ISSN 2079-6617 (Print)
ISSN 2309-9828 (Online)
Ru | En
РПО
Факультет психологии МГУ имени М.В. Ломоносова
Главная RSS Поиск
Приглашение к публикации

ГлавнаяВсе статьи журналаНомера

Караяни А.Г.,Караяни Ю.М.,Зинченко Ю.П. Американская военная психология как область специальной практики // Национальный психологический журнал - 2014.- №1 -с.65-73.

Автор(ы): Караяни А. Г.; Караяни Ю.М. ; Зинченко Ю. П.;

Аннотация

В статье анализируются состояние и основные направления деятельности военных психологов американских вооруженных сил. Показывается, что направление и содержание деятельности военных психологов обусловливается особенностями внешней и внутренней политики американского руководства, задачами, решаемыми вооруженными силами страны на конкретном этапе ее исторического развития, спецификой тех психологических проблем, которые имеют место в армии, авиации и на флоте, достигнутым на сегодняшний день уровнем развития психологической науки и практики. Вскрываются основные проблемы, выступающие мишенями деятельности военных психологов (посттравматическое стрессовое расстройство, самоубийства, наркомания, военные преступления, отношения в воинских подразделениях).

Дается анализ предметного поля американской военной психологии, ее основных задач. Показана преемственность в определении основных точек практического приложения военной психологии.

Анализируются основные сферы деятельности военных психологов. Показывается специфика задач, решаемых военными психологами армии, военно- морского флота, военно-воздушных сил и морской пехоты. Раскрываются направления и методы работы клинических психологов, специалистов операций по информационной поддержке войск, психологов педагогического (психологическая подготовка войск) и образовательного направлений. Дается обзор штатных позиций и организаций, в которых действуют военные психологии в интересах военного ведомства.

Дается обзор мер, принимаемых военным руководством США по совершенствованию системы психологической работы в вооруженных силах на рубеже ХХ – ХIХ веков. Анализируются основные схемы профессиональной подготовки психологов, работающих на решение оборонных задач. Дается сравнительный анализ оплаты труда военных психологов. Обсуждаются вопросы функционирования военно-психологического сообщества как составной части Американской психологической ассоциации. Дается обзор периодических изданий, литературы и мероприятий, проводимых секцией военной психологии АПА.

Страницы: 65-73
Поступила: 05.03.2014
Принята к публикации: 12.04.2014
DOI: 10.11621/npj.2014.0107

Разделы журнала: Военная психология;

Ключевые слова: американская психология; военная психология; психическое здоровье; посттравматическое стрессовое расстройство; самоубийства; наркомания;

PDF: /pdf/npj-no13-2014/npj_no13_2014_65-73.pdf

Состояние, содержание и тенден­ции развития американской во­енной психологии обусловлены внешней и внутренней политикой руко­водства США; задачами, решаемыми во­оруженными силами; характером пси­хологических проблем, имеющих место в воинских частях; уровнем развития психологической науки и практики.

Начало XXI века стало для военнослу­жащих вооруженных сил США време­нем сурового испытания физических сил и психологических возможностей. Зна­чительная их часть практически посто­янно находится в условиях войны или в состоянии ее ожидания. На протяжении двенадцати из тринадцати лет но­вого столетия американские войска принимали участие в различных военных событиях. В течение восьми лет они участвовали одновременно в двух ло­кальных войнах: в Ираке (2003-2011 г.) и Афганистане (с 2001 г. по настоящее время). Около 2 млн. американцев несут службу вдали от своей страны на многочисленных военных базах. Мощное психологическое давление боевой об­становки, гибель сослуживцев, участие в жестоком насилии по отношению к противнику и мирному населению, от­рыв от родных и близких, относительная социальная изоляция, «витринность» повседневного бытия, неурядицы воен­но-полевого быта - все это накладывает заметный отпечаток на психическое состояние, поведение, психическое здоро­вье американских солдат и офицеров.

По оценкам американских специ­алистов боевые развертывания войск и участие личного состава в боевых действиях сопровождаются высоким уровнем психотравматизации военно­служащих, ростом числа комбатантов и ветеранов военных событий, стра­дающих посттравматическим стрессо­вым расстройством (ПТСР). Так, среди американских военнослужащих, участ­вовавших в боевых действиях в Афганистане и Ираке, процент лиц с ПТСР составляет более 20%. Это в два раза превышает уровень психотравматизации американских военнослужащих в бо­евых действиях в Корее (1950-1953 гг.) и во Вьетнаме (1965-1973 гг.). Даже среди военнослужащих, принимающих участие в развертывании войск и не вступающих в боевой контакт с противником, значителен процент лиц с отдельными симптомами. Согла­сно результатам оценки психического здоровья военнослужащих этой катего­рии 38% армейского персонала и 31% морских пехотинцев имеют различные психологические симптомы. Среди тех, кто участвовал в боевых развертываниях более одного раза, процент лиц с не­гативными психологическими симпто­мами возрастает до 40% у армейского персонала и 35% - у морских пехотин­цев (Munsey, 2007). Изучение посттравматических стрессовых расстройств у военнослужащих-женщин показало, что ими страдают почти 40% от их общей численности в американских вооружен­ных силах (Military Psychologis (б)).

