ISSN 2079-6617 (Print)
ISSN 2309-9828 (Online)
Ru | En
РПО
Факультет психологии МГУ имени М.В. Ломоносова
Главная RSS Поиск
Приглашение к публикации

ГлавнаяВсе статьи журналаНомера

Калятин В.О. Режим секрета производства в гражданском праве // Национальный психологический журнал -2013.- №1(9)- с.77–82.

Автор(ы): Калятин Виталий Олегович

Аннотация

В статье подробно рассмотрены действующие на сегодня положения российского законодательства, направленные на охрану имеющей ценность информации.

Автор знакомит с основными инструментами, которые использует для этого право, раскрывает механизмы их действия, особенности и преимущества применения, а также имеющиеся риски использования.

Основное внимание уделяется конструкции секрета производства (ноу-хау), как инструменту для защиты информации. Использование этого механизма позволяет получить почти не ограниченную во времени охрану имеющей ценность информации, причем вариант, реализованный в российском законодательстве, дает возможность охранять практически любую информацию.

Дается определение понятия «секрет информации», которое включает в себя не только сведения об определенных технических решениях, но и любую иную информацию, имеющая ценность, что позволяет применять указанную конструкцию и в области психологии. Объясняется, что подразумевается под данным инструментом, каковы его плюсы и минусы, каким требованиям, в соответствии с законом, он должен соответствовать.

Представлены режимы его осуществления: режим коммерческой тайны, требование запрета свободного доступа третьих лиц к секрету производства и др.

Показано, как может осуществляться использование информации за пределами указанных режимов. Автор отмечает, что правовое регулирование динамично, а мы находимся на этапе, когда регулирование секретов производства может претерпеть серьезные изменения. Прежде всего, следует обратить внимание на то, что коммерческая тайна становится лишь одним из возможных вариантов охраны секрета производства, а выбор мер охраны отдается на усмотрение обладателю информации.

Страницы: 77-82

Поступила: 27.12.2012

Принята к публикации: 18.01.2013

DOI Number: 2079-6617/2013.0110

Разделы журнала: Психология и право; Наука

Ключевые слова: охрана имеющей ценность информации; секрет производства; право на информацию; коммерческая тайна; охраняемая информация; закон об охране информации

PDF: /pdf/npj_no9_2013/npj_no9_2013_77-82.Pdf

Владение информацией всегда иг­рало большую роль в работе человека, чем бы он ни занимался: сельским хозяйством, выпуском высоко­технологичного оборудования или пси­хологическими исследованиями. Однако мало получить информацию, важно защитить свои права на нее.

Право предоставляет для этого целый набор инструментов. Одним из них яв­ляется конструкция секрета производ­ства (ноу-хау) [1]. Использование этого механизма позволяет получить почти не ограниченную во времени охрану имеющей ценность информации, при­чем вариант, реализованный в россий­ском законодательстве, дает возмож­ность охранять практически любую информацию. Как указывает статья 1465 Гражданского кодекса Российской Феде­рации (далее - «ГК РФ») секретом произ­водства (ноу-хау) признаются сведения любого характера (производственные, технические, экономические, органи­зационные и другие), в том числе, о ре­зультатах интеллектуальной деятель­ности в научно-технической сфере, а также сведения о способах осуществле­ния профессиональной деятельности. Таким образом, в это понятие включа­ются не только сведения об определен­ных технических решениях, но и любая иная информация, имеющая ценность, что позволяет применять указанный ме­ханизм, например, и в области психоло­гии. При этом не имеет значения, может ли эта информация быть охарактеризо­вана как фактические данные или как самостоятельная разработка лица, но­сит ли она творческий характер или нет, является решением технической задачи или методикой осуществления какой- либо деятельности и т.п.

В то же время нужно помнить, что се­крет производства - это сведения как таковые. Наличие исключительного пра­ва на секрет производства (например, определенную методику) дает возмож­ность использовать ее на практике, по­казывать третьим лицам и т.д., что само по себе еще не означает права свободно использовать документ, в котором этот секрет производства изложен. Исполь­зование текста, изображений и иных подобных объектов находится в сфе­ре авторского права. Соответственно, для получения полного контроля за со­зданной разработкой, помимо права на секрет производства, следует приобре­тать и права на использование объектов авторского права, воплощающих в себе этот секрет производства, а, возможно, и на иные результаты интеллектуальной деятельности.

