ISSN 2079-6617 (Print)
ISSN 2309-9828 (Online)
Ru | En
РПО
Факультет психологии МГУ имени М.В. Ломоносова
Главная RSS Поиск
Приглашение к публикации

ГлавнаяВсе статьи журналаНомера

Гусев А.Н., Сильницкая А.С. Сравнительный анализ влияния демонстративности, гипертимности и дистимности на интонационные параметры речи // Национальный психологический журнал — 2013. — №1(9) — с.110-120.

Автор(ы): Гусев А.Н.; Сильницкая А.С.;

Аннотация

Представлены результаты экспериментального исследования влияния демонстративности, гипертимности и дистимности на интонационные параметры речи (изменчивость тона, тональный диапазон, скорость речи, средняя длительность слога, общая длительность речи). Интонация рассматривается авторами как формально-динамический аспект речи, которую индивид задействует во время решения многообразия коммуникативных задач. Авторы предположили, что интонация как коммуникативное средство будет наиболее востребована у человека, личностный склад которого предполагает большое количество социальных контактов, что свойственно людям с такими чертами личности, как демонстративность и гипертимность. В то же время личности, обладающие и противоположными личностными чертами, такими как дистимность, будут использовать интонацию особым образом, поскольку им присущи застенчивость, пессимизм, и, часто, как следствие – необщительность.

В исследовании приняли участие 30 человек. Использовались фонограммы монологов на заданную тему длительностью 1-5 мин., записанные в ситуации присутствия и отсутствия собеседника. Для проявления каждой черты важны собственные условия, в которых реализуется речевая деятельность. Демонстративность влияет на скорость речи, гипертимность – на тональный диапазон, дистимность – на скорость и общую длительность речи. Также обнаружены различные эффекты межфакторного взаимодействия этих трех личностных черт. Делается предположение, что для наиболее яркого проявления влияния каждой из указанных выше черт необходимы особые условия: для демонстративности – наличие собеседника, для дистимности – его отсутствие, для гипертимности – достаточно лишь наличие речевого задания.

Страницы: 110-120
Поступила: 17.10.2012
Принята к публикации: 02.11.2012
DOI: 2079-6617/2013.0115

Разделы журнала: Прикладные исследования; Наука;

Ключевые слова: дифференциальная психология личности; интонация; вокальные параметры речи; анализ речи; темперамент; характер;

PDF: /pdf/npj_no9_2013/npj_no9_2013_110-120.Pdf

Проблема проявления личности человека в особенностях звучания его голоса давно интересует исследователей различных специально­стей. Этот интерес продиктован тем, что вокализованная речь представляет со­бой богатый диагностический и описа­тельный материал. На сегодняшний день исследования этой тематики ведутся по нескольким направлениям. Одно из са­мых важных - выделение из речевого сигнала таких акустических параметров, которые имеют устойчивую связь с ин­дивидуально-психологическими харак­теристиками говорящего.

Понятие интонации

Поскольку мы, как и другие исследо­ватели-психологи, используем термин «интонация» (Манёров В.Х., Шнейдер Е, М., 1989, Кушнир Н. Я., 1990), раскроем, в каком отношении к лингвистической традиции стоит наше понимание инто­нации и вокальных параметров речи.

В лингвистической традиции звуча­щий аспект устной речи человека пони­мается как совокупность индивидуаль­ных особенностей речепроизнесения - скорости речи, тембра голоса и соб­ственно интонационных явлений. Ин­тонация здесь - это «произноситель­но-слуховое выражение различных значений интеллектуального или эмо­ционально-волевого порядка, помимо лексических средств (то есть словесного состава фразы), представленное при по­мощи звуковой организации целой фра­зы, отдельных ее акцентных периодов или определенного способа произнесе­ния (интонационной окраски) отдель­ных слов» (Бернштейн С.И., 1996, С. 124).

Для анализа реальности, описывае­мой термином «интонация», были пред­ложены и разработаны разные понятия, например, «элемент интонации» (Цеплитис Л. К., 1974), «интонационная единица» (Светозарова Н. Д., 1982), модели русской интонации (Кодзасов С.В., 1999), а также так называемый интонацион­ный язык (Черемисина Н. В., 1982, Бли­нова Е.А., 2001, Григорьева Э.М., 1999). Эти понятия раскрывают значение данного феномена: интонация - это сред­ство, которое человек использует в про­цессе порождения или доопределения смысла высказывания (Цеплитис Л. К., 1974, Казанникова Д.П., 2003), ориенти­руясь при этом на окружающих (на их актуальную реакцию и на свои собст­венные представления о них) (Gorisch J, Wells B., 2012). Интонация имеет четкую физиологическую основу (Черемисина Н. В., 1982), а также древние социокуль­турные корни (Makarova V., 2007, Куш­нир Н. Я., 1990). То есть, это то средство, которое (при наличии у человека самой возможности говорить) всегда задейст­вуется им в решении коммуникативных и речемыслительных задач, если послед­ние связаны с необходимостью гово­рить вслух.

Мы рассматриваем интонацию шире. Для нас - это звучащая сторона речи, которая является, по сути, ее формаль­но-динамическим аспектом. Индивид задействует ее в своей речевой деятельности во время решения всего многоо­бразия коммуникативных задач, вклю­чая и такие, как, например, произвести определенное впечатление на собесед­ника, убедить в чем-то человека или це­лую аудиторию и проч. Таким образом, наш подход продолжает традицию исследователей-психологов, изучающих взаимосвязи речи и характера (Беловол Е.В., 1996, 12, 38).

Акустические параметры, описывающие интонацию

Звучащая сторона речи, которая обо­значается в работах отечественных и за­рубежных психологов терминами «про­содия» (Keller B., 2005), «интонация» (Bettes B., 1988, Манёров В.Х., Шнейдер Е. М., 1989), «вокальные параметры речи» (Tolkmitt F.J., Scherer K.R., 1986), «акустические параметры речи» (Беловол Е.В., 1996, Никонов А.В., 1999), «просодиче­ские особенности» (Витт Н., 1991), вклю­чает как признаки, сильно изменчивые во времени, так достаточно постоянные. Последние больше всего интересуют исследователей-психологов, занимающих­ся изучением индивидуального стиля устной речи, который мог бы быть опи­сан акустическими параметрами (Беловол Е.В., 1996, Feldstein S., Sloan B., 1984, Витт Н., 1991).