Военно-политическое руководство США обеспокоено также ростом коли­чества самоубийств среди военнослу­жащих, в первую очередь, среди участ­ников и ветеранов боевых действий. По данным американских специали­стов число самоубийств в армии США превышает численность боевых потерь в Афганистане. С 2005 до 2010 гг. в американских вооруженных силах каждые 36 часов совершался один акт самоу­бийства. В июле 2011 года был постав­лен своеобразный «рекорд», когда 33 действующих и находящихся в резерве военнослужащих, покончили жизнь самоубийством. Еще выше смертность от суицида среди ветеранов боевых дейст­вий. Ветераны войн совершают суициды каждые 80 минут. Хотя только 1% амери­канцев проходили службу в зонах боевых действий в Ираке и Афганистане, они составляют около 20% всех самоу­бийств в стране (Hsu Jeremy, 2011).

Другой серьезной проблемой, отра­жающей состояние психологического фактора американских вооруженных сил, является катастрофически широ­кое распространение среди солдат раз­личного рода «психиатрических на­ркотиков». 17 марта 2010 в Navy Times была опубликована статья «Вооружен­ные силы, лечащие наркотиками», в которой отмечалось, что каждый шестой американский военнослужащий при­нимает, по крайней мере, один психи­атрический наркотик. Многие солдаты принимают «комбинации» лекарствен­ных коктейлей. Специалисты сообща­ют, что психиатрические наркотики в огромных количествах «предписыва­ются, поглощаются, распространяются и продаются в зонах боевых действий». За последнее десятилетие использование антипсихотических препаратов в американских войсках увеличилось более чем на 200%, а успокаивающих на­ркотиков и сонных порошков - на 170%. Эти виды наркотиков ослабляют мотор­ные навыки, замедляют время реакции, делают солдата вялым, или тем, кого сослуживцы называют «придурок» (Bruce, 2010).

Не менее актуальной проблемой, ха­рактеризующей психологическое со­стояние американских военнослужащих и определяющих направления и содер­жание деятельности военных психо­логов, является не снижающееся число преступлений среди военнослужащих. Некоторые из таких преступлений по­лучают столь широкий резонанс, что подрывают авторитет американских вооруженных сил, ставят под сомнение нравственное содержание ряда осуществляемых ими военных миссий, а самое главное, наносят непоправимый вред морально-психологическому состоянию войск.

Так, в конце апреля 2004 г. стало из­вестно о пытках и издевательствах над заключенными тюрьмы Абу-Грейб груп­пой американских солдат. По свидетель­ству газеты The Washington Post, американские солдаты избивали (иногда до смерти), насиловали заключенных, ездили на них верхом, принуждали их ходить на четвереньках и тявкать как со­баки, заставляли вылавливать еду из тю­ремных туалетов. У заключенных заби­рали матрасы, разливали на полу воду и заставляли спать в этой жиже, не снимая капюшонов с головы (Higham, Stephens, 2004). 12 участников этих издевательств были признаны виновными и получили различные сроки тюремно­го заключения.

Не меньший резонанс в мире вызвало преступление, совершенное сержантом армии США Робертом Бейлсом, расстре­лявшим 11 марта 2012 года 17 мирных жителей в афганской провинции Канда­гар. Кроме этого он обвиняется в шести случаях покушения на убийство и шести случаях физического насилия при отяг­чающих обстоятельствах. Среди рас­стрелянных Бейлсом девять детей и три женщин (Schmitz). Тела некоторых сво­их жертв преступник сжег. По данным СМИ этот сержант, проходивший служ­бу в третьей бригаде сухопутных войск «Страйкер», ранее три раза находился в командировках в Ираке, где в ходе бо­евых действий получил черепно-мозговую травму и другие ранения.

Широкую огласку получила преступ­ная деятельность 12 американских во­еннослужащих в Афганистане, назы­вавших себя «командой киллеров». На протяжении определенного времени эти военнослужащие убивали мирных граждан «ради спортивного интереса», а затем фотографировались на фоне своих жертв. В Интернете также было размещено видео, в котором группа дру­гих солдат мочилась на тела убитых ими афганцев и 18 фотографий военнослу­жащих 82-ой воздушно-десантной диви­зии США, позировавших на фоне иска­леченных и расчлененных ими трупов мирных жителей. Мусульманский мир потрясли сообщения о ритуальных надругательствах американских солдат над Кораном (Schmitz).

В последнее время обозначилась еще одна проблема, актуализирующая потребность вооруженных сил США в услугах военных психологов. Перма­нентный некомплект частей и подразделений побудил американское руко­водство принять решение о разрешении прохождения военной службы предста­вителям сексуальных меньшинств. Пре­зидент Обама заявил, что принятое ре­шение сделает вооруженные силы даже более сильными (US paves... ). Однако, как показывает обзор американской прессы, это решение уже вызвало опре­деленное социальное напряжение в об­ществе.

