ISSN 2079-6617 (Print)
ISSN 2309-9828 (Online)
Ru | En
РПО
Факультет психологии МГУ имени М.В. Ломоносова
Главная RSS Поиск
Приглашение к публикации

ГлавнаяВсе статьи журналаНомера

Павлов Ю.Г. Эффективность лечения зависимостей методом ЭЭГ-биоуправления // Национальный психологический журнал - 2013. - №2(10) - с.80-90.

Автор(ы): Павлов Ю.Г. ;

Аннотация

В данной статье предпринята попытка наиболее полного литературного обзора существующих отечественных и зарубежных публикаций, касающихся темы использования биоуправления применительно к аддиктивным расстройствам. Во второй части работы рассматриваются проблемы, возникающие при оценке эффективности тренингов с БОС, и возможные пути их разрешения. В частности, приводится методика оценки уровней клинической эффективности психофизиологического вмешательства, разработанная Ассоциацией прикладной психофизиологии и биоуправления и Обществом нейрорегуляции.

На основании критериев методики произведен комплексный анализ эффективности и недостатков существующих разновидностей тренинга с БОС по ЭЭГ при лечении зависимостей. Описан протокол Пенистона (альфа/тета тренинг). Демонстрируются проблемы влияния плацебо-эффекта, комплексного характера терапии и сочетанности диагноза на анализ эффективности его применения. Описан специфический эффект протокола Скотта-Кайзера при терапии зависимостей от психостимуляторов. Рассмотрен альфастимулирующий тренинг, широкая область его применения относительно других протоколов, но и одновременно наиболее слабая доказательная база. Рассматриваются перспективы применения нейрометрического подхода при разработке протоколов обратной связи, а также способа объективной оценки эффективности тренинга путем регистрации реактивности гамма-ритма в ответ на специфические стимулы, связанные с пристрастием.

Сформулированы рекомендации для повышения качества проводимых исследований в области клинических приложений биоуправления. Это достижимо путем выполнения работ с участием контрольной группы независимыми группами исследователей, а также совершенствования процедуры описания эксперимента, более тщательного подбора испытуемых и выбора критериев успешного сеанса и тренинга в целом.

Страницы: 80-90
Поступила: 22.11.2011
Принята к публикации: 16.02.2012
DOI: 10.11621/npj.2013.0211

Разделы журнала: Психофизиология;

Ключевые слова: БОС; ЭЭГ; аддикции; биоуправление;

PDF: /pdf/npj_no10_2013/npj_no10_2013_80-90.pdf

Многочисленными исследовани­ями было показано, что психи­ческие расстройства имеют под собой структурные и функциональные нарушения в работе головного мозга [29, 56]. Данные изменения могут отражаться в показаниях электроэнцефалог­раммы (ЭЭГ) и вызванных потенциалов [34, 45] и имеют характерные особен­ности при определенных заболеваниях. В частности, при некоторых аддиктив­ных расстройствах наблюдается сни­жение представленности альфа-ритма и увеличение активности в бета-диапа­зоне при спектральном анализе электроэнцефалограммы [42, 47]. Данный факт позволяет предположить, что при нормализации ритмической структуры ЭЭГ (изменении патологического состо­яния мозга) могут последовать измене­ния и на поведенческом уровне органи­зации психики.

Одним из способов направленного влияния на характеристики ЭЭГ и свя­занную с ней мозговую активность явля­ется тренинг с биологической обратной связью (БОС). Сущность метода заключается во введении пациента в специ­альную компьютерную терапевтическую среду, позволяющую в режиме реаль­ного времени получать информацию о состоянии мозга по ЭЭГ и, благодаря этому, воздействовать на церебральные структуры, контролирующие тот или иной паттерн электрической активно­сти. Локализация электродов и другие параметры ЭЭГ-БОС изменяются в зави­симости от целей лечения, в частности разновидности заболевания, и определяются так называемым протоколом би­оуправления. В терапевтической среде для формирования протокола зачастую используется принцип «бульдозера», предполагающий нормализацию пато­логически измененного паттерна ЭЭГ. Так, в случае избытка какого-либо параметра ЭЭГ, у конкретного пациента зада­ча биоуправления состоит в снижении данного параметра, а при недостатке другой характеристики ЭЭГ – в ее повы­шении. Таким образом, «метод работает словно бульдозер, заполняя ямы и вы­равнивая ухабы» [2, С. 459-460].

Несмотря на бурное развитие тех­нологий использования биологической обратной связи (БОС) в России, о чем свидетельствует все возрастающее число публикаций по данной проблематике в русскоязычных журналах и моногра­фиях (Институт молекулярной биоло­гии и биофизики выпускает регулярные монографии «Биоуправление: теория и практика», а в НЭБ eLIBRARY.RU на 07.2011 числится более 300 статей), до сих пор не было предпринято попыток комплексного анализа отечественной и зарубежной литературы, касающейся эффективности БОС по электроэнцефа­лограмме при лечении различного рода психических расстройств. Ввиду обширности темы, подробное описание всех возможных областей применения дан­ного метода лечения, а также рассмо­трение механизмов функционирования мозга, лежащих в основе тех или иных психических заболеваний, не входит в задачи данной работы.

В данной статье предпринята попыт­ка наиболее полного анализа существу­ющих публикаций, касающихся темы эффективности ЭЭГ-БОС технологий применительно к аддиктивным расстройствам. При этом рассматривались как англоязычные, так и русскоязычные источники. Этому вопросу посвящена первая часть статьи.

Актуальность представленного на­правления исследований определяется тем фактом, что применение изолиро­ванного воздействия фармакологиче­ских средств или психотерапии при лечении зависимостей показало только 3% эффективности (при годовой ре­миссии). В то время, как только стати­стические данные Минздравсоцразви­тия России, характеризующие учтенную распространенность наркологических заболеваний, свидетельствуют, что ко­личество наркоманов в 2009 г. состави­ло 550 тысяч человек, фактически же наркоманов в России около 2–2,5 млн. [7], а общее количество людей, страда­ющих другими возможными формами аддиктивных расстройств (алкоголизм, табакокурение, игромания, трудого­лизм, расстройства пищевого поведения и др.), сложно оценить.