Секрет производства может быть опре­делен как информация, поскольку «ин­формация - это сведения (сообщения, данные) независимо от формы их представления» [2]. Но не любая информация мо­жет рассматриваться как секрет производ­ства, а только отвечающая требованиям, установленным в ст. 1465 ГК РФ:

  1. она должна иметь действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности тре­тьим лицам;

  2. к ней должен отсутствовать свобод­ный доступ на законном основании третьих лиц;

  3. в отношении нее ее обладателем дол­жен быть введен режим коммерческой тайны.

Использование информации, есте­ственно, может осуществляться и за пределами указанного режима, более того, возможно заключение договоров, регулирующих такое использование. В частности, информация, предостав­ляемая сторонами по договору, может определяться как конфиденциальная, что повлечет за собой необходимость сохранения этой информации в тайне и возможность привлечения к ответст­венности стороны, нарушившей свое обязательство по сохранению тайны. Таким образом, режимы коммерческой тайны и конфиденциальной информа­ции оказываются достаточно близки­ми. Но есть и существенные различия: обязательство о конфиденциальности связывает только лицо, прямо приняв­шее его по договору, в отношении же секрета производства аналогичная обя­занность может основываться не толь­ко на договоре, но и на законе. Ответ­ственность нарушителя права на секрет производства определяется законом (который дает довольно большие воз­можности по защите интересов облада­теля информации, даже если договор не предполагает ответственности за нару­шение права на секрет производства), в отношении же конфиденциальной информации необходимо определение соответствующих санкций в договоре. Таким образом, каждый из этих режи­мов имеет свои плюсы и минусы, кото­рые нужно учитывать при выборе инструмента.

Но вернемся к упомянутым выше условиям защиты секрета производст­ва. Ценность информации обусловлена тем, что информация неизвестна дру­гим лицам, причем эта ценность мо­жет быть только предполагаемой (так как аналогов подобной информации на рынке может и не быть). В связи с этим обладателю информации не требует­ся демонстрировать наличие конкрет­ных коммерческих предложений или обосновывать возможность коммерче­ского использования: достаточно иметь разумные основания предполагать, что данная информация может быть во­стребована третьими лицами. Это усло­вие также не означает, что информация должна быть известна только одно­му лицу, более того, допускается параллельное владение секретом производ­ства разными лицами. Но информация не должна быть известной до такой степени, чтобы ее коммерческая ценность оказалась под угрозой. В любом случае, она не должна быть открытой (хотя для нахождения экземпляра потребуется преодолеть известные сложности). По­этому, если определенная информация (например, заимствованная методика) была опубликована (даже небольшим тиражом) и является в силу этого пу­блично доступной, она не может рас­сматриваться как секрет производства. И ее использование третьими лицами будет возможным (в том числе, если из­начально получение информации или публикация соответствующего материа­ла были осуществлены с нарушением закона или договора).

Требование запрета свободного до­ступа третьих лиц к секрету производ­ства на законном основании не следует абсолютизировать. Очевидно, что ком­мерческое использование любого се­крета производства потребует раскры­тия его третьим лицам - консультантам, экспертам, сотрудникам и т.д. Да и предоставление лицензии или передача исключительного права на секрет про­изводства потребует раскрытия соответствующей информации контраген­ту. Поэтому, в данном случае речь идет не о том, что информация не долж­на раскрываться никому, а лишь о том, что ее нельзя распространять свободно. Иными словами, лицо, получающее ин­формацию, должно быть связано обяза­тельством сохранения ее в тайне. Такое обязательство может вытекать из закона (например, адвокатская или врачебная тайна) или договора.

В любом случае, не стоит допускать случаев раскрытия информации кому бы то ни было, не связав его обязатель­ством о сохранении информации в тай­не. Иначе заинтересованное лицо может заявить о невыполнении обязательного условия охраны коммерческой тайны и, следовательно, о прекращении пра­ва на него. С другой стороны, лица, ра­нее получившие информацию от право­обладателя, также могут посчитать, что они более не связаны обязательством о сохранении информации в тайне, если правообладатель сам начинает предо­ставлять доступ к информации без уста­новления ограничений на ее распро­странение.