Все перечисленные выше исключи­тельно острые проблемы определяют принципы, направления, методы дея­тельности американских военных пси­хологов, структуру и штатную числен­ность психологических подразделений, содержание профессиональной под­готовки психологов. Именно на пси­хологов американское руководство и общество возлагают надежды, связан­ные с преодолением этих животрепещу­щих проблем вооруженных сил.

Руководство американских воору­женных сил принимает беспрецеден­тные меры по комплексной модерни­зации психологической службы. Еще совсем недавно имел место некомплект американских военных психологов, со­ставляющий по разным данным от 20% до 40% (Military Psychologist (б)). Этот некомплект особенно остро проявил­ся в рядах психологов. Службы психического здоровья министерства оборо­ны США в 2007 году, когда в сухопутных войсках он составил 20% (были вакан­тны 25 должностей клинических психо­логов из 123), в воздушных силах - 17% (40 должностей из 235), во флоте - 29% (35 должностей из 122). Из 23 мест в ар­мейской интернатуре было занято лишь 11 (Munsey, 2007). В результате приня­тых мер по данным экспертов количе­ство штатных мест военных психологов в стране за последние пять лет возросло практически в 2 раза (Schmitz). Однако некоторые кадровые агентства указыва­ют на то, что и сейчас (2013 г.) неком­плект военных психологов составляет порядка 20% (Military Psychologist (б)).

В связи с этим руководство Мини­стерства обороны США, Американская психологическая ассоциация заби­ли тревогу. Была создана специальная группа психологов «Красная ячейка», призванная разработать программу ра­дикального реформирования Службы психического здоровья. В подготовлен­ном группой докладе министру обо­роны США отмечалось, что у Службы не хватает многих ресурсов, прежде всего, финансовых и кадровых, чтобы под­держивать психическое здоровье военнослужащих и членов их семей на должном уровне, как в мирных услови­ях, так и в ходе военных конфликтов. Ведущие американские военные психо­логи заявили, что при реформировании Службы психического здоровья речь должна идти о том, чтобы наполнить ее новой философией, нацеленной на раз­витие у военнослужащих культуры психического здоровья, купирования эф­фектов стигматизации и формирования уверенности в доступности психологи­ческой помощи.

Предложенная ими Программа кар­динального укрепления службы пси­хического здоровья вооруженных сил предусматривает: повышение финанси­рования деятельности Службы, увеличение штатной численности клинических психологов в видах вооруженных сил и количества мест в интернатурах, су­щественное повышение материального вознаграждения труда психологов.

Предложенная программа начала претворяться в жизнь. Уже в 2007 г. Кон­гресс выделил дополнительно 900 мил­лионов долларов в бюджет министерства обороны на ближайшие два года непосредственно для финансирования Службы психического здоровья, а также для проведения исследований психоло­гических эффектов боевых травм голов­ного мозга, методов психологической работы с ранеными и ПТСР военнослу­жащих. Теперь на лечение военнослужащих с психологическими расстройствами ежегодно тратится порядка 6,2 миллиарда долларов (Schmitz). Большую помощь Службе психического здоровья министерства обороны оказывает Аме­риканская психологическая ассоциация (АПА), которая содействует выделению дополнительных средств из средств фе­деральной защиты. Руководство АПА за­являет, что удовлетворение психологи­ческих потребностей военнослужащих и членов их семей является для нее при­оритетной задачей (Munsey, 2007).

Заметно выросли и денежные оклады военных психологов. В результате сред­няя зарплата военного психолога со­ставляет теперь порядка 60.000 долларов в год (Get Started ...). По данным 2010 г. это соответствовало среднему заработку психологов по стране, который состав­лял 66 .810 долларов в год. Столько зарабатывали более 50% американских пси­хологов, среди которых клинические, школьные психологи и психологи-кон­сультанты. Однако на фоне заработков 10% «наиболее высокооплачиваемых психологов» (111.810 долларов), инду­стриально-организационных психоло­гов (87 330 долларов) и «всех осталь­ных» психологов (89-900 долларов) (Psychologists) зарплата военных психо­логов выглядит более бледно. Поэтому, кроме ежемесячной зарплаты, в зависи­мости от ранга и срока службы, военный психолог США сегодня может рассчитывать на надбавку до 5 000 долларов. Кро­ме этого, он имеет право на различные льготы, связанные с жильем (вплоть до обеспечения бесплатным), продуктами, образованием и др. Общая сумма различ­ных надбавок может доходить до 30.000 долларов в год. В результате в 2011 году армейский капитан с двухлетним сроком в должности получал 4.275,30 долларов в месяц, а армейский полковник с опытом службы 14-16 лет - 7.765,80 долларов в месяц (Military Psychology ).

