ISSN 2079-6617 (Print)
ISSN 2309-9828 (Online)
Ru | En
РПО
Факультет психологии МГУ имени М.В. Ломоносова
Главная RSS Поиск
Приглашение к публикации

ГлавнаяВсе статьи журналаНомера

Козлова Н.В., Филиппова С.Ю. Договор об оказании психологической и психотерапевтической помощи: правовые аспекты // Национальный психологический журнал -2013.- №1(9)- с.83–88.

Автор(ы): Филиппова Софья Юрьевна ; Козлова Наталия Владимировна

Аннотация

В начале статьи авторы очерчивают круг проблем, с которыми сталкиваются практикующие психологи при заключении договоров об оказании психологической и психотерапевтической помощи, поскольку они не поименованы в действующем российском законодательстве. У сторон возникают вопросы, связанные с с определением существенных условий этих договоров, качества предоставленной помощи, оснований юридической ответственности.

Дается характеристика договоров об оказании психологической и психотерапевтической помощи с позиций гражданского права: выделены субъекты, предмет, определены особенности исполнения и ответственности сторон по договору.

Показаны источники регламентации деятельности по оказанию психологической и психотерапевтической помощи, определено место Этического кодекса психолога среди источников регламентации рассматриваемой деятельности, проведено соотношение правил Этического кодекса с федеральным законодательством. Обосновано право психолога (исполнителя по договору) отказаться от заключения договора или его исполнения, определен порядок и правовые последствия такого отказа. Показаны требования к качеству психологической (психотерапевтической) помощи, установленные нормативными правовыми актами и этическими нормами.

Авторы рассматривают проблемы правового регулирования отношений, с которыми часто сталкиваются практикующие психологи при оказании психологической и психотерапевтической помощи, в том числе, с использованием современных телекоммуникационных технологий. Часто требования к оказанию психологических и психотерапевтических услуг носят оценочный, субъективный характер. В отсутствие четких (проверяемых или измеряемых) критериев их качество в основном определяется соответствием фактически предоставленной помощи информации, сообщенной при заключении договора.

Страницы: 83-88

Поступила: 27.12.2012

Принята к публикации: 18.01.2013

DOI Number: 2079-6617/2013.0111

Разделы журнала: Психология и право; Наука

Ключевые слова: психологическая помощь; психотерапевтическая помощь; возмездное оказание услуг; Этический кодекс психолога; правовые аспекты

PDF: /pdf/npj_no9_2013/npj_no9_2013_83-88.Pdf

Договоры об оказании психоло­гической и психотерапевтиче­ской помощи не поименованы в действующем российском законода­тельстве, хотя широко распростране­ны в гражданском обороте. Практику­ющие психологи нередко затрудняются с определением существенных условий этих договоров, качества предоставлен­ной помощи, оснований юридической ответственности. У сторон возникают вопросы по поводу источников правово­го регулирования отношений, складыва­ющихся в процессе предоставления психологической и психотерапевтической помощи, в том числе, с использованием современных телекоммуникационных технологий. В рамках настоящей статьи будут рассмотрены некоторые правовые аспекты данной сферы деятельности.

Договор об оказании психологиче­ской (психотерапевтической) помощи может быть определен как соглашение, в силу которого одна сторона - психо­лог (психотерапевт) обязуется оказать другой стороне - клиенту (пациен­ту) квалифицированную психологиче­скую (психотерапевтическую) помощь. Договор об оказании психологической (психотерапевтической) помощи отно­сится к числу договоров об оказании услуг.

Правовое регулирование отношений по оказанию психологической (психо­терапевтической) помощи осуществля­ется, в частности, Конституцией Россий­ской Федерации, Гражданским кодексом Российской Федерации [1], Федеральным законом от 21 ноября 2011 г. № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан Российской Федерации» [2] и др.

Регламентация деятельности по ока­занию психологической (психотерапев­тической) помощи также осуществляется актами, принятыми профессиональным сообществом психологов (психотера­певтов) в рамках саморегулирования их деятельности. В частности, одним из та­ких актов является Этический кодекс психолога, принятый V съездом Рос­сийского психологического общества 14 февраля 2012 г. [3]

При наличии в договоре ссылки на акты такого рода их положения приобре­тают силу условий договора. Следователь­но, клиент (пациент) вправе требовать от психолога (психотерапевта) соблюдения положений названных актов.