В ряде случаев определенные лица вправе получить доступ к охраняемой информации: сотрудники различного рода проверяющих и контролирующих органов и т.д. Но, несмотря на то, что вла­делец информации не может отказать им в доступе к соответствующей информа­ции, она все равно не станет в силу это­го «открытой для свободного доступа», так как условия доступа и обязанность сохранять полученную информацию в этом случае будут прямо вытекать из за­кона: информация становится доступной ограниченному кругу лиц, и они обязаны сохранять ее в тайне.

Наконец, третье условие касается вве­дения режима коммерческой тайны. Со­держание этого режима определяется Федеральным законом «О коммерческой тайне». Согласно ст. 3 этого закона, ком­мерческая тайна - это режим конфиден­циальности информации, позволяющий ее обладателю при существующих или возможных обстоятельствах увеличить доходы, избежать неоправданных рас­ходов, сохранить положение на рынке товаров, работ, услуг или получить иную коммерческую выгоду. Иными словами, это комплекс мер, которые должны быть предприняты для защиты информации. Подробно перечень таких мер указан в статье 10 этого закона. Так, меры по охране конфиденциальности инфор­мации, принимаемые ее обладателем, должны включать в себя:

  1. определение перечня информации, составляющей коммерческую тайну (например, в приказе, внутреннем ре­гламенте и т.д.);

  2. ограничение доступа к информации, составляющей коммерческую тайну, путем установления порядка обраще­ния с этой информацией и контроля за соблюдением такого порядка;

  3. учет лиц, получивших доступ к ин­формации, составляющей коммерче­скую тайну, и (или) лиц, которым та­кая информация была предоставлена или передана (например, в журнале доступа к коммерческой тайне);

  4. регулирование отношений по исполь­зованию информации, составляю­щей коммерческую тайну, работника­ми на основании трудовых договоров и контрагентами на основании гра­жданско-правовых договоров;

  5. нанесение на материальные носи­тели, содержащие информацию, со­ставляющую коммерческую тайну, или включение в состав реквизитов документов, содержащих такую ин­формацию, грифа «Коммерческая тайна» с указанием обладателя та­кой информации (для юридических лиц - полное наименование и ме­сто нахождения, для индивидуальных предпринимателей - фамилия, имя, отчество гражданина, являющегося индивидуальным предпринимателем, и место жительства).

Режим коммерческой тайны будет считаться выполненным только после того, как все эти меры осуществлены и только с этого момента может возник­нуть право на секрет производства.

Как видно из перечня, меры носят формальный характер и направлены, преимущественно, на идентификацию определенной информации в качестве охраняемой. Какая именно информация будет включена в перечень охраняемой, остается на усмотрение владельца ин­формации. Однако для некоторых видов сведений законом установлен прямой запрет устанавливать режим коммерче­ской тайны.

Такой запрет касается, прежде всего, информации, относящейся к предприни­мательскому статусу самого лица. Это - информация в учредительных докумен­тах юридического лица, документах, подтверждающих факт внесения запи­сей о юридических лицах и об инди­видуальных предпринимателях в соот­ветствующие государственные реестры: информация, содержащаяся в докумен­тах, дающих право на осуществление предпринимательской деятельности и т.д. Запрет на установление режима ком­мерческой тайны распространяется так­же на некоторые сведения, касающиеся трудовых отношений, и на информа­цию об опасной для общества деятель­ности лица (о загрязнении окружающей среды, состоянии противопожарной безопасности, санитарно-эпидемиоло­гической и радиационной обстановке, безопасности пищевых продуктов) и о других факторах, оказывающих не­гативное воздействие на безопасное функционирование производственных объектов, безопасность каждого гражда­нина и населения в целом.

Дополнения этого перечня могут устанавливаться только федеральными законами. Таким образом, информация, полученная лицом в ходе осуществле­ния им своей деятельности, не вклю­ченная в этот перечень, может попадать в сферу коммерческой тайны.