Рассмотрим акустические параметры, наиболее часто используемые иссле­дователями, изучающими речь с точки зрения индивидуального стиля интони­рования, а также интонирования как ча­сти речемыслительного процесса. Они делятся на две большие группы. В пер­вую группу входят характеристики тона голоса говорящего человека. С их по­мощью исследователи пытаются опи­сать мелодическую сторону речи. По­мимо отдельных цифровых показателей рассматриваются целые интонацион­ные паттерны, реконструированные по фонограммам речи (Ramsay R.W., 1968, Keller B., 2005, Frick R. W., 1985). К наи­более часто используемым показателям тона относятся: средняя частота основ­ного тона (F0), измеренная в Гц (Feldstein  Sloan B., 1984, Aronovitch C., 1976, Keller B., 2005, Reissland N., Shepherd J., Herrera E., 2003); средняя F0, измеренная в полутонах (Keller B., 2005): минимум и максимум F0 (Reissland N., Shepherd J., Herrera E., 2003); тональный диапазон как разность между максимумом и ми­нимумом F0 (Tolkmitt F.J., Scherer K.R., 1986, Беловол Е.В., 1996); средняя AF0 - разница между двумя последовательны­ми измерениями F0 (Keller B., 2005).

Во вторую группу акустических по­казателей входит широкий спектр па­раметров, описывающих темпоральную сторону звучащей речи: скорость речи, измеренная как число произне­сенных слогов в секунду (Aronovitch C., 1976, Steer Angela B., 1974, Ramsay R.W., 1968, Gawda B., 2007, Feldstein S., Sloan B., 1984); скорость речи, измеренная в еди­ницах слов/мин и слов/полминуты, а так­же в единицах слогов/минуту (Feldstein  Sloan B., 1984); соотношение озвучен­ных и тихих периодов речи (Ramsay R.W., 1968, Беловол Е.В., 1996)), средняя дли­тельность фразы; средняя длительность пауз в высказывании; средняя длительность фразы вместе с паузой, следующей за высказыванием (Ramsay R.W., 1968).

Мы выбрали для нашего исследования пять акустических показателей. Два из них описывают изменчивость тона: 1) сред­няя AF0 и 2) тональный диапазон. Три по­казателя отражают темпоральные харак­теристики речи: 3) средняя длительность слога (служит показателем ритмичности речи), 4) общая скорость и 5) общая дли­тельность речи, (показывающая, как долго человек готов говорить на заданную тему, если не ограничен времени).

Психологическая традиция исследований интонационных речевых явлений

Среди психологических исследова­ний интонационных речевых явлений выделяются два больших направления. Первое направление развивалось в рам­ках психодиагностики. Было выполне­но множество исследований. Среди них можно выделить две группы. Первая группа - работы изучающие взаимос­вязь вокальных характеристик устной речи человека и различных устойчивых личностных качеств. R.W. Ramsay про­водил исследования взаимосвязи аку­стических параметров речи с личност­ными чертами вслед за учеными 50-х - начала 60-х годов ХХ века. Он уста­новил, что диспозиционная личност­ная черта «экстраверсия/интроверсия» (по Г. Айзенку) влияет на характер и частоту пауз в речи, однако не влияет на длительность высказываний (Ramsay R.W., 1968). Через пятнадцать лет M. Cunningham установил, что экстравер­сия и чувствительность к эмоциям свя­заны со способностью передавать эмо­ции при помощи интонации и мимики (Cunningham M., 1977). А еще позже S. Feldstein и B. Sloan, обобщив целый ряд исследований, искали специфические вокальные параметры, связанные с чер­тами личности, и экспериментально подтвердили, что экстраверсия/интроверсия связана с темпом речи (Feldstein S., Sloan B., 1984). Эти авторы, а также B. Steer (Steer Angela B., 1974), убеди­тельно показали существование инди­видуального ритма речи, который не зависит от речевого задания. B. Gawda при попытке подтвердить ранее полученные результаты установила вза­имосвязь экстраверсии и нейротизма с беглостью речи (Gawda B., 2007). J.-M. Dewaele, исследуя изучение ино­странных языков, выявил, что экстра­версия влияет на количество, характер и скорость речевой продукции не толь­ко в родном языке, но также и в ино­странном (Dewaele J.-M., 1999). Помимо этого, разные исследователи выдели­ли отрицательную взаимосвязь громкости речи и преобладания в ней низ­кого тона с интроверсией (Feldstein S., Sloan B., 1984) и положительную корре­ляцию между громкостью и экстравер­сией (Reissland N., Shepherd J., Herrera E., 2003).

Следующей вехой в исследованиях данного направления стала работа Е.В. Беловол, в которой она установила ряд взаимосвязей между обширным набо­ром акустических параметров и свойст­вами темперамента, опираясь на самую современную структурную модель фор­мально-динамических свойств индиви­дуальности В.М. Русалова (Беловол Е.В., 1996, Русалов В. М., 1997). Так, было установлено, что тональные характеристики речи имеют связи со всеми измерени­ями темперамента (скорость, пластич­ность, эргичность и эмоциональность) в различных сферах активности человека (коммуникативной, интеллектуальной и моторной).

Вторая группа исследований посвя­щена поиску специфических акустиче­ских коррелят различных состояний человека. А.В. Никонов и В.А. Попов с соавторами изучали корреляты стресса в акустических параметрах голоса кос­монавтов в ситуации физиологическо­го стресса. FJ. Tolkmitt с коллегами выяв­лял такие корреляты, исследуя женщин в ситуации интеллектуального стресса (Никонов А.В., 1985, Никонов А.В., 1999, Tolkmitt F.J., Scherer K.R., 1986, Попов В.А., Симонов П.В., Фролов М.В., Хачатурьянц Л.С., 1971). В качестве коррелят стресса были признаны специфические фор­мантные профили голоса человека, опи­сывающие изменения тембра голоса под влиянием психомоторных реакций ор­ганизма на стресс.