Психологом (психотерапевтом) мож­но признать субъекта, который имеет специальные знания и квалификацию, необходимые для оказания психологи­ческой (психотерапевтической) помо­щи. Различается медицинская и иная психотерапевтическая помощь.

Медицинская психотерапевтиче­ская помощь оказывается лицом, имею­щим специальное образование. Согла­сно п. 1.1 Положения «Об организации деятельности врача-психотерапевта» [4] врачом-психотерапевтом является спе­циалист с высшим медицинским обра­зованием по специальности «лечебное дело» или «педиатрия», получивший под­готовку по специальности «психиатрия» в интернатуре, клинической ординату­ре, а также прошедший профессиональ­ную переподготовку либо клиническую ординатуру по психотерапии в меди­цинском образовательном учреждении высшего или дополнительного профессионального образования.

В соответствии с п. 1.1 Положения «Об организации деятельности медицинско­го психолога, участвующего в оказании психотерапевтической помощи» [5], меди­цинским психологом признается спе­циалист, имеющий высшее психологи­ческое образование по специальности «клиническая психология» либо другое высшее психологическое образование, прошедший профессиональную пере­подготовку по клинической (медицинской) психологии. Кроме того, психоте­рапевтическая помощь не медицинского характера может осуществляться соци­альными работниками, т.е. лицами, име­ющими высшее или среднее специальное образование, прошедшими специальное обучение в установленном порядке [6].

Клиентом, как одной из сторон по до­говору об оказании психологической (психотерапевтической) помощи, может выступать любой субъект права: гражда­нин, юридическое лицо, публично-право­вое образование (Российская Федерация, субъект Российской Федерации, муници­пальное образование). Пациентом признается физическое лицо (гражданин), которому оказывается психологическая (психотерапевтическая) помощь.

Клиент может действовать как в соб­ственных интересах, выступая в роли па­циента, так и заключить договор в поль­зу иного лица. В таком случае договор об оказании психологической (психо­терапевтической) помощи приобрета­ет признаки договора в пользу третьего лица (ст. 430 ГК РФ). От имени малолет­него (до 14 лет) или недееспособного гражданина договор об оказании психо­терапевтической помощи заключается его законным представителем (родите­лем, опекуном). Детям, достигшим воз­раста 10 лет, психотерапевтическая по­мощь должна оказываться с учетом их мнения (ст. 57 Семейного кодекса РФ).

Заключение договора об оказании психотерапевтической помощи, кото­рая не является медицинской, подчиня­ется общим правилам, установленным Гражданским кодексом РФ. Это означает, что гражданин в возрасте от 14 до 18 лет, не обладающий полной гражданской де­еспособностью (т.е. не состоящий в бра­ке или не эмансипированный), может заключать договор с психологом (пси­хотерапевтом) с согласия своих роди­телей либо попечителей (ст. 26 ГК РФ). Аналогичный порядок установлен в от­ношении граждан, ограниченных в де­еспособности судом (п. 1 ст. 30 ГК РФ).

Договор об оказании психологиче­ской (психотерапевтической) помощи не полностью дееспособному гражданину (пациенту) может быть заключен любым дееспособным лицом (клиен­том). Будучи третьим лицом по отноше­нию к сторонам, пациент приобретет права, возникшие из данного договора, с момента выражения своего намере­ния воспользоваться предоставленны­ми правами (п. 2 ст. 430 ГК РФ). В соответствии со ст. 54 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» оказание ме­дицинской психотерапевтической по­мощи пациенту, достигшему 15 лет, а также больному наркоманией, достиг­шему 16 лет, допускается только с его информированного добровольного согласия и по его просьбе.

Если стороной (исполнителем) по договору об оказании психотерапевти­ческой помощи выступает организация (юридическое лицо) либо индивидуаль­ный предприниматель, профессиональ­но оказывающий такого рода услуги, на отношения сторон распространяются нормы Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. № 2300-1 «О защите прав потребителей» [7].

