ISSN 2079-6617 (Print)
ISSN 2309-9828 (Online)
Ru | En
РПО
Факультет психологии МГУ имени М.В. Ломоносова
Главная RSS Поиск

ГлавнаяВсе статьи журналаНомера

Тхостов А.Ш., Рассказова Е.И., Емелин В.А. Психодиагностика субъективного восприятия своих идентификаций: применение модифицированной методики «Кто Я?». // Национальный психологический журнал. - 2014. - №2(14) - с. 60-71

Автор(ы): Тхостов А.Ш. ; Рассказова Е.И.; Емелин В.А.;

Аннотация

Применение междисциплинарного подхода в исследованиях идентичности требует разработки методов, позволяющих изучать и сопоставить прогностические возможности критериев диагностики идентичности, предлагаемых в русле различных концепций. Цель данной работы – исследование стабильности и соотношения оценок своих идентификаций по разным критериям, а также их связи с субъективным благополучием, копинг-стратегиями и выраженностью психопатологической симптоматики у испытуемых без психических заболеваний. Методика «Кто Я?» М. Куна и Т. МакПартлэнда была дополнена количественной оценкой по шкале Лайкерта того, насколько каждая из идентификаций нравится (эмоциональная оценка), часто актуализируется (значимость), важна испытуемому (психологическая центральность) и признана другими (воспринимаемое социальное признание). На материале двух выборок: студентов- психологов (n1=82) и взрослых испытуемых (n2=50) были продемонстрированы достаточная согласованность оценок своих идентификаций по каждому из критериев, несводимость критериев друг к другу и возможность надежного расчета единого показателя согласованности/рассогласованности в оценках идентификаций. Положительная оценка, центральность и признанность своих идентификаций способствовали более частому выбору активных поведенческих и когнитивных стратегий совладания со стрессом, а дополнительный учет согласованности в оценках приводил к лучшему предсказанию склонности к позитивному переформулированию, обращения к религии и концентрации на эмоциях. Связь значимости идентификаций и депрессивности опосредствовалась их эмоциональной оценкой: частые мысли об идентификациях препятствовали депрессивности только у испытуемых с положительной эмоциональной оценкой идентичности. В целом применение количественной оценки позволяет дополнить качественный анализ идентификаций общими показателями субъективного переживания идентичности.

Страницы: 60-71
Поступила: 27.05.2014
Принята к публикации: 18.06.2014
DOI: 10.11621/npj.2014.0208

Разделы журнала: Психология личности;

Ключевые слова: идентичность; субъективное восприятие идентификаций; значимость; воспринимаемое социальное признание; субъективное благополучие; депрессивность; копинг-стратегии;

PDF: /pdf/npj-no14-2014/npj_no14_2014_60-71.pdf

Несмотря на все более распространенное в психологии признание значимости междисциплинарных исследований идентичности чело­века (Андреева, 2011, Рассказова, Тхостов, 2012; Hoggetal ., 1995), на практике это требование сталкивается с существенны­ми методологическими и диагностиче­скими трудностями. Прежде всего, поли­фония в понимании структуры, функций и механизмов идентификации, характерная для философии, социологии, психо­логии личности, социальной и клинической психологии приводит к выделению различных ее составляющих и характеристик, предполагая разные способы операционализации самого конструкта. Например, теория идентичности в рам­ках структурного символического интеракционизма (Stryker, 2007) рассма­тривает конкретные идентичности как проявления социальных ролей, прини­маемых человеком, а динамика иден­тичности определяется сменой ролей. В теориях социальной идентичности и самокатегоризации (Андреева, 2011; Abrams, Hogg, 2004; Hogg, Reid, 2006) де­лается специфический акцент на струк­туре социальных групп и динамике групповых отношений, а устойчивые атрибуты человека, задающие его соци­альные роли, но не определяющие груп­повую динамику, учитываются в меньшей степени (Hoggetal., 1995). Дополняя эти представления, концепции идентично­сти в психологии развития указывают на важность учета процесса выбора и сте­пени согласованности/диффузии иден­тичности (Schwarzetal, 200;, Luyckxetal, 2007; Croccetietal, 2010). Кроме этого, разнообразие теоретических подходов приводит к несопоставимости способов диагностики идентичности, т к разли­чия в шкалах и критериях не позволяют выделить общие для всех подходов зве­нья предлагаемых инструментов. В этом контексте актуальной становится разра­ботка новых и модификация существую­щих методов, позволяющих исследовать и сопоставлять прогностические способ­ности критериев диагностики идентич­ности, предлагаемых в русле различных концепций.

Целью данной работы является моди­фикация широко применяемой в иссле­дованиях идентичности методики «Кто Я?» (Андреева, 2011) таким образом, что­бы она учитывала полифонию в выделе­нии критериев идентификации в русле различных подходов, и последующая оценка психодиагностических возмож­ностей этих критериев в предсказании уровня субъективного благополучия, выраженности психопатологической симптоматики и особенностей совладающего поведения у испытуемых без пси­хических заболеваний .

Критерии субъективного восприятия идентичности

Эмпирические исследования в сфере психологии идентичности, как правило, делают акцент на конкретных идентифи­кациях человека: специфических соци­альных ролях (Stryker, 2007), принадлеж­ности группе (Abrams, Hogg, 2004; Hogg, Reid, 2006), личностных особенностях, постулируя необходимость учета того, о какой сфере идентификации идет речь (Schwarzetal, 2009). Преимущество тако­го подхода связано с возможностью вы­явления специфических особенностей переживания конкретных идентично­стей и поиска объекта идентификации в разных сферах жизнедеятельности че­ловека. Ограничение состоит в трудно­сти перехода от конкретных (частных) к целостным самооценкам человека (Бо­далев и соавт , 2000) и диагностике собст­венно переживания самотождественности и реципрокности отношений мира и человека как основы идентичности (Elliott, 2011; DeGrazia, 2005) .

Можно выделить несколько направле­ний такой диагностики (Эриксон, 1996). Во-первых, сюда относятся опросни­ки диагностики самоотношения и удов­летворенности собой (Бодалев и соавт , 2000), к очевидным преимуществам кото­рых относятся простота использования и возможность валидизации и стандар­тизации на репрезентативных выбор­ках, а ограничением является социальная желательность и когнитивные искаже­ния, способствующие осознанной (пря­мой) оценке «себя в целом» и отношения к себе. Во-вторых, более косвенными, хотя и несвободными от перечисленных ограничений, являются психосемантиче­ские методы (Петренко, 2010), в которых оценка себя рассматривается как оцен­ка одного из объектов в соответствии с некоторым набором критериев, не обя­зательно подразумевающим социально желательную оценку (например, семан­тический или личностный дифферен­циал). В-третьих, большое количество проективных методик, обеспечивающих диагностику самосознания и идентич­ности (Бодалев и соавт., 2000; Соколова,1980) и с успехом использующихся в па­топсихологии (Соколова, 1989).