К этой же группе можно отнести ис­следования влияния состояний субклинической депрессии на характер устной речи в условиях решения коммуникатив­ных задач в детско-родительских взаимодействиях, когда матерям приходи­ лось говорить или читать вслух (Bettes A. 1988, Reissland N., Shepherd J., Herrera E., 2003, Lam C., Kitamura C., 2010). Рас­сматривались целостные интонацион­ные паттерны, характер пауз и длительность высказываний. Выяснилось, что страдающие депрессией матери утрачи­вают способность гибко перестраивать свое речевое поведение в соответствии с требованиями ситуации: они делают непомерно долгие паузы, демонстриру­ют нарушение произвольного выраже­ния эмоций в речи (либо не могут вы­разить нужную эмоцию, либо выражают эмоцию неадекватную ситуации). Полу­ченные результаты могут быть полезны для понимания влияния на речь тех черт характера, содержательная трактовка которых включает признаки, схожие с проявлениями субклинической депрес­сии, например, пониженная активность и даже заторможенность, сниженный жизненный тонус, пессимистический взгляд на жизнь (например, дистимность в понимании К. Леонгарда, О.В. Маноловой (Леонгард К., 2001, Манолова О. Н., 2005)).

К этой же группе относится каче­ственное исследование особенностей речи у людей с симптомами недостаточности восходящих активирующих влияний неспецифических структур го­ловного мозга, почти не пользующихся речью в силу крайне низкого энергети­ческого уровня. Рассматривалось влия­ние мотивационно-смыслового компо­нента на речевую деятельность и было замечено следующее. Если в ситуации, требующей использования речи, заме­шан личностный смысл, то он будет «руководить» речевой деятельностью и побуждать к использованию интонаци­онных средств независимо от того, свя­зан ли он с темой и предметом обсужде­ния, либо с ситуацией, которая требует от человека что-то сказать. Для таких больных людей личностный смысл - единственный фактор, который застав­ляет их пользоваться речью (Винарская Е. Н., Никифоров А. С., 1978).

Первая группа насчитывает наиболь­шее количество исследований. Логи­ка подобных работ наиболее очевидна: экстраверсия-интроверсия - черта лич­ности, которая напрямую влияет на количество социальных контактов чело­века, и, следовательно, на количество устной речевой продукции, порождае­мой им. Вторая группа дает «пищу» для последующих исследований, поскольку разрабатывает проблемы влияния стрес­са или депрессивного состояния, а так­же специфических состояний, связан­ных со снижением жизненного тонуса, на устную речь и вокальные возможно­сти человека.

Второе направление психологиче­ских исследований устной речи - из­учение культурных и индивидуальных стереотипов восприятия личностных качеств человека по вокальным характеристикам его речи (Scherer K. R.,1974, Keller B., 2005, Aronovitch C., 1976, Манёров В. Х., 1997, Feldstein S., Sloan B., 1984, Hargreaves A, Starkweather J., 1963). Оно дает представление о стереотипах восприятия голоса в различных евро­пейских культурах (Scherer K. R.,1974, Feldstein S., Sloan B., 1984), а также об особенностях восприятия голоса в зависимости от личности человека, вос­принимающего устную речь (Hargreaves A, Starkweather J., 1963, Keller B., 2005), и от его состояния (Luck P., Dowrick Ch.F., 2004). Есть основания предполагать, что данными стереотипами, как некими ин­струментами, или шаблонами, может пользоваться не только слушатель, но и говорящий - для него подобные стерео­типы могут являться прямым примером для подражания, усвоенным из субкуль­туры, в которой он живет (Avery D. , 2003, Scherer K., 1972).

Анализ результатов психологиче­ских исследований речи, проведенных в рамках и первого, и второго направ­ления, позволяет выделить общую ме­тодологическую метафору для рассмо­трения вокальных параметров речи в контексте речевого поведения лично­сти - это метафора функционального органа (Ухтомский А.А., 1950).

Мы полагаем, что, согласно этому по­нятию, интонационные параметры речи можно рассматривать как совокупность индивидуальных и социокультурных средств, с помощью которых человек мо­жет решать различные коммуникативные задачи. Но, если вокальные средства - это один из инструментов человека, то фун­кциональный орган, формирующийся при решении коммуникативной задачи, - это объединение всех его (человека) средств и усилий, прямо зависящий от формально-динамических свойств лич­ности. Поэтому он определяет такие параметры речи как темп, длительность, то­нальные модуляции и др.

Основываясь на этой идее, мы орга­низовали исследование, включающее поиск взаимосвязи акустических пара­метров речи человека и двух измерений его темперамента - особенностей коммуникативной и психомоторной сфе­ры (Русалов В. М., 1997). Полученные результаты в данной статье будут обсу­ждаться только частично в контексте ос­новной темы - влияния демонстративности, гипертимности и дистимности на интонационные параметры речи (Сильницкая А.С., Гусев А.Н., 2012).

Исследование

Мы предполагали, что интонация как коммуникативное средство будет наи­более «востребована» у человека, лич­ностный склад которого предполагает большое количество социальных кон­тактов, что свойственно людям с таки­ми чертами личности, как демонстра­тивность и гипертимность (Леонгард К., 2001). В то же время личности, облада­ющие и противоположными личност­ными чертами, такими как дистимность, будут использовать интонацию по-осо­бому, поскольку им присущи застенчи­вость, пессимизм, и, часто, как следствие - необщительность. Поэтому, в качестве второго и главного блока независи­мых переменных мы выбрали для наше­го исследования три упомянутые черты характера - демонстративность, гипертимность и дистимность (Манолова О.Н., 2005, Леонгард К., 2001).

Испытуемые.