Следует отметить, что предпринима­тельской деятельностью абз. 3 п. 1 ст. 2 ГК РФ именует самостоятельную, осу­ществляемую на свой риск деятельность, направленную на систематическое получение прибыли, в том числе, от оказа­ния услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном поряд­ке. Регистрация предпринимателей осу­ществляется в соответствии с Федераль­ным законом от 8 августа 2001 г. № 129-ФЗ «О государственной регистрации юриди­ческих лиц и индивидуальных предпринимателей» [8]. Однако отсутствие стату­са индивидуального предпринимателя у гражданина, систематически оказываю­щего психологическую (психотерапевти­ческую) помощь на возмездной основе, не влияет на его ответственность и харак­тер обязательств (п. 4 ст. 23 ГК РФ).

Если стороной (исполнителем) вы­ступает юридическое лицо (например, консультационный центр), то в договоре следует указать конкретное физи­ческое лицо, которое будет непосред­ственно оказывать психологическую (психотерапевтическую) помощь.

В силу личного характера обязатель­ства, замена исполнителя, перепоручение исполнения третьему лицу, привлечение к оказанию психотерапевтической помощи третьих лиц возможны только с согласия пациента. Как гласит Этиче­ский кодекс психолога, клиент имеет пра­во на консультацию психолога или работу с ним без присутствия третьих лиц.

По юридической природе договор об оказании психологической (психотера­певтической) помощи является консенсу­альным. Это означает, что обязательство оказать помощь возникает с момента дости­жения сторонами соглашения о предмете договора, которое является единственным существенным условием (ст. 779 ГК РФ).

Думается, что условия о вознагра­ждении, распределении прав и обязан­ностей сторон, процедурах хранения и применения результатов исследований, указанные в Этическом кодексе психоло­га, не могут квалифицироваться в качест­ве существенных. По смыслу ст. 432, 779 ГК РФ при отсутствии названных условий договор, тем не менее, считается за­ключенным. В то же время стороны могут согласовать в договоре любые условия, не противоречащие закону.

Предметом данного договора явля­ется деятельность психолога (психоте­рапевта) по оказанию психологической (психотерапевтической) помощи. Для возникновения обязательства стороны должны договориться о том, что психолог (психотерапевт) окажет клиенту (пациенту) профессиональную психологическую (психотерапевтическую) по­мощь. Объем и содержание психологи­ческой (психотерапевтической) помощи не могут быть определены заранее. Буду­чи профессионалом, психолог (психо­терапевт) самостоятельно выделяет круг проблем, в решении которых, по его мне­нию, нуждается клиент (пациент). Ины­ми словами, при заключении договора невозможно исчерпывающим образом сформулировать задание исполнителю.

В зарубежной практике последних лет получила распространение деятельность по психологическому (психотерапев­тическому) сопровождению пациента, когда задание в виде заранее сформу­лированного перечня вопросов вообще не выдается. В процессе оказания услуг предмет договора конкретизируется. Преимущество такой организации дея­тельности состоит в том, что психолог (психотерапевт) оказывает профессио­нальную помощь по запросу клиента (па­циента), но при этом он может самосто­ятельно определить, какого рода помощь требуется клиенту (пациенту).

Этический кодекс психолога обязы­вает исполнителя извещать клиента (па­циента) о цели работы, о применяемых методах и способах использования по­лученной информации, обо всех основ­ных шагах или лечебных действиях. По­лучение согласия клиента (пациента) является обязательным для продолже­ния работы психолога (психотерапев­та). В случае неспособности пациента принять решение, согласие должно быть получено от его законного представите­ля. Очевидно, здесь речь идет о лицах, не обладающих полной гражданской де­еспособностью.

Договор может конструировать­ся как возмездный или безвозмездный. В случае возмездности договора психолог (психотерапевт) имеет право на получение вознаграждения. При без­возмездном характере отношений пси­хотерапевтическая помощь оказыва­ется бесплатно. Возмездный договор является двусторонне-обязывающим, т.е. создает права и обязанности у обе­их сторон соглашения. Безвозмездный договор квалифицируется как односторонне-обязывающий, т.е. порождает обязанности только для психолога (пси­хотерапевта).

Исходя из общей презумпции воз­мездности гражданско-правовых до­говоров, предполагается, что при отсутствии соглашения о цене услуг, психотерапевтическая помощь оказы­вается возмездно (п. 3 ст. 423 ГК РФ). Клиент должен оплатить исполнение по цене, обычно взимаемой за оказа­ние аналогичных услуг (п. 3 ст. 424 ГК РФ). Безвозмездность психологической (психотерапевтической) помощи долж­на быть прямо указана в договоре.