Открывая уникальные возможности для анализа и понимания единичного случая, они имеют и существенные ог­раничения. В частности, не позволяют проводить скрининговую диагностику и использовать стандартизованные ин­струменты ввиду трудоемкости проведения и анализа результатов. Наконец, в отечественной патопсихологии предло­жена методика шкальной оценки себя по набору признаков (методика диагностики самооценки Дембо-Рубинштейн, Рубинш­тейн, 2010). Она позволяет, с одной сторо­ны, гибко выбирать критерии и сопостав­лять идентификации в различных сферах, а с другой - обеспечивает скрининговую диагностику и позволяет выявить несо­гласованность в оценках различных сфер идентификации. Но, и данный метод не свободен от психодиагностических огра­ничений, поскольку во многом индивиду­ален и субъективен (обсуждение с испы­туемым критериев оценки, сами критерии подбора шкал для данного испытуемого) и не позволяет оценить надежность выде­ляемых признаков.

Преодоление указанных ограниче­ний невозможно без ответа на вопрос, какие критерии важны для оценки че­ловеком своих идентификаций и на­сколько эти оценки могут быть интегри­рованы в общую оценку идентичности. Такой анализ позволит и выявить прогностические способности различных критериев, и определить вклад оценок конкретных идентификаций в общее переживание самотождественности и син­теза идентичности.

Ниже будут рассмотрены критерии субъективного восприятия идентично­сти, считающиеся центральными для переживания самотождественности / синтеза идентичности в русле разных концепций.

  • В соответствии с теорией социальной идентичности и самокатегоризации А. Тэшфела и Дж. Тернера (Андреева, 2011) для того, чтобы «запустить» при­нятое в группе поведение, социальная идентичность должна быть значима (identitysalience) для человека (Hogg, Reid, 2006) - она должна стать осно­вой для восприятия себя как части группы. Значимость основана на до­ступности социальных категориза­ций (ценности, важности, частоте ак­туализации разных аспектов образа Я) и их приемлемости (соответствии ситуации). Приемлемость разделяется на структурную или сравнительную (насколько хорошо категоризация учитывает сходства и различия между людьми) и нормативную (насколь­ко хорошо категоризация объясняет причины поведения людей) .

  • В соответствии с социологическим подходом - теория идентичности в рамках структурного символическо­го интеракционизма (Stryker, 2007), центральными компонентами в струк­туре идентичности являются ее зна­чимость и психологическая централь­ность (identitysalience, psychologicalcentrality), поскольку они влияют на выбор социальной роли в конкрет­ной ситуации. Значимость идентич­ности не совпадает с представления­ми теории социальной идентичности и понимается как вероятность того, что данная идентичность будет актуа­лизирована в данном наборе ситуаций (или в данной ситуации у разных лю­дей). В эмпирических исследованиях она операционализируется как часто­та мыслей о конкретной идентифика­ции. Психологическая центральность-субъективная оценка важности той или иной идентичности.

  • В соответствии с представлениями психологии развития, критерий идентификации состоит в том, насколько ее выбор является собственным (автономным), предрешенным или диф­фузным (Marcia, 1966; Schwartzetal,2006), а также насколько он является окончательным - продолжает ли че­ловек рассматривать другие потенци­альные возможности для идентифика­ции (Croccetietal, 2010).

Обобщая данные подходы, мы видим, что речь идет о важности учета эмоцио­нальной оценки идентификаций, оцен­ки их субъективной важности (психо­логической центральности), частоты мыслей о них (значимости) и социаль­ной приемлемости (соответствия ситуа­ции и переживание принятия со сторо­ны других людей). Важно отметить, что мы будем понимать социальную приемлемость как восприятие признанности своих конкретных идентичностей другими людьми. Такое неклассиче­ское понимание обусловлено данными о важности субъективных представле­ний о мнении других людей о себе, бе­рущих начало в TheoryofMind (Premack, Woodruff, 1978; Соколова, 1989). Важный вклад в эту область внесли исследования так называемой стигматизированной идентичности (Quinn, Chaudoir, 2009), т.е. ситуации, когда человек старается скрывать свою идентификацию, считая ее социально неприемлемой. Как пока­зывают исследования, ключевую роль в его идентификации в этом случае иг­рает не реальное поведение и отноше­ние окружающих, а предвосхищаемое и ожидаемое. Например, прототип мо­жет не быть разделен группой (по­скольку люди со скрытой стигмой часто не общаются друг с другом).

Проблема дифференциации/ согласованности оценок своих идентификаций

Дополнительный критерий отноше­ния к себе, неоднократно описанный в исследованиях и приобретающий осо­бую значимость в патопсихологии (Бо­далев и соавт, 2000; Столин, 1983; Соколова, 1989) - критерий согласованности/ дифференциации оценок себя. Традици­онный подход в психодиагностике (Бурлачук, 2006; Шмелев, 2002) выдвигает требование обеспечения надежности-со­гласованности пунктов, входящих в со­став одной и той же шкалы инструмента, т.е. согласованности тех оценок, кото­рые дает испытуемый. Тем не менее, даже в русле этого подхода признается, что су­ществует обусловленная личностными и ситуативными факторами несогласованность в ответах испытуемых, которая важна для квалификации протоколов как достоверных или нет. Например, во вто­рой версии известной методики MMPI-2 выделяются специальные шкалы непо­следовательности в ответах (Butcheretal .. 2001; Рассказова и соавт., 2013) .

Представления о важности диагно­стики профиля самооценок, в том числе, согласованности самооценок, получи­ли свое развитие в русле патопсихоло­гии (Рубинштейн, 2010). В соответствии с длительной традицией исследований самосознания и самооценки при рас­стройствах личности (Соколова, 1989) низкий уровень дифференцированности, трудность выделения и нестабиль­ность системы критериев и оценок, ко­торые использует человек, относятся к числу ключевых нарушений при раз­личных расстройствах личности.

Мы предполагаем, что мера согласо­ванности в оценках испытуемым своих идентификаций является одним из важ­ных критериев, определяющих пережи­вание общей идентичности.

Методика «Кто Я?» М. Куна и Т. МакПартлэнда

Методика была предложена для ис­следования Я-концепции на основе 20 ответов испытуемых на вопрос: «Кто Я?» (Kuhn, 1960; Kuhn, McPartland, 1951). В соответствии с положениями символического интеракционизма, М. Кун предполагал, что список субъективных самодефиниций отражает результат ин­тернализации личностью ее социально­го статуса (Almetal., 1972). Он предло­жил систему качественной кодировки ответов (Ядов, 1994), которая впоследст­вии неоднократно модифицировалась, расширялась и дополнялась (Румянце­ва, 2005). Более поздние модификации методики предполагали оценки вален­тности (эмоциональные оценки) идентификаций (Румянцева, 2005, 2006) при помощи дополнительной оцен­ки испытуемым каждого своего ответа как нравящегося, не нравящегося, не­однозначного или непонятного самому испытуемому, однако других критериев оценки идентичностей не вводилось.