В исследовании приняли участие 30 человек в возрасте от 21 до 40 лет:15 женщин и 15 мужчин. Все опыты прово­дились в лабораторной комнате в при­сутствии экспериментатора.

Аппаратура и программное обеспечение

Все ответы записывались на персо­нальный компьютер MacBookPro7,1 при помощи микрофона Sennheiser e855 и одноканального микрофонного преду­силителя ART Tube MP OPL, а также программного обеспечения Praat 5.2.26. Обработка речевого сигнала производи­лась при помощи программного обеспечения: Sony Sound Forge Audio Stidio 10, SIL Softwear Speech Analyzer 3.0.1.

Процедура исследования

Экспериментатор и испытуемый раз­мещались за столом, друг напротив дру­га. Перед экспериментатором стоял пер­сональный компьютер. Испытуемого просили взять в руки микрофон и от­ветить развернуто на два вопроса - по одному вопросу в каждой пробе. Во­прос для первой пробы: «Что вы думае­те о Едином государственном экзамене (ЕГЭ)?». Вопрос для второй пробы: «Что вы думаете о современном российском телевидении?». Темы для вопросов выбирались так, чтобы они удовлетворяли критериям общезначимости, злободнев­ности и общеизвестности.

Инструкция испытуемому: «Мне нуж­но получить образец вашей обычной речи, когда вы рассказываете/излагаете свои мысли и мнения. Поэтому я хочу чтобы вы рассказали мне в микрофон, что вы думаете о Едином государствен­ном экзамене. Если у вас пока нет мне­ния по этой теме, я перечислю вам во­просы, которые помогут вам составить и изложить свое мнение прямо сейчас».

В первой пробе во время ответа испы­туемого на предложенный вопрос, экспе­риментатор сидел напротив него, повер­нувшись к нему лицом, и поддерживал с ним зрительный контакт, а также приме­нял некоторые другие приемы активного слушания (кивал головой, показывал ми­микой, что осмысляет сказанное и т.д.). Таким образом, экспериментатор служил молчаливым собеседником для испытуе­мого. Во второй пробе экспериментатор, предварительно предупредив о своем по­ведении испытуемого, вставал, поворачи­вался спиной и принимался разглядывать свои бумаги. Таким образом, во второй пробе у испытуемого не было никакого (даже молчаливого) собеседника.

После проведения обеих проб, ис­пытуемому предлагалось выполнить два теста-опросника: «Опросник формаль­но-динамических свойств индивидуаль­ности» В.М. Русалова (Русалов В. М., 1997), и «Опросник черт характера для взро­слых» О.В. Маноловой и В.М. Русалова (Манолова О. Н., 2005).

Обработка речи

Для получения вокальных параме­тров, мы провели качественно-количе­ственный акустический анализ каждой из полученных фонограмм, общим чи­слом 60, т.е. по две от каждого испыту­емого. Длительность зарегистрирован­ных фонограмм варьировала от 1 до 5 минут.

После обработки полученных фоног­рамм, были рассчитаны 5 интонацион­ных и вокальных показателей, упоми­навшихся выше (Сильницкая А.С., Гусев А.Н., 2012): 1) изменчивость тона голоса, 2) тональный диапазон, 3) средняя длительность слога, 4) общая скорость речи, 5) общая длительность речи.

Обработка психодиагностических данных

По опроснику В.М. Русалова рассчи­тывались два показателя: индекс комму­никативной активности и моторная эргичность. По опроснику О.В. Маноловой - показатели демонстративности, гипертимности и дистимности.

Для обработки данных в статистиче­ской системе SPSS 14.0 были примене­ны процедуры однофакторного и мно­гофакторного дисперсионного анализа и непараметрический критерий U-Манна-Уитни.

Результаты:

1. Демонстративность. Первая проба: присутствие собеседника.

Результаты межгруппового сравнения испытуемых с различной выраженно­стью демонстративности показали ста­тистически достоверные эффекты влия­ния данного фактора на ряд вокальных параметров:

  • изменчивость тона (Uэмп =48, n1 =17, n2=13, p=0.009, средние: M1=0.168, M2=0.125, где 1 - группа испытуемых с низкой демонстративностью, 2 - с высокой демонстративностью) ;

  • тональный диапазон (F(1, 28)=6.242; p=0.019, средние: M1=1.57 и M2=1.33);

  • общая скорость речи (F(1, 27)=8.705; p=0.006, средние: M1=3.19 и M2=4.11);

  • средняя длительность слога (Uэмп=46, n1=16, n2=13, p=0.011, M1=0.359, M2=0.25).

Таким образом, установлено, что чем больше выражена демонстративность, тем меньше изменчивость тона, тональ­ный диапазон, средняя длительность слога, и тем выше общая скорость речи.

2. Демонстративность. Вторая проба: от­сутствие собеседника

Результаты межгруппового сравне­ния испытуемых с различной выра­женностью демонстративности не об­наружили статистически достоверного эффекта влияния на интонационные па­раметры речи.

Результаты 2-х факторного дисперси­онного анализа установили совокупное влияние демонстративности и коммуни­кативной активности на ряд вокальных параметров:

  • изменчивость тона (F(1, 26)=3.345; p=0.079; основных эффектов демон­стративности и коммуникативной ак­тивности не выявлено (F (1, 26)=0.003, p=0.96; F(1, 26)=0.491, p=0.49);

  • тональный диапазон (F(1, 26)=5.189; p=0.031; основных эффектов каж­дого из факторов не выявлено (F(1, 26)=0.145, p=0.707; F(1, 26)=0.018, p=0.894);

  • общая скорость речи (F(1, 25)=4.418; p=0.046; выявлен основной эффект демонстративности (F(1, 25)=5.728, p=0.025), не выявлено эффекта ком­муникативной активности (F(1, 25)=1.510, p=0.231).

Здесь результаты показали, что при высоких показателях индекса комму­никативной активности - чем выше демонстративность, тем меньше из­менчивость тона и уже тональный ди­апазон, а на общую скорость речи де­монстративность при этом не влияет. При низких показателях индекса ком­муникативной активности - чем выше демонстративность, тем больше из­менчивость тона, шире тональный ди­апазон и выше общая скорость речи (рис. 1, 2, 3).


