груп­пе больных шизофренией социальная тревожность связана преимуществен­но с реакциями избегания при чувстве стыда. По данным зарубежных исследований именно чувство стыда, возникаю­щее в связи со стигматизацией при за­болевании, является определяющим для социальной тревожности у больных ши­зофренией, в отличие от социальной тревожности у здоровых людей (Lysaker, 2010; Birchwood, 2006).

Исходя из полученных результатов, можно предположить, что социальная тревожность, связанная с виной, мень­ше ведет к дезадаптации, чем социаль­ная тревожность, связанная со стыдом. В дальнейших исследованиях следу­ет проследить направление связи соци­альной тревожности со стыдом и виной и степенью дезадаптации социально тревожного субъекта, чтобы проверить это предположение.

Показано, что больные шизофренией в меньшей степени склонны использо­вать юмор как копинг-стратегию, чем психически здоровые люди. Это может быть связано с различными нарушения­ми чувства юмора, свойственными этим пациентам (Иванова, Ениколопов, 2009), снижающими эффективность его ис­пользования в качестве копинг-стратегии по сравнению с нормой.

Было подтверждено, что использова­ние юмора в качестве стратегии совладания, снижает выраженность социальной тревожности по ряду параметров: склон­ность к избеганию совершения дейст­вий в общественных местах, стремле­ние к избеганию социальных ситуаций (у здоровых женщин), стремление к преодолению социальной тревожности (у всех женщин), страх и избегание со­вершения действий в общественных ме­стах (у здоровых мужчин), переживание нехватки социальных навыков (у всех мужчин), страх критики и отвержения при межличностном контакте и стрем­ление к избеганию социальных ситуа­ций.

Влияние копинг-юмора на вину и стыд, сопровождающие социальную тре­вожность, неоднородно. Так, при низкой выраженности страха совершения дей­ствий в общественных местах (у жен­щин в норме) склонность к использова­нию копинг-юмора снижает склонность к негативной оценке своего поведения при чувстве вины. Однако при высоких значениях этого страха юмор не влияет на выраженность негативных пережива­ний при чувстве вины.

При низкой выраженности страха межличностного контакта и соверше­ния действий в общественных местах (у женщин, больных шизофренией) склонность к использованию юмора как копинг-стратегии снижает тенден­цию к негативной самооценке при чув­стве стыда. При низкой выраженности стремления к избеганию социальных ситуаций (у женщин, больных шизоф­ренией) склонность к использованию копинг-юмора снижает склонность к негативной оценке поведения при чувстве вины. Однако при высоких значениях социальной тревожности по данным параметрам влияние копинг-юмора на оценку стыда и вины стано­вится обратным.

Использование юмора как копинг-стратегии даже при высокой склонно­сти к избеганию совершения действий в общественных местах (у мужчин в норме) снижает склонность к негативной оценке своего поведения при чувст­ве вины и склонность к негативной самооценке при чувстве стыда. Было также обнаружено влияние копинг-юмора на поведенческие аспекты при переживании вины и стыда. У здоровых мужчин при низкой выраженности стремления к преодолению социальной тревоги копинг-юмор снижает тенденцию к избеганию при чувстве стыда. У мужчин больных шизофренией при низкой выраженно­сти социальной тревожности копинг-юмор снижает стремление к компенсации ущерба при чувстве вины.

Таким образом, в ряде случаев юмор снижает негативные переживания, свя­занные с чувствами вины и стыда, вне зависимости от выраженности социаль­ной тревожности. Хотя при низкой выраженности социальной тревожности копинг-юмор позволяет преодолеть не­гативные переживания, связанные с чувствами вины и стыда, зачастую, если эти чувства связаны с выраженной соци­альной тревожностью, юмор оказыва­ется неэффективен или даже оказывает обратное влияние. По-видимому, суще­ствует некоторый «оптимум» негатив­ных эмоций, в рамках которого исполь­зование юмора эффективно. Иногда юмор оказывает даже негативное влия­ние - например, снижает ориентацию на компенсацию ущерба при чувстве вины, которая связана с желанием наладить от­ношения с окружающими, когда человек в чем-то провинился. Копинг-юмор при низких значениях социальной тревож­ности в норме осуществляет позитивное влияние на поведенческие корреляты стыда, имеющие связь с рядом негатив­ных последствий для межличностных отношений. С другой стороны, он пре­пятствует проявлению позитивной, конструктивной направленности действий, связанных с виной в патологии. Веро­ятно это двойственное влияние можно объяснить тем, что переоценка ситуа­ции в ином, юмористическом ключе, изменяет представление о степени на­несенного ущерба и отрицательных по­следствий проступка. С другой стороны, можно предположить, что эти особен­ности связаны с особенностями юмора здоровых и больных людей, что юмор в норме и патологии может проявляться по-разному. Возможно, у здоровых лю­дей юмор - это здоровый паттерн совладания, а у больных он может прояв­ляться как отрицание и некритичность Выяснение отношений юмора, социаль­ной тревожности и поведенческих ком­понентов вины и стыда требует допол­нительных исследований, построенных с учетом особенностей используемого юмора. Интересно, что при высокой вы­раженности компонентов социальной тревожности влияние копинг-юмора на оценку стыда и вины соответственно становится обратным.