В русле социальной психологии неод­нократно показывалось, что психодиаг­ностические возможности методики не исчерпаны (Андреева, 2011). Одним из та­ких «белых пятен» является уже упомяну­тый вопрос о возможности перехода от частых к общим самооценкам на основе этой методики (Бодалев и соавт , 2000), а также вопрос о содержании и согласо­ванности критериев восприятия (субъек­тивной оценки своих идентификаций).

Целью эмпирической части нашей работы являлось исследование стабиль­ности и соотношения оценок своих идентификаций по параметрам субъек­тивной важности, значимости, социаль­ной приемлемости и эмоциональной оценки, а также их связи с субъектив­ным благополучием, копинг-стратегиями и выраженностью психопатологической симптоматики у испытуемых без психических заболеваний.

Испытуемые

Исследование проводилось в два эта­па, всего в нем приняли участие 132 че­ловека.

На первом этапе выборку составили 82 студента психологического факульте­та МГУ (11 мужчин, 71 женщина) в воз­расте от 17 до 22 лет (средний возраст 19,11±1,47 лет). Девять студентов (11%) состояли в зарегистрированном или гражданском браке, 73 студента были холосты/не замужем (89%) . Ни у кого из испытуемых не было детей.

На втором этапе в исследовании участ­вовали 50 взрослых испытуемых (32 жен­щины, 18 мужчин) в возрасте от 23 до 86 лет (средний возраст 36,80±13,00 лет). 29 испытуемых (60,4%) состояли в заре­гистрированном или гражданском бра­ке, восемь (16,7%) - в разводе, 11 (22,9%) были холосты/не замужем У 25 испытуе­мых (51%) были дети.

Поскольку особенности самооцен­ки и самосознания студентов-психологов могут отличаться от особенностей самосознания и самооценки взрослых испытуемых разных профессий, одной из задач исследования было выявление общих и специфических для каждой вы­борки результатов.

Методы исследования

В исследовании использовались сле­дующие методики:

  1. Модифицированный вариант мето­дики «Кто Я?». Модификация заключа­лась в сокращении количества ответов до 10 и в последующей оценке испы­туемыми каждой из своих иденти­фикаций по критериям: валентности («Насколько Вам нравится каждый от­вет?»), значимости («Насколько часто . Вы думаете, вспоминаете или что-то напоминает Вам каждый ответ?»), пси­хологической центральности («На­сколько ответ важен для Вас?») и соци­ального признания («Как Вам кажется, согласятся ли люди, которые. Вас хо­рошо знают, с Вашим ответом?»), а так же идентичности по шкале Лайкерта от 0 до 10 баллов . Сокращение числа ответов было обусловлено тем, что дополнительная оценка усложня­ла методику, а для проверки гипотезы о стабильности оценок можно было использовать меньшее число ответов.

  2. Шкала удовлетворенности жизнью (Dieneretal ., 1985; Осин, Леонтьев, 2008) -скрининговая методика оцен­ки общей удовлетворенности жизнью.

  3. Методика диагностики совладающего поведения COPE (Carveretal . , 1989; Рассказова и соавт. , 2013), направлен­ная на оценку выраженности 15 копинг-стратегий: активное совладание, планирование, подавление конкури­рующей деятельности, сдерживание совладания, поиск инструментальной и эмоциональной социальной под­держки, концентрация на эмоциях, позитивное переформулирование, от­рицание, принятие, обращение к ре­лигии, использование «успокоитель­ных» средств, юмор, поведенческий и мысленный уход от проблемы .

  4. Опросник выраженности психопато­логической симптоматики SCL-90R (Derogatis, Salvitz, 2000; Тарабрина, 2007). Методика позволяет диагносцировать выраженность симптомов соматизации, обсессий и компульсий, межличностной тревожности, враждебности, фобий, паранойяльности, психотизма. Помимо этого, при помощи методики можно рассчитать общий индекс тяжести симптомов, индекс тяжести дистресса и число беспокоящих симптомов.

Результаты

Параметры субъективной оценки сво­их идентификаций: разработка и психометрические характеристики шкал.

Как эмоциональная оценка, так и оценки значимости, центральности и признания со стороны других своих идентификаций, операционализированных в форме десяти своих ответов на вопрос «Кто Я?» по параметрам субъек­тивных шкал, обладают достаточной над­ежностью-согласованностью: в выборке студентов альфа Кронбаха для разных параметров варьирует от 0,68 до 0,74, в вы­борке взрослых - от 0,83 до 0,91 (табл . 1). Иными словами, независимо от конкретного содержания ответов, согласован­ность их субъективных оценок позволяет диагносцировать общую эмоциональную оценку, значимость, центральность и оценку признания своих идентифи­каций как средний или суммарный по­казатель оценок отдельных идентифи­каций. Кроме того, это позволяет задать меру индивидуальной дифференцированности ответов как меру разброса оценок испытуемых относительно среднего. В данной работе мы использовали сред­нее значение и стандартное отклонение в индивидуальных оценках по десяти от­ветам на вопрос «Кто Я?» (табл. 1).

Стандартные отклонения в оценках своих ответов на вопрос «Кто Я?» по четы­рем параметрам (эмоциональная оценка, значимость, центральность, признание другими) достаточно согласованны (аль­фа Кронбаха 0,67 в выборке студентов и 0,79 в выборке взрослых), что позволяет использовать среднее стандартное от­клонение в оценках своих идентифика­ций как общую меру несогласованности в сфере самооценки и самоотношения . Напротив, согласованность средних по­казателей по разным параметрам являет­ся достаточной в выборке студентов (аль­фа Кронбаха 0,77), но низкой в выборке взрослых (0,58), что не позволяет предложить общий показатель «успешности идентификации» и говорит о необходи­мости анализа идентификации по раз­ным параметрам.

В соответствии с полученными дан­ными, в дальнейшем анализе использо­вались средние показатели индивиду­альных оценок своих ответов на вопрос «Кто Я?» по каждому из четырех параме­тров: психологическая эмоциональная оценка, значимость, психологическая центральность, субъективная оценка признания окружающих; а также усред­ненный показатель отклонений в оцен­ках по каждому из параметров (среднее стандартное отклонение оценок), харак­теризующий несогласованность оценок различных идентификаций . Сравнение показателей этих параметров в группе взрослых и группе студентов проводи­лось при помощи t-критерия Стьюдента: ни в одном случае показатели не дости­гли принятого уровня значимости. Ины­ми словами, не выявлено особенностей в оценках своих идентификаций у сту­дентов по сравнению со взрослыми.

Параметры оценки своих отве­тов на вопрос «Кто Я?»

Студенты (N=82)

Взрослые (N=50)

Среднее

Ст. откл.

Разброс

Альфа Кронбаха

Среднее

Ст. откл.