Во второй части статьи рассматрива­ются проблемы, возникающие при оцен­ке эффективности тренингов с БОС, и возможные пути их разрешения. В частности, приводится методика оцен­ки уровней клинической эффективности психофизиологического вмешательст­ва, разработанная Ассоциацией приклад­ной психофизиологии и биоуправления и Обществом нейрорегуляции.

ЭЭГ-БОС при аддиктивных расстройствах

Первым выдвинул предположение о возможности лечения зависимостей методом ЭЭГ-БОС канадский психолог И. Ламонтейн [31]. В его пилотном ис­следовании 1975 года студенты колледжа, страдающие наркотической зави­симостью, были разбиты на 3 равные группы: группа, проходившая тренинг по альфа-ритму, группа, обучавшая­ся снижать электрическую активность мышц (ЭМГ-активность) с помощью БОС и контрольная группа, не получав­шая никаких воздействий. Ламонтейн выяснил, что студенты, имеющие слабое и средней тяжести пристрастие к нарко­тикам, сумели по завершении исследо­вания прекратить прием наркотиков, а также улучшить глубину и продолжи­тельность сна и снизить показатели тре­вожности. При этом, несмотря на трени­ровки, студенты, обучавшиеся управлять альфа-ритмом, не показывали значимо­го увеличения альфа-активности по за­вершении обучения, зато у них, также как и у участников двух других групп, от­мечалось стойкое снижение амплитуды ЭМГ. На основании полученных данных можно считать спорным утверждение об эффективности и специфичности аль­фабиоуправления как метода лечения зависимостей.

Дальнейшие исследования в той же парадигме, как при терапии алкоголиз­ма, так и при лечении наркотической за­висимости, также не дали значимых ре­зультатов [55].

В то же время успех сотрудника фа­культета психологии Northwestern University Розенфельда [46], показавше­го в 1997 году возможность коррекции эмоционального состояния путем изме­нения межполушарной асимметрии аль­фа-ритма ЭЭГ при помощи БОC, стал толчком для формирования гипотезы об эффективности применения разра­ботанной методики и при других забо­леваниях.

На основании данных, полученных Розенфельдом, а также работ 1989-1990 гг. Пенистона и его коллег [39, 40], вы­полненных на базе клиник в США, со­трудниками НИИ молекулярной биоло­гии и биохимии РАМН была проведена серия исследований больных аддиктив­ными расстройствами. Так, в одной из работ М. Штарка (2002 г.) [8], изучав­шего больных опийной наркоманией (n=191), сообщается о достижении бо­лее чем годовой ремиссии у 21,9% от общего количества испытуемых, обра­тившихся за помощью, а при исключе­нии больных, отказавшихся от лечения до 10 сеанса, полное воздержание от употребления наркотиков удалось выя­вить у 31,1% участников эксперимента. В данной работе использовался про­токол ЭЭГ-тренинга, который включал в себя 20-80 сеансов тренинга с БОС, на­правленных на увеличение мощности альфа-ритма в отведениях F4 и О2 при биполярном, либо монополярном мон­таже электродов.

Данная разновидность альфабиоуправ­ления получила устоявшееся название «альфа-стимулирующий тренинг». Тре­нинг по ЭЭГ совмещался с психотерапией и игровыми сценариями с БОС по ЭМГ и частоте сердечных сокращений, предназ­наченных для релаксации пациента. Замечено, что более легкое освоение техники игрового биоуправления по показателям мышечной активности и сердечной дея­тельности (в отличие от ЭЭГ) у аддиктов позволяет сформировать у них уверен­ность в собственных силах при контроле своего эмоционального состояния, нарушение которого является одной из главных причин поддержания влечения к наркотикам. С. Макаров и О. Шубина [4], сравнивая альфа-стимулирующий тре­нинг (n=11) с аудио-визуальной стимуля­цией (АВС) (n=13) и традиционным лече­нием (n=16) при героиновой наркомании, показали значимое снижение уровня де­прессии по Гамильтону (p<0,05) в группах, проходивших обучение с БОС, (АВС) или комбинированное лечение (БОС+АВС). Пациентов, прошедших инструменталь­ное лечение, характеризовали коммуни­кабельность, энергичность, открытость в контактах, они строили конструктивные планы на будущее, а испытуемые группы традиционного лечения зачастую сохраняли инфантилизм при проектировании жизненных планов, строили «воздушные замки», в отделении больницы держались настороженно, стремились к уединению.

Вышеупомянутые результаты еще раз подтверждают тезис об особом воздей­ствии альфастимулирующего тренинга на мотивационные структуры личности аддиктивных больных, тренинга, вызы­вающего переход от так называемого ад­диктивного (пассивного, при котором больной легко и без усилий достига­ет требуемого состояния психического комфорта при помощи психоактивных веществ, и поэтому лишается потреб­ности в осуществлении какой-бы то ни было другой деятельности) к эффек­тивному (активному, требующему планирования поведения, конструктивной деятельности и оценки ее результатов) поведению [8].

Особый интерес представляет прове­денная в конце 90-х в рамках схожей па­радигмы обучения работа В. Завьялова [1] и его коллег. Исследователи применя­ли альфа-тренинг в среднем на протяже­нии около 20 сессий, используя для ре­гистрации потенциала левое лобное и затылочное отведение (Штарк исполь­зовал правое). В качестве объекта иссле­дования выступила смешанная группа пациентов, страдающих различными ви­дами аддиктивных расстройств. В выбор­ку, наряду с привычными для подобных исследований наркоманами и алкоголи­ками (n=28), вошли представители груп­пы несубстанциональных зависимостей: пациенты с диагнозом психогенное пе­реедание – булимией (n=4) и аддиктив­ным антисоциальным поведением (под­ростки, регулярно в течение не менее 3 лет совершавшие кражи у родителей, а затем быстро и без видимого плана тра­тившие украденные деньги в компании сверстников) (n=4). Завьялов, отдельно оценивавший эффективность тренин­га, исходя из данных ЭЭГ и клинических показателей, отмечает высокую корре­ляцию между успешностью альфа-тре­нинга и результатами клинических на­блюдений (коэффициент Спирмена 0,75 (p<0,001)). Приблизительно 60% испытуемых с субстанциональными зависи­мостями продемонстрировали стойкую ремиссию на протяжении более 6 месяцев; больные расстройствами пищево­го поведения показали 100% результат; трое из четверых аддиктов с антисоци­альным аддиктивным поведением также добились успеха.