Цена услуг психолога (психотерапев­та) не является существенным условием договора, хотя профессиональное сооб­щество рекомендует психологам (пси­хотерапевтам) согласовывать цену при первой встрече с клиентом (пациентом).

При заключении возмездных догово­ров стороны обычно определяют цену в зависимости от способа предостав­ления психотерапевтической помощи: очная, через skype, по телефону, путем обмена письмами и пр. Как правило, ди­станционная помощь с использованием технических средств оценивается до­роже. Увеличение цены может быть об­условлено свойствами предоставляемой помощи: сложностью, частотой и др.

Договор об оказании психологической (психотерапевтической) помощи не мо­жет рассматриваться как публичный (ст. 426 ГК РФ). Психолог (психотерапевт) не обязан оказывать помощь каждому, кто к нему обратится. Он вправе согласить­ся или отказаться оказывать помощь кон­кретному клиенту (пациенту) без объясне­ния мотивов своего отказа. Здесь действует принцип свободы договора, предполагаю­щий, в том числе, право заключения дого­вора и выбора контрагента.

При заключении договора действуют ограничения профессиональной компе­тенции, установленные Этическим ко­дексом психолога. В частности, психолог обязан осуществлять практическую дея­тельность в рамках собственной компе­тентности, основанной на полученном образовании и опыте. Это означает, что психолог может отказаться от заключения договора при наличии сомнений в своей способности помочь клиенту (пациенту).

Форма договора подчиняется общим требованиям. Если договор исполняется при самом его совершении, допускается устная форма (ст. 159 ГК РФ). При этом субъектный состав участников и условие о вознаграждении не имеют значения. В случае заключения договора, предпо­лагающего отложенное исполнение, его форма зависит от субъектного состава и суммы сделки.

Если исполнителем выступает юри­дическое лицо либо сумма сделки пре­вышает установленный 10-кратный минимальный размер оплаты труда (со­ставляющий для данного случая 100 ру­блей [9]), договор должен быть заключен в письменной форме (п.п. 2 п. 1 ст. 161 ГК РФ). Согласно проекту Гражданского кодекса Российской Федерации [10] пись­менной формы потребуют сделки гра­ждан между собой на сумму, превышаю­щую десять тысяч рублей (п.п.2 п. 1 ст. 161 Проекта ГК РФ).

Однако несоблюдение простой пись­менной формы не влечет за собой недействительность договора, а только лишает исполнителя возможности ссылаться на свидетельские показания в подтверждение факта заключения до­говора и его условий. Наличие договора и его условия могут быть подтверждены письменными и иными доказательства­ми, например, письменными результа­тами тестов, аудио- или видеозаписями бесед и др. Кроме того, по логике п. 5 ст. 18 Закона о защите прав потребителей пациент, получающий психологическую (психотерапевтическую) помощь для личных нужд, может подтвердить наличие договорных отношений свидетель­скими показаниями.

Допускается заключение догово­ра посредством телекоммуникацион­ных технологий (п. 2 ст. 434 ГК РФ). Как правило, предложение заключить дого­вор размещается на сайте исполнителя в сети Интернет. С юридической точ­ки зрения такое предложение является приглашением делать оферты (ст. 437 ГК РФ). В этом случае предложение за­ключить договор (оферта) поступает от клиента, который совершает конклюдентные действия («клик мышью» на от­меченном участке экрана компьютера).

Договор можно заключить путем об­мена электронными сообщениями, под­писанными квалифицированной элек­тронной подписью [11]. К сожалению, в настоящее время такой способ заклю­чения договора крайне редко использу­ется физическими лицами (гражданами).

Как и для всех договоров с участием потребителей, одной из главных обя­занностей психолога (психотерапевта) является предоставление клиенту (па­циенту) необходимых сведений. Еще до заключения договора с конкретным клиентом (пациентом) психотерапевт должен сообщить ему полную и досто­верную информацию о себе и предо­ставляемой помощи: о своем образо­вании, опыте работы, используемых практиках (методиках), о возможных противопоказаниях и др. В отличие от медицинской помощи, психотерапевти­ческая помощь не имеет установленных стандартов правильного осуществления. Для пациента выбор психолога (психо­терапевта) фактически означает приме­нение к нему приемов и способов, кото­рые практикует данный исполнитель.