Право на секрет производства может приобрести любое лицо, которое вве­ло режим коммерческой тайны в отно­шении информации, отвечающей ука­занным выше требованиям. При этом не важно, разработало ли оно само со­ответствующий объект (например, ме­тодику, решение определенной зада­чи и т.д.) или получило его от другого лица. Тот, кто ввел режим коммерческой тайны, получает исключительное право на секрет производства. Из это­го следует, что в большинстве случа­ев правообладателем будет иное лицо, нежели первоначальный получатель соответствующей информации - ведь режим коммерческой тайны может ввести только юридическое лицо или индивидуальный предприниматель. В связи с этим физическим лицам, создающим новые результаты интеллек­туальной деятельности или получа­ющим иную коммерческую ценную информацию, следует быть очень ак­куратными в выстраивании отношений со своими контрагентами при передаче им информации. Если они заинтересо­ваны в получении коммерческой отда­чи от ее последующего использования, им следует передавать другим лицам такую информацию только при наличии договора с контрагентом. Этот до­говор должен определять информацию в качестве конфиденциальной и закре плять соответствующие обязательства получателя информации.

Возможно и параллельное облада­ние правами на секрет производства: если одни и те же сведения получены разными лицами, каждое из них может приобрести исключительное право на секрет производства и далее самосто­ятельно использовать его по своему усмотрению, распоряжаться правами на него и т.д. Однако, если такое лицо публично разгласит информацию, то, в силу утраты сведениями своей «неизвестности», право на секрет произ­водства прекратится, причем не только у этого лица, но и у всех иных облада­телей тех же сведений. При этом, такое лицо не будет нести ответственности перед другими обладателями этих све­дений за прекращение принадлежащих им прав.

Срок действия исключительного пра­ва на секрет производства не ограничен: теоретически оно может существовать бесконечно долго. Однако зависимость действия права от поведения иных обладателей этой же информации дела­ет право на секрет производства весь­ма уязвимым. Обладатель патента явля­ется гораздо более защищенным, хотя и действие его права ограниченно сро­ком, да и получить патент может быть непросто. С другой стороны, патенто­вание решения означает его раскрытие обществу, а это даст возможность кон­курентам искать обходные пути - ис­пользовать решение в странах, где лицо не подало заявку на патент и т.п. В ре­зультате владелец коммерчески цен­ной информации оказывается перед нелегким выбором между двумя режи­мами. Разумным может оказаться их со­четание: патентование основных прин­ципиальных решений и сохранение в тайне деталей используемых методик, решений, ключей к тестам и пр. В лю­бом случае нельзя забывать, что опу­бликование заявки на выдачу патента приведет к прекращению действия пра­ва на соответствующий секрет произ­водства.

Исключительное право на секрет производства уже, чем исключительные права на иные результаты интеллекту­альной деятельности. Фактически, оно не дает возможности запретить другому лицу использовать тот же результат ин­теллектуальной деятельности, если толь­ко он не был получен этим третьим ли­цом от правообладателя. Таким образом, исключительное право на секрет произ­водства сводится к праву устанавливать режим доступа к имеющейся инфор­мации и контролировать его. Поэтому, при получении информации из других источников использование этой ин­формации будет находиться вне сферы контроля правообладателя.

Распоряжение правом на секрет про­изводства может осуществляться в пол­ном объеме: исключительное право может отчуждаться по договору и предо­ставляться по лицензии. В то же время, нужно иметь в виду, что распоряжение осуществляется именно правом на се­крет производства, а не самим секретом производства, что, в частности, было отмечено и в Постановлении Пленума Верховного Суда и Высшего Арбитраж­ного Суда РФ от 1 июля 1996 г. № 6/8. Право на секрет производства может быть использовано и в качестве предме­та залога.

Возможен полноценный оборот прав на секрет производства, однако, в силу «уязвимости» этого права, особенно важ­ным будет четкое определение в дого­воре самого объекта, порядка передачи информации, ее использования, обязан­ностей сторон, связанных с обеспече­нием сохранения информации в тайне, особенностей обмена уточнениями све­дений и усовершенствования соответ­ствующих решений и т.д. В противном случае заключение договора в отноше­нии секрета производства создаст нео­правданные риски для правообладателя.