Рис. 1. Совокупное влияние демонстратив­ности и коммуникативной активности на из­менчивость тона во 2-ой пробе. Сплошная линия - группа испытуемых со значениями индекса коммуникативной активности выше среднего, пунктирная линия - со значениями ниже среднего.


Рис. 2. Совокупное влияние демонстратив­ности и коммуникативной активности на ши­рину тонального диапазона во 2-ой пробе. Сплошная линия - группа испытуемых со зна­чениями индекса коммуникативной активно­сти выше среднего, пунктирная линия - со значениями ниже среднего.


Рис. 3. Совокупное влияние демонстратив­ности и коммуникативной активности на об­щую скорость речи во 2-ой пробе. Сплошная линия - группа испытуемых со значениями индекса коммуникативной активности выше среднего, пунктирная линия - со значениями ниже среднего.

3. Гипертимность. Первая проба: присут­ствие собеседника

Результаты межгруппового сравне­ния испытуемых с различной выражен­ностью гипертимности не обнаружили статистически достоверного эффекта влияния данного фактора на акустиче­ские параметры речи.

Результаты 2-х факторного диспер­сионного анализа позволили устано­вить совокупное статистически достоверное влияние гипертимности и коммуникативной активности на то­нальный диапазон (F(1, 26)=5.156; p=.032). Основных эффектов гипертимности и индекса коммуникативной активности не выявлено (F(1, 26)=0.58, p=0.45; F(1, 26)=1.59, p=0.22). На квазизначимом уровне обнаружено вли­яние этих факторов на общую дли­тельность речи (F(1, 25)=3.39; p=.078). Основных эффектов гипертимности и индекса коммуникативной активности не выявлено (F(1, 25)=0.67, p=0.42; F(1, 25)=0.15, p=0.7).

Полученные результаты показали, что при высоких показателях индекса комму­никативной активности, чем выше гипер­тимность, тем шире тональный диапазон и тем больше общая длительность речи.

При низких показателях индекса ком­муникативной активности имела место обратная зависимость: чем выше гипертимность, тем уже тональный диапазон и тем меньше общая длительность речи (рис. 4, 5).


Рис. 4. Совокупное влияние гипертимности и индекса коммуникативной активности на тональный диапазон в 1-ой пробе. Сплошная линия - группа испытуемых со значениями индекса коммуникативной активности выше среднего, пунктирная линия - со значениями ниже среднего.


Рис. 5. Совокупное влияние гипертимности и индекса коммуникативной активности на об­щую длительность речи в 1-ой пробе. Сплош­ная линия - группа испытуемых со значени­ями индекса коммуникативной активности выше среднего, пунктирная линия - со значе­ниями ниже среднего.

4. Гипертимность. Вторая проба: отсут­ствие собеседника

Результаты межгруппового сравнения испытуемых с разной степенью выра­женности гипертимности также не об­наружили статистически достоверного эффекта влияния на акустические пара­метры речи.

Однако результаты двухфакторного дисперсионного анализа обнаружили совокупное влияние гипертимности и индекса коммуникативной активности на тональный диапазон (F(1, 26)=9.65; p=.005). Основных эффектов гипертимности и индекса коммуникативной активности не выявлено (F(1, 26)=1.59, p=0.22; F(1, 26)=0.18).

Оказалось, что при высоких показа­телях индекса коммуникативной актив­ности - чем выше гипертимность, тем шире тональный диапазон. При низких показателях индекса коммуникативной активности установлена другая зависи­мость - чем выше гипертимность, тем уже тональный диапазон (рис. 6).


Рис. 6. Совокупное влияние гипертимности и индекса коммуникативной активности на то­нальный диапазон во 2-ой пробе. Сплошная линия - группа испытуемых со значениями индекса коммуникативной активности выше среднего, пунктирная линия - со значениями ниже среднего.

5. Дистимность. Первая проба: присутст­вие собеседника

Результаты межгруппового сравне­ния испытуемых с различной степенью выраженности дистимности не выявили статистически достоверных эффектов влияния данного фактора на акустиче­ские параметры речи.

6. Дистимность. Вторая проба: отсутст­вие собеседника

Результаты межгруппового сравне­ния испытуемых с различной степенью выраженности дистимности выявили статистический достоверный эффект влияния данного фактора на общую скорость речи на квазизначимом уров­не (F(1, 27)=3.725; p=0.064, средние: M1=3.8, M2=3.25, где 1 - группа испы­туемых с низкой дистимностью, 2 - группа испытуемых с высокой дистимностью) и на среднюю длительность слога (F(1, 27)=4.316; p=0.047, средние: M1=0.27, M2=0.33, где 1 - низкая груп­па, 2 - высокая группа). Было установлено, что чем выше дистимность, тем ниже общая скорость речи, и тем выше, соответственно, средняя длительность слога.

Результаты двухфакторного диспер­сионного анализа позволили устано­вить совокупное влияние дистимности и моторной эргичности на общую дли­тельность речи (F(1, 25)=5.917; p=.022. Основного эффекта дистимности не выявлено (F(1, 25)=0.15, p=0.7). Обнаружен основной эффект моторной эргичности (F(1, 25)=3.96, p=0.058). Так, при высоком уровне моторной эргичности - чем выше дистимность, тем мень­ше общая длительность речи, а при низком уровне моторной эргичности имеет место обратная зависимость - чем выше дистимность, тем выше общая длительность речи (см. рис. 7).


Рис. 7. Совокупное влияние дистимности и моторной эргичности на общую длитель­ность речи во 2-ой пробе. Сплошная линия - группа испытуемых со значениями моторной эргичности выше среднего, пунктирная ли­ния - со значениями ниже среднего.

Сравнительный анализ влияния де­монстративности на вокальные пара­метры в первой и второй пробах пред­ставлен в нашей предыдущей работе (19). Здесь мы обсудим только эффекты влияния трех заявленных переменных (демонстративности, гипертимности и дистимности) и проведем их сравни­тельный анализ.