После заключения договора психолог (психотерапевт), действуя добро­совестно и разумно, обязан приложить все усилия для достижения наилучшего результата. Особенностью исполнения договорных обязательств является от­сутствие гарантированного результата, т.к. полезный эффект зависит не только от профессионализма психолога (пси­хотерапевта), но и от личных качеств пациента.

В отношении качества некоторых разновидностей психотерапевтической помощи существуют приказы Ростех- регулирования. В частности, контроль качества услуги по психологической кор­рекции контролируется проверкой, кото­рая устанавливает степень обеспечения преодоления или ослабления отклоне­ний в развитии, эмоциональном состоя­нии и поведении пациента. Качество пси­хотерапевтической помощи проверяется путем определения того, насколько она способствует эффективному решению клиентами проблем, лежащих в основе жизненных трудностей и касающихся преодоления острой психотравмирую­щей или стрессовой ситуации [12].

Устанавливаются требования к ка­честву психотерапевтических услуг от­дельным группам населения. Например, в процессе контроля качества психотера­певтической помощи семьям, проверяет­ся наличие фактов оказания такой помо­щи, ее своевременность, эффективность в решении проблем, связанных с преодолением переживаемой острой кризисной ситуации, исправлением неадекватных форм поведения родителей, социальной адаптации приемных детей, созданием в семье атмосферы взаимопонимания, взаимоуважения, благоприятного микро­климата и др. [13]

Как видим, названные требования но­сят оценочный, субъективный характер. В отсутствие четких (проверяемых, из­меряемых) критериев качество психо­терапевтической помощи в основном определяется соответствием фактически предоставленной помощи информации, сообщенной при заключении договора.

Неудовлетворенность пациента ре­зультатами деятельности психолога (пси­хотерапевта), несоответствие результа­та психотерапевтической помощи его ожиданиям не является основанием для привлечения исполнителя к ответствен­ности за ненадлежащее качество оказан­ных услуг.

Обязанность соблюдать тайну паци­ента имеет различную правовую осно­ву для психотерапевтических услуг медицинского и немедицинского ха­рактера. Необходимость соблюдения медицинской тайны основана на ст. 13 Закона об основах охраны здоровья граждан. При оказании услуг немеди­цинского характера психолог должен соблюдать личную тайну гражданина (ст. 150 ГК РФ).

Профессиональное сообщество пси­хологов подчеркивает необходимость сохранения конфиденциальности по­лученной от клиента (пациента) ин­формации как основного требования к деятельности психолога (психотера­певта). Однако психолог (психотера­певт) может быть допрошен в суде в ка­честве свидетеля по обстоятельствам, ставшим ему известными в ходе оказа­ния психологической (психотерапев­тической) помощи.

На практике различают разовые и долгосрочные договоры. При заклю­чении долгосрочных договоров стороны могут согласовать сроки и пери­одичность оказываемой помощи, хотя отсутствие такого условия не влияет на признание договора заключенным.

Психотерапевт должен приступить к оказанию услуги в срок, установленный договором, а при отсутствии такового - в разумный срок после заключения дого­вора. Это особенно важно для договоров, заключаемых с помощью телекоммуни­кационных средств связи. По установ­ленному сторонами графику психотера­певт должен своевременно реагировать на сообщения пациента, связываться с ним в режиме он-лайн и пр. Несвоевре­менность оказания помощи рассматри­вается как одна из характеристик нека­чественного оказания услуги.

Пациент обязан сотрудничать с пси­хологом (психотерапевтом), выполнять его рекомендации, задания, соблюдать предписанный режим. В психотерапев­тической помощи медицинского ха­рактера такая обязанность прямо пред­усмотрена законом. При оказании немедицинской психотерапевтической помощи данная обязанность приобрета­ет характер кредиторской.

Правило п. 2 ст. 782 ГК РФ допускает отказ исполнителя от исполнения обя­зательства при условии полного возме­щения убытков. Вместе с тем Этический кодекс психолога устанавливает ряд ог­раничений для приостановления и пре­кращения психологической помощи. В частности, если обстоятельства выну­ждают психолога преждевременно пре­кратить работу с клиентом, и это может отрицательно сказаться на состоянии клиента, психолог должен обеспечить продолжение работы с клиентом.