Первое в своем роде исследование провела группа врачей антикризисной службы Кемерово в 2004 году на 35 па­циентах с пограничными и субпсихиче­скими расстройствами, осложненными зависимостью от курения [3]. Психотера­пия, совмещенная с ЭЭГ-БОС, по приве­денному выше сценарию на протяжении 30 сеансов по 30 минут дала в результа­те эффективность 82,8%. Однако факт на­личия сочетания расстройств психики не позволяет сделать однозначные вы­воды относительно валидности получен­ных результатов, данное замечание мож­но также отнести к позитивным выводам исследования Н. Яковлева и его коллег на детях с СДВГ, злоупотребляющих токси­маническими средствами и психостиму­ляторами [9].

Другим направлением развития тера­пии на основе ЭЭГ-биоуправления при аддикциях стала разработка альфа/те­та-тренинга. В ходе тренинга по данно­му протоколу испытуемый одновремен­но изменяет мощность альфа (8–13 Гц) и тета (4–8 Гц) ритмов при отведении потенциала от затылочных областей, и при превышении заданного в начале сеанса порога амплитуды для каждого из частотных диапазонов подается сигнал обратной связи в виде звуковых тонов или других слуховых сигналов.

Впервые альфа/тета биоуправление было использовано Э. Грином и соавторами [26] в 1974 году. Грин на базе клиники Меннингера в г. Топека США изучал одно­канальную ЭЭГ у испытуемых, длительное время практикующих медитацию. В ходе эксперимента испытуемые находились в медитативном состоянии. Было показа­но, что в процессе подачи сигналов обрат­ной связи испытуемый погружался во все более глубокое состояние транса и релак­сации. В процессе сеанса наблюдалось явление альфа/тета перекреста, заключавшееся в поэтапном изменении соотношения мощностей альфа- и тета-ритмов, которое характеризовалось первоначаль­ным увеличением мощности в альфа-ди­апазоне, последующим возрастанием мощности в тета-диапазоне, и на третьей стадии снижением мощности альфа-рит­ма. Полученное состояние облегчало вну­шаемость, характеризовалось одновре­менно расслабленным и, в то же время, сосредоточенным состоянием.

Первое сообщение (1975 г.) о приме­нении метода биоуправления по альфа/тета протоколу в рамках программы по лечению больных с зависимостями при­надлежит Д. Гослинге [24]. Программа включала в себя комплексную группо­вую и индивидуальную терапию, а также ежедневные сессии обучения контролю ЭЭГ совмещенного с ЭМГ и температур­ным тренингом на протяжении 6 недель. По завершении лечения сообщалось об освобождении от негативных ассоциа­ций, увеличении внушаемости и чувст­вительности, усилении воздействия пси­хотерапии на эмоциональную сферу. В дальнейшем С. Темлов и В. Боуен на базе той же клиники ветеранов вьетнамской войны в г. Топека (США) провели серию исследований с применением изолированного воздействия альфа/тета тренин­га [59, 60]. В одном из исследований [60], проведенном на группе из 21 алкоголи­ка, в ходе курса альфа/тета тренинга был показан билатеральный рост амплиту­ды тета-ритма в затылочных отведениях. Рост мощности в тета-диапазоне корре­лировал с достижением так называемо­го тета-состояния, которое отражалось в увеличении возможностей испытуемых по осознанию и изменению отношения к собственному заболеванию, увеличе­нии внушаемости. Авторы полагают, что перечисленные эффекты должны спо­собствовать выздоровлению, но о дли­тельности воздержания от алкоголя по­сле курса терапии не сообщалось.

Американские исследователи Пени­стон и Кулкоски стали первыми, кто про­вел рандомизированное исследование с участием контрольной группы в ходе лечения алкоголиков, эту работу можно считать основополагающей для терапии аддикций методом ЭЭГ-БОС [39]. Участники эксперимента проходили реаби­литацию в клинике ветеранов боевых действий во Вьетнаме. Группу испыту­емых составляли мужчины с хрониче­ским алкоголизмом, в прошлом прохо­дившие множественное безуспешное лечение. Для экспериментальной груп­пы (n=10) не менее пяти 30-минутных сессий были посвящены обучению на­выкам релаксации путем контроля тем­пературы кончиков пальцев до достиже­ния критерия в 94°F (около 35°C), далее следовали 15–30 минутные сессии аль­фа/тета тренинга с закрытыми глазами по левому затылочному отведению (O1). Эффективность терапии сравнивалась с группой, получавшей традиционное ле­чение (n=10) и контрольной группой здоровых испытуемых (n=10).