Армия США значительно увеличи­вает количество мест в интернатуре, а также выделяет дополнительные места для прохождения годичной постдоктор- ской практики психологам, состоящим на действительной военной службе, за­кончившим интернатуры и получившим докторские степени. Флот и Воздуш­ные силы увеличивают число психоло­гов, введенных через «Прямое вступле­ние» - программу, посредством которой гражданские психологи, имеющие лицензию, обращаются за присвоением воинских званий. Помимо вовлечения большего количества психологов к дей­ствительной военной службе, Армия, Флот и Воздушные силы нанимают пси­хологов как гражданских подрядчиков или федеральных служащих, что делает психологическую помощь более доступ­ной для военнослужащих в специально организованных центрах развертыва­ния (Munsey, 2007).

Учитывая то, что из 229-015 ветеранов Ирака и Афганистана, обращавшихся в Американскую ассоциацию по делам ветеранов с 2002 г., почти 37% сообщили о проблемах психического здоровья, на­чиная с 2005 г. ассоциация нанимает 808 психологов дополнительно к 1 800 работающим там и нанятым через систе­му здравоохранения (The Department. 2007).

К выполнению задач военных пси­хологов активно привлекаются гра­жданские специалисты. Они составляют абсолютное большинство в психологи­ческих структурах вооруженных сил. По оценкам экспертов Пентагон сегодня яв­ляется крупнейшим в мире работодате­лем для психологов (Military psychology (в)). Это свидетельствует о том, что аме­риканское военно-политическое ру­ководство придает психологической работе с военнослужащими большое значение.

Принятые меры позволили создать в вооруженных силах США одну из са­мых мощных психологических служб в мире, включающую многоотраслевую, разноуровневую структуру, классных психологов и систему их подготовки, комплекс методического обеспечения их повседневной деятельности и дейст­венные схемы взаимодействия с феде­ральными и местными органами соци­ального обеспечения. При этом бережно сохранены традиции и опыт почти столетнего функционирования психоло­гической службы в вооруженных силах США, созданной еще в годы первой ми­ровой войны (1918 год).

В соответствии с современными на­учными представлениями военная пси­хология - это исследование, разработка и приложение психологических теорий и эмпирических данных к пониманию, предсказанию и управлению поведени­ем дружественных, вражеских сил или гражданского населения, которое может быть нежелательным, угрожающим или потенциально опасным для проведения военных операций. Военная психология трансформируется в орудие, используе­мое вооруженными силами, так же, как все орудия вооруженных сил, позволя­ющее войскам лучше пережить стрессы войн, посредством применения психо­логических принципов, и выводить про­тивника из равновесия для облегчения победы над ним (Military psychology (в)).

Хотя из определения видно, что аме­риканская военная психология при­оритетно ориентирована на войну и бой, направления приложения выводов и рекомендаций психологической науки к войсковой практике разнообразны. Эта традиция существует давно. Еще в 1945 году, обобщая опыт психологии в годы второй мировой войны, известный военный психолог Р. Йеркс определил приоритетные направле­ния деятельности военной психологии. В частности он подчеркивал, что глав­ная задача профессиональных психоло­гов, работающих в вооруженных силах, заключается в изучении человеческого фактора в связи:

  1. с анализом военной деятельности и военных специальностей;

  2. разработкой тестов, методов отбора, классификации и распределения лич­ного состава;

  3. усовершенствованием программ об­учения и способов оценки его резуль­татов;

  4. разработкой и испытанием боевой техники в плане изучения действий личного состава, обслуживающего эту технику;

  5. усовершенствованием методов инди­видуально-психологического изуче­ния и улучшением индивидуального консультирования;

  6. изучением психофизиологических факторов, как, например, зрения, слу­ха и других органов чувств, особенно в связи с их утомлением при выполне­нии того или иного вида специфических военных задач;

  7. усовершенствованием методов воз­действия на общественное мнение и других методов, используемых в психологической войне

По мнению Йеркса, военные пси­хологи должны привлекаться также к инструктированию лиц, обеспечива­ющих выполнение практических за­даний, связанных с исследовательскими работами. Йеркс таже отмечал, что организация групповых тестов и выведение оценок, проведение опро­сов, классификация и распределение личного состава и тому подобные меро­приятия, повседневно проводящиеся в войсках, должны осуществляться штат­ным или внештатным персоналом, получившим необходимую специальную подготовку.

Сегодня перечень точек приложе­ния психологии к практике войск зна­чительно расширился. Можно смело сказать, что нет ни одной сферы жиз­недеятельности американских военнослужащих, в которой не использова­лась бы психология. В обобщенном виде можно выделить следующие основные направления использования психоло­гии в практической деятельности воору­женных сил США:

  1. Исследование уникальной комбина­ции стресса, неблагоприятно вли­яющего на военнослужащих в бо­евой обстановке (острого стресса, посттравматического стрессового расстройства, чувства вины, семейных трудностей с супругой, ночных кошмаров, флэшбэков и т.п. ).

  2. Консультирование и купирование стресса и утомления военнослужащих и членов их семей; лечение психоло­гических травм, полученных в резуль­тате военных операций; психологическая реабилитация раненых; оказание психологической помощи жертвам событий (психология здоровья).