1.  Демонстративность и гипертимность

Рассмотрим влияние пар «демонстра­тивность/коммуникативная активность» и «гипертимность/коммуникативная ак­тивность» на тональный диапазон во второй пробе. При высоких значениях индекса коммуникативной активности, увеличение балла по шкале демонстративности ведет к сужению тонального диапазона, а по шкале гипертимности - к расширению тонального диапазо­на. Значит, эти влияния противополож­ны по направленности. В данном случае речь идет о людях, у которых коммуни­кативная сфера - одна из ведущих: они способны общаться долго, легко пере­ключаются с одной коммуникативной задачи на другую, имеют широкий круг общения, большое количество соци­альных связей. Такой результат кажет­ся логичным и показывает характерное различие между чертами, имеющими высокую корреляцию друг с другом (13). Так, демонстративные личности, как правило, говорят быстро и поэтому более монотонно, поскольку интонированность речи и ее скорость имеют обратную взаимозависимость (19). Гипертимность же, при достаточном энер­гетическом обеспечении речевой дея­тельности, с которым мы имеем дело в случае высокого индекса коммуникатив­ной активности, характеризуется разго­ворчивостью, даже болтливостью, живо­стью и артистическими особенностями речи, что само по себе предполагает ак­тивное использование интонационного арсенала личности. Отметим, что дан­ный результат получен при отсутствии собеседника.

Сравним его с результатами, полу­ченными в первой пробе в присутствии собеседника/слушателя: здесь мы выя­вили основной эффект демонстратив­ности (при увеличении демонстратив­ности сужается тональный диапазон), а также эффект совокупного влияния гипертимности и коммуникативной ак­тивности на тональный диапазон. Для гипертимных испытуемых не слишком важно наличие внимательного слуша­теля, тогда как демонстративность силь­нее влияет на интонационные характе­ристики в целом именно при наличии собеседника/слушателя. Возможно, это объясняется тем, что гипертимность по классификации К. Леонгарда являет­ся акцентуацией темперамента, а не ха­рактера, то есть представляет основное свойство индивидуальности, предшест­вующее уровню акцентуаций характе­ра. Поэтому его проявление носит более глобальный характер и менее зависит от ситуации. В противоположность этому, демонстративность, как акцентуация ха­рактера, ярче проявляется в присутствии собеседника/слушателя, для ее проявле­ния необходимы определенные внеш­ние условия.

При низких показателях индекса коммуникативной активности во вто­рой пробе увеличение демонстративности влечет за собой расширение тонального диапазона, а увеличение гипертимности, напротив, сужение то­нального диапазона. Этот эффект, с на­шей точки зрения, надо рассматривать как проявление той черты характера (или темперамента по К. Леонграду), которая не обеспечена энергетическим базисом. Низкий показатель индек­са коммуникативной активности гово­рит либо о том, что коммуникативная сфера не является ведущей для челове­ка, либо о наличии конституциональ­ных особенностей нервной системы, которые определяют общее снижение скорости, пластичности и выносливости индивида при реализации всех не­рвных процессов. В этом контексте по­лученные результаты можно трактовать как проявление компенсаторных меха­низмов в речевом поведении челове­ка. У гипертимных личностей сужение тонального диапазона служит простой цели экономии энергии, а у демонстра­тивных происходит перекладывание нагрузки на интонационные средства (на все сразу - и на скорость речи, и на интонационный арсенал, возможно, сужая при этом круг своих социальных контактов) (19). Можно сделать пред­положение, что для проявления демон­стративности необходима ситуация общения, в которой испытуемый мог бы произвести на слушателя впечатление, тогда как для проявления гипертимности такое условие не является обяза­тельным.

2. Гипертимность и дистимность

Дистимическая акцентуация лич­ности содержательно противополож­на гипертимической. Все статистиче­ски достоверные результаты, связанные с дистимностью, мы получили во вто­рой пробе в отсутствие собеседника: два основных эффекта (влияние на общую скорость речи и среднюю длительность слога) и один - эффект совокупного влияния дистимности и моторной эргичности на общую длительность речи. Мы можем предположить, что присутст­вие собеседника служит своеобразным мотивирующим или даже активирую­щим моментом для таких испытуемых, Вероятно, без побуждающей силы взгля­да собеседника проявляются такие каче­ства дистимической личности, как пес­симистический настрой, сниженный общий энергетический уровень и не­сколько замедленное мышление. Если это так, то для проявления дистимности больше подходит ситуация, в которой нет растормаживающих, стимулирую­щих моментов, а также факторов стресса, способных «расшевелить» челове­ка с высоким показателем дистимности (идея об активирующем влиянии факто­ра стресса на больных с симптомами де­прессии проверялась ранее (Breznitz Z., 1987)).

Обсудим схожие результаты для ги­пертимности и дистимности. Дистимность и моторная эргичность оказывают совокупное влияние на общую длитель­ность речи во второй пробе, а гипертимность и коммуникативная активность - в первой пробе. Сходными в этих парах являются:

Во-первых, условия ситуации, кото­рые определяют проявление каждой из черт. Наличие собеседника для гипертимной личности может оказаться до­полнительным стимулом (помимо самого речевого задания) проявить свою черту именно в речи (так как гипертимность, как правило, подразумевает об­щительность, что согласуется с тем, что в первой пробе мы обнаружили больше эффектов влияния гипертимности на параметры речи). Отсутствие же собеседника для испытуемого с выраженной дистимностью позволяет ей проявиться в полной мере.

Во-вторых, влияние гипертимности и дистимности на речь объединяет еще один аспект - необходимость энерге­тического базиса для проявления обеих черт. Очевидно, преимущество человека в коммуникативной сфере (определяю­щееся высокими баллами одновремен­но по шкалам скорости коммуникатив­ной, пластичности коммуникативной и эргичности коммуникативной) являет­ся важной энергетической основой для проявления гипертимности в интониро­вании. Выносливость во всем, что требу­ет психомоторных нагрузок (определя­ющаяся, в том числе, высоким баллом по шкале моторной эргичности) важна для проявления дистимности.