Участники группы, получавшей обратную связь от собственной ЭЭГ, по­казали увеличение индексов альфа- и те­та-ритмов, а также мощности в диапазо­не альфа. По сравнению с контрольной группой, испытуемые из эксперимен­тальной группы продемонстрировали снижение уровня депрессии по шкале Бека. Интересно отметить, что испыту­емые, проходившие лечение по тради­ционной программе, показали значимое увеличение уровня бета-эндорфинов в крови как фактора, зависящего от вы­раженности стресса, что не наблюдалось у больных, проходивших БОС-терапию. Обследование больных по прошествии 13 месяцев показало значимое разли­чие в количестве рецидивов у участни­ков экспериментальной и контрольной групп. При сравнении групп исполь­зовался критерий – общее количество дней воздержания, при этом учитыва­лись только те периоды времени, ког­да обследуемый воздерживался от упо­требления алкоголя не менее 6-ти дней подряд. В последующем исследовании на той же выборке Пенистон и Кулкоски [40] выявили существенные изменения показателей психологических тестов при сравнении контрольной и экспериментальной групп. Так, по многоосе­вому клиническому опроснику Мило­на наблюдались позитивные изменения по 13 шкалам для экспериментальной группы и только по 2 – для контроль­ной. Помимо этого группа, получавшая традиционное лечение, продемонстрировала снижение показателей по одной из шкал. По опроснику 16-PF получена коррекция по 7 шкалам для группы, про­ходившей БОС-тренинг, по сравнению с контрольной группой, которая показа­ла улучшение только по одной шкале. По результатам 4-летнего наблюдения по­зитивные изменения, полученные в ходе психологического тестирования, сохранились у 80% испытуемых, включенных в экспериментальную группу, и лишь у 20% участников контрольной группы.

Описанный выше сценарий тренин­га, включающий в себя предваритель­ное обучение релаксации по темпера­туре и следующие за ним сеансы альфа/ тета биоуправления, в дальнейшем стал называться «протокол Пенистона», и по­следующие исследования возможностей ЭЭГ-биоуправления для терапии алкого­лизма и других зависимостей в основ­ном велись в этой парадигме.

В одной из работ, выполненной С. Фарионом в 1992 году [20] в США, была проведена 21 сессия альфа/тета тренин­га с одним испытуемым – 39-летним ал­коголиком. По сообщению его терапевта и собственному заявлению он находился на протяжении 18 месяцев в состоянии абстиненции, перманентно ощущая тягу к спиртному. По завершении тренинга были получены результаты, расходящи­еся с данными, полученными Пенисто­ном: значимые различия в мощности и индексе ритма касались только активно­сти в диапазоне частот альфа-ритма, но не затронули тета-ритм. Фарион объя­сняет расхождение полученных данных двумя возможными причинами: либо статистической погрешностью результатов полученных на одном испытуемом, либо влиянием клинического статуса испыту­емого, особенность которого заключа­лась в продолжительном периоде време­ни, прошедшем с момента прекращения приема им алкоголя (в отличие от испытуемых Пенистона – людей, незадол­го до начала эксперимента расставшихся с алкоголем), что могло стать причиной изначально относительно нормально­го уровня альфа-активности. На психо­логическом уровне испытуемый не про­демонстрировал значимых изменений по шкале депрессии Бека, MMPI и самоактуализационному тесту, наблюдалась лишь тенденция к усилению стремле­ния к близким социальным контактам, пониманию собственных потребностей и чувств. В дальнейшем Фарион провел серию исследований по тому же прото­колу [21, 22].

В предварительном исследовании уча­ствовало 119 добровольцев – заключен­ных тюрьмы Канзаса, с которыми был проведен альфа/тета тренинг в форма­те групповых занятий [21]. Окончатель­ный отчет о проделанной работе вклю­чал данные уже о 520 испытуемых [22] и показал незначительную разницу в результатах обоих групп через 2-лет­ний промежуток времени. Но после того как результаты были проанализированы с учетом возраста, расы и употребляе­мого наркотика, то оказалось, что эф­фективность тренинга варьируется в зависимости от перечисленных фак­торов, и более успешным лечение было для молодых, чернокожих или не имев­ших зависимости от психостимуляторов испытуемых. Автор делает вывод о неэф­фективности протокола Пенистона для кокаиновых наркоманов. Возможно, не­удачу Фариона в применении биоуправ­ления на заключенных можно объяснить недостаточной мотивацией участников исследования, групповой, а не индивиду­альной направленностью работы с испы­туемыми, а также разнообразием форм представленных аддикций.

Развивая тему влияния ЭЭГ-биоу­правления на этнические группы, рези­стентные к другим видам лечения алко­голизма, М. Келли [30] в 1997 г. провел исследование на американских индей­цах Навахо – этноса, особо воспри­имчивого к воздействию веществ, вы­зывающих зависимость [33]. Данные трехлетнего наблюдения после заверше­ния лечения показали, что 21% испытуе­мых достигли полной ремиссии, 63% – частичной и 16% не добились сущест­венных результатов. Большинство участ­ников эксперимента продемонстриро­вали рост «уровня функционирования» согласно пятой оси диагноза по DSM-IV, что отражает прогресс в общественной, профессиональной деятельности и пси­хической активности [11].

В работе Е. Бодергеймер-Дэвис и Т. Колловэй [13], проведенной в США в 2004 году, также сообщается о положи­тельном клиническом опыте примене­ния альфа/тета протокола на 16 химиче­ски зависимых больных. Была проведена 31 сессия тренинга, по результатам ко­торой были выявлены позитивные из­менения личностных свойств и настро­ения у испытуемых. Контроль состояния на протяжении 74–98 месяцев после за­вершения терапии дал положительные результаты в 81,3% случаев.

Некоторые проведенные исследова­ния также подтверждают клинический эффект воздействия тренинга по прото­колу Пенистона при работе с аддиктив­ными расстройствами [5, 13, 14, 16, 17, 23, 48, 54].

Но было опубликовано и достаточно работ, которые опровергают предполо­жение о специфичности эффекта альфа-тета тренинга в отношении аддикций и сообщают о лишь незначительном его преимуществе по сравнению с внуше­нием, псевдолечением, традиционной терапией и медитативными техниками [32, 35, 36, 57]. Так, сотрудник универси­тета Миннесоты США Д. Мур [36] в 2000 г., изучая явление альфа/тета перекреста и связанных с ним визуальных пережи­ваний, обнаружил, что исследуемый фе­номен в одинаковой мере проявляется как при использовании альфа/тета про­токола, так и в ходе альфа и ЭМГ-тренинга. В то время как против выводов Мура выступают результаты исследова­ния Т. Эгнера [18], продемонстрировав­шего значимые различия в отношении представленности альфа- и тета-рит­мов у представителей эсперименталь­ной группы, проходившей альфа/тета обучение, и контрольной. Э. Тауб и Д. Розенфельд [57] показали отсутствие зна­чимых различий в успешности достиже­ния состояния релаксации и повышении внушаемости при сравнении техники медитации и альфа/тета биоуправления.