Социально тревожные люди нередко придают чрезмерное значение оценкам окружающих их людей, а также послед­ствиям неудачного социального взаи­модействия. Они склонны чрезмерно критично относиться к своему соци­альному поведению (Clark, Wells, 1995; Rapee, Heimberg, 1997). Можно предпо­ложить, что использование юмора по­зволяет иначе истолковать социальную ситуацию: переоценить последствия неуспеха, скорректировать свои ожидания, более здраво оценить свои социальные навыки или менее серьезно относиться к стандартам, по которым люди, по мне­нию субъекта, оценивают его социаль­ную компетентность.

Юмор оказывается эффективным средством не для всех компонентов со­циальной тревожности. Можно предпо­ложить, что эффективность использова­ния юмора для совладания с социальной тревожностью существенно зависит от характера используемого юмора. На­пример, использование агрессивного юмора как защитной реакции в соци­альной ситуации в краткосрочной пер­спективе может снизить социальную тревожность, но негативно повлиять наотношения с людьми в долгосрочной перспективе. Это, в свою очередь, мо­жет укрепить субъекта в уверенности, что люди могут оценить его негативно. В данном исследовании оценивалось влияние использования «юмора вообще» как копинг-стратегии на социальную тревожность. Возможно, более деталь­ный анализ характера используемого юмора позволит прояснить отношения между юмором как копинг-стратегией и социальной тревожностью.

Когда человек использует юмор или смеется, он привлекает к себе дополни­тельное внимание. Социально тревож­ный индивид считает, что, чем меньше он привлекает к себе внимания, тем меньше вероятность вызвать негативную оценку окружающих (Rapee& Heimberg, 1997; Clark& Wells, 1995; Alden, 2006). Возмож­но, в ситуациях наиболее значимых для социально тревожного индивида, а, зна­чит, вызывающих наибольший страх не­гативной оценки, он лучше предпочтет не рисковать имеющимся положением, чем использовать юмор, даже для совладания с тревогой. К тому же, в случае неудачной шутки вероятность негатив­ной оценки серьезно возрастает, поэто­му использование юмора может высту­пать как дополнительный фактор риска и повышать страх негативной оценки и социальную тревожность.

Таким образом, полученные резуль­таты свидетельствуют о неоднородно­сти влияния копинг-юмора на соци­альную тревожность и связанные с ней переживания вины и стыда. Они могут быть использованы в целях диагностики и построения индивидуальных психо­коррекционных программ. Например, участие в тренинге по развитию юмо­ра как способа совладания с негативны­ми эмоциями будет эффективно скорее для людей с низким уровнем социаль­ной тревожности (как психически здоровых, так и больных шизофренией). Для людей же с высоким уровнем соци­альной тревожности, для мужчин, боль­ных шизофренией, подобные тренинги могут оказаться не только неэффектив­ными, но даже способствовать социаль­ной дезадаптации и развитию асоциаль­ного поведения.

Выводы

Больные шизофренией используют юмор в качестве стратегии совладания реже, чем здоровые люди.

Юмор как копинг-стратегия эффек­тивен в отношении одних компонентов социальной тревожности и неэффекти­вен в отношении других.

Использование юмора как копинг-стратегии помогает совладанию с пе­реживаниями вины и стыда при низком уровне социальной тревожности и мо­жет оказываться неэффективным и даже иметь негативное влияния при высоком ее уровне.

В норме у мужчин при низком уровне социальной тревожности юмор способ­ствует преодолению стремления к избе­ганию при чувстве стыда.

У мужчин при шизофрении при низ­кой выраженности социальной тревож­ности юмор снижает стремление к ком­пенсации ущерба при чувстве вины.

Список литературы:

Артемьева Т.В.О методе исследования совладания (копинг) юмором и его возможностях // Казанский педагогический журнал - 2011. - № 4.С. 118-123.

Григорьева И.В., Ениколопов С.Н.Апробация Шкалы социальной тревожности Либовица и Шкалы страха негативной оценки (в печати).

Иванова Е.М.Психопатология и чувство юмора / Е.М. Иванова, С.Н. Ениколопов // Современная терапия психических расстройств. - 2009. - № 1. - С. 19-24.

Критская В.П.Патология психической деятельности при шизофрении: мотивация, общение, познание / В.П. Критская, Т.К. Мелешко, Ю.Ф. Поляков. - Москва : МГУ, 1991. - 256 с.