  3. Обеспечение надежности военного персонала в целях снижения его уязви­мости в ситуациях насилия, неудачи и ранения; минимизации потенциально­го риска во многих областях деятель­ности; сохранения психологической упругости и боевой активности. Эта функция реализуется посредством осу­ществления психологического отбора (отбора лиц, способных жить под угро­зой раны или смерти и беспрекослов­но следовать приказам начальников, готовых к участию в боевых действи­ях) и сопровождения профессиональ­ной адаптации и карьеры военного профессионала (организационная и профессиональная психология).

  4. Использование психологических принципов и методов оптимизации принятия боевых решений команди­рами, психологическая оценка про­тивника, обеспечение эффективно­сти деятельности органов разведки и следствия по получению важной военной информации, в том числе, в ходе допросов военнопленных. Психологическое обеспечение контрпартизанской, антитеррористической деятельности и информационных операций по поддержке войск, изуче­ние динамики такой деятельности, обучение людей, консультация лиц, ведущих переговоры о заложниках (оперативная психология).

  5. Выявление и актуализация факторов повышения боеспособности собст­венных войск, разработка профиля психологических возможностей про­тивника, выявление сильных и слабых сторон психологии врага, обо­снование методов порождения у него беспокойства, бессилия, нежелания бороться, отказа от сопротивления (тактическая психология).

  6. Предупреждение социальных про­блем, интеграция разнообразных эт­нических и расовых групп, снижение дискриминации по половому призна­ку и сексуальных меньшинств.

  7. Оказание помощи военнослужащим, склонным к употреблению наркоти­ков, других психоактивных веществ и алкоголя.

  8. Участие в разработке новых систем оружия и боевой техники с учетом удобства их эксплуатации и эргоно­мических характеристик.

Перечисленные направления прило­жения психологии к деятельности во­оруженных сил определили спектр дей­ствующих специальностей военных психологов и содержание их практической деятельности. Сегодня американ­ских военных психологов можно классифицировать:

  • по видо-родовой принадлежности («психолог воздушных сил», «армей­ский специалист по психическому здоровью», «армейский психолог», «военно-морской психолог», «психо­лог морской пехоты»);

  • по видам профессиональной де­ятельности (клинические психо­логи, специалисты операций ин­формационной поддержки войск, психологи-исследователи, оперативные психологи, психологи-педагоги, преподаватели психологии учебных заведений);

  • по отношению к военной службе (психологи, состоящие на действи­тельной военной службе; гражданские психологи, состоящие в штате воин­ских частей, и учреждений; психоло­ги, нанимаемые по контракту для уча­стия в различных проектах).

Анализ открытых источников (Army Psychologist, Get Started. .., Major Military , Military Psychologis (а), Military Psychologis (б), Military Psychologis (в), Military Psychology Careers (а), Military Psychology Careers (б), Munsey, 2007, Psychologists) позволяет сделать вывод о том, что армейские психологи отвечают за диагностику психических проблем и выработку рекомендаций по стратегиям оказания психологической помо­щи солдатам, борющимся с различными типами эмоциональных проблем, нару­шениями отношений, беспокойством и токсикоманией. Они работают с военнослужащими, находящимися в центрах развертывания и подготовки к отбытию в зоны боевых действий, и теми, кто уже вернулся после участия в боевых дей­ствиях (в том числе ветеранами), вклю­чая специальные операции. При рабо­те с военнослужащими, принимавшими участие в боевых операциях, психоло­ги, как правило, применяют терапию, сосредоточенную на решении. В работе с солдатами, размещенными в центрах развертывания для отправки в зоны бое­вых действий, используют преимущест­венно когнитивно-поведенческие мето­ды, обучая их справляться со стрессом прежде, чем он станет большей проблемой. При оказании помощи ветеранам, делается упор на преодоление хронической боли, восстановление зрения, па­мяти и других проблемах.

Психологи, работающие на военных базах или в центрах здоровья, помогают также членам семей военнослужащих, которые могут бороться с беспокойст­вом, депрессией и другими проблемами, вызванными военной службой членов их семьи. С этой целью психологи орга­низовывают сессии группового консуль­тирования, программы предотвращения токсикомании и коммуникативное консультирование членов семей солдат.

Кроме этого, армейские психологи вносят свой вклад в развивающее обуче­ние сотрудников спецназа по програм­ме «Выживание, Избегание, Сопротивле­ния и Побег» (Survival, Evasion, Resistance and Escap - SERE). Главная ее цель - на­учить военнослужащих методам избе­жания плена, сохранения боеспособно­сти в плену, подготовки и совершения успешного побега из плена. Специали­сты, участвующие в таких тренингах и отбирающие солдат для элитных программ и миссий, известны как оператив­ные психологи.

Психологи Воздушных сил ответст­венны за помощь в психологическом отборе квалифицированных курсантов в авиашколы; они рекомендуют канди­датов для определенных назначений и миссий; участвуют в эксперименталь­ном обучении, особенно в программах обучения, предназначенных для пило­тов, ответственных за отбор целей, ко­торые надо бомбить. Эти психологи призваны оказывать клинические услу­ги, осуществлять вмешательства и организовывать превентивные программы по сохранению психического здоро­вья военнослужащих и членов их семей. Для того, чтобы сделать услуги психо­логов более доступными и менее стиг­матизирующими, Воздушные силы ор­ганизовали. Поведенческую программу оптимизации здоровья. Психологи и профессионалы психического здоро­вья включены в штат госпиталей ветера­нов и других медицинских учреждений. Это повышает их доступность для лиц, нуждающихся в помощи.