Д. Мур, анализируя результаты преды­дущих исследований, делает предполо­жение о возможном влиянии ожиданий эспериментатора на сравнительную эф­фективность протокола Пенистона. Мур опирался на тот факт, что авторы пред­шествующих работ не использовали слепой метод для контроля собственных экспериментов, отчеты о визуальных переживаниях и ощущениях участников эксперимента в ходе лечения несколько раз в неделю коллективно обсуждались, а по прошествии терапии обычно выяв­лялись в ходе группового опроса либо в форме прямого вопроса: «Что вы виде­ли?», либо путем заполнения опросника, что не исключает воздействия экспери­ментатора и других испытуемых на мне­ние опрашиваемых. В подтверждение выводов Мура выступает исследование российского ученого А. Скока [6] и его коллег которые, изучая самоотчеты па­циентов, проходящих «ложный» альфа- тета тренинг, обнаружили, что большая их часть (66,7%), несмотря на несоот­ветствующую действительности обрат­ную связь, сообщали о возникновении у них специфического трансового со­стояния во время тренинга. Отсюда мож­но заключить, что состояние изменен­ного сознания в большей мере связано со сформированными терапевтически­ми ожиданиями испытуемых (плацебо- эффектом). В то же время, Скок замеча­ет, что процесс «ложного» тренинга, во время которого сигналы обратной связи не отражают истинной картины, облада­ет релаксирующим воздействием на па­циента, не приводя при этом к увеличе­нию альфа-активности, которое прямо коррелирует с клинической эффективностью процедуры. Данный факт отча­сти противоречит выводам Мура о связи визуальных переживаний и соответству­ющей картины ЭЭГ.

Психологи университета Эмори в Атланте США К. Граап и Д. Фрейдс [25] в публикации 1998 года подвер­гли всесторонней критике основопо­лагающие исследования Пенистона и Кулкоски. Они отмечают, что альфа/ тета протокол никогда не использо­вался изолированно, поэтому, вероят­но, полученные результаты могут быть обусловлены в большей мере комплек­сным влиянием различных видов тера­певтического вмешательства, включая тренинги с биологической обратной связью, метод погружения (flooding), поведенческое угасание (extinction), де­сенсибилизацию, клинические беседы и др. Другим аргументом против аль­фа/тета биоуправления Граап и Фрейдс называют особый клинический ста­тус испытуемых Пенистона – ветера­нов Вьетнамской войны, находящихся на стационарном лечении в специали­зированной клинике. Авторы отмечают, что, по данным первой работы Пенисто­на по применению БОС, в выборку были включены больные, имеющие сочетан­ный диагноз алкоголизм с посттравма­тическим стрессовым расстройством (ПТСР), и терапия была направлена на купирование симптомов ПТСР, но не ка­салась алкогольной зависимости.

Интересно, что в последующих из­ысканиях Пенистона не сообщается о проверке испытуемых на предмет на­личия сопутствующих заболеваний. В то время как другие авторы, проводя исследования на аналогичных выбор­ках, констатируют в среднем 3,5 психи­атрических диагноза по DSM-III у обсле­дованных больных, включая алкоголизм, дистимию, депрессию, расстройства личности, ПТСР и др. [19, 28]. Данный факт дает авторам основание заявлять о возможной эффективности воздействия БОС-тренинга по альфа/тета протоколу на больных ПТСР, но не на алкогольных аддиктов. В ответе на критику Пенистон подтверждает, что ему также неизвест­но, какое именно воздействие на испы­туемых дает положительные результаты: температурный тренинг, визуализация, альфа/тета биоуправление, влияние те­рапевта, плацебо или Хоторнский эф­фект. Замечания, приведенные в статье Граапа и Фрейдса, можно в той же мере распространить и на ранние работы, воспроизводящие рассматриваемый ме­тод лечения.

Критика протокола Пенистона, а так­же показанная Фарионом [22] его не­эффективность при лечении больных, употребляющих наркотики из клас­са психостимуляторов, стали первыми предпосылками для разработки нового подхода к терапии аддикций. Американ­ские исследователи Скотт и Кайзер [51, 52] в своих работах 1998 и 2002 гг. опи­сывают комбинированный протокол, который включает зарекомендовавший себя для терапии нарушений внимания бета/тета тренинг (подавление тета-ритма и увеличение бета в центральных и лобных отведениях, иногда совмеща­емое с СМР-тренингом) и протокол Пе­нистона. Авторы сосредоточили свое внимание на популяции наркоманов, страдающих комбинированной зависимостью, среди прочего употребляющих психостимуляторы. Протокол предусма­тривал последовательное применение бета/тета тренинга (до нормализации показателей внимания), затем альфа/ тета биоуправление без предваритель­ного обучения контролю температу­ры. Парадигма обучения, разработанная Скоттом и Кайзером, в корне отлича­ется от используемой в работах Пени­стона и воспроизводящихся в исследо­ваниях других авторов. Она базируется на обнаруженных в ходе электрофизи­ологических исследований изменени­ях в составе компонентов ритмической структуры ЭЭГ у наркоманов. В частно­сти, показано снижение относительной и абсолютной мощности дельта и тета- активности и рост в альфа- и преимуще­ственно в бета-диапазонах у кокаино­вых наркоманов [10, 43], а для состояния воздержания при кокаиновой зависимости характерно снижение бета-ритма на частотах 18-26 Гц [38], в то же время, у зависимых от амфетаминов наблюда­ется чрезмерная представленность тета и дельта-ритмов [37], что дает основания варьировать методики воздействия при различных видах зависимости. Таким образом, характеристики количествен­ной ЭЭГ употребляющих наркотические вещества из класса психостимуляторов дают основание предположить необо­снованность направленного увеличения альфа- и тета-активности в течение се­ансов тренинга с БОС. Более того, опи­раясь на данные Л. Причипа, который продемонстрировал [44] избыток фрон­тальной альфа-активности у кокаино­вых наркоманов, следует заключить, что протокол Пенистона может не просто оказаться бесполезным, но и нанести вред данной группе аддиктов.