Высококонфликтной является сфе­ра отношений лица, создавшего со­ответствующий результат интеллектуальной деятельности, со своим работодателем. В отношении секретов производства действующее законода­тельство не предусматривает каких-ли­бо обязательных выплат автору, поэто­му размер вознаграждения в случае его выплаты будет определяться внутрен­ними нормативными актами работо­дателя и договором с работником. При этом, в соответствии с п. 1 ст. 1470 ГК РФ, исключительное право на секрет производства будет принадлежать ра­ботодателю в случае, если объект был создан работником в рамках своих тру­довых обязанностей или конкретного задания работодателя. Указание одновременно и на служебные обязанности, и на задание работодателя позволя­ет последнему восполнить в служебном задании возможные недостатки в опре­делении служебных обязанностей, сде­ланные ранее в трудовом договоре или должностной инструкции. Но, в любом случае, конкретное задание для установления прав на секрет производства не может выходить за пределы трудовых функций работника, т.е. если работнику поручить выполнение совершенно иной работы, чем предусмотрено его трудо­вым договором, право на полученный секрет производства у работодателя не возникнет.

Распространенной практикой явля­ется закрепление в трудовом договоре обязанности работника сохранять со­ответствующую информацию в тайне в течение 3-5 лет после увольнения. Но, включая такое положение в договор, ра­ботодатель в действительности несколь­ко ослабляет свою позицию. Согласно п. 2 ст. 1470 ГК РФ гражданин, которому в связи с выполнением своих трудовых обязанностей или конкретного зада­ния работодателя стал известен секрет производства, обязан сохранять кон­фиденциальность полученных сведений до прекращения действия исключи­тельного права на секрет производства. Таким образом, с точки зрения закона работник обязан сохранять секрет про­изводства в тайне до тех пор, пока эта информация остается закрытой и огра­ничение этой обязанности сроком всего в несколько лет может быть не в интере­сах работодателя.

Однако какие-либо требования по со­хранению информации в тайне можно предъявлять к работнику только в том случае, если он будет уведомлен о «се­кретном» характере информации. Это можно сделать в общем виде, определив во внутренних регламентирующих до­кументах компании круг информации, подлежащей охране. Если работодатель не выполнит требования, установленные законодательством для режима коммер­ческой тайны (включая проставление на соответствующих документах гри­фа «Коммерческая тайна»), то возмож­ности работодателя по защите своих интересов окажутся ограниченными - он не сможет ссылаться на нарушение работником указанного режима.

Так, например, согласно подпункту «в» п. 6 ст. 81 Трудового кодекса Рос­сийской Федерации, одним из основа­ний расторжения трудового договора по инициативе работодателя является разглашение охраняемой законом тай­ны (государственной, коммерческой, служебной и иной), ставшей известной работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей. Обязанность сохранения информации в тайне долж­на быть предусмотрена не просто договором с работником или внутренними документами работодателя, а законом (например, такова ситуация с информа­цией, охраняемой в режиме коммерче­ской тайны).

В то же время, персональные данные других лиц (любая информация, относя­щаяся прямо или косвенно к определен­ному или определяемому физическо­му лицу [3], в том числе, имена, фамилии, адреса, сведения об их взглядах, состоя­нии здоровья и т.д.) прямо отнесены за­коном к охраняемой информации. По­этому работник обязан сохранять их в тайне, даже если режим коммерче­ской тайны в компании не введен. Утратить характер «персональных данных» такая информация может в случае, если она становится обезличенной и не может быть «привязана» к определен­ному лицу. В любом случае, для работо­дателя целесообразно, при необходимо­сти предоставления работнику доступа к охраняемой информации, особенно к «чувствительным» персональным дан­ным, в письменной форме уведомлять его о характере информации, к которой он получает доступ, и о правилах обра­щения с такой информацией.