Психологи Воздушных сил нередко входят в штаты центров развертыва­ния работы с персоналом, готовящимся к направлению в зоны боевых действий. Они осуществляют программы предотвращения токсикомании и самоубийст­ва, обучают военнослужащих техникам совладания со стрессом.

Психологи, нанятые медицински­ми клиниками и госпиталями для ве­теранов, помогают людям, борющимся с хронической болью, жестокой депрес­сией, нарушениями сна и различными проблемами психического здоровья. Они также работают в тесном сотрудни­честве с членами семей военного персо­нала, проводят групповые консультации по вопросам укрепления брака.

Морские клинические психологи обы­чно помогают военнослужащим и их се­мьям по вопросам оптимизации взаи­моотношений, управления стрессом и гневом, переживания утраты, депрес­сии, построения карьеры, повышения производительности труда и лидерства, сопряжения работы и социальной актив­ности военнослужащих.

Морские психологи работают в во­енных клиниках и госпиталях на тер­ритории Соединенных Штатов, за гра­ницей и на авианосцах, в национальных военно-морских медицинских центрах, на специализированных госпитальных суднах, на субмаринах, в лаборатори­ях подводников, военных колледжах. Морские психологи-исследователи исследуют физиологические, социальные и психологические проблемы морских пехотинцев и моряков. Некоторые из них осуществляют оперативную поддер­жку и помогают военнослужащим, бо­рющимся с эмоциональными проблемами и готовящимся к опасным миссиям.

Сегодня американские военные пси­хологи работают везде, где есть военно­служащие, где решаются задачи поддер­жки боеготовности и боеспособности вооруженных сил: в зоне боевых дейст­вий, на авианосцах и субмаринах, на за­граничных военных базах, на передовых оперативных базах и в центрах развер­тывания, в военных госпиталях, медицинских центрах, клиниках, в образо­вательных и научно-исследовательских учреждениях (Military Psychologist (б)).

Кроме этого психологи трудятся во многих военных организациях, осу­ществляющих психологические ис­следования и клиническую практику. В открытых американских источниках указываются следующие такие органи­зации (Major Military ...):

  • в Министерстве обороны: Центр ин­формации по трудовым ресурсам (Defense Manpower Data Center);

  • в Воздушных силах: Научно-исследо­вательская лаборатория Воздушных сил (Air Force Research Laboratory);

  • в Армии: Научно-исследовательский институт по бихевиоральным и соци­альным наукам Армии США (U S Army Research Institute for the Behavioral and Social Sciences), Научно-исследо­вательская лаборатория по управле­нию исследованием и проектирова­нием человеческого фактора Армии США (U S Army Research Laboratory Human Research and Engineering Directorate), Научно-исследовательский институт экологической меди­цины Армии США (U S Army Research Institute of Environmental Medicine), Армейский научно-исследователь­ский институт Уолтера Рида (Walter Reed Army Institute of Research), Аэро-медицинская научно-исследователь­ская лаборатория Армии США (U S Army Aeromedical Research Laboratory), Центр поддержки солдата армии США (U S Army Soldier Support Center), Ар­мейский медицинский департамент и школа (Army Medical Department and School), Армейский центр специаль­ных операций (Army Special Operations Center), Армейский департамент ме­дицинской психологии (Army Medical Department Psychology), Программа военно-оперативных медицинских исследований (Military Operational Medicine Research Program);

  • в Военно-морском флоте: Военно­морской центр медицинских исследо­ваний (Naval Medical Research Center), Медицинская научно-исследова­тельская лаборатория Военно-мор­ского флота (Naval Medical Research Laboratory - Dayton), Авиационная секция военно-морского центра воз­душной войны (Naval Air Warfare Center Aircraft Division), Подразделение обучающих систем военно-морского центра воздушной войны (Naval Air Warfare Center Training Systems Division), Центр контроля и океаниче­ского наблюдения командования военно-морского флота (Navy Command, Control and Ocean Surveillance Center); Военно-морской центр исследова­ния здоровья (Naval Health Research Center), Военно-морской центр иссле­дования и развития персонала (Naval Personnel Research and Development Center), Военно-морская лаборато­рия подводных медицинских исследований (Naval Submarine Medical Research Laboratory), Офис воен­но-морских исследований (Office of Naval Research), Корпус медицинско­го обслуживания (Medical Services Corp), Подраазделение Военно-морской аэрокосмической эксперимен­тальной психологии (Navy Aerospace Experimental Psychology), Военно-мор­ская адъюнктура (Naval Postgraduate School Monterey).