В своей первой опубликованной рабо­те 1998 года Скотт и Кайзер [52] конста­тируют значимое увеличение показате­лей внимания и личностные изменения, аналогичные тем, что были описаны Пе­нистоном и Кулкоски в 1990 г. Обучение состояло в среднем из 13 сессий СМР- бета-тренинга (12–18 Гц), за которыми следовали 30 сессий по альфа/тета про­токолу на протяжении 45 дней. Расши­ренное исследование было проведено на выборке из 127 пациентов – участни­ков 90-дневной 12-шаговой программы лечения аддиктивных расстройств [53]. Испытуемые представляли собой сме­шанную группу без преобладания той или иной разновидности аддикций. Эк­спериментальная группа (n=60) участ­вовала в обучении по протоколу Скот­та-Кайзера, в то же время, контрольная группа (n=67) в равном объеме време­ни получала дополнительные сеансы психотерапии. По завершении терапии у экспериментальной группы наблюда­лось значимое улучшение когнитивных функций и способности поддерживать внимание, снижение импульсивности, депрессии, тревоги и психопатических показателей по MMPI-2. Наблюдение за участниками эксперимента на протяже­нии 1 года продемонстрировало более низкий уровень рецидива у эксперимен­тальной группы по сравнению с контр­ольной (23% против 56%).

Применение вышеупомянутого про­токола было продолжено С. Буркетт [14] в Хьюстоне на выборке бездомных кока­иновых аддиктов. В исследовании участ­вовало 270 наркоманов мужского пола, которые согласно программе лечения прошли 30 сессий тренинга в парадигме обучения, впервые примененной Скоттом и Кайзером. Оценка эффективно­сти терапии производилась через год и включала в себя 94 различных пара­метра. Так, было показано, что 95,7% участников эксперимента регулярно воздерживались от наркотика, 53,2% из них сообщили о полном прекращении приема наркотиков и алкоголя на протяжении всех 12 месяцев, 23,4% употре­бляли наркотики или алкоголь от одно­го до трех раз за тот же период времени, остальные 23,4% заявили о более чем 20 случаях употребления алкоголя или на­ркотических веществ. Самоотчеты ис­пытуемых были подтверждены анали­зом мочи. Впечатляющие результаты получены и в других областях жизне­деятельности больных: 93,6% испытуе­мых продолжили обучение в школе или прошли профессиональную подготов­ку, 88,3% более не подвергались арестам. Психологическое тестирование проде­монстрировало снижение уровня де­прессии на 50%, а тревожности на 66%. Любопытным представляется тот факт, что, по заявлению автора, средняя про­должительность ремиссии после вне­дрения в практику метода БОС-тренинга увеличилась с 30 до 100 дней. В дальней­шем Буркетт [15] было проведено анало­гичное исследование на 87 испытуемых и получены сходные результаты. Про­водя критический анализ своей работы, автор признает недостаточную валид­ность проведенных исследований, кото­рая связана с отсутствием контрольной группы, а также тем фактом, что ЭЭГ-би­оуправление было применено лишь как вспомогательное терапевтическое сред­ство наряду с традиционным лечением.

Совершенно иной подход к пробле­ме терапии аддиктивных расстройств был разработан группой ученых из уни­верситета Тюбергена в Германии в на­чале 90-х. Шнайдер и коллеги [50], ис­пользуя апробированный на больных шизофренией и депрессией метод биоу­правляемого воздействия на медленные корковые потенциалы, провел 4 сессии тренинга на 10 алкоголезависимых па­циентах. Семь пациентов также участвовали в 5 сессии 4 месяцами позже. Про­верка показала, что у 6 из 7 участников эксперимента не наблюдалось случаев рецидива на протяжении всего периода времени после завершения терапии.

Продолжение в следующем номере.

Список литературы:

Завьялов В.Ю. и др. Динамика психофизиологических аспектов аддиктивного поведения в процессе использования альфа-стимулирующего тренинга // Бюллетень СО РАМН. – 1999. – Т. 1. – С. 39-47.

Кропотов Ю.Д. Количественная ЭЭГ, когнитивные вызванные потенциалы мозга человека и нейротерапия. – Донецк: Издатель Заславский А.Ю., 2010.

Лопатин А.А. и др. Опыт использования электроэнцефалографического биоуправления (альфа-тренинга) в терапии табачной зависимости у пациентов кризисной службы // Бюллетень СО РАМН. – 2004. – Т. 3. – С. 143-144.

Макаров С.В., Шубина О.С. Сравнительный анализ эффективности методов альфа-стимулирующего тренинга и аудиовизуальной стимуляции в комплексной программе лечения больных с героиновой зависимостью // Бюллетень СО РАМН. – 2004. – № 3. – С. 38-44.

Пронин С.В. и др. ЭЭГ альфа-тета тренинг в комплексной реабилитации больных опийной наркоманией // Биоуправление-4: Теория и практика. – Новосибирск, 2002. – С. 126-132.

Смирнов А.В. Особенности саморегуляции лиц с зависимостями // Вестник Санкт-Петербургского университета. Сер.12. – 2013. – Вып. 1. – С. 52-61.

Скок А.Б. и др. Энцефалографический метод альфа-тета тренинга при лечении аддиктивных расстройств // Биоуправление-3: Теория и практика – Новосибирск, 1998. – С. 181-187.

Фёдоров М.В., Пешина Э.В., Романов А.Н. Профилактика – упреждающий удар // Материалы II Междунар. науч.-практ. конф. (Екатеринбург, 28 апреля 2011 г.). – Екатеринбург: Изд-во Урал. гос. экон. ун-та, 2011. – С. 66.