Разброс

Альфа Кронбаха

Положительная эмоциональная оценка

8,14

1,28

4,50 -10,00

0,74

7,94

1,96

1,00 -10,00

0,90

Значимость

7,00

1,43

2,30 -9,40

0,74

6,45

2,01

0,00 -10,00

0,89

Психологическая центральность

7,71

1,40

3,00 -10,00

0,74

7,54

2,22

0,00 -10,00

0,91

Субъективная оценка признания окружающих

8,57

1,00

5,10 -10,00

0,68

8,27

1,38

4,20 -10,00

0,83

Среднее отклонение в оценках

1,95

0,65

0,67 - 3,38

0,67

1,87

0,86

0,00 - 3,77

0,79

Таблица 1. Описательная статистика и надежность-согласованность субъективной оценки идентичности (на основе ответов на вопрос «Кто Я?»)

Корреляционный анализ параметров субъективной оценки своих идентификаций

Как в выборке студентов, так и вы­борке взрослых испытуемых (табл. 2) корреляции предложенных шкал субъ­ективной оценки своих идентификаций между собой варьировались от ну­левых до относительно высоких (0,66). В целом, положительная эмоциональ­ная оценка своих идентификаций была связана с представлениями об их соци­альном признании и, в меньшей степени, с их важностью для испытуемых. В выборке студентов положительная окраска идентификаций была связана также с более частыми мыслями о них, тогда как в выборке взрослых такой связи не наблюдалось. Значимость идентифика­ций (частота мыслей об идентифика­циях) была связана с их субъективной важностью, но не с представлениями о социальном признании в обеих вы­борках, тогда как субъективная важ­ность коррелировала с уверенностью в социальном признании только в вы­борке студентов. Следует отметить, что ни в одном случае коэффициенты кор­реляции не превышают 0,70, косвенно подтверждая принятые в психологии идентичности представления о содер­жательных различиях между этими конструктами (Stryker, 2007).

Параметры оценки своих ответов на вопрос «Кто Я?»

Средний показатель по 10 ответам на вопрос «Кто Я?»

Среднее ст. откл. в оценках по 10 ответам на вопрос «Кто Я?»

Эмоциональная

оценка

Значимость

Центральность

Признание

Средний показатель

Положительная эмоциональная оценка

1

0,36**

0,53**

0,57**

-0,57**

Значимость

0,05

1

0,66**

0,20

-0,29**

Психологическая

центральность

0,38**

0,42**

1

0,39**

-0,48**

Субъективная оценка признания окружающих

0,59**

-0,09

0,17

1

-0,71**

Среднее ст. откл. в оценках по 10 ответам на вопрос «Кто Я?»

-0,39**

0,00

-0,32**

-0,57**

1

Примечание. * - p<0,05, ** - p<0,01.

Таблица 2. Корреляционный анализ параметров оценки своих ответов на вопрос «Кто Я?» (выше основной диагонали указаны коэффициенты корреляции в выборке студентов, ниже – в выборке взрослых испытуемых)

И в выборке студентов, и в выборке взрослых оценка своих идентификаций как нравящихся испытуемому, важных для него и признанных окружающими связана с большей согласованностью от­ветов, что полностью находится в соот­ветствии с известным эффектом «потол­ка» (Кэмпбелл, 1980). Поскольку средние значения по всем показателям варьируют от 7 до 8, 6 баллов, то более высокие оцен­ки являются и более согласованными в силу того, что не могут изменяться в сто­рону повышения. Единственное исклю­чение составляет параметр значимости идентификаций (частоты мыслей о них), в отношении которого эффект «потолка» наблюдается только у студентов.

Связь оценок своих идентификаций с субъективным благополучием, совладающим поведением и выраженностью психопатологической симптоматики.

Анализ связи оценок своих идентифи­каций с субъективным благополучием, совладающим поведением и выраженно­стью психопатологической симптомати­ки проводился следующим образом. На первом этапе рассчитывались корреля­ции между соответствующими показате­лями (табл . 3 и 4). На втором этапе при по­мощи анализа модераций (Chaplin, 2007) оценивались различия в структуре связей между оценками своих идентификаций и показателями совладающего поведения и субъективного благополучия у студентов и взрослых испытуемых. Была проведе­на серия иерархических регрессионных анализов для оценок своих идентифика­ций и одной из зависимых переменных. В качестве зависимых переменных вы­ступали показатели удовлетворенности жизнью, выраженности психопатологи­ческой симптоматики и копинг-стратегий. На первом шаге серии иерархических регрессий в модель вносились перемен­ная выборки испытуемых (студенты/взро­слые) и переменные, соответствующие усредненным оценкам своих идентифи­каций по разным параметрам. На втором шаге к ним добавлялась переменная, со­ответствующая согласованности оценок своих идентификаций (среднее стандартное отклонение в оценках). На третьем шаге в модель добавлялись переменные, описывающие взаимодействие выборки (студенты/взрослые) с каждой из средних оценок и средним отклонение в оценках. Переменные взаимодействия рассчитыва­лись путем перемножения соответствующих показателей (выборке студентов при­писывался вес 0, выборке взрослых - 1). Если корреляционные связи оценок идентификаций (и согласованности в этих оценках) с зависимыми перемен­ными были различными в выборках сту­дентов и взрослых испытуемых, третий шаг регрессии приводил к значимому улучшению модели (процента объясняе­мой дисперсии R2). Кроме того, значимое улучшение модели на втором шаге регрессионного анализа свидетельствовало о значимом вкладе не только самих оценок идентификаций, но и их разнородности/ однородности.

Как у студентов (табл . 3), так и у взро­слых испытуемых (табл 4) удовлетво­ренность жизнью была связана с поло­жительной эмоциональной оценкой и большей важностью идентификаций, а также с большей согласованностью в оценках своих идентификаций. Кро­ме того, у студентов удовлетворенность жизнью была связана с оценками часто­ты мыслей об идентификациях и их социального признания.

В выборке студентов положительная эмоциональная оценка своих идентифи­каций связана с обращением к религии при совладании с трудными жизненными ситуациями, тогда как в выборке взрослых - с позитивным переформулированием, активным совладанием, юмором и более низким уровнем депрессивности. Частота мыслей об идентификациях (значимость) у студентов положительно коррелирует с обращением к религии и отрицательно - с уровнем депрессивности. Психологи­ческая центральность (важность) иден­тификаций у студентов связана с более частым использованием активного совладания и обращения к религии, с более ред­ким поведенческим уходом от проблемы, и со снижением тревожности в межлич­ностных отношениях, а у взрослых ис­пытуемых - только с меньшей вероятно­стью поведенческого ухода от проблем. Чем выше субъективные оценки соци­ального признания своих идентифи­каций, тем выше показатель по шкале активного совладания и у студентов, и у взрослых. Кроме того, у взрослых испытуемых воспринимаемое социаль­ное признание связано с более частым позитивным переформулированием, юмором, сдерживанием, принятием и планированием при совладании с труд­ными жизненными ситуациями. Рассогласованность в оценках своих иден­тификаций у студентов связана с более редким использованием позитивного пе­реформулирования, активного совладания и более частым поведенческим ухо­дом от проблемы. У взрослых испытуе­мых высокий уровень рассогласованно­сти в оценках идентификаций связан с более частой концентрацией на эмоци­ях, более редким прибеганием к юмору и сдерживанию при совладании.