Чтобы стать военным психологом в вооруженных силах США, нужно прой­ти определенные подготовительные и образовательные этапы. Прежде всего, необходимо провериться по батарее те­стов изучения способностей кандидатов на военную службу (ап Armed Services Vocational Aptitude Battery, or ASVAB), пройти военную подготовку (началь­ная подготовка и физическое развитие). Некоторые военные психологи так­же проходят действительную военную службу, прежде чем начинают практико­вать (Military Psychologis (а)).

Полная образовательная траектория военного психолога включает следую­щие этапы:

  1. Получение степени бакалавра по­сле 4-летнего освоения учебных про­грамм (онлайн или очно);

  2. Получение степени магистра после освоения дополнительных программ в течении 2-х лет (он-лайн или очно);

  3. Получение степени доктора психоло­гии (Psy D ) или доктора философии в психологии (Ph. D) после 2-4 летнего освоения дополнительных программ (онлайн или очно).

Однако требования к образованию психологов отличаются в разных видах вооруженных сил. В большинстве слу­чаев карьера военного психолога на­чинается с четырехлетнего обучения и получения степени бакалавра об­щей, клинической или консультаци­онной психологии. Однако согласно официальному армейскому веб-сайту, чтобы практиковать, армейские психо­логи обязаны иметь докторскую степень в клинической или консультативной психологии, наряду с действительной лицензией.

Лица, стремящиеся получить воен­но-психологические степени, обязаны быть дипломированными специалиста­ми в области психологии. Магистерские и докторские степени могут быть полу­чены в традиционных университетах или в некоторых военных школах. Рас­ходы на обучение и проживание студен­тов, которые хотят получить степени дипломированного специалиста в военных школах, обычно оплачиваются вооруженными силами США на всем про­тяжении обучения.

Лица, получившие степени доктора психологии (Psy.D.) или доктора фило­софии в психологии (Ph.D), перед нача­лом военно-психологической карьеры должны пройти одногодичную интернатуру в том виде вооруженных сил, где они планируют служить (Military Psychology Careers (б)).

Повышенные требования предъявля­ются к клиническим психологам воен­но-морского флота США. К кандидату могут предъявляться следующие требо­вания: прохождение действительной военной службы в течение минимум 3 лет, возраст 18-41 год, хорошее состояние здоровья, полная докторская степень в клинической психологии по аккредитованным Американской психологической ассоциацией (АРА) программам, посещение одной из интернатур, лицен­зия на практику по клинической психо­логии (для назначения офицером в об­служивание действительной военной службы), опыт в области тестирования и медициной психологии/поведенческой медицине и др.

Согласно данным Американской пси­хологической ассоциации, большинство психологов, работающих на вооруженные силы, являются гражданскими лицами. Они заинтересованы в предоставлении льгот таких, как хорошее стимулирова­ние труда, бюджетное финансирование, гибкий график и/или неполный рабочий день, возможность работы вне базы.

Американские военные психологии объединены в Общество военной пси­хологии, входящее в Американскую пси­хологическую ассоциацию (АПА). Об­щество, как отдельная секция (№19), сформировано в 1945 году. Оно пози­ционирует себя как сообщество, поощ­ряющее психологические исследования и приложение их результатов к реше­нию военных проблем. Секция военной психологии занимает особое положение в АПА. Если другие секции, как правило, узко специализированные, то военно­психологическая секция включает пси­хологов, работающих в различных отра­слях психологии: военной клинической, индустриальной/организационной, социальной, когнитивной, экспериментальной психологии и др . (Society for . . .).

Участниками Общества являются во­енные психологи, выполняющие разно­образные функции, включая исследо­вательскую деятельность, управление, оказание помощи в сохранении психологического здоровья, обучение, консуль­тации, работу с комиссиями Конгресса и выработку рекомендаций военным ко­мандам. Оно также оказывает большую помощь в подготовке военных психоло­гов для вооруженных сил. Членство открыто для профессионалов и студентов, интересующихся целями и миссией сек­ции. В настоящее время установлены сле­дующие категории членства в Обществе: «член научного общества», «участник», «компаньон» (присоединившийся), «меж­дународный компаньон» и «студент-ком­паньон» (Society for ).

Президентом Военно-психологиче­ского общества в настоящее время явля­ется Ребекка Портер (Rebecca I. Porter), доктор философии в психологии (PhD). Как указано на сайте Общества, секция по соглашению с АПА присуждает четы­ре ежегодных награды, включая Премию Йеркса за вклад в военную психологию не психологами, плюс две студенческих награды, одна из которых переходящая.

Члены общества получают ежеквар­тальный журнал «Военная психология» и информационный бюллетень «Воен­ный психолог», издаваемый два раза в год. Журнал публикует статьи по научным бихевиоральным исследованиям, имеющим приложения в областях клинической психологии и психология здоровья, а также в сфере изучения учебных и человеческих факторов, трудовых ресурсов и персона­ла, социальных и организационных си­стем, тестирования и измерения.