Иногда возможна охрана соответст­вующего объекта не только в режиме коммерческой тайны, но и как изобрете­ния, полезной модели или промышлен­ного образца. Как известно, изобретени­ем может быть не только определенное устройство, но и способ совершения ка­ких-то действий, состав вещества и пр., что делает сферу применения патентно­го права довольно широкой. Это создает новые риски для работодателя. Если он в течение четырех месяцев со дня уве­домления его работником не подаст заявку на выдачу патента, не передаст право на получение патента другому лицу или не сообщит работнику о со­хранении информации о соответству­ющем результате интеллектуальной де­ятельности в тайне, то, согласно п. 4 ст. 1370 ГК РФ, право на получение патен­та на такой объект будет принадлежать работнику. В такой ситуации работо­датель сохранит только право исполь­зования этого объекта в собственном производстве на условиях простой (неисключительной) лицензии с выпла­той патентообладателю компенсации, определяемой договором, или, в случае спора, судом.

Таким образом, закон заставляет ра­ботодателя в короткие сроки опреде­литься с режимом охраны. Исходя из сказанного, целесообразно всегда вводить режим коммерческой тайны в от­ношении соответствующего объек­та не позднее четырех месяцев со дня получения работодателем уведомле­ния от работника о достижении тако­го результата, даже если работодатель и не оценивал патентоспособность по­лученного решения. Пренебрегать этим сроком можно, только если работода­тель решил, что данный объект для него интереса не представляет. Конечно, при этом желательно иметь внутренний нормативный документ, определяющий размер и условия выплаты вознагражде­ния автору.

Схожий подход предусмотрен зако­нодательством и для случая создания изобретения, полезной модели или промышленного образца в рамках го­сударственного или муниципально­го контракта. Если государственный или муниципальный заказчик не по­даст заявку на выдачу патента в тече­ние шести месяцев со дня его письменного уведомления исполнителем о получении результата интеллекту­альной деятельности, нуждающегося в правовой охране в качестве изобре­тения, полезной модели или промыш­ленного образца, то право на получе­ние патента вернется к исполнителю по государственному или муниципаль­ному контракту. Для случаев создания секрета производства такого прави­ла не предусмотрено. В связи с этим, для исполнителя по государственному или муниципальному контракту целе­сообразно прямо включать в договор условие о подаче заявки.

Правовое регулирование динамич­но, мы находимся на этапе, когда регу­лирование секретов производства мо­жет претерпеть серьезные изменения. Прежде всего, следует обратить внима­ние на то, что коммерческая тайна ста­новится лишь одним из возможных ва­риантов охраны секрета производства, а выбор мер охраны отдается на усмо­трение обладателю информации. Он сам решает, как ограничить доступ к инфор­мации и какие меры предпринять для того, чтобы защитить эту информацию. Государство не навязывает ему определенный вариант действий, так как, пре­жде всего, в защите информации заин­тересован он сам. Это сильно облегчает положение владельца информации, ведь его право будет признано и в тех случа­ях, когда меры, предусмотренные на се­годня Федеральным законом «О коммер­ческой тайне» (например, проставление грифа «Коммерческая тайна» и т.д.), не будут выполнены.

В то же время, проект изменений не­сколько сужает область действия секре­тов производства ввиду указания на то, что секретом производства могут быть только сведения о результатах интеллек­туальной деятельности в научно-техни­ческой сфере. Из этого следует, что для результатов интеллектуальной деятель­ности, создаваемых за пределами науч­но-технической сферы, на первый план выйдет использование режима конфи­денциальности. Таким образом, при по­строении в компании системы охраны «закрытой» информации необходимо учитывать не только действующее на сегодняшний день законодательство, но и его возможные изменения.

Примечания

1.С точки зрения закона оба термина являются синонимами

2.Ст. 2 Федерального закона «Об информации, информационных технологиях и защите информации»…

3.П.п. 1 ст. 3 Федерального закона от 27 июля 2006 г. N 152-ФЗ «О персональных данных».

Для цитирования статьи:

Калятин В.О. Режим секрета производства в гражданском праве // Национальный психологический журнал -2013.- №1(9)- с.77–82.

Kalyatin V.O. (2013). Secret mode of production in civil law. National Psychological Journal,1(9),77–82

О журнале Редакция Номера Авторы Для авторов Индексирование Контакты
Национальный психологический журнал, 2006 - 2020
CC BY-NC

Все права защищены. Использование графической и текстовой информации разрешается только с письменного согласия руководства МГУ имени М.В. Ломоносова.

Дизайн сайта | Веб-мастер