В целом, особенности копинг-стратегий в выборке студентов в большей мере связаны с оценками значимости и цен­тральности, а в выборке взрослых - с эмоциональными оценками и оценка­ми социального признания их иденти­фикаций.

По результатам иерархического рег­рессионного анализа второй этап (учет согласованности /рассогласованности оценок) приводил к значимому улучше­нию модели в отношении позитивного переформулирования (AR2=0,04, p<0,05; R2=0,12, F=2,71, p<0,05; p=-0,27, p<0,05) и обращения к религии (AR2=0,03, p<0,05; R2=0,14, F=3,35, p<0,01; p=0,24, p<0,05), а также к улучшению на уровне тенден­ции в отношении концентрации на эмо­циях (AR2=0,04, p<0,07; R2=0,09, F=1,88, p<0,09; P=0,22, p<0,07). Иными слова­ми, независимо от выборки (студенты или взрослые) и средних оценок своих идентификаций (эмоциональной оцен­ки, оценки значимости, центральности, социального признания) рассогласо­ванность в оценке последних связана с более редким использованием страте­гии позитивного переформулирования, более частым обращением к религии и на уровне тенденции более частой кон­центрацией на эмоциях.

Значимое изменение процента объя­сняемой дисперсии (R2) на третьем эта­пе регрессионного анализа отмечалось в отношении уровня депрессивности (AR2=0,12, p<0,01). В целом, на третьем этапе модель объясняла 24% дисперсии данных, а ее оценки по критерию Фи­шера достигали выбранного уровня зна­чимости (R2=0,24, F=3,29, p<0,01). Как показывает более детальный анализ дан­ных, увеличение процента объясняемой дисперсии в отношении депрессивности на третьем этапе регрессионного анализа объяснялось влиянием взаи­модействия выборки и средней эмоциональной оценки своих идентифика­ций ( р=-2,08, p<0,01), а также выборки и средней значимости идентификаций (выраженности руминаций в отноше­нии идентификаций, в=0,94, p<0,05). В выборке студентов депрессивность отрицательно связана с частотой мы­слей (руминациями) в отношении сво­их идентификаций, тогда как в выборке взрослых она связана с отрицательной эмоциональной оценкой своих иденти­фикаций, но не руминациями.

Кроме того, добавление в модель вза­имодействий (третий этап) приводило к увеличению процента объясняемой дисперсии (R2) на уровне тенденции в отношении юмора (AR2=0,08, p<0,07; R2=0,14, F=1,76, p<0,07). При этом от­мечалось влияние взаимодействия вы­борки и воспринимаемого социально­го признания своих идентификаций ( в=2,37, p<0,01). У взрослых испытуе­мых, в отличие от студентов, более вы­сокие оценки социального признания своих идентификаций не были связаны уровне тенденции с более частым ис­пользованием юмора как копинг-стратегии.

Поскольку результат, касающийся отрицательной связи депрессивности и частоты мыслей о своих идентифи­кациях у студентов, рассогласовывался с положениями когнитивной теории де­прессий (Бек и соавт., 2003) и данными о роли самофокусированного внимания в усилении негативных эмоциональных переживаний при депрессии (Watkins, Teasdale, 2004), был проведен дополнительный статистический анализ.

Показатели

Средний показатель по 10 ответам на вопрос «Кто Я?»

Среднее ст. откл. в оценках по 10 отве­там на вопрос «Кто Я?»

Эмоциональная

оценка

Значимость

Центральность

Признание

SWLS - Удовлетворенность жизнью

0,32**

0,23*

0,32**

0,25*

-0,26

COPE - Позитивное переформулирование

0,14

0,03

0,01

0,14

-0,30**

COPE - Активное совладание

0,07

0,21

0,23*

0,24*

-0,25*

COPE - Обращение к религии

0,28*

0,29**

0,40**

0,10

-0,08

COPE - Поведенческий уход от проблемы

-0,10

-0,09

-0,28*

-0,11

0,23*

SCL-90R - Межличностная тревожность

-0,21

-0,12

-0,22*

-0,21

0,15

SCL-90R - Депрессивность

-0,09

-0,34**

-0,20

-0,06

0,20

Примечание. * - p<0,05, ** - p<0,01.

Таблица 3. Корреляционный анализ параметров оценки своих ответов на вопрос «Кто Я?» с субъективным благополучием, совладающим поведением и выраженностью психопатологической симптоматики в выборке студентов (указаны только переменные, корреляции по которым достигают уровня значимости).

Показатели

Средний показатель по 10 ответам на вопрос «Кто Я?»

Среднее ст. откл. в оценках по 10 отве­там на вопрос «Кто Я?»

Эмоциональная

оценка

Значимость

Центральность

Признание

SWLS - Удовлетворенность жизнью

0,32*

0,01

0,37*

0,19

-0,29*

COPE - Позитивное переформулирование

0,30*

0,10

-0,04

0,33*

-0,21

COPE - Концентрация на эмоциях

-0,14

-0,06

-0,29

-0,10

0,35*

COPE - Активное совладание

0,38**

0,13

0,09

0,34*

-0,19

COPE - Юмор

0,32*

-0,03

0,08

0,52**

-0,30*

COPE - Поведенческий уход от проблемы

-0,02

-0,23

-0,30*

-0,04

0,06

COPE - Сдерживание

0,28

-0,21

0,13

0,33*

-0,31*

COPE - Принятие

0,24

-0,15

-0,13

0,37*

-0,21

COPE - Планирование

0,28

0,10

0,00

0,30*

-0,07

SCL-90R - Депрессивность

-0,47**

0,12

-0,08

-0,13

0,12

Примечание. * -- p<0,05, ** - p<0,01.

Таблица 4. Корреляционный анализ параметров оценки своих ответов на вопрос «Кто Я?» с субъективным благополучием, совладающим поведением и выраженностью психопатологической симптоматики в выборке взрослых (указаны только переменные, корреляции по которым достигают уровня значимости).

Мы предположили, что связь значи­мости и депрессивности опосредствует­ся эмоциональной оценкой. У испыту­емых, дающих в целом положительную оценку своих идентификаций, частота мыслей о них будет способствовать сни­жению депрессивности, актуализируя положительные убеждения о себе, тог­да как при отрицательной эмоциональ­ной оценке своих идентификаций эффект будет обратным (Бек и соавт , 2003). Для проверки этой гипотезы испытуемые в обеих выборках были разделены по медиане на две группы: со скорее по­ложительной эмоциональной оценкой своих идентификаций и со скорее от­рицательной оценкой. В соответствии с нашим предположением, в выборке сту­дентов частота мыслей оказалась значи­мо отрицательно связана с депрессивностью только в группе с положительной эмоциональной оценкой своих идентификаций (r=-0,19, p>0,1 - в группе с отрицательной оценкой и r=-0,49, p<0,01 - в группе с положительной оценкой). В выборке взрослых испытуемых эф­фект был тот же с той разницей, что в группе с положительной оценкой кор­реляции не было, а в группе с отрицатель­ной оценкой значимость положительно коррелировала с депрессивностью, хотя и не достигала выбранного уровня зна­чимости из-за небольшого количества испытуемых в подгруппе (r=0,40, p<0,07 и r=0,00, p>0,1 соответственно). Таким образом, в выборке студентов частота мыслей об идентификациях препятство­вала депрессивным переживаниям толь­ко у оценивающих свои идентификации положительно, а в выборке взрослых она способствовала депрессивным пережива­ниям только у оценивающих свои идентификации отрицательно.