Если рассматривать формально-ди­намическую составляющую каждой из диад именно в таком ракурсе, то ре­зультаты влияния гипертимности и дистимности на интонацию оказываются противоположно направленными: при низких значениях формально-динами­ческих энергетических составляющих увеличение гипертимности ведет к со­кращению общей длительности речи, а увеличение дистимности - к увели­чению общей длительности речи. Это вполне закономерно, поскольку гипертимная личность может использовать стратегию сбережения энергии. Увели­чение длительности речи у дистимных испытуемых кажется в таком контексте парадоксальным. Напротив, при высо­ких значениях формально-динамиче­ских энергетических факторов, увеличе­ние гипертимности ведет к увеличению общей длительности речи, а увеличение дистимности - к сокращению общей длительности речи. Эта динамика длительности речи, связанная с дистимностью, тоже кажется нам парадоксальной. Отметим, что она противоположна ди­намике, связанной с гипертимностью.

3. Демонстративность и дистимность

Во второй пробе мы выявили основ­ные эффекты дистимности: чем выше дистимность, тем ниже общая скорость речи и тем больше средняя длительность слога. Если предположить, что наличие собесед­ника выполняет функцию активатора или стрессового фактора для дистимических личностей, тогда его отсутствие можно истолковать как фактор, способствующий проявлению дистимической акцентуации темперамента (как мы писали выше). Если наличие собеседника - хорошая ситуация для проявления демонстративной акцен­туации, то его отсутствие - для проявления дистимической. Опираясь на такое понимание наличия/отсутствия собесед­ника, мы можем сравнить эффекты де­монстративности в первой пробе с эф­фектами дистимности - во второй.

Чем больше демонстративность в первой пробе, тем больше общая ско­рость речи и тем меньше средняя дли­тельность слога. И чем больше дистимность, тем меньше скорость речи во второй пробе, и тем больше сред­няя длительность слога. Сравниваемые факторы оказывают прямо противо­положное по направленности влияние на общую скорость речи. Этот эффект ожидаем, поскольку для демонстратив­ной личности интонация - удачный ин­струмент, при помощи которого она ре­ализует свои смысловые установки, а для дистимной личности устная речь - мало востребованный инструмент, поскольку такие люди, как правило, малообщитель­ны и застенчивы.

В заключение отметим, что для трех рассмотренных нами черт личности интонация играет свою характерную роль. Для демонстративной личности она - важный инструмент реализации целевых и смысловых установок, часть функционального органа для решения коммуникативных задач. Для гипертимной личности - это лишь один из спосо­бов проявления своей кипучей энергии. Для дистимной личности интонация - мало востребованный инструмент. Поэтому для проявления каждой чер­ты важны собственные условия, в кото­рых реализуется речевая деятельность. Именно в специфических для проявления данной черты условиях можно обна­ружить характерные для нее особенно­сти интонирования. Демонстративность наиболее явно влияет на скорость речи, гипертимность - на тональный диапа­зон, а дистимность - на скорость и об­щую длительность речи.

Литература:

Беловол Е.В. Проявление свойств темперамента в акустических характеристиках речи : диссертация ... канд. психол. наук ; [Моск. гос. социальный ун-т]. - М., 1999. - 156 с.

Бернштейн С.И. Словарь фонетических терминов / под ред. и со вступ. ст. А.А. Леонтьева. - М., 1996.

Блинова Е.А. Универсальное и специфическое в интонационном оформлении нейтральных и эмоционально окрашенных высказываний на неродном языке : автореферат дис. ... канд. филол. наук ; [С.-Петерб. гос. ун-т]. - СПб., 2001. - 20 с.

Винарская Е. Н., Никифоров А. С., Солдатова С. А. Значение личностных смыслов в реализации физических характеристик речевого высказывания // Речь, эмоции, личность: Материалы и сообщения Всесоюзного симпозиума 27-28, февраль 1978. - Ленинград, 1978. - С. 63-65.

Витт Н. Личностно-ситуационная опосредованность выражения и распознавания эмоций в речи // Вопросы психологии. - 1991. - №2. - С. 95-107.

Григорьева Э.М. Интонационное выражение отрицательных эмоций в русском неместоименном вопросе : экспериментально­фонетическое исследование на примере эмоций групп: «насмешка», «тревога», «ярость» : автореферат дис. ... канд. филол. наук. - М., 1999. - 22 с.

Казанникова Д.П. Некоторые особенности реализации категории «константность-вариативность» в спонтанных монологах (в рамках организующей функции интонации): автореферат дис. ... канд. филол. наук. // М., 2003. - 16 с.

Кодзасов С.В. Уровни, единицы и процессы в интонации // Проблемы фонетики : сб. статей РАН, отд. яз. и лит. - Вып. 3. - М. : Наука, 1999. - С. 197-215.

Кушнир Н. Я. Стадиально-возрастная динамика интонационной структуры плача ребенка в первые месяцы жизни : автореферат дис. . докт. психол. наук. - М., 1990. - 16 с.

Леонгард К. Акцентуированные личности : монография. - М. : Эксмо-Пресс, 2001.

Манёров В.Х., Шнейдер Е. М. Автоматическое распознавание эмоций по спектральным и интонационным признакам // Материалы докл. и сообщ. 5-го Всесоюзного совещания-симпозиума цикла «Акустика речи и слуха». - Одесса, 1989. - С. 72-83.

Манёров В. Х. Психодиагностика личности по голосу и речи: учеб. пособие. - СПб. : Изд-во РГПУ им. А.И. Герцена, 1997.

Манолова О. Н. Темпераментальная основа характера : дис. Канд. психол. наук ; [Ин-т психологии РАН]. // М., 2005. - 193 с.

Никонов А.В. Психологические проблемы акустической диагностики функциональных состояний оператора в особых условиях // Психологические проблемы деятельности в особых условиях : сб. статей. - М. : Наука, 1985. - С. 136-153.