Американская военная психология, как область специальной практики, на­стойчиво ищет ответы на вызовы совре­менности, она стремится удовлетворить потребности вооруженных сил в науч­но-теоретическом осмыслении боевой практики войск, формулирует научно­-обоснованные выводы и рекомендации по сохранению и расширению боевых возможностей военнослужащих, по оказанию психологической помощи им и членам их семей в преодолении пси­хологических последствий участия в бо­евых действиях. Судя по доступной для анализа информации, структура психологической службы американских воо­руженных сил постоянно совершенст­вуется, чтобы эффективно осуществлять психологический отбор, психологиче­скую подготовку, психологическую ре­абилитацию военнослужащих, инфор­мационно-психологическую поддержку войск, обучение специалистов и прове­дение военно-научных исследований.

Учитывая перманентное участие аме­риканских войск в войнах и других во­енных акциях, военные психологии сос­редоточиваются в своей работе, в первую очередь, на осмыслении, профилактике и купировании таких негативных послед­ствий войны, как боевой стресс, посттравматическое стрессовое расстройство, самоубийства, наркозависимость и право­нарушения среди военнослужащих.

Являясь полноправным членом АПА, секция военной психологии задает стандарты психологической деятель­ности, мотивирует военных психологов на непрерывное повышение уровня об­разования и проведение научных иссле­дований.

Литература:

Зинченко Ю.П., Шайгерова Л.А., Шилко Р.С. Психологическая безопасность личности и общества в современном информационном пространстве // Национальный психологический журнал, 2011. - № 2(6). - С. 48-59.

Army Psychologist - http://www.psychologycareercenter.org/army-psychologist.html

Bruce E. Levine Teaching «Positive Thinking» to the Troops; How Psychologists Profit on Unending U.S. Wars <http://chelseagreen.com/blogs/ brucelevine>@ChelseaGreen  View All of Bruce E. Levine’s Posts http://chelseagreen.com/blogs/brucelevine <http://chelseagreen.com/blogs/ brucelevine/2010/07/23/teaching-positive-thinking-to-the-troops-how-psychologists-profit-on-unending-us-wars/>

Get Started In An Army Psychologist Career // http://careersinpsychology.org/becoming-an-armypsychologist/#sthash.CSEacfW.dpuf ; http://careersinpsychology.org/become-a-military-psychologist/#sthash.o0l66Yzl.dpuf

Higham S., Joe Stephens J. New Details of Prison Abuse Emerge Abu Ghraib Detainees’ Statements Describe Sexual Humiliation And Savage Beatings // Washington Post Staff Writers. - 2004. - Friday, May 21; Page A01.

Hsu Jeremy. Military Wants ‘Minority Report’ for Suicide Prevention // TechNewsDaily. September 28 2012 01:38 PM ET; Harrell M.C. and Berglass N. Losing the Battle. The Challenge of Military Suicide. (Policy Brief). October 2011. http://www.apadivisions.org/division-19/index.aspx//http://www.apadivisions.org/division-19/students-careers/military-psychology/index.aspx

Major Military Organizations Supporting Psychological Research and Clinical Practices Careers in Military Psychology

Military Psychologis (а) // http://www.alleydog.com/psychology-jobs/military-psychologist.php#ixzz2ipPWLUiB

Military Psychologist (б) // http://www.allpsychologycareers.com/career/military-psychologist.html

Military psychology // http://en.wikipedia.org/wiki/Military_psychology

Military Psychology Careers // http://careersinpsychology.org/become-a-military-psychologist/#sthash.49KHZww6.dpuf

Military Psychology Careers. What is Military Psychology. http://careersinpsychology.org/become-a-military-psychologist/

Munsey Ch. New efforts are under way to attract and train psychologists who treat service members and their families. (Monitor Staff). September 2007. Vol 38. No. 8. Print version: p. 38.

Psychologists // http://www.bls.gov/ooh/Life-Physical-and-Social-Science/psychologists.htm#tab-5

Schmitz G.P. Back to the Front: Caring for the US Military’s Traumatized Soldiers // http://www.benzworld.org/forums/off-topic/1649336-back-front- caring-us-militarys-traumatized.html

Society for Military Psychology // http://www.apadivisions.org/division-19/index.aspx

The Department of Veterans Affairs’ continuum of care. September 2007, Vol 38, No. 8. Print version: page 40

US paves way for gays to serve in military // http://www.gogabber.com/showthread.php?s=9d9a4898975d4c2e5630926522945543&p=149196 Zinchenko Yu.P., Zotova O.Yu. Security in the worldview of Russians // Psychology in Russia: State of the Art. - 2014. - 7(1). - 50-61.

Для цитирования статьи:

Караяни А.Г.,Караяни Ю.М.,Зинченко Ю.П. Американская военная психология как область специальной практики // Национальный психологический журнал - 2014.- №1 -с.65-73.

Karayani A.G.,Karayani Yu.M., Zinchenko Yu.P.(2014).The american military psychology as area of special practice. National psychological journal,1(13), 65-73

О журнале Редакция Номера Авторы Для авторов Индексирование Контакты
Национальный психологический журнал, 2006 - 2019
CC BY-NC

Все права защищены. Использование графической и текстовой информации разрешается только с письменного согласия руководства МГУ имени М.В. Ломоносова.

Дизайн сайта | Веб-мастер