Обсуждение результатов

Всоответствии с целями исследова­ния можно выделить несколько фоку­сов обсуждения полученных результа­тов. Во-первых, психодиагностические возможности модифицированной версии методики «Кто Я?», включая право­мерность перехода от частных самооце­нок идентификаций к общим оценкам и проблемы согласованности в оценках. Во-вторых, структура критериев оцен­ки у студентов и взрослых испытуемых. В-третьих, прогностическая способ­ность разных критериев оценки своих идентификаций в отношении субъек­тивного благополучия, копинг-стратегий и выраженности психопатологической симптоматики. Наконец, важность диагностики согласованности/дифференцированности самооценки своих идентификаций в норме.

Психодиагностические возможно­сти модифицированной версии методи­ки «Кто Я?». Данные, полученные на двух различных выборках (студентов и взро­слых), свидетельствуют о том, что независимо от качественных особенностей и структуры тех ответов, которые пред­лагают испытуемые, их оценки своих идентификаций достаточно согласован­ны. Иными словами, можно говорить о стабильных личностных особенностях, определяющих эмоциональную оценку, оценку значимости (частоты мыслей), психологической центральности (важ­ности) и социального признания своих идентификаций. Кроме того, выделен­ные четыре параметра оценки не повторяют друг друга и не могут быть сведены к некоему интегральному параметру са­мооценки. Этот результат соответствует как принятым в социальной психологии и социологии представлениям о важно­сти учета разных аспектов отношения к идентичности (Hogg, Reid, 2006; Stryker,2006), так и отечественной традиции ди­агностики самооценки и ее нарушений, указывавшей на важность использова­ния разных шкал и критериев самооцен­ки (Соколова, 1989; Рубинштейн, 2010 ). Немаловажно, что применение качест­венной методики в данном контексте допускает возможность дальнейшей квалификации индивидуального случая (на­пример, выявление тех идентификации, в отношении которых эмоциональное принятие снижено или социально признание расценивается как недостаточ­ное ). При этом на обобщенном уровне оно обеспечивает возможность количе­ственной оценки особенностей восприя­тия своих идентификаций и их согласо­ванности.

Открытым в данном исследовании остается вопрос о том, характеризуют ли общие оценки идентификаций, полу­ченные путем усреднения, общее пере­живание идентичности и самотождественности. Ответ на этот вопрос требует дальнейшего сопоставления данной модифицированной методики с методика­ми общей идентичности.

Структура критериев оценки своих идентификаций у студентов и взрослых испытуемых. Не смотря на то, что не было выявлено различий между выборками ни по одному из критериев оценки своих идентификаций, паттерны корреляций между шкалами в этих группах различа­лись. Во-первых, частота мыслей об иден­тификациях (значимость) у взрослых испытуемых была связана только с их субъективной важностью (центральностью) и не коррелировала ни с эмоцио­нальной оценкой, ни с воспринимаемым социальным признанием. У студентов значимость была связана со всеми показателями, кроме признания, где она не достигала принятого уровня значимости. Во-вторых, воспринимаемое социальное признание идентификаций у взрослых, в отличие от студентов, не было связано с их субъективной важностью. С нашей точки зрения, частота мыслей об идентификациях должна рассматриваться как вторичный критерий оценки, поскольку определяется целым рядом других особенностей, в том числе, эмоциональной оценкой, центральностью, социальным признанием идентификаций. В таком случае полученные результаты косвенно свидетельствуют о том, что у взрослых и у студентов разные критерии оказывают разное воздействие на частоту мыслей об идентификациях - если для студен­тов важны центральность, эмоциональ­ная оценка и неоднородность в разных идентификациях, то у взрослых испыту­емых роль эмоциональной оценки и социального признания снижается. Точно также, корреляция между социальным признанием и психологической цен­тральностью идентификаций в выбор­ке студентов может рассматриваться как большая зависимость их оценок своих идентификаций от мнения окружающих (реального или мнимого). Кроме того, низкий уровень корреляций значимости с воспринимаемым социальным призна­нием может быть следствием того, что часть размышлений о собственных иден­тификациях у испытуемых определялась социальным признанием, а часть - социальным непризнанием (субъектив­ным или реальным) и такая неодноз­начность привела к снижению уровня корреляций . Дальнейшие исследования, учитывающие качественную специфику ответов, могут способствовать проясне­нию этого вопроса.

Субъективное восприятие иденти­фикаций и субъективное благополучие, выраженность психопатологической симптоматики и особенности копинг- стратегий. В соответствии с нашими ожиданиями, удовлетворенность жизнью была связана с эмоциональной оценкой, важностью (центральностью) и согласо­ванностью в оценках своих идентификаций, а у студентов - со значимостью и социальным признанием. Иными словами, особенности оценок человеком своих идентификаций сказываются на его субъективном благополучии или, на­оборот, общее благополучие приводит к изменению процесса оценки.

Можно наметить два пути дальней­ших направлений исследований. Пер­вый путь базируется на том, что оценка удовлетворенности жизнью - это когни­тивная оценка, тогда как общее переживание идентичности может в значитель­ной мере сказываться на эмоциональной составляющей субъективного благопо­лучия. Дополнение диагностики субъ­ективного благополучия выявлением эмоциональных переживаний может способствовать уточнению получен­ных данных (Diener, Ryan, 2009). Второй путь (Бодалев и соавт., 2000) предпола­гает учет того, насколько для человека важны поиск собственной идентичности и ее осмысление (Elliott, 2011; DeGrazia,2004 ). Можно предположить, что оцен­ки идентификаций будут в большей мере связаны с удовлетворенностью жизнью у тех испытуемых, для которых поиск и принятие идентичности важны. Даль­нейшие исследования могут быть на­правлены на проверку этих гипотез.

Значительное влияние критериев оценки собственных идентификаций было выявлено в отношении депрессив­ной симптоматики, что соответствует положениям когнитивной терапии (Бек и соавт., 2003). Дополнительный анализ показал, что связь значимости иденти­фикаций и депрессивности опосредует­ся их эмоциональной оценкой - частые мысли о не нравящихся, но не отрица­тельно оцениваемых идентификациях у студентов препятствуют депрессивности, тогда как частые мысли о не нравя­щихся идентификациях у взрослых способствуют ей. Этот результат полностью согласуется с положениями когнитив­ной теории (Бек и соавт., 2003; Watkins, Teasdale, 2004), хотя и требует дальней­шей проверки с использованием боль­ших объемов выборки.