Никонов А.В. Исследование возможности прогнозирования поведения человека-оператора в проблемных ситуациях по акустическим и семантическим параметрам в процессе эксперимента с 240-суточной изоляцией оператора в замкнутой среде обитания : монография. - М., 1999.

Попов В.А., Симонов П.В., Фролов М.В., Хачатурьянц Л.С. Частотный спектр речи как показатель степени и характера эмоционального напряжения у человека // Журнал высшей нервной деятельности. - 1971. - Т. XXI. - вып.1. - С. 104-109.

Русалов В. М. Опросник формально-динамической структуры индивидуальности : метод.е пособие. - М., 1997.

Светозарова Н. Д. Интонационная система русского языка : монография. - Л., 1982.

Сильницкая А.С., Гусев А.Н. Влияние демонстративности и коммуникативной активности личности на динамику вокальных параметров речи // Всеросс. науч. конфер. «Экспериментальный метод в структуре психологического знания», Москва 22-23 ноября 2012 года / под ред. В.А. Барабанщикова - М. : Изд-во Ин-та психологии РАН.

Ухтомский А.А. Учение о доминанте // Собр. соч. в 6 томах. Т. 1 - Л., 1950.

Цеплитис Л. К. Анализ речевой интонации : монография. Т. 1 - Рига, 1974.

Черемисина Н. В. Русская интонация: поэзия, проза, разговорная речь : монография. - М., 1982.

Aronovitch C. The voice of personality: stereotyped judgments and their relation to voice quality and sex of speaker // Journal Of Social Psychology - 1976. - August. - V. 99. - I 2. - Р 207-221.

Avery D. Personality as a Predictor of the Value of Voice // Journal Of Psychology. - 2003. - V. 137. - I. 5. - Р 435-446.

Bettes B. Maternal depression and motherese: temporal and intonational features // Child Development. - 1988. - V. 59. - I. 4. - Р 1089-1097.

Breznitz Z., Sherman T. Speech Patterning of Natural Discourse of Well and Depressed Mothers and Their Young Children // Child Development. - 1987. - V. 58. - I. 2. - Р. 395-401.

Cunningham M. Personality and the structure of the nonverbal communication of emotion // Journal Of Personality. - 1977. - V. 45. - № 4. - Р 564-584.

Dewaele J.-M., Furnham А. Extraversion: The Unloved Variable in Applied Linguistic Research // Language Learning. - 1999. - V. 49. - I. 3. - Р 509-545.

Feldstein S., Sloan B. Actual and stereotyped speech tempos of extraverts and introverts // Journal of Personality. - 1984. - V. 52. - I. 2. – Р 188-205.

Frick R. W. Communicating emotion: The role of prosodic features // Psychol. Bull. - 1985. - V. 97. - № 3. - Р 412-429.

Gawda B. Neuroticism, Extraversion, and Paralinguistic Expression // Psychological Reports. - 2007. - V. 100. - I. 3. - Р 721-726.

Gorisch J, Wells B., Brown G.J. Pitch Contour Matching and Interactional Alignment across Turns: An Acoustic Investigation // Language & Speech. - 2012. - № 55 (1). - Р 57-76.

Hargreaves A, Starkweather J. Recognition of speaker identity // Language & Speech. - 1963. - V. 6. - I. 2. - Р 63-87.

Keller B. Speech prosody, voice quality and personality // Logopedics Phoniatrics Vocology. - 2005. - № 30 (2). - Р 72-80.

Lam C., Kitamura C. Maternal Interactions With a Hearing and Hearing-Impaired Twin: Similarities and Differences in Speech Input, Interaction Quality, and Word Production // Journal of Speech, Language & Hearing Research. - 2010. - V. 53. - I. 3. - Р. 543-598.

Luck P., Dowrick Ch.F. ‘Don’t look at me in that tone of voice!’ Disturbances in the perception of emotion in facial expression and vocal intonation by depressed patients // Primary Care Mental Health. - 2004. - V. 2. - I. 2. - P. 99-106.

Makarova V. The Effect of Pitch Peak Alignment on Sentence Type Identification in Russian // Language and speech. - 2007. - № 50 (Part 3). - Р. 385-420.

Ramsay R.W. Speech patterns and personality // Language & Speech. - 1968. - V. 11. - I. 1. - Р. 54-63.

Reissland N., Shepherd J., Herrera E. The pitch of maternal voice: a comparison of mothers suffering from depressed mood and non-depressed mothers reading books to their infants // Journal Of Child Psychology & Psychiatry & Allied Disciplines. - 2003. - V. 44. - I. 2. - Р 255-261.

Scherer K. Personality inference from voice quality: the loud voice of extraversion // European Journal of Social Psychology. - 1972. - December. - V. 8. - I. 4. - Р 467-487.

Scherer K. R. Voice quality analysis of American and German speakers // Journal of Psycholinguistic Research. - 1974. - № 3. - Р. 281-290.

Steer Angela B. Sex differences, extra version and neuroticism in relation to speech rate during the expression of emotion // Language & Speech. - 1974. - V. 17. -I. 4. - Р. 80-86.

Tolkmitt F.J., Scherer K.R. Effect of experimentally induced stress on vocal parameters // Journal of Experimental Psychology: Human Perception & Performance. - 1986. - V. 12. - Р 302-313.

Для цитирования статьи:

Гусев А.Н., Сильницкая А.С. Сравнительный анализ влияния демонстративности, гипертимности и дистимности на интонационные параметры речи // Национальный психологический журнал — 2013. — №1(9) — с.110-120.

Gusev A.N., Silnitskaya A.S.(2013). A comparative analysis of ostentation, hyperactivity, dysthymia and their impact on the speech intonation parameters. National Psychological Journal,1(9), 110–120

О журнале Редакция Номера Авторы Для авторов Индексирование Контакты
Национальный психологический журнал, 2006 - 2020
CC BY-NC

Все права защищены. Использование графической и текстовой информации разрешается только с письменного согласия руководства МГУ имени М.В. Ломоносова.

Дизайн сайта | Веб-мастер