Штарк М.Б., Скок А.Б., Шубина О.С. Электроэнцефалографическое биоуправление в лечении аддиктивных расстройств // Наркология. – 2002. – Т. 11. – С. 19-27.

Яковлев Н.М. и др. Реорганизация паттерна ЭЭГ у подростков с дефицитом внимания и токсикоманией в процессе комплексного функционального лечения // Психофармакология и биологическая наркология. – 2005. – С. 957-962.

Alper K.R. The EEG and cocaine sensitization: a hypothesis // The Journal of neuropsychiatry and clinical neurosciences. – 1999. – Т. 11. – № 2. – С. 209- 21.

American Psychiatric Association. Diagnostic and statistical manual of mental disorders: DSM-IV-TR // American Psychiatric Publishing, Inc., 2000.

Birbaumer N. и др. Clinical psychological treatment of epileptic seizures: A controlled study // Chapter in A. Ehlers et al. (Eds.), Perspectives and Promises of Clinical Psychology. – New York: Plenum Press, 1991.

Bodenhamer-Davis, E., & Callaway T. Extended follow-up of Peniston Protocol results with chemical dependency // Journal of Neurotherapy. – 2004. – Т. 8(2). – С. 135.

Burkett S.V., Cummins J.M., Dickson R., & Skolnick, M. H. Neurofeedback in the treatment of addiction with a homeless population // ISNR 11th annual conference Houston, – 2003. – September 18-21.

Burkett V.S. и др. An Open Clinical Trial Utilizing Real-Time EEG Operant Conditioning as an Adjunctive Therapy in the Treatment of Crack Cocaine Dependence // Journal of Neurotherapy. – 2005. – Т. 9. – № 2. – С. 27-47.

Day L.R., Cook J.A. EEG biofeedback in the treatment of alcoholism: A single subject design // Applied Psychophysiology and Biofeedback. – 1997. – Т. 22. – № 2. – С. 130-131.

DeBeus R., Prinzel H. QEEG-based versus research-based EEG biofeedback treatment with chemically dependent outpatients: Preliminary results // Journal of Neurotherapy. – 2002.

Egner T., Strawson E.& G., J. H. EEG signature and phenomenology of alpha/theta neurofeedback training versus mock feedback // Applied psychophysiology and Biofeedback. – 2002. – Т. 27(4). – С. 261-270.

Escobar J. и др. Posttraumatic stress disorder in Hispanic Vietnam veterans: Clinical phenomenology and sociocultural characteristics // Journal of Nervous and Mental Disease. – 1983. – Т. 171. – С. 585-596.

Fahrion S. и др. Alterations in EEG Amplitude, Personality Factors, and Brain Electrical Mapping after Alpha-Theta Brainwave Training: A Controlled Case Study of an Alcoholic in Recovery // Alcoholism-clinical and experimental research. – 1992. – Т. 16. – № 3. – С. 547-552.

Fahrion S. Human potential and personal transformation // Subtle Energies. – 1995. – № 6. –С. 55-88.

Fahrion S. Group biobehavioral treatment of addiction // Paper presented at The 4th Meeting on the Neurobiology of Criminal and Violent Behavior. Research and Clinical Applications of Neurofeedback for Offender Populations with Substance Use Disorders and ADD/ADHD. Federal Bureau of Prisons, Scottsdale AZ, Acce, 2002.

Finkelberg A. L. и др. The application of alpha-theta EEG biofeedback training for psychological improvement in the process of rehabilitation of the patients with pathological addictions // Biofeedback and Self-Regulation. – 1996. – Т. 21. – № 4. – С. 364.

Goslinga J. Biofeedback for chemical problem patients: A developmental process // Journal of Biofeedback. – 1975. – Т. 2. – С. 17-27.

Graap K., Freides D. Regarding the database for the Peniston alpha-theta EEG biofeedback protocol. // Applied psychophysiology and biofeedback. – 1998. – Т. 23. – № 4. – С. 265-72; 273-5.

Green E., Green A., Walters E. Alpha-theta biofeedback training // Journal of Biofeedback. – 1974. – Т. 2. – № 7. – С. 13.

Horrel T. и др. EEG Gamma Cue Reactivity to Assess Neurofeedback Effects in Addiction // Applied Psychophysiology and Biofeedback. – 2010. – Т. 35. – № 4. – С. 318-319.

Keane T.M., Wolfe J. Comorbidity In Post-Traumatic Stress Disorder An Analysis of Community and Clinical Studies1 // Journal of Applied Social Psychology. – 1990. – Т. 20. – № 21. – С. 1776–1788.

Keedwell P.A. и др. A double dissociation of ventromedial prefrontal cortical responses to sad and happy stimuli in depressed and healthy individuals. // Biological psychiatry. – 2005. – Т. 58. – № 6. – С. 495-503.

Kelley M. “Native Americans, Neurofeedback, and Substance Abuse Theory”. Three Year Outcome of Alpha/theta Neurofeedback Training in the Treatment of Problem Drinking among Dine’ (Navajo) People // Journal of Neurotherapy. – 1997. – Т. 2. – № 3. – С. 24-60.

Lamontagne Y. и др. Physiological and psychological effects of alpha and emg feedback training with college drug users – pilot-study // Canadian Psychiatry Association Journal. – 1975. – Т. 20. – № 5. – С. 337-349.

Lowe F. How essential is the EEG component of the Peniston and Kulkosky protocol? // Applied Psychophysiology and Biofeedback. – 1999. – Т. 24(2). – С. 117–118.

May P.A. Substance Abuse and American Indians: Prevalence and Susceptibility, 2009.

Monastra V.J. и др. Assessing attention deficit hyperactivity disorder via quantitative electroencephalography: an initial validation study. // Neuropsychology. – 1999. – Т. 13. – № 3. – С. 424-33.

Moore J., Trudeau D. Alpha theta brainwave biofeedback is not specific to the production of theta/alpha crossover and visualizations // Journal of Neurotherapy. – 1998. – Т. 3. – № 1. – С. 63.