В целом, в обеих выборках особен­ности копинг-стратегий зависели от оценок своих идентификаций, причем, у студентов значимые корреляции на­блюдались в основном с оценками зна­чимости и центральности, а у взрослых - с эмоциональными оценками и оцен­ками социального признания их иден­тификаций. Этот результат позволяет предполагать, что с возрастом вклад раз­ных аспектов оценки идентификаций в совладающее поведение может меняться. Как более положительная оцен­ка, так и большая центральность иден­тификаций способствуют обращению к более активным стратегиям совладания со стрессом (более «продуктивным», см . Рассказова и соавт., 2013). Воспри­нимаемое социальное признание сво­их идентификаций способствовало ак­тивному совладанию в обеих выборках, а у взрослых - было дополнительно свя­зано с целым рядом активных когнитив­ных стратегий совладания (позитивным переформулированием, юмором, сдер­живанием, принятием и планированием).

Диагностическое значение согласо­ванности в оценках своих идентифи­каций. Согласно полученным данным, в обеих выборках общая мера согласо­ванности в оценках своих идентификаций может рассматриваться как до­статочно надежный показатель. Иными словами, если конкретные оценки своих идентификаций требуют учета того, по каким критериям проводилась оценка, то параметр согласованности/рассогла­сованности является общей особенностью оценок испытуемых, не зависящим от того, по каким критериям оценка проводилась.

Не будучи связана напрямую с субъ­ективным благополучием, согласован­ность в оценке своих идентификаций коррелирует с целым рядом копинг-стратегий как у студентов, так и у взро­слых испытуемых, а учет этой перемен­ной на втором этапе иерархического регрессионного анализа значимо допол­нял базовую модель, включавшую только выборку (студенты/взрослые) и средние оценки своих идентификаций по четы­рем критериям. Согласно результатам регрессионного анализа, рассогласо­ванность в оценках идентификаций по­зволяет дополнительно объяснить 3-4% дисперсии показателей по шкалам пози­тивного переформулирования, обраще­ния к религии и концентрации на эмо­циях. В целом, при рассогласованности в оценках и студенты, и взрослые реже прибегают к проблемно-ориентирован­ным когнитивным и поведенческим копинг-стратегиям. У студентов отмечает­ся нарастание частоты поведенческого ухода от проблемы, у взрослых испытуе­мых - концентрации на эмоциях.

Таким образом, в полном соответст­вии с существующими представлениями (Столин, 1983; Соколова, 1989), согла­сованность/рассогласованность в оцен­ках конкретных идентификаций может рассматриваться как надежная характе­ристика общей идентичности, а ее учет в исследовании важен для предсказания целого ряда особенностей совладающего поведения испытуемых.

Особенности выборки и оценки сво­их идентификаций. В данном исследо­вании мы исходили из предположения о том, что особенности выборок могут оказывать значимое влияние на полученные результаты, в частности, оценки идентификаций у студентов-психологов и взрослых испытуемых разных спе­циальностей могут быть несопостави­мы (Кэмпбелл, 1980). В связи с этим, во всех случаях анализ проводился раздель­но по группам. Но, согласно полученным результатам, предположение о возмож­ности надежного перехода от оценок конкретных идентификаций к общим оценкам идентичности по параметрам эмоционального отношения, значимо­сти, центральности и воспринимаемого социального признания, и предположе­ние о надежной диагностике согласован­ности/рассогласованности в оценках по­лучили подтверждение в обеих группах. Более того, средние показатели оценок и общая структура критериев оценки у студентов и взрослых близки и в обе­их выборках выделенные шкалы демон­стрируют прогностическую способность в отношении депрессивности и ряда копинг-стратегий. Однако были выявлены и специфические особенности, позво­ляющие предположить, что при внеш­нем сходстве структуры оценки своих идентификаций разные критерии име­ют разный вклад в развитие депрессив­ных переживаний и выбор совладающего поведения. В частности, влияние взаимодействия выборки и критериев оценки идентификаций было выявлено в отно­шении депрессивности и на уровне тенденции в отношении юмора. Несмотря на то, что эти различия могут интерпре­тироваться как возрастные особенности, выборки студентов и взрослых испытуемых различались в данном исследовании по целому ряду параметров, что делает их однозначно несопоставимыми, и исследование возрастных особенностей иден­тификации при помощи предложенной модификации методики требует даль­нейших исследований.

Список литературы:

Андреева Г.М.К вопросу о кризисе идентичности в условиях социальных трансформаций // Психологические исследования. - 2011. - № 6(20). - Электронный ресурс. - Режим доступа : http://psystudy.ru.

Бек А.Когнитивная терапия депрессии / А. Бек, А. Раш, Б. Шо, Г. Эмери. - Санкт-Петербург : Питер, 2003.

Бодалев А.А.Общая психодиагностика / А.А. Бодалев, В.В. Столин, В.С. Аванесов. - Санкт-Петербург : Речь, 2000.

Бурлачук Л.Ф.Психодиагностика / Л.Ф. Бурлачук. - Санкт-Петербург : Питер, 2006.

Кэмпбелл Д.Т.Модели экспериментов в социальной психологии и прикладных исследованиях / Д.Т. Кэмпбелл. - Москва : Прогресс, 1980.

Осин Е.Н., Леонтьев Д.А.Апробация русскоязычных версий двух шкал экспресс-оценки субъективного благополучия // Материалы III Всероссийского социологического конгресса. - Москва : Институт социологии РАН, Российское общество социологов, 2008.

Петренко В.Ф.Многомерное сознание. Психосемантическая парадигма / В.Ф. Петренко. - Москва : Новый хронограф, 2010.

Рассказова Е.И.Копинг-стратегии в структуре деятельности и саморегуляции: психометрические характеристики и возможности применения методики COPE / Е.И. Рассказова, Т.О. Гордеева, Е.Н. // Психология. Журнал Высшей школы экономики. - 2013. - Т. 10. - №1. - С. 82-118.

Рассказова Е.И. Психометрические характеристики русскоязычной версии MMPI-2 / Е.И. Рассказова, С.А. Богомаз, Л.Я. Дорфман, Д.А. Леонтьев и др. // Психологические исследования. - 2013. - Т. 6. - № 29. - С. 2. - Электронный ресурс. -Режим доступа : http://psystudy.ru.

Рассказова Е.И.,Тхостов А.Ш. Идентичность как психологический конструкт: возможности и ограничения междисциплинарного подхода // Психологические исследования. - 2012. - № 5(26). - С. 2. - Электронный ресурс. - Режим доступа : http://psystudy.ru.

Рубинштейн С.Я.Экспериментальные методики патопсихологии и опыт применения их в клинике / С.Я. Рубинштейн. - Москва : Апрель- Пресс, 2010.

Румянцева Т.В.Психологическое консультирование: диагностика отношений в паре / Т.В. Румянцева. - Санкт-Петербург : Речь, 2006. - С. 82-103.