Макогон И.К.Апробация методики измерения склонности к переживанию чувств вины и стыда (GASP) / И.К. Макагон, С.Н. Ениколопов // Вопросы психологии. - 2014. - № 4. - С. 118-125.

Мартин Р.Психология юмора / С. Мартин. - Санкт-Петербург : Питер, 2009. - 480 c.

Равич Л. Юмор как психотерапия: забавные случаи на пути кпросветлению / Л. Равич. - Ростов-на-Дону : Феникс. - 2014. - 206 с.

Сагалакова О.А.Опросник социальной тревоги и социофобии / О.А. Сагалакова, Д.В. Труевцев // Медицинская психология в России - 2012. №4 (15). -Электронный ресурс. - Режим доступа: http://www.mprj.ru/archiv_global/2012_4_15/nomer/nomer19.php

Серебрийская Л.Я., Ястребов В.С., Ениколопов С.Н.Социально-психологические факторы стигматизации психически больных / Л.Я. Серебрийская, В.С. Ястребов, С.Н. Ениколопов // Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова - 2002. - № 9. - С. 59-68.

Abel M.H.Humor, stress, and coping strategies // Humor: International Journal of Humor Research - 2002 - V. 15(4) - p. 365-381.

Alden L.E. & Taylor C.T.Interpersonal perspectives on social phobia. Special Issue // Clinical Psychology Review. - 2004. - V. 24. - p. 857-882.

Birchwood M.Social anxiety and the shame of psychosis // Behaviour Research and Therapy. - 2006. - № 45. - p.1025-1037.

Clark D., Wells A.A cognitive model of social phobia. // In R.G. Heimberg M. Liebowitz D. Hope, & F. Scheier (Eds) Social Phobia: Diagnosis, Assessment, and Treatment. - New York : Guilford, 1995. - p. 69-93.

Cousins N.Anatomy of an Illness.-Bantam Books. - New York, 1981. - 160 p.

Doris J., Fierman E. Humor and anxiety // Journal of abnormal and social psychology. - 1956. - V. 53(1). - p. 59-62.

Freud S. The Problem of Anxiety. - New York : W. W. Norton, 1936. - 128 с.

Gilbert P. Sensitivity to social put-down: it's relationsip to perceptions of social rank, social anxiety, shame, depression and self-others blame // Personality and individual differences. - 2000. - № 29. - p. 757-774.

Kirsh G.A., Kuiper N.A.Positive and negative aspects of sense of humor: Associations with the constructs of individualism and relatedness // Humor: International Journal of Humor Research. - 2003. - 16-1. - p. 33-62.

Kubie L.S. The Destructive Potential of Humor in Psychotherapy // Strean H. S. (ed.) The Use of Humor in Psychotherapy. - Northvale N.J., 1994. Lefcourt H.M., Martin R.A. Humor and Life Stress: Antidote to Adversity. - New Yor: Springer-Verlag, 1986. - 142 с.

Levine J., Abelson R. Humor as a Disturbing Stimulus // Levine J. (ed.) Motivation in Humor. - New York: Atherton Press, 1969.

Lysaker P., Philip T. Yanos, Outcalt J. Association of Stigma, Self-Esteem, and Symptoms with Concurrent and Prospective Assessment of Social Anxiety in Schizophrenia // Clinical Schizophrenia & Related Psychoses. - 2010. - V. 4. - № 1. - p. 41-48.

Maslow A.H.Motivation and Personality. - New York : Harpaer & Row, 1954. - 336 с.

Pinto-Gouveia J., Castilho P., Galhardo A., Cunha M. Early Maladaptive Schemas and Social Phobia // Cognitive Therapy Research - 2006. - V. 30. - p. 571-584.

Rapee R.M., Heimberg R.G.Acognitive-behavioral model of anxiety in social phobia // Behavioral Research Therapy. - 1997. - V. 35. -№. 8. - p. 741­756.

Для цитирования статьи:

Григорьева И.В., Стефаненко Е.А., Иванова Е.М., Олейчик И.В., Ениколопов С.Н. Влияние копинг-юмора на социальную тревожность при шизофрении. // Национальный психологический журнал. - 2014. - №2(14) - с. 82-89

Grigorieva I.V., Stefanenko E.A., Ivanova E.M., Oleychik I.V., Enikolopov S.N. (2014). Coping humour impact on social anxiety in schizophrenic patients. National Psychological Journal, 2(14), 82-89

О журнале Редакция Номера Авторы Для авторов Индексирование Контакты
Национальный психологический журнал, 2006 - 2017
CC BY-NC

Все права защищены. Использование графической и текстовой информации разрешается только с письменного согласия руководства МГУ имени М.В. Ломоносова.

Дизайн сайта | Веб-мастер