Moore J.J. и др. Comparison of Alpha-Theta, Alpha and EMG Neurofeedback in the Production of Alpha-Theta Crossover and the Occurrence of Visualizations // Journal of Neurotherapy. – 2000. – Т. 4. – № 1. – С. 29-42.

Newton T., Cook I., Kalechstein A. Quantitative EEG abnormalities in recently abstinent methamphetamine dependent individuals // Clinical Neurophysiology. – 2003. – Т. 114. – № 3. – С. 410-415.

Noldy N.E. и др. Quantitative EEG Changes in Cocaine Withdrawal: Evidence for Long-Term CNS Effects // Neuropsychobiology. – 1994. – Т. 30. – № 4. – С. 189-196.

Peniston E.G., Kulkosky P.J. Alpha-theta-brainwave training and beta-endorphin levels in alcoholics // Alcoholism-Clinical and Experimental Research. – 1989. – Т. 13. – № 2. – С. 271-279.

Peniston E.G., Kulkosky P.J. Alcoholic personality and alpha-theta brainwave training // Medical Psychotherapy. – 1990. – Т. 3. – С. 37-55.

Peniston E.G., Kulkosky P.J. Alpha-Theta Brainwave Neuro-Feedback for Vietnam Veterans with Combat- Related Post-Traumatic Stress Disorder // Public Law. – 1991.

Polunina A.G., Davydov D.M. EEG spectral power and mean frequencies in early heroin abstinence. // Progress in neuro-psychopharmacology & biological psychiatry. – 2004. – Т. 28. – № 1. – С. 73-82.

Prichep L.S. и др. Prediction of treatment outcome in cocaine dependent males using quantitative EEG // Drug and Alcohol Dependence. – 1999. – Т. 54. – № 1. – С. 43-35.

Prichep L.S. и др. Outcome related electrophysiological subtypes of cocaine dependence. // Clinical EEG (electroencephalography). – 2002. – Т. 33. – № 1. – С. 8-20.

Prichep L.S. и др. Prediction of longitudinal cognitive decline in normal elderly with subjective complaints using electrophysiological imaging. // Neurobiology of aging. – 2006. – Т. 27. – № 3. – С. 471-81.

Rosenfeld J. EEG biofeedback of frontal alpha asymmetry in affective disorders // Biofeedback. – 1997.

Saletu-Zyhlarz G.M. и др. Differences in brain function between relapsing and abstaining alcohol-dependent patients, evaluated by EEG mapping // Alcohol and Alcoholism. – 2004. – Т. 39. – № 3. – С. 233-240.

Saxby E., Peniston E.G. Alpha-theta brainwave neurofeedback training – an effective treatment for male and female alcoholics with depressive symptoms // Journal of Clinical Psychology. – 1995. – Т. 51. – № 5. – С. 685-693.

Schneider E. и др. Self-regulation of slow cortical potentials in psychiatric patients: Depression // Biofeedback and Self-Regulation. – 1992. – Т. 17. – № 3. – С. 203-214.

Schneider F. и др. Self-regulation of slow cortical potentials in psychiatric patients: alcohol dependency // Biofeedback and self-regulation. – 1993. – Т. 18. – № 1. – С. 23-32.

Scott W. и др. Type-specific EEG biofeedback improves residential substance abuse treatment // American Psychiatric Association Annual Meeting –.2002.

Scott W., Kaiser D. Augmenting chemical dependency treatment with neurofeedback training // Journal of Neurotherapy. – 1998.

Scott W.C. и др. Effects of an EEG biofeedback protocol on a mixed substance abusing population // American Journal of Drug and Alcohol Abuse. – 2005. – Т. 31. – № 3. – С. 455-469.

Skok A. и др. EEG training in the treatment of addictive disorders // Applied Psychophysiology & Biofeedback. – 1997. – Т. 22. – С. 130.

Sokhadze T.M., Cannon R.L., Trudeau D.L. EEG biofeedback as a treatment for substance use disorders: Review, rating of efficacy, and recommendations for further research // Applied Psychophysiology and Biofeedback. – 2008. – Т. 33. – № 1. – С. 1-28.

Tamm L. и др. Event-related fMRI evidence of frontotemporal involvement in aberrant response inhibition and task switching in attention-deficit/ hlyperactivity disorder // Journal of the american academy of child and adolescent psychiatry. – 2004. – Т. 43. – № 11. – С. 1430-1440.

Taub E., Rosenfeld J. Is alpha/theta training the effective component of the alpha/theta therapy package for the treatment of alcoholism // Biofeedback. – 1994. – Т. 22. – № 3. – С. 12-14.

Trudeau D.L. EEG biofeedback for addictive disorders – The state of the art in 2004 // Journal of Adult Development. – 2005. – Т. 12. – № 2-3. – С. 139- 146.

Twemlow S.W., Bowen W.T. EEG biofeedback induced self actualization in alcoholics // Journal of Biofeedback. – 1976.

Twemlow S.W., Bowen W.T. Sociocultural predictors of self-actualization in EEG-biofeedback-treated alcoholics. // Psychological reports. – 1977.

Vaque T. La и др. Template for Developing Guidelines for the Evaluation of the Clinical Efficacy of Psychophysiological Interventions // Applied Psychophysiology and Biofeedback. – 2002. – Т. 27. – № 4. – С. 273-281.

Для цитирования статьи:

Павлов Ю.Г. Эффективность лечения зависимостей методом ЭЭГ-биоуправления // Национальный психологический журнал - 2013. - №2(10) - с.80-90.

Pavlov Yu.G.(2013). Efficacy of Addiction Treatment by EEG biofeedback. National Psychological Journal, 2(10), 80-90

О журнале Редакция Номера Авторы Для авторов Индексирование Контакты
Национальный психологический журнал, 2006 - 2019
CC BY-NC

Все права защищены. Использование графической и текстовой информации разрешается только с письменного согласия руководства МГУ имени М.В. Ломоносова.

Дизайн сайта | Веб-мастер