Румянцева Т.В.Трансформация идентичности студентов медицинского вуза в меняющихся социальных условиях : автореф. дисс.... канд. психол. наук. - Ярославль, 2005.

Соколова Е.Т.Проективные методы исследования личности / Е.Т. Соколова. - Москва : Издательство Московского университета, 1980.

Соколова Е.Т.Самосознание и самооценка при аномалиях личности / Е.Т. Соколова. - Москва : Издательство Московского университета, 1989.

 Столин В.В.Самосознание личности / В.В. Столин. - Москва : Издательство Московского университета, 1983.

Тарабрина Н.В.Практикум по психологии посттравматического стресса / Н.В. Тарабрина. - Москва : Когито-центр, 2007.

Шмелев А.Г.Психодиагностика личностных черт / А.Г. Шмелев. - Санкт-Петербург : Речь, 2002.

Эриксон Э.Идентичность: юность и кризис / Э. Эриксон. - Москва : Прогресс, 1996.

Ядов В.А.Социальная идентификация в кризисном обществе / В.А. Ядов // Социологический журнал. - 1994. - № 1. - С. 35-52.

Abrams D., Hogg M.A.Meta-theory: lessons from social identity research // Personality and Social Psychology Review. - 2004. - 8(2). - P. 98-106.

Alm R.M., Carrol W.F., Welty G.A.The Internal Validity of the Kuhn-McPartland TST // Proceedings of the American Statistical Association (Social Statistics Section). - Washington: ASA, 1972. - P. 190-193.

Butcher J.N., Graham J.R., Ben-Porath Y.S., Tellegen A., Dahlstrom W.G., & Kaemmer B.MMPI-2 (Minnesota Multiphasic Personality Inventory-2): Manual for administration and scoring (2nd ed.). - Minneapolis, MN: University of Minnesota Press, 2001.

Carver C.S., Scheier M.F., Weintraub J.K.Assessing coping strategies: A theoretically based approach // Journal of Personality and Social Psychology. - 1989. - Vol. 56. - 2. - P. 267-283.

Chaplin W.F.Moderator and mediator models in personality research // Robins R.W., Fraley R.C., Krueger R.E. (Eds.) Handbook of Research Methods in Personality Psychology. - N.Y.: The Guilford Press, 2007.

Crocetti E., Schwartz S.J., Fermani A., Meeus W.The Utrecht-Management of Identity Commitments Scale (U-MICS). Italian validation and cross­national comparisons. // European Journal of Psychological Assessment. 2010. - 26(3). - P. 172-186.

DeGrazia D.Enhancement technologies and human identity // Journal of Medicine and Philosophy. - 2005. - 30. - P. 261-283.

Derogatis L.R., Savitz K.L.The SCL-90-R and the Brief Symptom Inventory (BSI) in Primary Care // M.E. Maruish, ed. Handbook of psychological assessment in primary care settings, Volume 236. Mahwah. - NJ: Lawrence Erlbaum Associates, 2000. - P. 297-334.

Diener E., Emmons R.A., Larsen R.J., Griffin S.The Satisfaction With Life Scale // Journal of Personality Assessment. - 1985. - Vol. 49. - Р. 71-75.

Diener E., Ryan K.Subjective well-being: a general overview // South African Journal of Psychology. - 2009. - 39. - Р. 391-406.

Elliott C.Enhancement technologies and the modern self // Journal of Medicine and Philosophy. - 2011. - 36. - P. 364-374.

Emelin V.A., Tkhostov A.Sh., Rasskazova E.I.Psychological adaptation in the info-communication society: The revised version of Technology-Related Psychological Consequences Questionnaire // Psychology in Russia: State of the Art. - 2014. - 8(2). - 105-120.

Hogg M.A., Reid S.A. Social identity, self-categorization and the communication of group norms // Communication Theory. - 2006. - 16. - P. 7-30.

Hogg M.A., Terry D.J., White K.M.A tale of two theories: a critical comparison of identity theory with social identity theory // Social Psychology Quarterly. - 1995. - 58(4). - P. 255-269.

Kuhn M.H.Self-Attitudes by Age, Sex and Professional Training // Sociological Quarterly. - 1960. - 1. - Р. 39-56.

Kuhn M., McPartland T.S.An Empirical Investigation of Self-Attitudes // American Sociological Review. - 1951. - 19. - Р. 68-76.

Luyckx K., Soenens B., Goossens L., Vansteenkiste M.Parenting, identity formation and colledge adjustment: a mediation model with longitudinal data // International Journal of Theory and Research. - 2007. - 7(4). - P. 309-330.

Marcia J.E.Development and validation of ego-identity status. // Journal of Personality and Social Psychology. - 1966. - 3. - P. 551-558.

Premack D.G., Woodruff G. Does the chimpanzee have a theory of mind? // Behavioral and Brain Sciences. - 1978. - 1(4). - Р. 515-526.

Quinn D.M., Chaudoir S.R.Living with a concealable stigmatized identity: the impact of anticipated stigma, centrality, salience and cultural stigma on psychological distress and health // Journal of Personality and Social Psychology. - 2009. - 97(4). - P. 634-651.

Schwartz S.J., Adamson L., Ferrer-Wreder L., Dillon F.R., Berman S.Identity status measurement across contexts: variations in measurement structure and mean levels among white american, hispanic american and swedish emerging adults // Journal of Personality Assessment. - 2006. - 86(1). - P. 61-76.

Schwartz S.J., Zamboanga B.L., Wang W., Olthuis J.V.Measuring identity from Eriksonian perspective: two sides of the same coin? // Journal of Personality Assessment. - 2009. - 91(2). - P. 143-154.

Sokolova E.T.Cultural-psychological and clinical perspectives of research on phenomena of subjective uncertainty and ambiguity // Psychology in Russia: State of the Art. - 2013. - 6 (2). - 78-88.

Stryker S.Identity theory and personality theory: mutual relevance // Journal of Personality. - 2007. - 75(6). - P. 1084-1101.

Watkins E., Teasdale J.D.Adaptive and maladaptive self-focus in depression // Journal of Affective Disorders. - 2004. - 82. - P. 1-8.

Для цитирования статьи:

Тхостов А.Ш., Рассказова Е.И., Емелин В.А. Психодиагностика субъективного восприятия своих идентификаций: применение модифицированной методики «Кто Я?». // Национальный психологический журнал. - 2014. - №2(14) - с. 60-71

Tkhostov A.Sh., Rasskazova E.I., Emelin V.A. Psychodiagnostics of subjective perception of personal identifications: using a modified method “Who Am I?”. National Psychological Journal, 2(14), 60-71

О журнале Редакция Номера Авторы Для авторов Индексирование Контакты
Национальный психологический журнал, 2006 - 2017
CC BY-NC

Все права защищены. Использование графической и текстовой информации разрешается только с письменного согласия руководства МГУ имени М.В. Ломоносова.

Дизайн сайта | Веб-мастер