Данное правило носит рекоменда­тельный характер, хотя аналогичные решения существуют применительно к другим видам профессиональной по­мощи. Например, п.п. 6 п. 4 ст. 6 Фе­дерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» [14] запрещает адвокату отказываться от принятой на себя защиты. Очевидно, та­кое ограничение продиктовано заботой о гражданах, обратившихся за профес­сиональной помощью, неоказание ко­торой может негативно повлиять на их здоровье и психологическое состояние.

Клиент (пациент) вправе отказать­ся от исполнения договора об оказании психологической (психотерапевтиче­ской) помощи при условии оплаты ис­полнителю фактически понесенных им расходов (п. 1 ст. 782 ГК РФ). Прекраще­ние договора возможно по обоюдному желанию сторон, выраженному в форме соглашения.

Примечания

1.См.: Гражданский кодекс Российской Федерации // СПС «Консультант Плюс». Далее – ГК РФ. Нормативные правовые акты приводятся по состоянию на 1 июля 2012 г.

2.См.: Федеральный закон от 21 ноября 2011 г. № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» // СЗ РФ. 2011. № 48. Ст. 6724. Далее – Закон об основах охраны здоровья граждан.

3.См.: http://psyrus.ru/rpo/documentation/ethics.php/ Далее - Этический кодекс психолога.

4.См.: Приказ Минздрава РФ от 16 сентября 2003 г. № 438 «О психотерапевтической помощи» // СПС «Консультант Плюс».

5.Там же.

6.См.: Приказ Минздрава РФ от 28 июля 1997 г. № 226 «О подготовке специалистов по социальной работе и социальных работников, участвующих в оказании психиатрической и психотерапевтической помощи» // Медицинская газета. 1997. № 76 (1 октября 1997 г.)

7.Ведомости СНД и ВС РФ. 1992. № 15. Ст. 766. Далее – Закон о защите прав потребителей.

8.СЗ РФ. 2001. № 33. Ч. 1. Ст. 3431; 2003. № 26. Ст. 2565; № 52. Ст. 5037; 2004. № 45. Ст. 4377; 2005. № 27. Ст. 2722. Далее – Закон о государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей.

9.См.: Федеральный закон от 19 июня 2000 г. № 82-ФЗ «О минимальном размере оплаты труда» // СЗ РФ. 2000. № 26. Ст. 2729.

10.См.: проект федерального закона № 47538-6 «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации». Принят Государственной Думой ФС РФ в первом чтении 27 апреля 2012 г. // СПС «Консультант Плюс. Версия Проф». Далее – Проект ГК РФ.

11.См.: Федеральный закон от 6 апреля 2011 г. № 63-ФЗ «Об электронной подписи» // СЗ РФ. 2011. № 15. Ст. 2036.

12.См.: Постановление Госстандарта РФ от 24 ноября 2003 № 326-ст «Социальное обслуживание населения. Качество социальных услуг. Общие положения. ГОСТ Р 52142-2003»; Приказ Ростехрегулирования от 30 декабря 2005 № 533-ст «Социальное обслуживание населения. Контроль качества социальных услуг. Основные положения. ГОСТ Р 52496-2005» // СПС «КонсультантПлюс».

13.См.: п. 4.5.7 Приказа Ростехрегулирования от 18 декабря 2008. № 440-ст. «Социальное обслуживание населения. Контроль качества социальных услуг семье. ГОСТ Р 53063-2008» // СПС «КонсультантПлюс».

14.СЗ РФ. 2002. № 23. Ст. 2102.

Для цитирования статьи:

Козлова Н.В., Филиппова С.Ю. Договор об оказании психологической и психотерапевтической помощи: правовые аспекты // Национальный психологический журнал -2013.- №1(9)- с.83–88.

Kozlova N.V., Filippova S.Yu. (2013). Agreement for mental health services: legal aspects. National Psychological Journal,1(9),83–88

О журнале Редакция Номера Авторы Для авторов Индексирование Контакты
Национальный психологический журнал, 2006 - 2020
CC BY-NC

Все права защищены. Использование графической и текстовой информации разрешается только с письменного согласия руководства МГУ имени М.В. Ломоносова.

Дизайн сайта | Веб-мастер